Ледяной Странник

Глава 1. Прыжок.

Холод. Холод повсюду. От холода Путник не чувствовал кончики пальцев, которые ели ели держали собачьи поводья. Ветер, дующий с запада, ещё больше усложнял путь. Солнечные лучи лишь немного пробивались сквозь громадную чёрную тучу, тяжело тянувшуюся вдоль горизонта. Приближалась ночь.

Путник что-то кричал собакам, чтобы они двигались быстрее. Его сани были накрыты зелёным брезентом, который скрывал множество вещей. Голод и огромный путь, который он преодолел без всякого отдыха, клонили его в сон. Пушистый меховой капюшон и шарф, обвязанный вокруг рта и носа, покрылись мелкими ледышками. На его чёрной зимней куртке с тёмно-серым воротом висел целый альпинистский набор: верёвки замотанные в кольца болтались на плечах, разнообразные железяки и карабины позвякивали на поясе, ледоруб, сложенный вдвое, был пристегнут к предплечью.

Он направлялся к острову, на котором находилась лаборатория и небольшой городок, численность населения составляла около трёхсот человек.

Ледяной Странник доставлял из города в город, из лагеря в лагерь, в которых ещё была жизнь, вещи, заказанные жителями. Это были какие-то технические приборы, лекарство, сигареты, алкоголь, один раз он даже перевозил оружие. Путник сам вызвался на эту работу: «колесить» по снежной пустыне, зажигая надежду в жителях холодной планеты. К тому же он был необычным человеком, можно сказать Странник вообще не являлся настоящим человеком. Он был выращен в лаборатории, в которую направлялся в данный момент, путём клонирования и являлся первым в мире полноценным, хорошо развитым клоном. Также он выдерживает слишком низкую температуру, раны на его теле заживают невероятно быстро и ещё, Странник дожил до колоссально высокого возраста, так нехарактерного для клонов, ему тридцать восемь лет. Все клоны умирали, лишь чуть достигнув двадцатилетнего возраста.

Путник отпустил поводья. Шестёрка уставших лаек остановилась, потявкивая друг на друга. Странник сошёл с саней и тут же провалился по колено в снег. С большим усердием достал из-под брезента походную складную палатку, немного расчистил снег под ногами и разбил на этом месте временную крышу над головой. Он достал из рюкзака электрическую горелку, которая за небольшой промежуток времени разогрела палатку. Нехотя снял шапку, размотал шарф, за ним оказалась неровная бородка. Посмотрел на наручные часы, которые также выполняли функцию компаса и портативного мини-фонарика. Под часами также виднелся чёрный напульсник из приятной на ощупь ткани, к которому были пришиты два сине-белых пёрышка от невиданной здесь птицы (вообще здесь мало что видят) и разноцветные бусинки вокруг. Это был амулет, который подарил ему один краснокожий с южных долин. Дорогой подарок Путник не снимал никогда.

Странник снял с себя всё оборудование, расстегнул куртку. Под зелёной майкой висела серебренная цепочка с военным жетоном. На жетоне был выбит мелкими цифрами его личный номер, дата «рождения» и его имя. На обратной стороне жетона изображены два земных шара соединённых между собой двумя пересекающимися линиями, картинка была похожа на песочные часы с континентами вместо песка.

Путник лёг на расстеленную, на снегу куртку. Теперь ему было не холодно. Он провёл рукой по строгому лицу, вспоминая последние часы его путешествия. Перед глазами всё ещё мелькали колкие хлопья снега. Изо рта медленно исходил пар.

За тонкой стенкой палатки бушевала буря, зло обрушивая лавины белых хлопьев, словно желая похоронить Ледяного Странника под тяжестью сугробов, сделать его неотъемлемой частью вечной мерзлоты.

В голове мелькнула мысль о том, каким путём двигаться дальше. Путник, перевернувшись на бок к своему рюкзаку, порыскал в нём и достал свёрнутый вчетверо разлинованный серыми полосками белый лист. Это была карта, на которой были изображены абсолютно ровные местности. В карте не было ничего особенного, лишь место, обведённое простым карандашом, бросалось в глаза. По центру проходили незаметные линии, по периферии разбросаны мелкие квадратики и прямоугольники, также почти в самом низу карты расстелилась узкая, с двумя размашистыми дельтами, река. Хотя эта река была покрыта сплошным льдом трёх метровой толщины и считалась обычной тропой, её всё равно изобразили на карте. Вдоль реки, через каждые четыре сантиметра проходили линии пошире, это были мосты, соединяющие остров с материком.

