Амнезия. Глава 5. Копии.

На посту медицинских сестёр в шкафчиках Филипп отыскал два фонарика.

- Ты сказала, что очнулась в подвале?

Ева обошла больничные каталки и забрала один фонарь себе:

- Да. Там целая лаборатория, несколько подземных этажей.

- Поднималась на лифте? - он кивнул в сторону открытой кабинки, в которой был погашен свет.

- Да - сказала Ева - Но сейчас придётся воспользоваться лестницей - с этими словами она вышла на тёмную лестничную площадку, включив фонарь и вытащив из-за пояса пистолет.

Парень шёл за ней, держа наготове автомат. Его беспокоило исчезновение мёртвых тел из грузовика, и сразу всплыли воспоминания о поляне в лесу. Сколько же их там? Не сосчитать! Те следы возле грузовика говорили ему о том, что трупы встали и разошлись по своим делам, но это фантастика, в реальности этого не может быть, этого не должно быть. Не могут мёртвые становиться живыми, так уж положено.

Филипп спускался по лестнице, внимательно слушая свои мысли, взвешивая свои теории и доказательства. А в другом случае, думал он, кто знает, на что способен прогресс. Может, люди научились оживлять покойников? Или их научили более развитые внеземные цивилизации? Нет! Случись такое, и весь мир будет лежать в руинах, а выжившие люди, вроде меня и Евы, будут прятаться от посторонних, безжизненных взглядов.

Луч его фонаря скользил по блестящей стене и натыкался на таблички с планом эвакуации и номерами этажей.

- Сюда - сказала Ева, войдя в открытую дверь.

Несмотря на кромешную темноту, она прекрасно помнила этот коридор. Свет фонариков отражался от белого кафеля и проникал за стеклянные переборки в другие помещения, оборудованные сложной электроникой. Слева и справа закрытые двери с электронными замками, блестящие поручни, прикреплённые к стенам, и щитовые.

- Что мы ищем? - шёпотом спросила Ева.

- Покажи мне, где ты пробудилась.

Она провела его через тесную комнату, где в прошлый раз её окатило дезинфицирующим паром. Пройдя мимо шкафчиков с защитными костюмами внутри, девушка направилась в круглое помещение, в котором стены заменяли матовые стекла.

- Я уже пыталась. Всё равно ничего не увидишь.

Филипп поверил ей на слово, отступил от витража и, хорошенько размахнувшись, ударил прикладом по переборке. Ева от неожиданности вздрогнула.

Стекло от мощного удара лопнуло, по матовому квадрату плексигласа во все стороны, паутинкой побежали маленькие трещины, и через секунду оно с хрустом посыпалось на пол.

- Предупреждай в следующий раз, когда будешь бить стёкла!

- Прости, - извинился Филипп - Я не хотел тебя пугать.

- Это было так необходимо? – в её голосе слышались нотки раздражения.

Луч фонаря Филиппа направился в чёрную дыру, свет рассёк темноту, и перед ними возникло нечто странное.

- Ничего себе! - воскликнула Ева, рассматривая внутренности мрачной комнаты.

Запахло сыростью.

В тусклом свете фонариков они разглядели, стоящие в ряд, колонны из толстого прозрачного стекла, заполненные желтоватой, мутной жидкостью. К каждому резервуару, обрамлённому хромированными кольцами, были подсоединены гофрированные трубы, которые тянулись по полу и уходили куда-то в другое помещение. Пол был залит затхлой водой, которая сильно пенилась, а от её булькающей поверхности в воздух поднимались еле заметные испарения.

- Интересно, что там? – Филипп прошёлся по хрустящим осколкам и проник в таинственную комнату с прозрачными колоннами – В них что-то плавает. Сейчас посмотрю поближе. Посвети сюда.

Им управляло любопытство, он не думал, что там может скрываться опасность. Ева осталась стоять на месте, вглядываясь во мрак и сжимая в руке пистолет.

Подкравшись к высокому цилиндру, упиравшемуся в широкое, круглое основание у потолка, парень постучал по холодному стеклу костяшками пальцев. Сквозь жёлтую муть и при таком скудном освещении не возможно было разглядеть, что находилось в резервуаре. А их Филипп насчитал пять штук, последний оказался разбитым, а вода, раньше заполнявшая его, разлилась по полу.

