Феникс. Пламя теплится. Глава 2

Глава вторая

Ветер подхватывал опавшую листву, поднимал ее, закручивал в вихри и снова бросал наземь, рассеивая шуршащим ковром.

Когда-то ухоженный красивый парк увядал. Раньше в надлежащем виде его поддерживали самими работниками завода, но то было до войны. Теперь же, не имея возможности сопротивляться силам природы, парк одичал, заполнился дикорастущими деревьями и кустарниками. Сквозь тропинки и дорожки пробивалась уже высокая трава. Что и говорить - время безжалостно. Даже железобетонные стены завода, с виду нерушимые и исполненные какого-то внушающего уверенность спокойствия, местами потрескались, начали крошиться. Вода и ветер медленно, но верно делали свое дело, находя микротрещины в монолитных конструкциях и тем самым запуская неотвратимый процесс разрушения. Пластик в этом плане вел себя более стойко, однако перепады температур действовали и на него. Гладкие глянцевые поверхности покоробились и вздулись, открывая сквозные прорехи.

Дезире вздохнула и покачала головой. Глядя на все эти щели и трещины, она понимала, что подготовка к зимовке еще даже не началась. Впереди было много дел и самым главным из них, без сомнения, являлась их экспедиция.

Днем еще было тепло, но ночные температуры заставляли кутаться в самые толстые одеяла. Природа готовилась к зиме. Каждый раз, глядя на первые заморозки или снег, Дезире ловила себя на ощущении безысходности. Словно бы мир замирал в морозном покое, по его невидимым венам переставала бежать кровь. То было чувство приближающейся смерти. Девушка и ругала себя и корила, но ничего не могла поделать. Каждую осень все повторялось.

Вот и теперь, поежившись под порывом пронизывающего ветра, Дезире почувствовала страх.

"Вот тебе и солнечное утро", - подумала она и больно ущипнула себя на руку, наказав за ни к месту начавшую поднимать голову депрессию.

На горизонте показалось быстро приближающиеся тяжелые тучи. Дезире посмотрела на них, уже ощущая запах еще далекого дождя.

'А что, почти вовремя'... - про себя улыбнулась девушка.

Ни стремительно ухудшающаяся погода, ни повсеместное запустение, кое-где прорезаемое следами былой цивилизации, не могли заставить Дезире отвести взор. Она с жадностью осматривалась по сторонам, старалась сохранить в памяти, впитать все краски и образы мира.

'Смешно, как начинаешь ценить то, чего вскоре можешь лишиться', - мелькнула невеселая мысль.

Весь вокруг, казалось, преобразился, стало четким и ярким. Тополя пестрели зелено-желтыми листьями. Подхватываемые ветром, они срывались с ветвей и подобно диковинным снежинкам начинали кружиться над путникам. Странно, но здесь, не видя завода, к девушке пришло чувство полного покоя.

- Шевелись, малявка! - рявкнул за спиной Гракх и Дезире вздрогнула.

Зарккан толкал перед собой металлическую телегу, сконструированную им самим и собранную из подручных материалов. Несмотря на внешнюю громоздкость, телега была удобна в управлении и не почти не гремела, чего Дезире опасалась. Голова еще побаливала, а потому всю дорогу слушать скрип и скрежет не было никакого желания.

- На себя посмотри, карлик... - отстраненно пробубнила девушка и ускорила шаг, не желая продолжать перепалку.

Для Дезире зарккан был почти таким же гадким, как и эрсати. С той лишь разницей, что Кэр почти параноидально следил за своей внешностью, а вот Гракху практически не было до этого дела. Грязный комбинезон с кучей оттопыренных карманов, забитых разной непонятной девушке дрянью, обильно украшали разнокалиберные пятна, о происхождении которых Дезире даже не хотела задумываться. Равно как и о том, что же за вечная грязь кусками отваливалась от металлизированных подошв его ботинок.

Единственное, на что каждый зарккан мог потратить массу свободного от работы времени, так это на расчесывание собственных волос. Процесс сводился, чуть ли не к ритуалу и со стороны выглядел весьма комично. Что-то бурчащее себе под нос густо заросшее существо, с полным отрешением вычесывающее прядь за прядью, такими были заркканы.

