Ледяной Странник. Глава 6. Горгона

Холодная вода капала из какой-то решётки на потолке прямо на лицо Странника. Куртки на нём не было. Шея ещё болела. Руки Странника были привязаны тугой верёвкой к цепи, на которой он висел. Ноги не функционировали. Он был здесь не один. Прямо за его спиной болтался кто-то ещё. Странник его не видел. Вообще он мало что видел. Перед глазами всё расплывалось.

Что-то начало проявляться. Впереди он увидел толстого азиата в тёмно-зелёной рубахе с подвёрнутыми рукавами. Азиат загадочно улыбался. Пухлое бордовое лицо с маленькими глазками, небритая борода, беззубый рот. Он окатил Странника водой из ведра, которое принёс в отсек с собой. Азиат заговорил на «кривом» и непонятном языке. Потом он засмеялся, и что-то выкрикнул, тут же сменив выражение лица. В отсеке появился ещё один китаец помоложе. В руке он держал ледоруб Странника. Его лицо было знакомо Ледяному. Большие полузакрытые глаза, маленький нос с царапиной на переносице, фальшивая улыбка. На вид лет тридцать пять.

— Ледяной Странник — произнёс молодой китаец, поднимая голову пленника ледорубом — Мы снова встретились.

— Горгона — узнал его Путник.

— Как ты здесь оказался?

За тяжёлой дверью отсека послышался многочисленный детский смех и удаляющийся топот.

— Всё такой же немногословный — китаец опустил ледоруб и, достав из кармана маленький закрытый шприц с красным пушком на конце, бросил его под ноги пленникам — Ещё действует транквилизатор.

Он очень сильно коверкал слова. Его лицо вызывало отвращение у Странника.

— А здесь у нас кто? — китаец скрылся из поля зрения Странника, — Какие люди! Ястреб. И ты здесь? Сегодня просто отличный день.

— Малой? — Путник догадался, с кем он висит.

Странник тут же получил удар под рёбра от толстяка.

— Вы прямо как заноза в заднице. Ну, что будем платить по счетам! — молодой азиат мерзко захохотал, изо рта полетели слюни — Я как раз сегодня о вас вспоминал, не подавились от икоты? Засранцы.

— Странник, ты его знаешь? — Ястреб немного очухался.

— Да. Это Горгона. Ублюдок, у которого я украл собак и взорвал его лагерь. Он продавал рабов на северо-востоке, пять лет назад — Странник перевёл дух от удара.

— Ястреб знает кто я — китаец снова улыбнулся — Он был одним из моих рабов, которому удалось сбежать из лагеря. Чёрт, вы знаете что, испортили мне весь бизнес?

— Какой бизнес, узкоглазая морда? Ты посмотри, что на земле творится.

Китаец закрыл глаза, будто прислушиваясь к чему-то.

— И что ты собираешься с нами делать? — Ястреб немного подтягивался, руки были затянуты очень сильно, на запястии правой выступила кровь.

Горгона что-то сказал толстому азиату, тот поклонился ему и вышел из отсека. За дверью снова прозвучали детские голоса. Китаец обошёл вокруг пленников:

— Я не буду с вами ничего делать. Продам вас. Хотя за клона, да ещё старого мало чего дадут. А если вас никто не купит, будете висеть здесь, пока не сдохните. Откуда во мне столько жестокости? Сам удивляюсь. Наверное, жизнь такая. Вы, согласны со мной?

— Да пошёл ты — Ястреб чуть не захлебнулся от злости.

— Как я вам не завидую. Ведь вы же никто. Вы мусор. А я чищу мир от таких выскочек, как вы.

— Горгона, когда я освобожусь, я очищу мир от тебя — Странник от ярости не мог воздержаться.

— А ты попробуй — Горгона подошёл очень близко к Путнику, так чтобы глаза были на одном уровне.

— Как же от тебя воняет — прошептал Странник, ухмыляясь.

Ястреб хмыкнул и замолчал.

— Я передумал. Если тебя не купят, я лично изрежу тебя в кусочки. От тебя ничего не останется.

— Я буду ждать.

Горгона сложил ледоруб вдвое и, отвернувшись и обойдя пленников вокруг, вообразил себя добродушным капитаном:

— Добро пожаловать на мой корабль, думаю вам тут понравиться. Комфортабельные аппортаменты, самый лучший обслуживающий персонал, первоклассный отдых. Хотя советую вам лучше не привыкать к этому чудесному месту. Всё равно вам крышка.