Парень оглядел разбитую колонну. Сверху и снизу торчали крупные острые стекляшки, внутри висели драные пучки проводов, круглые липучки и какие-то ремешки с кислородной маской. Увиденное его очень удивило.

- В этом баке, кажется, находился человек – сказал он, обходя разбитый резервуар стороной, перешагивая через трубы и осколки, - И он исчез. А эти целы и невредимы. Это инкубаторы, или что-то вроде того. Ты в таком проснулась?

- Нет, в моём не было воды – ответила девушка взволнованным голосом – Лучше возвращайся назад.

- Да погоди ты! – нервно шикнул Филипп – Я только посмотрю, что в других инкубаторах.

Он побарабанил по соседней колонне и вдруг сквозь желтоватую воду различил человеческий силуэт, словно маятник часов, покачивающийся в мутной жидкости. Человек приблизился к внутренней стенке инкубатора так близко, что Филиппу удалось рассмотреть его лицо. Парня сначала даже передёрнуло, он испугался, но в тот же миг взял себя в руки и продолжил изучать обитателей лаборатории.

- Ты видишь? – обратился он к Еве.

Та молча кивнула, не сводя глаз с забальзамированного мертвеца.

Это был лысый мальчик, подросток лет четырнадцати. Его подвесили внутри стеклянной колонны на ремнях, нацепили на лицо кислородную маску, обклеили голое тело присосками и датчиками, следящими за его состоянием здоровья, и заполнили резервуар водой.

- Что за опыты они здесь проводили? – спросил Филипп, оглядев комнату, а развернувшись к подвешенному подростку, заметил, что у того открылись глаза.

- Боже! Ева, он живой.

- Возвращайся, прошу! Иди сюда, Филипп.

Тело мальчика свела судорога, дрожь пробежала по всему худощавому телу. Он уставился на Филиппа непонимающим, напуганным взглядом, потом лысая голова начала оглядываться по сторонам в поисках ответов, но вокруг густая, непроглядная темнота, лишь свет от фонариков в руках двух неизвестных. Подросток начал брыкаться внутри прозрачной капсулы, он оборвал провода, которые опутали его нагое тело, и освободился от ремней, затем сорвал с лица маску и в страхе забарахтался, колотя по прочному стеклу кулаками.

В этот момент за спиной Филиппа метнулась горбатая тень, Ева не успела увидеть, кому она принадлежала, только вскрикнула от ужаса. Филипп резко развернулся, луч его фонаря выхватил из темноты голую спину с проступающими через бледную кожу позвонками. Горбун юркнул в другое помещение, шлёпая по мокрому кафелю босыми ногами.

- Филипп! – завизжала Ева, когда заметила бледную фигуру, проскочившую мимо её компаньона, - Он там! Беги! Пожалуйста, давай уйдём!

Сквозь её мольбы были слышны удары тонущего подростка, среди сотни всплывающих пузырьков он колотил по стеклу со всей силы, барахтался, вспенивая жёлтоватую муть, но все его попытки увенчались неудачей. Тогда Филипп, увидев, как подросток захлёбывается, не задумываясь, нанёс удар прикладом автомата по колонне. Нужно было спасать пацана.

- Давай же! – очередной звонкий удар.

Инкубатор треснул, через небольшое пробитое отверстие под напором заструилась вода. Филипп размахнулся и врезал ещё раз. Расколотое стекло взорвалось тысячью искр, бурный поток пенной воды обрушил Филиппа на пол. Подросток рухнул на четвереньки рядом, изрыгая из измученных лёгких кислую жидкость, которой он наглотался, пребывая в инкубаторе.

- Филипп! – закричала Ева, бросившись к нему на помощь.

Под ногами хрустели осколки, и во все стороны разлетались брызги воды. Девушка помогла Филиппу подняться, отыскала на сыром полу его автомат и фонарик. Они прислонились к стеклянной матовой стене, тяжело дыша от волнения, слушая, как жадно дышит где-то в другом конце комнаты мальчик. Спустя некоторое время Ева медленно направила луч фонаря в сторону, откуда доносился хрип. В круге света она различила зажавшуюся в комок фигуру подростка. Он обхватил руками ноги, приняв позу зародыша, откашливался, громко сопел и шмыгал носом, тело дрожало от холода. Отсюда были видно, как пульсируют синие венки, проступающие под тонкой, скользкой кожей.

- Эй – тихо позвала его Ева – Ты как?

- А где второй? – заволновался Филипп, выжимая промокшую футболку.

