ПРОЦЕНТ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ (ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ) + немного дописанная

Машина подъехала к большому серому зданию с решетками на окнах. Окон было много – много и все были одинаковые. Здание выглядело скучно и строго. Элив вышла из машины, прижимая к груди пакетик. Ее цепко схватили за запястье, и повели к входу. Девочка просто шла, оглядываясь по сторонам. Стена. Дверь. В нос ударил странный запах. Опять дверь, коридор. Большая женщина ведет их куда-то, размахивая руками. Потом руку Элив прижимают к какой-то штуке. Было немного больно, и на запястье появился какой-то значок. Он был похож на черного жука, который однажды залетел летом в открытое окно интерната. Его долго все разглядывали. Он ползал по рукам и щекотал своими лапками. Он был ярким и смешным. А еще мог летать. Фанни сбегала за конфетой и предложила жуку. Но жук отказался от конфеты и пытался уползти. Его положили на подоконник, и пока Элив его ловила, Фанни искала коробку. Они посадили жука в меленький картонный кубик с цветной картинкой, который им дала Ханя. Элив долго, приложив к уху, слушала, как жук тихонько скребет лапками по картону. Потом слушала Фанни.

- Это он так разговаривает. – сказала Фанни, приложив вечно больное ухо к кубику.

А потом жук затих. Он больше не скребся и не ползал. Жук просто лежал на дне коробки. Точно так же он лежал, подобрав лапы, на подоконнике, когда его вытащили. Он не хотел ни ползать, ни летать. Тогда Фанни бросила его сквозь прутья решетки, и жук исчез в зелени кустов. Элив долго смотрела вниз и думала о том, что сейчас жук свободен.

- Смотри куда идешь. – проворчал кто-то на ухо. Большая тетя что-то сказала другим людям, и взяла Элив за руку. Рука у тети была скользкой и теплой. Элив пыталась успевать за ее большими шагами, и тихо семенила в своих интернатовских ботиночках. Ее серый сарафан, стандартный для всех воспитанников почти сливался со стенами. Потом лестница, двери, еще лестница и еще двери. Элив зевнула. У нее после подъема по лестнице кружилась голова, и хотелось присесть. Тетя постучала в одну из дверей и дверь открылась. На пороге стояла девушка, на две головы выше Элив. У нее была белая шея, как у птички, покрытая перышками, некоторые перышки доросли до висков. На локтях тоже был светлый пушок… Глаза у нее были голубые, волосы короткие светлые, с вплетенными цветными нитками. На ней был клетчатый халат с большой зеленой пуговицей на груди. Женщина подтолкнула Элив к двери, и девушка пропустила ее внутрь. Пока Элив разглядывала комнату на пороге о чем-то спорили. В комнате был маленький телевизор, две кроватки, шкафчик, стол, три стульчика и выцветшие обои. Элив провела пальцем по стертому узору. На них когда-то был красивый рисунок, и Элив подумала о ручке, которым можно его обвести. Но тут вернулась девушка и закрыла дверь.

- Привет! - она наклонилась к Элив. Элив отшатнулась.

- Как тебя зовут? - девушка присела на корточки. Элив заслонилась пакетом.

- Не надо прятаться за пакетом, Лисенок. – девушка засмеялась, пытаясь отодвинуть пакет в сторону.

- Не трогай. Это мое. – зарычала Элив, прижав уши. Она забилась в угол и недоверчиво смотрела на девушку. Девушка вела себя как-то странно.

- Ну и сиди там. Я думала, что мне нормальную девочку поселили, а тут непонятно что кусается, рычит … – надулась девушка и включила телевизор. Элив сидела между столом и шкафом. Она боялась пошевелиться. Она могла нюхать пакетик и думать о том, что ей здесь не нравиться. Здесь плохо. Девушка странная, телевизор маленький и здесь не было никого из ее знакомых.

В дверь постучались. Девушка открыла, и на пороге появился долговязый юноша. У него были большие мохнатые острые уши и шерсть на руках. Глаза у него были большие, черные, печальные и нечеловеческие.

- Слышал у тебя тут новенькая. Пришел поздравить с новосельем. Пока свет не выключили.

Девушка отошла в сторону и указала на сидящую в углу Элив.

- Чего ты боишься? – парень присел на корточки и попытался погладить ее по голове. Девушка фыркнула и отвернулась.

- Ну, расскажи нам, как тебя зовут?

- Элив. – буркнула девочка. Ей почему-то было немного стыдно и неприятно.

- Ее Элив зовут. – радостно объявил парень. Девушка хмыкнула и повернулась к ним.