Группа шла по старому шоссе. Вернее тому маршруту, где оно когда-то проходило. Теперь же чернеющее жесткое покрытие почти полностью скрылось под пожухлой травой, местами доходящей до пояса. Лишь изредка виднелись остатка бордюрного камня или следы каких-то строений - теперь развалившихся бесформенными обломками.

- Хорошо идем, - весело проговорил Гракх.

Он без видимых усилий в одиночку катил телегу да еще успевал понукать нерасторопную девушку.

- Смотри, не улети, как головенкой-то вертишь, вертолет ты наш, - подметил Гракх, чем вызвал смешок со стороны эрсати. Однако Дезире не среагировала на колкость.

Группе предстояло преодолеть порядка семи километров, и все это время посвящать перебранке девушка не собиралась. Она была уверена, что стоит ей ответить еще хотя бы раз и все - о тишине можно будет забыть как минимум до института.

- Не задирай ее, - вступился Мартин.

- Я задираю? - Гракх рассмеялся. - Пусть меня прессом расплющит, если я задираю эту девчонку. Я же забочусь о ней. Пропадет без догляда.

Дезире сжала кулачки. Ногти больно впились в кожу.

* * *

Они вышли к институту со стороны грузовых дверей - высоких и массивных. Само здание имело кубическую форму - двухэтажное, серо-голубое, без изысков и украшений. Ряды одинаковых окон безмолвно взирали на непрошеных гостей.

- Ничего себе, - присвистнул Мартин. - Его обстреливали что ли?

Действительно, стены были словно в оспинах - ровную поверхность покрывали глубокие выщерблены. Однако большинство окон оказались целыми.

- Аха, обстреливали... - задумчиво протянул эрсати. - Только это осколки, - он указал на хорошо сохранившуюся отмостку, заваленную каменным крошевом. - Осколки от других зданий...

Все взгляды невольно обратились в сторону города. Вернее сказать того, что некогда было городом. Он начинался в нескольких сотнях метрах вниз по склону и походил на брошенную каменоломню. Распознать в теснящихся глыбах какие-либо строения смог бы лишь человек с хорошим воображением.

- Цеха первородные! Вот что значит точечный удар, - проговорил Гракх. В его голосе звучало уважение. - Я только не пойму, а где воронка? Или это то, что я думаю? - он выразительно уставился на эрсати.

- Лучше бы уровень радиации замерил, - бросил в ответ Кэр и отвернулся, пристальнее всматриваясь в здание института.

- Что, за живое задел, красавица? - осклабился Гракх. - Клянусь станками родительских цехов, я же прав. Так?

- Возможно... - нехотя пробубнил эрсати.

Дезире не могла поверить - Кэр выглядел... виноватым?

- Не стесняйся. Подумаешь - одним взрывом целый город сравняли с землей. Да так, что пройдешь - не сразу заметишь, что здесь кто-то жил, - не унимался зарккан. - Ах да - не одним. Как это у вас называлось? Накинуть цепь?

- Ты о чем? - не выдержала девушка.

- Ну, ты-то могла не слышать об этом оружии, - охотно пояснил Гракх. - Они, - он указал на сжимающего кулаки Кэра, - модернизировали ваши же пехотные мины. Знаешь - немного магии, немного магнитных полей... Получилось очень действенно. Правильное заклинание способно дать много энергии. А энергия, в свою очередь, питает небольшой генератор магнитного поля. Всего два импульса, но каких... Я до сих пор не пойму - как эти белоручки умудрились вызвать волну обратной направленности.

Дезире нахмурилась. Было видно, что она ничего не поняла.

- Гракх, не все так хорошо ориентируются во всех этих полях и генераторах. Можно попроще?

- Представь себе волну от брошенного в воду камня, - ухмыльнулся зарккан. - Представила?

Девушка кивнула.

- Вот тут очень похоже. Только волны плоские - ну, как диск. Одна движется от эпицентра, а в момент затухания резко меняет направление на противоположное! И возвращается обратно... - глаза Гракха горели, он активно жестикулировал. - Вроде как подчищает то, что смогло уцелеть. Словно две косы над землей - вжик, вжик...