- Он убежал в тот отсек – девушка махнула рукой, указав на чёрный проём.

Мальчика словно выворачивало наружу, его свела такая судорога, что изо рта кровь полилась. Он забился в истерике, брыкаясь в огромной луже среди крупных осколков. Стекло втыкалось в мокрую кожу, доставляя бедному парнишке невыносимую боль.

- Ему нужна помощь – Ева было бросилась к нему, но Филипп её остановил, крепко схватив за руку.

- Ты что? Уходим отсюда!

- Мы не бросим мальчика здесь. Он умирает, мы должны ему помочь – девушка начала вырываться из рук Филиппа – Ты псих ненормальный, отпусти меня! Я помогу ему!

В тот момент подросток перестал кататься по полу, опираясь о целую колонну, он еле поднялся на слабые ноги и заторможено выпрямился. Шея, грудь и руки были исцарапаны стеклом, ранки кровоточили. Тоненькие ручейки тёмной крови стекали по обнажённому сырому телу, окрашивая бледную кожу в жуткий красный цвет. Изо рта лились кровавые слюни. Он прищурился от яркого света, бившего ему по глазам, и зашипел, как дикое животное.

- Мы не сделаем тебе ничего плохого – как можно ласковее сказала Ева, освободившись от рук Филиппа, - Иди к нам. Мы тебя не тронем, обещаю.

Мальчик неожиданно зарычал, его трясло, вода, смешенная с кровью, капала с его лица.

- Оставим его – строго сказал Филипп – Он болен. Посмотри на него!

Вдруг подросток закричал, оскалившись и брызгая слюной. Его глаза яростно горели, зубы скрипели от непонятной злобы. Он был похож на загнанного в угол маугли, вымазанного в крови и напуганного до смерти. Кряхтя от боли, дикарь отступал назад, прислушиваясь к хрусту стекла под босыми стопами.

- Иди к нам – повторила Ева, протягивая ему пустую ладонь, - Не бойся.

В ответ он завопил, начал подпрыгивать как обезьяна, во весь голос взревел, а затем помчался на пару замерших людей с целью вцепиться в них ногтями и перегрызть им горло.

Прогремел оглушающий выстрел, сваливший взбешённого пацана с ног. Подростка резко откинуло назад, его худое, костлявое, безжизненное тело рухнуло на мокрый пол, всколыхнув разлитую воду вокруг себя.

На звук выстрела из соседнего помещения с надрывными криками выбежал второй. Он попал под луч фонаря Филиппа и громко взвизгнул. Сгорбленный паренёк, замызганный кровью, непонимающий, что твориться, бессмысленно кричал на людей и гавкал, словно дикий пёс. Обтянутое бледной кожей, дохлое тело лысого мальчика тряслось толи от страха, толи от ненависти к незнакомцам. Он прыгал возле трупа своего ровесника, толкал его, пинал ногами и продолжал при этом визжать.

- Филипп, - горько плакала Ева, выбежавшая в круглую комнату после первого, произведённого её спутником, выстрела – Уходи! Прошу тебя!

Мальчик скалился, демонстрируя свои зубы, причмокивая губами и облизываясь. По подбородку постоянно текли вязкие слюни.

- Не подходи! – предупредил Филипп – Стой на месте!

Курок пистолета находился под напряжением его указательного пальца. Рука дрожала. Секунду назад он пристрелил безоружного, умалишенного пацанёнка. На подходе второй потенциальный труп.

В помещении ни с того ни с сего включился свет, ослепивший Филиппа. Одновременно зажглись яркие лампы, вызвавшие агрессию у голого дикаря. Мальчик, грозно зашипев, бросился на человека с оружием. Его тонкие руки с растопыренными пальцами потянулись к шее мужчины. Тот нажал на курок, и завопивший дикарь составил компанию своему другу на сыром полу, заваленном битым стеклом.

Когда всё кончилось, Филипп решил проверить бездвижные тела мёртвых ребят. Он подкрался к ним, боясь нарушить повисшую тишину. Ева тихонько плакала в стороне.

- Посмотри – обратился к ней Филипп – У них на запястьях штрих-коды.

Девушке было всё равно, её мутило, желания смотреть на пристреленных детей у неё не было, и очень хотелось обратно на поверхность, вдохнуть свежего воздуха. Во всех помещениях и коридорах лаборатории горел свет, так что она выключила фонарик.