- А меня – Даник. А ее, – он кивнул на девушку, - Джус. Но она любит, когда ее называют Джулией. – тихо добавил он.

- Сделайте погромче!!! – заверещала Элив, тыкая пальцем в маленький экран, выронив из рук свою драгоценную ношу. Даник и Джус переглянулись, и девушка быстро добавила звук, движением руки.

На экранчике появилась знакомая картинка.

- В интернате № 139 сегодня произошло очередное убийство. Озверевшие модификаты забили насмерть одну из воспитанниц. Ее нашла воспитательница, когда совершала обход. Детеныш -модификат лежала на полу в луже крови.

На экране появилась Толстуха.

- Я шла по коридору, слышу шум. Возня какая-то. Открываю дверь – а там… уже мертвая… Я пыталась ей помочь, но было поздно. Я ведь так близко к сердцу принимаю все это… С ними так трудно работать. Но я люблю свою работу. Я люблю их, как своих детей. Они все мои дети…. Я так расстроилась.

На экране какие-то люди заворачивали тело в пакет.

- Фанни… - растерянно прошептала Элив.

- Смерть наступила от многочисленных ушибов и переломов. В результате открылось внутреннее кровотечение. Спасти модификата не удалось. Это не первый случай убийства модификатами модификатов. Во многих интернатах это происходит регулярно, что еще раз доказывает невозможности мирного и цивилизованного решения проблемы модификаций.

- Фанни… - прошептала Элив и шмыгнула носом. Она смотрела на экран, где уже шли рекламные ролики, а Джус шепталась с Даником.

- Они просто не знали, что делают… - осторожно начала Джус. – У нас на первом этаже тоже живут такие… Но их держат в специальных боксах… Бояться нечего.

- Это Толстуха… Била за солнышко… За ручку… На обоях…

Джус переглянулась с Даником. Тот пожал плечами.

- Ты знала ту девочку? - спросил Даник.

- Фанни. – укоризненно сказала Элив. Ей почему-то казалось, что они специально сюсюкаются с нею, как с маленькой, чтобы Элив было стыдно за свое поведение. Но ей было страшно и грустно. Фанни – умерла, а они не понимают этого, – Ее убила Толстуха! Как в фильме. «Ее душа больше не с нами!». – она с надеждой посмотрела на взрослых.

Очевидно, они вообще не понимали, что говорит Элив. Джус закусила губу, а потом резко полезла в шкаф. Даник стоял и растерянно смотрел на расстроенного ребенка.

- Вот. – в руках Джус была странная, сшитая из каких-то цветных лоскутков, неровная подушечка с глазами-пуговками.

- Я сама ее сшила! – с чувством гордости сказала Джус, - Возьми.

Она протянула подушечку Элив. Элив смотрела на разноцветные пуговки глаз. Одна большая, черная, с четырьмя дырочками. Другая – маленькая зеленая, с двумя.

- Давай назовем ее Фанни. – улыбнулась Джус.

- Джулия… - укоризненно сказал Даник.

- Тише. – прошептала она ему, - Я знаю, что делаю…

- Она теперь всегда будет с тобой… Куда бы ты не пошла… - Джус говорила так нежно и красиво, что Элив немного успокоилась. – Она будет тебе помогать. Когда будет плохо – расскажи об этом Фанни. Она теперь всегда с тобой. Она – твоя.

Элив теребила пуговки на игрушке. Она была не такая красивая, как интернатовские игрушки, но она была ее собственной игрушкой.

- А что это? – спросила Элив, показывая пальчиком на кривые стежки под пуговицами.

- Это рот. Она всегда улыбается. Видишь…. Похоже на улыбку.

- А вот эта? – Элив показала на маленькую розовую бусинку над «улыбкой».

- Это нос. Жалко, что бусинка была одна. А то бы я еще что-нибудь придумала.

- А откуда ты все это взяла? – Элив успокоилась и не хотела выпускать лоскутную Фанни из рук.

- Я работаю на фабрике. Там часто остаются обрезки, клаптики, пуговки, иголочки, нитки… Ну.. я иногда…

Внезапно раздался странный протяжный сигнал и Даник сказал.

-Всем пока. Сейчас свет выключат. Я пошел. – и он исчез за дверью.

- Заигрались мы с тобой. Тут свет выключают когда поздно, в одно и то же время. С утра нас будят другим сигналом. Ни за что не проспишь. Но тебе завтра на работу пока не надо. Да и мне тоже. Завтра -воскресенье. Поэтому я тебе все тут покажу и расскажу. Кстати, куда девать твой пакетик?

- Какой пакетик? А…Ты можешь открыть его.