- А причем же здесь цепь?

- Так радиус действия небольшой. Относительно, конечно, потому и устанавливаются целыми пачками. А потом цепная реакция - бах, бах, бах... Дома складываются так, как будто из песка слеплены. И никакой радиации. Правда, Кэр?

Эрсати резко обернулся и с выражением глубочайшего призрения сплюнул в пыль.

- Именно, лохматый! - процедил он. - А теперь, раз лектор изволил заткнуться, предлагаю приступить к тому, зачем мы, собственно, пришли. Или будут еще умные вопросы? Я подожду. Мы же никуда не торопимся.

- За живое задело, - потер ладони Гракх. - Ладно, уговорил. Поработали языками, поработаем руками...

Он осмотрелся и с заметным трудом вытащил из земли кусок ржавой арматуры.

- Во, самое оно...

Пока зарккан и эрсати, кряхтя и ругаясь, возились с дверью, остальные стояли за их спинами, чем сильно раздражали не очень удачливых взломщиков.

Наконец, дверь скрипнула и с жалобным стоном поддалась.

- А ну, помогайте! - выкрикнул Кэр и спешно отложил в сторону небольшой приборчик с парой торчащих из него щупов. В это время Гракх пытался расширить узкую щель открывшегося проема. Для этого он использовал только что найденную арматуру, используя ее в качестве рычага.

- Сей момент! - прозвучал голос Мартина, и пальцы здоровяка тут же вцепились в дверь.

- Вот же зараза... - отдуваясь, сказал Гракх. - Хорошо не пневматика, а то бы пришлось в окно лезть. Без электричества не открыли б.

- В окно высоко, - глухо и словно обиженно сказал Джон. Он молчал всю дорогу и только теперь вступил в беседу. - Лучше через дверь.

- Ясное дело, что лучше, - хмыкнул Гракх.

Дезире внутренне приготовилась к неприятному запаху и поэтому в первое время закрыла нос краем рукава, но ничего не произошло. Луч фонаря в руках Кэра дрогнул и пронзил высокий пыльный занавес, который поднялся в ответ на вторжение незваных гостей.

Все тихо и спокойно, как в старом склепе, однако, стоило девушке с облегчением вздохнуть и потянуться за своим рюкзаком, как в темном проеме раздался негромкий, еле уловимый шелест. А в следующее мгновение тьма обрела форму, зашевелилась. Через порог к ногам Мартина метнулось нечто костлявое и отталкивающее.

Девушка почувствовала, как все внутри нее оборвалось, тело оцепенело. Объятая ужасом, она отчетливо понимала - надо что-то делать, но не могла пошевелиться. А, между тем, чудовище уже распласталось на земле, и почти дотянулось корявыми руками до Мартина.

Ноги Дезире подкосились и девушка чуть не упала. Покачнувшись, она спиной налетела на стоявшего сзади Джона. И только теперь получилось закричать по-настоящему - пронзительно, надрывно...

* * *

- Мать твою, девчонка! - выругался Гракх, несильно пнув то, что, как показалось Дезире, намеревалось вцепиться в ногу Мартину. - Если ты на каждый мешок с костями будешь так реагировать, то я начну мочиться криво.

Кэр с нескрываемым призрением посмотрел на девушку, но промолчал. Сейчас его больше интересовало растянувшееся на растрескавшемся бетоне тело.

- Дрянь какая, - Мартин брезгливо убрал ногу и переступил порог института, освещая его "внутренности".

- Ну-ка подвиньтесь, что ли, - сварливо проговорил Кэр и опустился на корточки. - Игрушки свои не забывай, - протянул он Гракху отложенный ранее приборчик, при помощи которого взломал электронный замок двери.

В том, что напугавшее Дезире нечто давно было мертво, сомнений не было. Более того, слова зарккана о мешке с костями оказались на удивление точны. Иссушенное, покрытое пергаментом серой кожи тело больше всего походило на мумию. Неплохо сохранившаяся униформа из мешковатых, заправленных в высокие ботинки штанов, рубашки и куртки была изодрана на груди. Клочья темно-зеленой ткани свисали причудливой бахромой.