Горгона постоял перед висящими ещё немного, украсил лицо дурацкой улыбкой, демонстрируя свои гнилые зубы, и скрылся, заперев за собой дверь.

— Малой, как ты здесь оказался? Где остальные?

— Они в другой камере. Нас обнаружили, когда мы пошли за тобой.

— Зачем вы пошли за мной?

— Тебя не было пять часов. Мы отправились на твои поиски.

— Чёрт — промычал Странник — А самолёт? Они не нашли его?

— С самолётом всё в порядке — Ястреб наклонил голову от усталости — Я починил двигатели. Только взлетать придётся вертикально.

— И что, это проблема.

— Небольшая. На такой взлёт расходуется больше топлива.

Руки ныли, шея еле поворачивалась, голова трещала. В животе всё воротило от голода.

— Опять вляпался — проговорил Путник — А этот гад живучий оказался, я проткнул его ледорубом, когда мы в последний раз виделись. Он тогда на военной базе обитал. Рабов было больше пятидесяти.

— Когда последний раз его видел я, мне было шестнадцать лет, он был таким же уродом как сейчас. А нос ты ему сломал?

— Нет. Кто-то другой постарался.

— Вот теперь куда он перебрался. Этой посудине больше века, наверное.

Прямо над ними в этот момент по решётке что-то прокатилось или проползло, издав непонятный скрипучий звук. Вода перестала капать.

— Слышал? — Странник задрал голову кверху.

— Да.

— Как думаешь, что это?

— Крыса, наверное.

— Больно большая крыса.

Звук начал удаляться. Вода снова закапала.

— У тебя есть план, как выбраться отсюда? — Ястреб попробовал повернуться к Страннику лицом.

— Нет.

— Это плохо — американец снова подтянулся, капля крови с его руки упала ему на футболку.

— С остальными всё в порядке?

— Я видел, как их затаскивали в соседний отсек, они были без сознания. Ещё за этой дверью лежит твоя сумка и куртка.

— А ключи, карты? — Странник всколыхнулся.

— Про ключи не знаю. Карты Горгона держал в руках.

В тёмном отсеке было очень холодно, трубы с разнообразными вентилями параллельно друг другу тянулись под потолком, окно замазано тёмной краской, на полу куски ржавчины, на стене с дверью в отсек наполовину стёртые иероглифы. Сквозняк раскачивал пленников как маятник. Запах сырости пробивал нос. Руки затекли и уже почти ничего не чувствовали. За стенами слышались голоса, не было слышно, на каком языке говорили, тяжёлые шаги, звуки движущихся механизмов, неприятный смех — всё это добавляла капающая вода и какие-то движения со скрежетом над решёткой. Глаза почти привыкли к темноте.

— И что теперь? — американец провёл взглядом помещение.

Странник попытался пожать плечами, но у него ничего не вышло.

Через час в отсек пришли трое: два китайца и один белый. Белый был очень серьёзен, в его глазах не было никакого блеска, его дыхание вообще не слышно, он был каким-то неживым. А китайцы постоянно улыбались и о чём-то перешёптывались между собой. Один, тот, что был высокий, в руке держал охотничий нож Странника. Он провёл лезвием по воздуху прямо перед лицом хозяина ножа, запугивая его. Лицо Странника не изменилось, он оставался «холодным». Другой был вооружён старым револьвером.

Белый внимательно осмотрел Странника, затем подошёл к Ястребу.

— Чего тебе надо? — Ястреб начал болтаться, пытаясь развязать верёвку, но у него не получалось.

Гость молчал. Он достал из кармана своей расстёгнутой куртки подобие пистолета. Непонятный прибор с экраном наверху он приложил к истекающей кровью руке Ястреба и нажал на курок. Щелчок и короткий сигнал раздались из прибора. Ястреб зажмурился от боли. Белый убрал от него «пистолет». На месте, куда он его прикладывал, появилась татуировка — шесть цифр и два китайских иероглифа. Это было клеймо Горгоны. Все его рабы с такими татуировками.

После он подошёл к Страннику.

— Только попробуй — грозил ему Путник.

Ни единого изменения в лице. Он заклеймовал и Странника.

— Теперь вы собственность Горгоны — абсолютно чистым голосом сказал он.

— Да пошёл ты — со злостью выкрикнул Странник, пытаясь развязаться.