Странник провёл пальцем от крошечного углубления в центре карты к одному из мостов. Расстояние примерно в полтора сантиметра заставило Путника улыбнуться.

— Почти дома — шёпотом произнёс он, сворачивая одной рукой карту в трубочку.

Странник заснул. Сегодня он не видел снов.

Утром Путник собрал палатку, отдал собакам последнюю еду. Накинув на голову капюшон, Ледяной Странник крикнул своим собакам, чтобы они двигались быстрее. Шестёрка тут же двинулась в путь.

Безоблачное солнечное небо предвещало хорошую погоду. Лишь ветер от скорости, обдувающий Странника со всех сторон, и мороз градусов под сорок.

Бескрайние просторы, окутанные льдом, и только верхушки (этажей пять — десять) четырёх старых небоскрёбов, стоявших друг за другом, торчали из-под холодной толщи.

Путник остановил собак и, спрыгнув с саней, сделал пару шагов вперёд и задрал голову, устремив свой суровый взгляд на стены и разбитые от холода окна «небоскрёбов». Воспоминания наплыли как-то сразу.

Он подбежал к дому с разрушенной крышей. Вошёл внутрь через окно, оно было ему на уровне пояса.

Скользкий пол, сверкающие стены и потолок от лучей солнца, которые чуть проникали в помещение через дверной проём другой комнаты.

Путник, немного погодя, держась за перевёрнутый стол, а потом за дверной косяк, прошёл в комнату, из которой исходил солнечный свет. Здесь и, правда, было очень светло. Лучи ярко отражались от зеркального пола и слепили глаза. Огромная дыра с торчащими зубьями арматуры на потолке вела на другой этаж. Путник подпрыгнул и, захватив за один из проржавевших прутьев, ловко подтянулся и оказался на следующем этаже. В левом углу комнаты, около висевшего огнетушителя и таблички с номером этажа «119» располагалось маленькое строение из разбитых офисных шкафов и компьютерных кресел. Послышался звук вытаскивающегося лезвия, в руке у Странника показался охотничий нож с маленькими зубиками на одной стороне. Он медленно подошёл к шалашу и, прислушиваясь, резко откинул дырявую тряпку, видно игравшую роль двери. Внутри, в центре строения валялись угли, вокруг кирпичики. Прижавшись к стене, сидел окоченевший мужчина с худым лицом и тощими руками, которыми он пытался укрыть себя рваными лохмотьями. Труп находился здесь месяца три, а разлагаться начал совсем недавно, в сезон потепления. Над тонкими бледными губами посидевшие или белые от холода усы. Его прозрачные глаза под очками были открыты. Он смотрел прямо на Странника.

Путник убрал нож и достал из внутреннего кармана куртки какой-то прибор, на дисплее высветились цифры и жёлтые квадратики, идущие друг за другом, переходя в красные. Синяя подсветка осветила тесное пространство. Он провёл прибором над телом замёрзшего. Прибор тихо затрещал. Это был дозиметр. Мелкий уровень радиации не опасен для жизни.

Странник стащил с него одеяло. Мужчина был одет в серую куртку с тёмными рукавами и широкие камуфляжные штаны. На ногах военные берцы. И только немного позже Странник заметил в его правой руке пистолет. К груди и левому плечу куртки были пришиты странные эмблемы — треугольники с круглым основанием, в центре которых большими золотыми буквами было написано «Феникс», а позади надписи здание непонятно вытянутой формы.

Путник аккуратно срезал одну нашивку с плеча, обыскал его карманы. В нагрудном кармане куртки он нашёл белую прямоугольную пластинку сантиметров пять в длину и два в ширину. На одной стороне надпись небольшими буковками «Сектор 12. Код 45Б».

В том же кармане лежал серебряный ключ с тремя мелкими отверстиями, идущими вдоль.

Остальные карманы оказались дырявыми и пустыми.

Странник разогнул пальцы трупа и забрал у него пистолет. Пистолет не заряжен. В обойме только четыре патрона. На полу возле бывшего очага две гильзы.