- Похоже, он пытался расцарапать себе грудь, - сказал Кэр. - Или кто-то пытался с ним это сделать...

Эрсати аккуратно вспорол порванную куртку и рубашку под ней, потом лезвием отодвинул в стороны края. Под ними на коже отчетливо виднелись рваные царапины.

- Похоже, что сам, будь я проклят, - Гракх осматривал руки покойника, а точнее - его ногти. - Дез, ты можешь определить, что у него за грязь под ногтями?

Девушка стояла белее мела.

- Эй! - рявкнул зарккан. - Ты зачем с нами потащилась? Ворон считать будешь или язык проглотила?

- Плюнь на нее, - перебил Кэр. - Я готов биться об заклад, что наш друг расцарапался сам. Посмотри на него - парню было очень больно...

Тело несчастного был выгнут дугой. Запрокинутая назад голова, перекошенное лицо, широко распахнутый рот. Казалось, что из него все еще доносится предсмертный крик. Ребра вспучились, прорвав кожу - от чего грудная клетка светилась, как решето.

- Ну и что? - фыркнул Гракх. - И вообще - странный он какой-то. Не подхватить бы заразу...

- Дело говоришь, - Кэр поднялся на ноги, брезгливо уставился на мертвеца, потом перевел взгляд на зарккана. - Руки помой, а еще лучше - обожги, так точно заразу убьешь.

- Обязательно воспользовался бы советом, будь я проклят! - осклабился Гракх. - Только сам же знаешь, что плевать хотел на болезни и яды. Не родился еще такой ублюдок, чтобы смог отравить зарккана. Эх... тебя бы в наши болота, красавчик, - Гракх мечтательно закатил глаза. - За одну бы смену гнойниками изошел. Здешние болота - так, лужи мелкие. То ли дело...

- Эй, здесь таких еще много! - из полумрака института послышался голос Мартина. Джон тут же шагнул вслед за напарником. - И все похожи на ... черт его знает что!

Дезире неуверенно топталась на месте. Ей казалось, что высохшие глаза трупа следят за каждым ее шагом. Что за мертвенным спокойствием таится нечто выжидающее. Стоило отвернуться, потерять бдительность и неминуемо случиться страшное...

Девушка облизала губы. Во рту ощущался неприятный медный привкус.

- Может, вернешься в общину? - Кэр стоял рядом и ухмылялся, а потом, скорчив страшную рожу, издал звук:

- Бу! - при этом он поднял руки и растопырил пальцы.

Дезире вздрогнула и отступила на шаг. Зарккан и эрсати разразились громким смехом.

"Вот дура!" - внутренне обругала себя девушка. Морщась от резкой боли, она ненадолго прикрыла глаза. Если эти двое найдут общий язык, то точно сделают её посмешищем на все время экспедиции. И можно будет сколько угодно успокаивать себя тем, что ей дела нет до всех этих нападок. Менее больно от этого не станет.

"Нужно найти лекарства и все, остальное - не моя забота... Не моя! И, в конце концов, я женщина, мне не должно быть стыдно за свой страх"...

- Очень смешно, умник. Из тебя бы вышел отменный клоун. Зачем закапываешь свой талант? Твое чувство юмора ценит вся община, а уж я твоя самая большая поклонница, - холодно ответила Дезире. Даже стоя в теплых лучах, она чувствовала, как по коже бегают мурашки, а ноги так и норовят подкоситься. А ведь это только самое начало - что же будет в стенах института?

- Кэр, она тебя точно любит, чтоб я сдох! - засмеялся Гракх и толкнул эрсати в бок.

- Всегда к твоим услугам, - сказал Кэр, обращаясь к Дезире. На его губах играла самая многообещающая улыбка. - Только скажи и я, так и быть, хорошенько отделаю тебя... А если будешь хорошей девочкой, то буду повторять это... Иногда...

Лицо девушки вспыхнуло, залилось румянцем. Фыркнув, как кошка, она быстрым шагом скрылась в институте. За спиной слышался топот шагов и громкий смех.