- Ну, спасибо. – преувеличенно торжественно сказала Джус. - Он подождет до утра. А сейчас - спать.

- А Фанни можно взять с собою?

- Можно.

- А можно спать без одеяла?

-Можно.

- А можно я хвостом вот так буду стучать по кровати? Мне так легче уснуть…

- Можно.

- А можно…

- Кто бы знал, что ты такая разговорчивая! - сказала Джус ,укладываясь.

- Я хотела спросить… Забыла…. – невнятно пробормотала Элив и засопела.

Утром всех разбудил страшный звук. Элив подскочила и долго не могла понять, где она находится. Кровать была мягкой и удобной, и вылезать не хотелось. Глаза слипались, но уснуть не удалось. На кровати напротив зашевелилось одеяло и оттуда выползла заспанная Джус. Она тихо ругалась и натягивала халат. Элив успела заметить, что на спине у Джус тоже были перышки. Джус кряхтела, выворачивая рукава и застегивая халат, а потом подошла к Элив. Элив хотела притвориться, что спит, но Джус обмануть было труднее, чем воспитателей.

- Вставай, соня! Пошли в душ! – сказала Джус, стягивая одеяло с Элив.

В душе Джус показала, как можно пускать мыльные пузыри. Элив смеялась, глядя, как чудо-шарик рождается после того, как подуть в мыльные руки, а потом в большом старом полотенце сидела на кровати и смотрела телевизор.

На экране большая семья ела какую-то смешную штуку и смеялась.

- Переключи. Не люблю детей. – сказала Джус, вытирая волосы.

- Как? Тут все по-другому… Я не умею…

- Смотри. У телевизора есть память. Вот тут на этой кнопке можешь выбрать, что смотреть. Тут все каналы. Читать умеешь? Вот. Смотри. Эта передача уже прошла. А ты можешь ее посмотреть снова и снова! Так, что если пропустила что-то – не страшно. А вот каналы - в прямом эфире. В прямом эфире только новости и некоторые шоу. А фильмы можешь посмотреть, когда хочешь и какие хочешь. Я тут внесла в память несколько классных фильмов.

- Мы всегда смотрели новости…

- Хочешь новости? Пожалуйста. Вот. Утренние. Они были как раз, когда мы пускали пузыри.

- Лили Энжел Кейн выступила на митинге «NOMO».

Девушка с синими прядями в белой футболке улыбаясь подписывала футболки всем желающим.

- Крыса. – буркнула Джус. – Год назад она выступала за модификатов и призывала народ поддержать программу социальной защиты модификатов.

- А как у нее синим так красиво волосы…

- Она изменила цвет волос. Сначала тебя красят в нужный цвет, а потом ты пьешь специальные таблетки, и у тебя растут такие волосы, какие ты хочешь. Раз в месяц – таблетка, и все в порядке. Там реклама есть про это. Но таблетки дорогие. Только люди себе это могут позволить.

- ….. о недавнем происшествии с сыном Нила Гордона. Насколько стало известно, ребенок, чуть не выбежал на проезжую часть. Если бы не бдительный прохожий, то случилось бы непоправимое. Патрик Гордон сейчас чувствует себя превосходно. Его родители отказываются комментировать ситуацию. По нашим данным прохожим оказался немолодой гражданин, вышедший за покупками. Он пожелал остаться неизвестным и это понятно. Спаситель не считает себя героем. Он просто удержал ребенка от страшного шага на оживленную магистраль с плохой видимостью.

- Лучше бы его задавили! Его отец ненавидит нас. Раньше были времена, когда можно было покупать все в общем магазине. Красивая одежда, хорошие лекарства, вкусная еда. Мы жили хорошо. Мы имели право ходить по центральным улицам без дурацких пропусков. И все из-за этого Нила Гордона. Желаю, чтобы у него родился модификат! Так нет же. Эта хитрая тварь все обставит так, будто ничего не было. Он успокоиться только когда мы все сдохнем! Лучше бы его выродка задавила машина. Это было бы справедливо! Даже если бы при мне его шибздик лез под колеса, я бы и руки не протянула. – Джус недовольно засопела. – Из-за него нам урезали зарплату. Из-за него у нас не было ремонта десять лет, потому, как он протаскивал свои гадючьи законопроекты. Из-за него ни ты, ни я не могу иметь детей… Один укольчик и все… У меня никогда не будет семьи. Нам запрещено создавать семьи. У меня никогда не будет ребенка.

Голос Джус дрогнул, и она добавила уже тише.

Говорят, что у любого есть душа. Неважно, кто ты. Человек, животное, модификат.