Путник, пригнувшись чтобы не задеть головы, вышел из шалаша и направился к пожарной лестнице. Перешагивая многочисленные «папки с бумагами» поросшими льдом, он с трудом открыл тяжёлую дверь, за которой оказался сугроб снега и лестница с гнутыми перилами, ведущая наверх. Вода перестала подниматься на этом этаже. Нижние этажи превратились в холодную субстанцию.

Странник поднялся на последний этаж, цепляясь за перила и опираясь на стены, чтобы не поскользнуться. На площадке возле выхода на крышу он натолкнулся на табличку со схемой этого этажа и планом эвакуации. Странник выбил ногой запертую дверь, и перед ним распахнулось белое поле. Он стоял на этаже без крыши и наполовину разрушенными стенами. Почти у самого края комнаты, обвалившись на оставшиеся стены, лежала громадная половина искореженной вертолётной площадки со свисающими сосульками и оставшимися неразбитыми красными лампочками, расположенными по углам. Из-под снега виднелась белая буква «Н» в кругу на красном фоне.

Это была просторная комната с длинным дубовым столом и кожаными креслами вокруг. Здесь видимо был кабинет предпринимателя, который управлял какой-нибудь компанией.

Странник подошёл к краю, посмотрел на своих собак, которые спокойно ждали хозяина. Он вытянул шею, пытаясь увидеть знакомую тропу. Не было ни следа. До ближнего моста около пяти километров.

Путник поторопился спустится вниз. Он кинул пистолет под брезент, встал на сани и, легонько натянув поводья, крикнул собакам. Шестёрка лаек не сразу двинулась дальше.

Впереди огромный спуск с белого холма, это была крутая волна, которая мгновенно замёрзла при минус ста градусов. Она даже не успела обрушится в сторону большого города.

Собаки просто скользили с большущей горки, а сани вместе со Странником подпрыгивали в воздухе и падали, оставляя за собой длинное снежное облако, которое медленно опускалось за спиной. Ветер свиристел по куртке. Сани мотало из стороны в сторону. Собаки еле успевали передвигать лапами, пытаясь не проехаться брюхом по острому льду.

Ноздри слиплись от холода, пар валил изо рта, обнаженная кожа лица покрылась снежными крупинками, глаза закрывались от бликов утреннего солнца, меховой капюшон застыл в растрёпанном виде, тяжёлое снаряжение тянуло Странника к земле. Не смотря на жуткий мороз и сумасшедшую скорость, тело Путника горело как после пробежки и многочисленных физических упражнений, проделанных одновременно, без отдыха. Всё дело в его куртке, снабжённой тонким слоем серебряных нитей в ткани, которые сохраняли тепло долгое время, техника как в обычном термосе. Это давало большой плюс, так как в ней не находилось тяжёлого сентипона и куртка плотно прилегала к телу не стесняя движения. Также на ногах непромокаемые ботинки, сделанные из специального материала, выдерживающие скверную температуру. В толстой подошве располагались шипы, предназначенные для скалолазания. Они выскакивали из ботинок при сильном ударе обо что-нибудь твёрдое. Штаны из волокна, которое использовали военные для своих универсальных костюмов полного жизнеобеспечения, спасали Странника от сильного холода и жара (насчёт жара Странник не знал).

Волна казалась бесконечной, покрытая толстыми трещинами, она не доходила до моста, замерла где-то в километре от него. Волна закончилась резким, но не очень большим обрывом. Сани со Странником подскочили и полетели за собаками, краем касаясь хвостов двух ближайших к саням лаек. Отсюда уже виднелись два громадных столба метров по двадцать каждый, которые соединялись специальными цепями со столбами на другом берегу, они выполняли роль опор.

Лишь заехав на мост, Странник увидел страшную картину. Середина моста была полностью разрушена. Кто-то его взорвал.

Собаки затормозили, выставив лапы вперёд и выпустив когти, но было слишком поздно. Шестёрка собак пролетела больше половины, до другого берега так и не хватило. Сани из-за тяжёлого веса потянуло вниз. А Странник в момент прыжка выхватил ледоруб, разорвав ремни, державшие его на предплечье. Резким рывком он развернул его в правильное состояние и глубоко вогнал лезвие ледоруба в ледяную стену другого берега. Он разбил свой нос и разодрал губы в кровь о жёсткую поверхность холодной стены. Шипы выскочили из ботинок, пробив лёд. Другой рукой он держался за выступ опоры под мостом. Растянувшись по всей стене, он зафиксировался в таком положении. Кровь капала с носа на куртку. При ударе он отбил локти и колени, сильно стукнулся грудью, чуть не переломав рёбра.