* * *

Переступив порог института, путники оказались в коротком широком коридоре. Дезире вытащила из рюкзака фонарик и с недовольством отметила, как тот дрожит в руке. Желтоватый свет вырвал из полумрака еще пару высохших мертвецов. Они лежали на полу - так же искореженные, как и тело того несчастного, что осталось при входе.

Девушка сторонилась их, стараясь обходить по широкой дуге. Впереди мелькали отблески фонарей ушедших вперед Мартина и Джона. Дезире прибавила шаг, намереваясь догнать громил. Теперь они казались ей единственной защитой от притаившихся в темных углах чудовищ. А в том, что чудовища притаились - сомнений не было. Девушка чувствовала, как ужас проникает в каждую клеточку ее тела. Очень хотелось все бросить и убежать. Возможно, она так бы и сделала, но мысль о том, что окружающий ее полумрак может превратиться в привычного спутника - пугала еще больше.

- Что это их так покорчило? - раздался за спиной голос Гракха. Он и Кэр стояли над очередным трупом, полосуя его светом своих фонарей. - Клянусь первородными цехами, не хотелось бы мне находиться здесь, когда все произошло!

- Ну... я тут не специалист, - Кэр почесал затылок. - Могу лишь предполагать... Закэри говорил, что здесь все чисто в плене опасных излучений. Остается магия, так как я попросту не знаю технологии, способной вызвать подобное.

- А магию знаешь?

- Нет, - Кэр жизнерадостно улыбнулся. - Вернее, не знаю конкретного заклинания. А раздел может быть практически любой. Все зависит от особенностей заклинателя или группы заклинателей. Все очень индивидуально. Тем не менее - этот вариант мне кажется наиболее вероятным.

- Вероятным... - передразнил его Гракх и с чувством сплюнул. - Ты лекцию мне читаешь что ли? И вообще - не нравится мне все это. Надеюсь то, что заставило этих ребят так скрутиться, уже давно издохло в какой-нибудь дыре или распалось без следа.

- Боишься?! - Кэр посмотрел на Гракха с выражением брезгливого удивления, словно тот вмиг превратился в большого слизняка. - Я-то всегда думал, что ваш народец ничего и никогда не боялся, а тут такое откровение... Может ты и не зарккан вовсе? Как на мой взгляд, больше смахиваешь на крысу-переростка. Лохматую и говорливую.

- Чтоб я сдох! Эта крыса сейчас засунет фонарь так глубоко тебе в зад, что каждый раз, когда ты будешь открывать свой поганый рот, он будет превращаться в прожектор.

- Какой-то ты напряженный, - Кэр поднял руки, словно сдавался. - Наверное, плохо без женщин, а? Своих нет, а человеческие не...

Рука Гракха потянулась за спину, нащупывая 'Плевок'.

- Вы там уснули что ли?! - по коридору прокатился крик Мартина.

Эрсати и зарккан еще некоторое время стояли, сверля друг друга тяжелыми взглядами, потом, не проронив ни слова, направились вслед за остальными.

* * *

Дезире казалось, что в стенах института умерло все. Мертвым был даже воздух, словно его продезинфицировали, но сделали это каким-то варварским способом. Девушка осматривала просторный зал, заполненный запечатанными ящиками и полупустыми стеллажами. Окна давали достаточно света, чтобы разглядеть новые тела. Их был много. Они лежали между ящиков, в грудах сваленных со стеллажей инструментов и оборудования.

Тело одного несчастного замерло сразу у входа. Дезире выключила фонарик и остановилась в нерешительности. Мертвец перед ней словно до сих пор полз. Он распластался на полу, выбросил вперед руки, пальцы вросли в металл пола.

- Он пытался спастись... - прошептала девушка, ни к кому не обращаясь.

- Кэр, какого черта здесь произошло? - в голосе Джона звучала растерянность. - Они же не своей смертью умерли. Их словно... - он замолчал, пытаясь подобрать слово.

- Высушили? - помог ему эрсати.

- Точно... так же не бывает, - здоровяк сжимал в руках обрез.