- А я думала, что душа есть только у людей по телевизору. –перебила ее Элив. Ей было нужно знать, есть ли у нее душа.

- Она есть у всех. – уверенно сказала Джус. – Только у Нила Гордона ее нет. А если есть – то черная-пречерная. И если … когда -нибудь …. Я… умру… я хочу в следующей жизни стать человеком… Я хочу гулять по улицам, хочу красиво одеваться, хочу ездить на машине, хочу жить в своем доме… А еще хочу семью. Такую, как в рекламе. Чтобы у меня был муж, который любил бы меня, как фильмах… Хочу детей, которым буду покупать красивые игрушки, сладости… Я хочу ходить в школу, жить с родителями, которые обязательно будут меня любить. Я хочу, чтобы у меня были праздники. Хочу большой газон и собаку. Я буду ее любить, даже если она будет беспородной. Для меня она будет самой лучшей! Я буду любить мужа… Потому, что он мой муж. Я буду любить детей. Даже если они будут плохо учиться и шалить! Это будут мои дети… - в глазах Джус сверкнули слезы. – Я хочу быть человеком… Больше всего на свете… А чего хочешь ты?

Джус стерла слезы и посмотрела на Элив. Элив задумчиво теребила край полотенца.

- Я еще не знаю… Но я подумаю…Давай посмотрим вместе, что в пакетике.

Они хрустели вафлями и жевали шоколадные конфеты, которые были внутри немного кислыми, немного сладкими и смеялись с перемазанных лиц друг друга.

- Давай оставим конфеты Данику. Он придет сегодня обязательно. – сказала Джус, разглаживая фантик.

Они смотрели передачу про животных, мультики и рекламу. Элив прыгала и смеялась, показывая, как красивые тети кушают что-то очень полезное, а потом кривлялась, жуя конфету.

- А Даник придет? – спросила Элив.

- Не знаю. Он опять пишет свою книгу или сидит в сети.

- А кто его поймал в сеть?

- Глупая. У него есть такая штука, с ладонь. Там экран, как у телевизора и он может общаться с людьми. – Джус что-то показала в воздухе пальцами. – Это называется сеть.

- Они не знают, кто он? – удивилась Элив.

- Нет. Там никто никого не знает. Он придумал себе имя… Не помню какое… То ли Технолик… Ну что-то похожее… Не помню. Кстати, он мечтает написать книгу. Он говорит, что будет первым модификатом, чью книгу прочитают… А я ему говорю: «тебя, наверняка кто-то опередит». Он: «Нет. Я напишу очень хорошую книгу!» А я ему: «А когда узнают, кто ее автор, то книгу запретят.» А он не слушает. Даник хочет доказать, что он не хуже людей.

- А откуда у него эта штука с сетью? – спросила Элив.

- Ему купили ее год назад. Друзья из общества защиты прав модификатов. Раньше они часто приходили сюда. Приносили вещи, продукты. А потом перестали. Им тоже нужно учиться и работать .

Даник не пришел. Джус сбегала и узнала, что он заболел.

- Жаль. – сказала Джус. – Ему завтра на работу. Значит, поставят еще один прогул. А три прогула – это отметка. Видишь. У меня есть одна. Вот эта штука на руке. Три таких и ты подлежишь либо изоляции, либо ликвидации. Три сразу дают за нападение на человека. Тут сразу ликвидация. Тебе делают укольчик, и ты умираешь. Или таблетку засовывают в рот. И ты долго мучаешься. Одну отметку сразу дают за воровство. Ты не сможешь работать на «хорошей работе». Тебе, повезло. Тебя распределили на уборку здания Сената. Там работают модификаты с высоким процентом и без отметин. Это очень хорошая работа. Ты не будешь таскать тяжелые ящики, двигать контейнеры, штамповать…. Нда… Уже поздно. Скоро будет Сигнал. Пора ложиться спать. Ложись, Элив… А я чуть-чуть посижу.

Наутро Элив проснулась, от громкого звука. Она долго вертела головой и пыталась придти в себя. Джус уже проснулась и собиралась в душ. На стуле лежал сарафан Элив с пришитыми большими разноцветными веселыми пуговицами. Так начался первый рабочий день Элив. С утра на автобус ее проводила Джус. Кто-то как Элив садился в автобус, а кого-то силой загоняли в раскрытые двери фургонов. Джус скорчила гримаску и заскочила в один из фургонов.

Вечером Элив болтала без умолку.