Гости ушли, захлопнув за собой дверь. Звук закрывающегося замка и удаляющихся шагов.

— Это был киборг — произнёс Странник.

— С чего ты взял?

— Сердцебиение и дыхание отсутствуют.

— Как ты догадался? А, ты ведь сверхчеловек — задал вопрос и сам же ответил на него Ястреб.

Одно из перьев с напульсника Странника упало на пол в лужу.

— Чёрт — выругался он.

— Я думал, всех киборгов истребили — продолжил американец.

— Я тоже так думал.

— Я никогда их не видел в живую. А ты видел?

Странник тяжело вздохнул:

— Да. Я истреблял их. Когда растаяли последние антарктические льды и люди начали вымирать, роботы уже жили своей жизнью. Они поравнялись с нами, даже во многом превосходили людей. И когда планка поднялась до предела, они вышли из-под контроля, началось истребление. Ну и повеселились мы тогда!

Ястреб взглянул на татуировку:

— У меня есть такая на спине. Ещё с первого дня заключения у Горгоны.

Сила транквилизатора закончилась. Ноги начали поддаваться. Зрение полностью восстановилось. Руки ужасно болели.

Через пару часов, нарушив тишину, за дверью началось какое-то оживлённое движение. Крики разнеслись эхом по всему кораблю. Прозвучали автоматные выстрелы. В ушах зазвенело от грохота. Странник и Ястреб не понимали, что происходит. Они с нетерпением ждали, кто же появиться в их камере. Один вопрос сейчас тревожил их — что вообще происходит?

Крики затихли, беготня прекратилась. Только чей-то шёпот прямо около запертой двери.

— Что за чёрт? — спросил Ястреб, пытаясь развернуться лицом к двери.

— Сам не понимаю.

После непродолжительной паузы, снаружи раздалось ещё четыре выстрела. Щёлкнул замок, и тяжёлая дверь отварилась. Ослепительный свет ударил в глаза Странника. Луч фонаря опустился вниз. Теперь можно было разглядеть нарушителя нежелаемого покоя. В проёме двери с пистолетом в левой руке стояла Дара. Она кинула пустой пистолет на пол и подбежала к пленникам, вытаскивая из-за пояса нож. Держа нож в механической руке, она перерезала верёвку сначала у Ястреба, затем освободила Странника.

— Соскучился?

— Ещё как — Странник поцеловал её.

— Я не хотела потерять тебя вновь. Я боялась, с тобой что-нибудь случится.

— Ты угадала — Путник провёл рукой по её волосам, убирая их со лба.

— А как ты здесь оказалась? — американец взялся за кровоточащую рану.

— Я спряталась в хвостовой части самолёта. Пошли, некогда объяснять.

Ноги ещё подшатывались, бывшие пленники были похожи на пьяных. Они облокачивались на стены.

Выйдя из отсека, взгляд упал на трёх трупов в лужах крови. Забрав их оружие, пленники почувствовали себя более спокойными. Завыла сирена. Странник нашёл свою сумку, все схемы лежали внутри нетронутые, а верёвки и карабинов в ней не оказалось. Он накинул сумку через плечо и последовал за Дарой.

Ястреб открыл соседнюю камеру. Гор аналогично висел на цепи. Лис связанный валялся на полу, а Медведь без сознания сидел в углу. Американец разрезал верёвки. Похлопав Медведя по щекам, он разбудил его. Странник освободил остальных. Слышались приближающиеся крики, сирена выла всё громче и продолжительней.

— Дара веди нас — приказал Странник, помогая Медведю встать.

Пробежав длинный коридор с множеством отсеков, они поднялись по лестнице на один уровень. Здесь находился пищеблок. Пробежав кухню, они попали в просторный коридор с электрическими лампами в виде свечей на стенах. Громадная светлая столовая, на потолке шикарная люстра из хрусталя, покрытая холодным контуром. Когда-то этот корабль был очень красивым, пока на него не обрушилась вечная мерзлота.

Стены в жёлтом бархате с небольшими подсвечниками, украшены чёрными иероглифами с райскими птицами и непроходимыми джунглями, белые бордюры с китайским орнаментом и драконами, окутанными пламенем. На бывшей сцене с фоновым рисунком позади в виде бушующего океана и заходящего светила расположились четыре барабана, один из них порван. Деревянный отсыревший пол под ногами скрипел.