Сани были привязаны к поясу Странника недлинной растягивающейся верёвкой, они болтались вверх вниз, покачиваясь и ударяясь о стену. К саням были пристёгнуты поводья с собаками, которые громко скулили и брыкали лапами, пытаясь подняться наверх.

Слишком большой вес. От лезвия ледоруба поползли трещины, он медленно резал лёд, опускаясь, всё ниже и ниже. Нужно было срочно принимать решение.

От напряжения у Странника выступил пот на лбу, и проявилась венка на шее. Струйка тёплой крови щекотала его подбородок. Он знал, что долго не выдержит, очень тяжело. Руки устали и начинали трястись. Странник опустил голову и взглянул на собак. Он знал что делает. Приняв весь вес на правую руку с ледорубом, Ледяной Странник вытащил нож и, зажмурив глаза, будто от сильной боли, обрезал натянутую верёвку.

Сани с собаками полетели в пропасть, где раньше была вода, которая куда-то ушла. Звук разбивающихся саней разнёсся в пустоте.

Странник убрал нож и, выдернув ледоруб, с размахом вбил его туда же. Теперь ледоруб держался крепко. Путник размотал верёвку с плеча, вытирая рукавом кровь с лица, и прикрепил её одним из карабинов к кольцу на рукоятке ледоруба. Закрепив верёвку на поясе, игравшему роль ещё и системы, он отпустил ледоруб и медленно начал опускаться в тихую пугающую темноту, оставляя за собой мелкие отверстия от шипов на ботинках. В это время погода изменилась в худшую сторону, солнце спряталось за здоровенной тучей, посыпал снег, мешающий сосредоточиться на спуске. До дна оставалось меньше десяти метров, когда пальцы Странника начали скользить по верёвке и, он чуть не рухнул. Он вовремя успел зацепиться.

Спустившись на дно, перед Странником лежали многотонные разрушенные плиты с торчащими из них толстыми железными прутьями. Это были останки моста, на которых валялись разбитые сани с кучей вещей разбросанных вокруг и шестёркой окровавленных собак. Ледяной Странник подошёл к ещё дергающейся лайке, (он был самым сильным псом, он был лидером) с мягкой чёрной шкурой, сквозь которую пробивалась тёмная кровь. Пёс, поскуливая, жалобными глазами глядел на хозяина. Странник погладил пса по голове, почесал за ухом. Пёс облизал его руку. Странник провёл кончиками пальцев по его мордочке, убирая белые хлопья снега, упавшие секунду назад.

Путник выхватил нож и вонзил лезвие в живое страдающее животное.

— Прости — тихо сказал Странник, вытаскивая нож и протирая его о снег.

Остальные собаки разбились при падении.

Ледяной Странник, пробравшись через скользкие глыбы, принялся рыться в вещах, надеясь найти что-нибудь уцелевшее. Откинув брезент, Странник полез за коробочкой с красным крестом. В аптечке все ампулы с лекарством были расколоты. Генератор, который мог служить источником энергии почти полгода, был разбит вдребезги. Путник со злостью кинул его в сторону. Он нашёл в куче мусора свою сумку, надел её через плечо. Также Странник отыскал респиратор, старый противогаз с треснутыми стёклышками и очки ночного видения. Покопавшись ещё, он вытащил трёхлитровую канистру, с надписью «огнеопасно». Походная палатка порвана, прутья и крепежи переломаны. В двух шагах от саней открытый рюкзак. Странник вынул из него электрическую горелку, шесть сигнальных факела, фонарь, которым можно было пользоваться под водой, металлическую чашку и игральные карты. Всё это он переложил в сумку на плече. Около рюкзака, провалившись в снег, лежал пистолет. Он запихнул его во внутренний карман куртки.

Одежду, разбитые приборы и вещи, которые не пригодятся ему в пути и помешают подъёму наверх, он решил бросить здесь. Осмотревшись ещё раз, Странник отыскал снегоступы. Закинув на ремне снегоступы за спину, он высоко подпрыгнул и ухватился за верёвку. Подтянувшись и зафиксировавшись в удобном положении, Путник прицепил к верёвке небольшую прямоугольную железяку с оттопыренным рычажком. Железяка была пристёгнута к поясу Странника. Нажимая на рычаг, он поднимал её вверх, тем самым поднимался сам. Карабкаясь и цепляясь за выступы, преодолевая метр за метром, он добрался до ледоруба. До поверхности Странник мог дотянутся рукой. Он с трудом вытащил ледоруб из стены. Ещё несколько усилий и Путник лежал на спине, пытаясь отдышаться и снять напряжение с уставших рук. Он вытер с лица замёрзшую кровь и, закрыв глаза, попытался забыть последние минуты навсегда. Странник потерял не только средство передвижения, он потерял друзей, с которыми шёл с самого начала. Без собак Путник бы не справился.