- Вот Закэри, мать его! - Кэр с досады сжимал и разжимал кулаки. - Видимо институт посчитали стратегически важным объектом, не стали разрушать, как город. Но с персоналом не церемонились...

- Постой, постой... - в разговор вмешался Мартин. - Если город разрушили эрсати, значит и это их работа. В смысле... ваша.

- Ты бы поменьше думал, - лицо Кэра скривилось. - Это не твой конек. Доказательств нет - наша технология могла быть использована кем угодно. А магией владеют и шиверы, и некоторые люди. Еще есть вопросы или умные мысли?

Мартин потупился, словно уличенный в шалости ребенок.

- Ну и барахла здесь... - Гракх стоял возле груды ящиков. Все они были металлические и не имели никаких опознавательных знаков. - Как думаете, что в них?

- О том пусть голова болит у подручных Закэри, - пожал плечами Кэр. - У него же исключительные соглядатаи. Все проверили, все выяснили... Уроды!

- И кто из нас напряжен? - хохотнул зарккан. - Ладно, показывай дорогу, умник. Дез, может, ты останешься здесь? Ящики проверишь. Все равно надо узнать, что в них. Вдруг, лекарства? Время сэкономим.

- Чего?! - девушка почувствовала, как внутри зарождается ледяной ком.

- Да расслабься, чудо! - Гракх откровенно веселился. - Шутка это! Шу-тка. Клянусь родными болотами, наивней тебя я еще не встречал, - он махнул рукой, посмотрел на эрсати. - Ну...

- Не запряг, - процедил Кэр где-то давно услышанную фразу. Он выудил из вещевого мешка бумажные листы, еще раз пробежался по ним глазами.

- Значит так. Мы сейчас в буферной комнате...

- Больше похоже на склад, - встрял Гракх.

- Тебя будем слушать, лохматый? - Кэр не скрывал неприязнь.

- Молчу, молчу...

- Дальше будет комната санитарного контроля, потом коридор и зал. Из зала мы можем попасть в... - он помедлил. - Да, можем попасть в подвальные помещения и, соответственно, к генератору. Жаль, что нет электричества, а то бы прокатились на лифте. Он там есть. А так придется топать по пожарной лестнице. Что внизу - мы не знаем, так что будем разбираться на месте.

- А чего тут знать? - Гракх демонстративно сложил руки на груди. - Чтоб я облез - так мы до самой весны тут мотаться будем, пока натаскаем достаточно топлива. И я дурак - не подумал об этом раньше! Надо было всей общиной идти!

- Кристаллы ж не тяжелые, дохляк волосатый, - откликнулся эрсати. - Всего несколько ходок и твоя телега будет под завязку - до темноты успеем. Если варежки не раскрывать...

- Тогда идем, показывай дорогу и помогай открывать двери.

Как ни странно, но эрсати не возражал. На пару с Гракхом они действовали на удивление слаженно. То и дело, попадающиеся на пути мумии уже не пугали, став такими же предметами интерьера, как и редкие неработающие терминалы или перевернутая мебель. Создавалось ощущение заброшенности и застывшей паники.

Фонарики снова понадобились только тогда, когда путники начали спускаться на нижний уровень. С прямоугольной площадки с несколькими ответвлениями и недвижимыми лифтовыми дверьми вниз убегала лестница. Была она металлическая и вполне удобная, чтобы идти друг за другом.

Звуки шагов гулко разносились в прорезаемом лучами фонарей мраке.

- А здесь глубже, чем я думал, - проговорил эрсати. - Почему-то мне кажется, что внизу пространства если и меньше, чем наверху, то не на много.

Дезире вздрогнула, представив себе огромные катакомбы, заполненные непроглядным мраком. Излишне живое воображение тут же принялось рисовать ужасных чудищ, бродящих по хитросплетениям покинутых коридоров. Фантазия услужливо подсовывала все более отталкивающих монстров и кто знает, чем бы это кончилось, если бы впереди идущий Кэр резко не остановился. Девушка, само собой, налетела на него.

- Солнышко, я понимаю, что ты хочешь меня, но не стоит прилюдно этого показывать и кидаться на меня в любовном исступлении, - ласково прошептал эрсати, обернувшись к ней. - Мы уже почти на месте. Подожди, пока вернемся на завод...