— Некогда любоваться. Вперёд, вперёд — поторопила ошарашенных Дара — Там за сценой вентиляционная шахта.

Они забрались на высокую сцену. Лис поднялся последним. Кавалькада свинца пробежала по его спине. Он упал за барабан. Облокачиваясь о перевёрнутый табурет музыканта, Лис подтянулся и прислонился к барабану, по которому продолжали стрелять. Изо рта текла кровь. Он с болью в глазах взглянул на Странника, который помогал Даре залезть в шахту. Остальные уже были там. Лис кивнул, знак, означавший оставить его и закончить то, что они начали. Он постоянно пригибался с каждым выстрелом, пытаясь скрыть голову от свистящих пуль. Лис захлёбывался кровью, бившись в судорогах. Он крепко сжал автомат, в это время ещё одна пуля пробила его руку. Лис закричал от боли. Число выстрелов увеличилось. Странник последний раз посмотрел в его ещё детские глаза, в которых бушевал страх, и скрылся за решёткой вентиляционной шахты.

— Где Лис? — с недоумением спросил Гор.

— Его больше нет.

— Как нет? — закричал Ястреб.

— Его убили — в ответ крикнул Странник.

Дара была единственной, кто оставался в покое. Она отдышалась, постояла на месте, вспоминая дорогу. Потом она залезла в трубу встроенную в стену, согнувшись, поторопилась вперёд.

— Быстрее. Они сейчас будут здесь — крикнула она из трубы.

Здесь было очень холодно и темно. Скользкие стенки, пар исходящий из мелких труб, тянувшихся вдоль. Впереди крутился большой вентилятор, прикрытый тонкой клеткой, от которого тянулся сквозняк.

— Куда дальше? — спросил Странник, догоняя Дару.

Перед вентилятором глубоко вниз уходил ещё одни ход. Путник заглянул в удаляющуюся пустоту.

— Вниз? — он внимательно посмотрел на Дару.

— Да.

Она аккуратно повернулась и, спустив сначала одну ногу, затем другую, приняла свой вес на руки. Странник поддерживал её под плечи. Её механическая рука скользила по железному листу, не находя опоры. Медленно Дара, опираясь о стены, покрытые шляпками заклёпок, ногами и спиной, преодолела узкий прямоугольный ход. Она скрылась, отойдя на корточках влево. Кажется, внизу был ещё один ход.

Странник опустился за Дарой. Так и есть, здесь оказался ход, только немного больше, можно было пройти в полный рост. Гор спустился следующий. Медведь со своим весом и объёмным животом справился с задачей. Ястреб показался последним.

— Ну, что остановились? — шёпотом спросил он.

Дара осмотрелась:

— В комнате с игровыми автоматами коридор с выходом на первую палубу.

За открытой настежь деревянной дверью находилась пожарная лестница, которая вела в игральную комнату. Комната без окон, но с работающим освещением. Лампочки были протянуты по периметру. Игровые автоматы с мягкими стульями стояли в два ряда. Рулетка и два стола для покера расположились за автоматами, у бара. Тёмно-синий потолок украшен золотыми звёздами. На стенах аисты, сделанные из бамбуковой коры.

По комнате бегали двое узкоглазых детей лет по пять каждому, они со звонким смехом гонялись за хвостатыми крысами. Дети не обращали внимания на незнакомцев. Здесь сирены не было слышно.

Выйдя на палубу, Странника холод даже не побеспокоил, не смотря на то, что он был в одной майке. Другие же напротив сжались от жуткого мороза. Бушующий снежный буран не позволял сконцентрироваться. Порывы ветра сносили с ног. Дышать было тяжело.

— Куда-то собрались? — с тяжёлым произношением выкрикнул Горгона с верхней палубы, держа на мушке Дару.

Из-за его спины на нижнюю палубу сбросили труп Лиса. Он лежал с открытыми глазами, лицом к небу. Труп занесло снегом в считанные секунды.

— Ублюдок — хриплым голосом закричал Гор.

Медведь стоял со слезами на щеках. Кулаки сжаты до боли, зубы стиснуты от злости так, что проступили скулы. Сердце бешено колотилось.

— Ты кое-что забыл — Горгона, наставив пистолет на Странника, вытащил из ножен, прикреплённых к правой ноге, ледоруб.

— Отпусти их — приказал Путник — Тебе нужен я. Они для тебя пустое.

— Как ты себя высоко ценишь — засмеялся азиат.