Странник не сразу заметил, что у входа на мост стояли противотанковые ежи, соединяющиеся между собой колючей проволокой.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 16
Комментарии

интересно!ждем продолжения!

Он достал из рюкзака электрическую горелку, которая за небольшой промежуток времени разогрела палатку - что такое электрическая горелка?

Дальше не читал.

это моё первое произведение, оно ещё неотредактировано. Извините меня если будут попадаться незнакомые термины. Не судите строго, но критикуйте, чтобы я устранил ошибки. Спасибо!

- "не чувствовал кончики пальцев" - эм, ну так не говорят) Он, вероятно, вообще пальцев не чувствовал) Ну, холодно так.

- лекарство, сигареты, алкоголь, один раз он даже перевозил оружие. - замени алкоголь на спирт) так брутальней будет) и..."даже оружие" как-нибудь тоже замени) а то что он, ребёнок маленький)

- "высокого возраста" - стилистическая ошибка.

- "Пистолет не заряжен. В обойме только четыре патрона" - э...так он заряжен или нет?

- "Ноздри слиплись от холода" - без комментариев)

Ну, на самом деле, есть косяки, но ведь ты не редактировал,это нормальное дело) Слушай, ещё такая вещь.. к "Путнику" и "Страннику" можно ещё добавить и "бродяга, скиталец". А ещё лучше, придумать что-нибудь своё...исходя из задачи, выполняемой Путником.

Пиши дальше, будемс читать) а отредактируешь потом) Работу проделал ты громадную, молодчина. Удачи!)

Спасибо за советы. Я постараюсь исправиться.

Прикольно! Ждём следующую главу.

я немного опоздал, только сегодня решил прочитать. Понравилось очень, косяки... Косяки есть у всех, все приходит со временем. Начинаешь- средне, а заканчиваешь-шедевр. Ставлю 10 за оригинальную идею.

Хотя, если быть точным, рассказ напомнил фильм вертикальный предел, послезавтра, ну и водный мир немного.

Так у меня вопрос к автору. Что ж, ты. У тебя столько фильмов под крылом, чья тематика похожа с рассказом. возьми оттуда хоть постеры, в рассказ вставь картинки- вообще здорово будет. А, вот еще, игрушка есть, Анабиоз- тоже подойдет. Молодец, мне до тебя еще далеко.

ну про "ноздри слиплись от холода" - со всей ответсвенностью могу заявить, что такое возможно... если температура -35 и высокая влажность. :)))

Заинтреговало начало, так держать, немного смахивает на "снежную слепоту" Калугина.

Я, конечно, все понимаю, но есть вещи, которые мне не догнать. Первый вопрос, который возникает- Путник и Странник - это два персонажа или один? Второе - неясно место действия. Третье - просто стилистические ошибки - к примеру труп на морозе не разлагается.

Незачот! Косяк на косяке! В аптечках нет стеклянных ампул, есть только пластиковые. Откуда электричество? Что за генератор? Как 6 собак все добро тянули? Про русский язык здесь до меня написали. Ледоруб не может резать лед ну и так далее.

"Снежную слепоту" не читал, но собираюсь найти спасибо, что порекомендовал. Речь идёт об одном персонаже. Место действия названо не будет, да и зачем оно? Одни льды кругом. Труп начал разлагаться в сезон потепления, об этом там сказано. Аптечки бывают разные. Электричество от генераторов. Генератор - выдуманный источник энергии. Шестёрка лаек и не такое может утянуть за собой.

Макс, привет. Мне понравилась твоя повесть - одна из немногих за последние несколько лет! Есть тема для серьёзного разговора, и, вполне возможно, что есть прекрасная возможность для самореализации !!!

Хотелось бы пообщаться по поводу твоего творчества - есть перспективы.

С уважением Дэн.

Пиши на zzzelen@bk.ru

Быстрый вход