- Ещё одна удивительная вещь – заметил Филипп, продолжая осматривать молодых покойников – Их лица. Они одинаковы. Это близнецы.

- Ты убил их – сквозь зубы процедила Ева – Ты убийца.

Парень знал, что совершил ошибку, и где-то в глубине души сильно переживал из-за этого происшествия, но почему-то не показывал своих эмоций, умело их маскировал и со стороны, казалось, что он не чувствовал своей вины. Филипп не отвлекался на плач своей спутницы, не злился на сказанные ею слова и на её негативное отношение к его личности. Он оставался хладнокровным, холодным человеком. К тому же, по его мнению, он самозащищался, сработал инстинкт самосохранения, и Филипп выстрелил.

- Что ты делаешь? – спросила она, увидев, как убийца переворачивает тела подростков лицом в пол, - Оставь их в покое!

- На затылках шрамы после операционного вмешательства. Здесь проводили опыты на человеческом мозге. Ребят, судя по этим татуировкам, готовили к военной службе – Филипп почесал затылок, пальцами нащупывая шрам, - Пропальпируй свою голову. Может, кому-то из нас тоже делали операции.

Ева послушала его и судорожными руками взялась ощупывать гладкую лысину. Шрамов она не обнаружила.

Поиск оперативных воздействий нарушил глухой стук. Проснулся ещё один забальзамированный дистрофик. Через секунду в соседней капсуле забарахтался другой, от летаргического сна отошёл и третий. Все втроём они колотили по стеклу, пытаясь выбраться наружу.

Филипп испугался, что ему придётся вновь взяться за пистолет и быстро покинул это место, бросив детей на произвол судьбы.

- Идём дальше – сухо сказал он, желая побыстрее отсюда убраться, желая больше не слышать барахтающихся в мутной жиже оживших подростков.

В полной тишине они прошли несколько коридоров, заглядывая в кабинеты с электронным оборудованием, с компьютерами и микроскопами, с разными приборами и механизмами.

- Те пареньки – первым нарушил тишину Филипп – Они вовсе не близнецы.

Ева посмотрела на него недоумевающим взглядом.

- Здесь клонировали людей. Проводили над ними всяческие опыты – размышлял он, ступая дальше по коридору, - Построили город, обнесли его стеной, изолировали от внешнего мира и заселили клонами. Сменилось несколько поколений, прежде чем кто-то, кто всё это придумал и устроил, применил на невинных жителях новое, не испытываемое ранее, идеальное оружие. Испытание прошло успешно – все мертвы. Кроме нас с тобой и тех, засаленных в бочках, психов.

Ева внимательно слушала его, версия Филиппа казалась ей весьма вероятной.

- Они выращивали людей разного возраста, внедряли в их головы всё, что пригодиться в дальнейшей жизни, обучали их и позволяли распоряжаться своей судьбой, как вздумается – они проходили мимо прозрачных переборок, за которыми в более мелких инкубаторах неподвижно лежали грудные дети.

В следующем отсеке Филипп и Ева обнаружили машину-штамповщика. Именно здесь им когда-то набили на запястьях татуировки.

В этой комнате повсюду на белом кафеле виднелись кровавые следы босых стоп, по углам блестели целые лужицы. И пахло невыносимо тошно.

Ева с ужасом наблюдала за всем этим, морщась от отвратительного запаха:

- Вон там коридор, который приведёт нас к тому месту, где я проснулась. Скажи мне, зачем мы туда идём? Давай поднимемся на поверхность.

- Я хочу убедиться в правоте своих слов – упрямо заявил Филипп, переступая через следы, – Веди к своему инкубатору.

Свет отключился в тот момент, когда они подошли к дверям в отсек со множеством горизонтальных капсул. Ева включила фонарик и обнаружила вокруг себя следы, десятки отпечатков рук и ног на полу, стенах, на дверях. Окровавленные кусочки плоти, поломанные зубы и ногти – были разбросаны по всему коридору.

- Пока не поздно, уходим – уверенно сказала девушка, сжимая в руке пистолет, - Этого не было, когда я проснулась. Коридоры были чисты.

- Всё началось после ночного сияния.

За дверью послышался скрежет и крики. Кто-то очень хотел выйти из помещения и активно долбился в запертую дверь кулаками и ногами. Обоим стало страшно, Филипп включил фонарик, разрезав тьму лучом света. Он приготовил к стрельбе автомат и отошёл к противоположной стене от двери, за которой скреблись ожившие клоны. Ева сделала то же самое, она прислонилась к стене и вытянула руку с пистолетом, нацелившись на дверь.