Странник быстро посмотрел на Дару, качнул в сторону головой так, чтобы не видел Горгона. Она поняла его знак. Дара взглянула перед собой на лестницу, уходящую вниз ещё на один уровень. Она коснулась кончиками пальцев руки Ястреба. Тот тоже бросил взгляд на лестницу.

— Ну что? Только ты и я — Странник пытался заговорить зубы Горгоне — Они пусть идут.

Дара медленно пошла к лестнице, за ней Ястреб и Гор, всё ещё смотревший на проявляющиеся пятна крови Лиса на снегу. Горгона смотрел только на Путника, его косые глаза почти не двигались.

— Ты за всё ответишь — захлёбываясь от бесконечно летящего снега, проворчал он.

Странник сжал в руках автомат, заметил появившихся с двух сторон азиатов с оружием.

Горгона выстрелил. Путник успел увернуться от выстрела, он забежал в открытый отсек, по окнам которого начали стрелять. Странник выбил ногой запертую дверь, ведущую к коридору. Коридор с двумя дверьми в другие каюты завернул направо. Здесь лестница со сломанными перилами и открытый лифт. Вниз тянулось около шести этажей. За спиной раздались разъярённые крики. Странник поднялся по крутым ступенькам на верхний уровень, где располагался спортивный зал и бассейн. Лайнер был и вправду шикарным.

Из спортзала выхода не было. Двери вели в раздевалки и душевые. Странник пробежал вдоль зеркальных стен и юркнул в комнатку для спортивных снарядов. Он пролез через штанги, чуть не упал, наткнувшись на гирю. В тёмном углу возле тяжёлых блинов сложенных в небольшие колонны он, присев на корточки и наставив автомат на проём двери, откуда исходил единственный источник света, затаил дыхание.

Медленные неуверенные шаги приближались к тёмной комнате, шёпот между двумя людьми на непонятном языке. Луч от фонарика уже появился на пороге. И в этот же момент свет пропал. Истошный крик, какая-то суматоха, кажется, разбилось стекло, несколько выстрелов, стон от боли, упало нечто тяжёлое. Через пару секунд всё утихло.

Странник не понимал, что происходит, он вышел в зал. На полу лежал перевёрнутый велотренажёр. Одно зеркало было разбито, с остальных зеркал стекала кровь и липкая белесоватая жидкость. Запах стоял ужасный. Но в зале никого не было кроме него. Путник, переступая пузыристые красные лужи, прошёл обратно к лестнице. Кровавые следы тянулись вниз и поворачивали к открытому лифту. Странник поправил сумку на плече и, держа автомат наготове, спустился и повернул в коридор, в котором его встретил Горгона. Он стоял, широко расставив ноги, улыбаясь во весь рот, в правой руке крутился ледоруб. Путник прицелился ему в голову и нажал на курок. Тот зажмурился, но с места не сдвинулся. Автомат был не заряжен. Странник бросил оружие в сторону и с устрашающим криком, как зверь напрыгнул на азиата. Горгона оттолкнул его и, размахивая перед лицом лезвием ледоруба, отклонялся от ударов Странника. Горгона ударил ледорубом в стену, но вытащить его не смог. Странник швырнул азиата через себя, несколько раз ударил ему в лицо, разбив в кровь губы и левый глаз. Путник потянулся за ледорубом. Он выдернул его из стены, Горгона за это время оклемался и уже был на ногах. Он разбежался и, обхватив корпус Странника, выскочил на площадку к лифту. Обмениваясь ударами, они толкали друг друга на стены. На секунду драка прекратилась. Глаза двух охотников искали разные варианты для нападения. Азиат вытер кровь с лица и, разозлившись ещё больше, разогнался и выбросился вместе со Странником в открытые двери лифта. Полёт на дно лифтовой шахты продолжался недолго. Они бились об стены и царапали руки, хватаясь за стальные тросы. Внизу был глубокий сугроб, в котором лежало два обезображенных тела. Странник вылез из сугроба. Азиат в это время добежал до трюма.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 5
Комментарии

Опа! Резкий оборот событий. Отрицательного персонажа всегда нелегко придумать. Справился! Надеюсь это не последний гад, вставший на их пути. Нормально получилось. Теперь ему нужно благополучно выбраться оттуда. Удачи!

Спасибо!

не вижу 6 главы:(

Вроде бы глава появилась. Видимо что-то с сайтом было.

Быстрый вход