Пейзаж. ГЛАВА I. Луи

Интересно, кому в детстве хочется стать продавцом? Раньше все хотели быть летчиками, космонавтами, позже — бизнесменами, директорами. Сейчас — сталкерами, на худой конец учеными (но непременно такими, которые сами собирают ужасные материалы для своих не менее ужасных экспериментов). Но ни один ребенок не хочет быть продавцом.

Естественно, некоторые потом ими становятся. Но в глубине души представители этого ремесла все равно, как дети, мечтают, что случится что-то такое, из-за чего они будут вынуждены взять в руки автомат и отправиться в полное опасностей и приключений путешествие.

История же Луи была зеркалом к выше описанному.

К слову сказать, звали его вовсе не Луи, а Константином. Но сталкеры — романтики, и без прозвищ они не могут. Почему Луи, я не знаю. Не интересовался…

Луи был известным сталкером. Пусть их городок был небольшим, но своими походами молодой тогда еще парень был известен и за пределами города. Например, однажды вместе с ним пришла серебристая зубатка — мутировавшая домашняя нутрия. Если учесть, что обычная нутрия может с легкостью отхватить человеку палец, то нетрудно представить на что способна зубатка, которая больше раза в два, когти на передних лапах мощнее, да и оранжевых зубов-резцов побольше, чем у обычного животного. На входе в город постовые решили, что Луи не видит мутанта (как не увидеть, когда она идет сбоку?), и крикнули, чтобы тот отходил, поворачивая пулемет. Луи в свойственной ему манере посетовал на недалекость постовых и крикнул:

— Вы что там, сдурели?! Ежели б со мной товарищ шел, вы и по нему палить бы вздумали?! Машка это, прибилась ко мне… Олухи… Кретины!..

Обругав ни в чем не повинных, в сущности, постовых, сталкер гордо вошел в город. Неотрывно за ним семенила по-простецки названная Машкой зубатка. Такой он был, Луи…

Он не был нелюдимым, угрюмым мужиком, коими большей частью являлись сталкеры. Был он желанным гостем на многих праздниках, многим был другом. Хотя почему был, остается им и поныне…

Однажды в городке остановилась группа каких-то забугорных сталкеров. Немцы. Так вот у одного был довоенный офицерский Вальтер P-38, который очень понравился Луи. Загорелось ему прямо заполучить этот пистолет, хоть ты тресни. Начал он «переговоры» с немцем, продать предлагал. Тот, уяснив что от него хотят, замотал головой:

— Семейная, — мол, — реликвия. Не продам.

Додумался Луи. Решил подначить иностранца. Заключили пари.

— Давай, — хитро щурится Луи, — противогазы надувать. У кого лопнет — тот и выиграл.

И посулил в случае выигрыша свою снайперскую винтовку. Немец не удержался — росту в Луи мало, с виду непримечательный, а иностранный сталкер — ну прямо гренадер.

Естественно, Луи выиграл. Пыжится немец, покраснел, надул. А дальше — никак. А Луи будто шарик воздушный — ХЛОП! Немца в качестве компенсации за свой счет в кабак тогда отвел, обида и прошла.

А уж сколько он штук разных из походов своих принес…

Такой вот он, Луи.

Но однажды ушел он в поход, как обычно. И нет его. Беспокоиться уж начали.

И верно — прибегает его Машка, что-то гугукает, землю роет, вобщем, внимание привлекает. Выучил он ее, если что — людей приведет.

Друзья его, тоже сталкеры, Саня и Рома Кислый, снарягу взяли, и пошли за зубаткой. Привела она их, все пятна радиоактивные к тому же обойдя, на ЖБИ, завод железобетонных изделий. Лежит сталкер, почти в обмороке, ног по колено нет, к тому же припалены чем-то, будто железом прижигали.

Доктор, Иван Степаныч, сказал тогда:

— Повезло, что обожжено. Крови много не вытекло.

Но потом с правой ногой еще что-то началось, вроде гангрена, или как там ее… Отрезал доктор правую, до пояса.

А что с ним случилось, Луи только доктору и сказал. И если кто начинает расспрашивать про это, сталкер замолкает, настроение у него портиться.

Стать калекой в тридцать пять лет — врагу не пожелаешь…

Луи сначала никак не мог поверить в то, что он теперь — инвалид. В то, что конец сталкерским походам. В то, что он вынужден доживать в одном маленьком городке. В то, что судьба его теперь расписана до конца…

Сначала пил. Много пил. Первое время, конечно, понимали — беда у человека. Приходили, выпивали вместе. А потом — начали просить, чтобы перестал. Бывает, Машка его вышмыгнет из дома, а Луи орет вслед матерно: это она ему бутылку со стола свалит, разобьет специально.

Но потом образумился. Сказал:

— Хрен им. Думали — скисну, сгнию. А я не скисну. Фиг там!..

К кому он обращался, не знали. Наверное, образно.

Стал Луи по городку на коляске своей ездить инвалидной (а за ним непременно Машка, как конвой): то к одному на чай заглянет, то к другому на кофе. Пить, кстати, перестал совсем. Думали все — от скуки это он. В друзьях-товарищах почти весь городок, даром что маленький. Вот сталкер бывший и занимает свободное время…

Но не прост был Луи, как вы наверно уже поняли. В дом к нему заходили, когда работы не было, братья Пестренко, местные мастера на все руки — крышу починить, стол сделать — это к ним.

Сколько ни расспрашивали их, те только ухмылялись в ответ:

— Военная тайна! Секрет, вобщем…

Их и оставили в покое.

И вот, как-то вечерком, в пятницу, прошел слушок по городку, что Луи всех зовет к себе. Во двор.

Подходит толпа, а у входа, на улице, сидит сталкер в коляске, и табличку на столб прибивает, руки-то силы не утратили:

«МАГАЗИН ЛУИ — СНАРЯЖЕНИЕ (Продажа, ремонт), ПРОДОВЛЬСТВИЕ, ХОЗТОВАРЫ. КРУГЛОСУТОЧНО»

— Ну, чего смотрите? Магазин открылся! — подмигнул, хмыкнул, и поехал в дом.

Некоторые домой пошли, иные тут же заглянули. Стоит прилавок, за ним — Луи, довольный. На прилавке — что обещано.

Не было у них в городе своего магазина. В соседний городок мотаться приходилось. А на всех — два грузовика. И повелось так исстари, да так, что никто даже и не думал об этом, привыкли.

Пошла бойко у Луи торговля.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.5 / голосов: 2
Комментарии

Часто постапокалипсис – это боевик или описание мира.

Это – просто история, которая могла призойти

не только в мире ПА, но в этом мире она интересней.

9. Мир не похож на остальные, все то же, но не похож. Приятно читать. Но иногда возникает ощущение, что картинку немного присыпали сахаром, такие оптимистично-сказочные сцены.

______________________

Я люблю ощущать жизнь...

Быстрый вход