- Не бойся – сказал Филипп, у самого дрожал голос.

Свет включился также неожиданно, как и погас, двери автоматически открылись. В проёме, освещённые ярким светом, стояли три голые, лысые девушки, измазанные в собственной и чужой крови, исцарапанные и покалеченные. Ссутулившись в три погибели, они громко кричали в один голос, стонали и жутко визжали. Дикие, полные безумия, широко открытые глаза искали свою жертву, крутились по кругу и не моргали. Их лица были искажены от нахлынувших приступов нестерпимой боли, но Филипп узнал этих девушек. Перед ним стояли Евы, истекающие кровью, без остановки вопящие, мёртвые.

У самой Евы от происходящего начались сильные головокружения, перед глазами поплыли круги, и сознание медленно меркло. Но это не остановило её. Девушка без всякого предупреждения, в панике открыла огонь по своим неадекватным, изрыгающим кровавые слюни копиям. Три оглушительных выстрела в голову отправили в мир иной клонированных Ев.

- Господи, бежим! – Филипп схватил её за руку и поволок за собой к выходу.

- Ты видел? – всхлипывая, спросила она.

Парень не ответил, всё шло не так, как он думал. Терялся контроль.

Когда они пересекли очередной коридор, включилась система пожаротушения. Завыла пожарная сирена, и активировались спринклеры. С потолка на них под напором хлынула холодная вода, которая мешала ориентироваться в малознакомом пространстве, мешала нормально видеть и дышать.

- Сюда! – сквозь шум льющейся воды крикнула Ева и юркнула в открытую дверь – Филипп, за мной!

Опять заморгал свет. Он то включался, то снова гас. Из-за воды многие лампы начали искрить.

Они бежали по узкому коридору под проливным дождём по скользкому, мокрому кафелю. Ева несколько раз спотыкалась, отбила себе колени, и больно стукнулась подбородком. Боль притупляла ледяная вода.

- Вставай же – Филипп помог девушке подняться – Сейчас не время для передышки!

Откуда-то сзади раздавались душераздирающие крики и надрывные стоны. Парочку выживших преследовали восставшие из мёртвых.

- Идём к лестнице! Быстрее! – подгонял медлительную девушку Филипп – Эти твари нас догоняют!

Задыхаясь от воды, они промчались через круглую комнату, где убили детей, и обнаружили, что остальные инкубаторы тоже разбились. Подростки выбрались из прозрачных капсул и теперь, не переставая визжать, где-то бродили в поисках пищи.

- Ева!

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 27
Комментарии

Автор..тебе надо сценарии к фильмам писать)))..что ты тут делаешь? Езжай в ГолливуД)

Опять же все было прочитано мною на одном дыхании)

Но есть пара вопросов:Зачем Филипп помог выбраться тому парню из инкубатора?.Если ,как я понял, все равно не хотел брать его с собой. И еще Поразил тот факт, как Ева ловко и умело убила три свои копи выстрелом в голову),Снайпер прям)

А так отлично.. +10

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

Смейся, и весь мир будет смеяться вместе с тобой. Плачь,и ты будешь плакать в одиночестве.

Благодарю за коментарий! Рад, что тебе, Ksidi Ksid, нравится! Насчёт Голливуда это ты переборщил)) К тому же свою любимую скорую + я не брошу!)

Филипп помог парню, т.к. тот тонул. А не захотел брать его из-за неадекватного поведения подростка.

Спасибо ещё раз! Продолжение следует.

Круто)))) Качество произведения не падает)) Только как правильно подметил Ksidi Ksid, три метких выстрела в голову слишком заметно когда читаешь, только это меня чуток смутило, а в общем зачёт! Жду продолжения :) (10)

Мне все эти клоны напомнили "Хитмэна" ))) А так.. круто, круто пишешь.10.

Спасибо! Тружусь дальше.

Молодец, раньше не читал твои творения, а тут сразу за раз все!! +10, радует необычность сюжета))) что-то общее с резидент ивел 2 (стены, опыты...), но вот про клонов ))) молоток!

Спасибо! Продолжение пишу заторможенно, в связи с попытками поступить в мед. вуз и убийственной жарой.

Действительно получился бы отличный фильм по твоему сценарию!

Быстрый вход