- Там такое больше здание, что я чуть не заблудилась. А потом мне дали такую штуковину. Там кнопочка и пар идет. А ты паром сначала… А потом тряпочкой. А шутка еще делает: «шшшшшшшшш». Только я немного устала. Я делала «шшшшшш» много-много раз. Там где столы, стулья… А знаете, что «шшшшшш», на себя делать нельзя….

- Данику плохо. – сказала Джус. – Лекарства из аптеки для модификатов совсем не помогают. Он пока что придет к нам. Я просто не знаю, что делать… Она привела бледного Даника с покрасневшими глазами. Рука Даника была горячей, а Джус постоянно трогала его лоб губами. Словно целовала. Как в фильме. Даник улыбнулся, когда Элив принесла ему конфету. Но есть не стал.

- Пока еще не стемнело нужно сходить в нормальную аптеку. Другого выхода нет. Если раньше лекарства из аптеки для модификатов помогали, то теперь совсем нет. – сказала Джус, беря Даника за руку.

- Это запрещено. – тихо прошелестел Даник. – Если поймают, то накажут.

- Аптека совсем близко. Я могу сходить. – сказала Джус.

- Они сразу поймут, что ты - модификат. У тебя это на лице написано. Так же как и у меня. – прошептал Даник.

- Тогда пойдет Элив. Нахлобучим на нее шапку, наденем длинную юбку, и дадим денег. Это не дело умирать тут… Пойдешь, Эля? - Джус посмотрела на Элив.

- Нет, Джулия, не надо. Она маленькая. Тут две недели назад под общежитием девочку-модификата забили насмерть какие-то отморозки. Она так кричала, что страшно было. А никто не имел права выйти и поднять руку на «человека». А месяц назад тут «казнили» двух с первого этажа. Весь угол общежития был исписан лозунгами. Не посылай ребенка. Прошу.

- Элив, если я тебе расскажу, где аптека и провожу до угла, дам тебе деньги, ты сможешь купить лекарство? Это очень важно.

- Хорошо…. – сказала Элив.

- Вот бумажка, где записано его название, а то вдруг забудешь. Вот – деньги. Не потеряй ни бумажку, ни деньги. Шляпу не снимай. Хвостом старайся не вилять. Юбка длинная, но могут увидеть. Все запомнила?

Ваша оценка: None Средний балл: 9.5 / голосов: 32
Комментарии

Интересно, почему книга, которую писала и "думала" пять лет, продумывая и "вычитывая" каждую деталь вызывает меньший интерес, чем небольшое, фактически экспромтное творчество:)??

Историю пишут победители. Кровью побежденных.

Наконец-то продолжение.. а то писала каждый день, а потом БАЦ и все=) 9.

Жду продолжения.

Рещила это сделать предпоследним кусочком.... Поэтому чуть -чуть добавила;)))) Уже по-ходу....

Историю пишут победители. Кровью побежденных.

Отлично. Мне это нравится.) 10. Продолжай.

С возвращением.

_______________________________________________________________

История на нашей стороне. Мы вас похороним!

ГРАЦИО!!!! +10

*Конец света* - конец ли это, или просто очередная попытка человека стать богом?

Это все, конечно, хорошо, но у меня такое чувство, что Элив умрет.

_______________________________________________________________

История на нашей стороне. Мы вас похороним!

Это прекрасное произведение:) много глубже, нежели подавляющее большинство представленных тут

А мне вобще кажется что это начало востания модификатов)))

С нетерпением жду следующей главы :) Очень нравится этот рассказ. =)

_______________________________

Ich tu dir weh! Tut mir nicht Leid!

Этот рассказ такой живой и кажется таким реальным...Актуальна сама тема как это не прискорбно( Нравится! Замечательно пишете!!! Жду с нетерпением продолжения)

Отлично пиши еще. Чуствуется что то новое чего нет в других рассказах и более живое.

Описание слишком резкое теперь, ускоряется повествование.

________________________

вся сила в правде.

Spirit_Shoot

В двух рассказах, два одинаковых замечания на счет "резкости"..

--- +10 Замечательный рассказ) Оригинальнее и душевнее, нежели многие другие здешние рассказы.

"...Интересно, почему книга, которую писала и "думала" пять лет, продумывая и "вычитывая" каждую деталь вызывает меньший интерес, чем небольшое, фактически экспромтное творчество:)??..."

--- Просто "экспромтное творчество" выходит прямо из души человека. Это не исковерканный плод вдохновения, а потому он ярче и чище.

Читал книгу?

А насчет ускорения. Не хочу делать сериал "Санта Барбара. Модификаты". Но торжественно обещаю, что последняя часть,которую дописываю будет длинненькой;) И с подробностями;))))

Историю пишут победители. Кровью побежденных.

Быстрый вход