Дезире даже задохнулась от ярости. Она попыталась влепить зарвавшемуся наглецу пощечину, но Кэр с легкостью перехватил ее руку.

- Спокойно, милая, не расходуй страсть понапрасну. У нас впереди еще куча работы, так что отложим наши игры на потом.

- Романтика, чтоб я сдох! - рассмеялся Гракх. - Вы просто идеальная пара! Надеюсь, что не будете слишком сильно шуметь по ночам... А, Дези?

Девушка почувствовала, как щеки заливает густой румянец. Было очень обидно, и в тоже время она не знала, как ответить, чтобы прекратить нападки.

Однако Кэр не поддержал разговор. Косо улыбнувшись, он хмыкнул и взглядом пригласил Гракха к преграждающей путь закрытой двери.

А потом снова был коридор. Дезире уже начала сомневаться, что смогла бы сама найти обратную дорогу. Гнев и обида понемногу улеглись, вновь сменившись страхом темноты и таящейся в ней неизвестности. Всякий раз, направляя луч фонаря за очередной изгиб коридора, она ожидала увидеть опасного охотника за живой плотью. Тому способствовали извивающиеся на полу и стенах тени. Они причудливо изгибались, приобретая самые диковинные формы.

- Проклятье... - задумчиво проговорил эрсати и замедлил шаг. - Развилка. Этого еще не хватало.

И действительно - основной коридор имел ответвление. Хотя, как оказалось - совсем небольшое.

- Что мы тут имеем? Так... Медицинские лаборатории, - прочитал Кэр табличку на тяжелой двери. - Ну, это точно не то, что нам надо. Идем дальше.

Дезире шагала словно робот. Она механически переставляла ноги, а в голове яркими вспышками пульсировала единственная мысль:

'Медицинские лаборатории... лекарства... возможное спасение'...

- Кэр! - наконец, не выдержала она. - Стой, я не... мне надо туда... в лаборатории... там же лекарства... мне... мне они нужны, - с каждым словом голос девушки звучал все тише.

Эрсати же шел, как ни в чем не бывало, будто и не слышал ничего.

- Да постой же ты! - Дезире схватила Кэра за руку. - Тебе же Марна дала список лекарств, я их найду там. Открой мне дверь, я быстро - соберу все необходимое и вернусь, ты даже заметить не успеешь.

- О чем это она? - спросил зарккан.

- Да с ума девка сошла, - огрызнулся эрсати и оттолкнул девушку. - Давай без истерик только. Мы пришли за топливом, и отвлекаться на что-то еще не станем! О чем вы там договорились с Марной мне совершенно не интересно. Так что подотри сопли и шевели ногами. Иди вперед - будешь кошмаров пугать.

Дезире стояла, не шелохнувшись, и хлюпала носом. В ее взгляде появились искорки ненависти.

- Да иди уже! Корни, что ли пустила? - Кэр взял девушку за плечо и толкнул перед собой.

- Эй, Кэр, ты руки не распускай, - вмешался Мартин. - Что плохого в том, чтобы она пошла по своим делам? Все равно от нее помощи, как от котенка.

- По своим делам она будет в кусты ходить, а тут не пикник для кисейных барышень!

- И все равно ты не прав, - стоял на своем Мартин. - Это может быть последний ее шанс сохранить себе зрение. На кой, по-твоему, староста отпустил ее с нами? Уж никак не таскать эти кристаллы.

- Ты самый умный тут что ли? - удивленно приподнял бровь Кэр. - Ну, так иди и открой ей двери сам. Подставлять общину из-за глупой криворукой девчонки я не стану!

Эрсати развернулся и направился дальше по коридору, по пути оттолкнув Дезире с дороги. Для себя он поставил в разговоре точку и спорить дальше не собирался.

Девушка смотрела ему вслед, и из глаз ее покатились слезы. Еще вчера она всем сердцем желала этих слез, а сейчас даже не заметила. Плакать было невыносимо больно, но заставить себя успокоиться - не хватало сил. Последняя надежда рухнула. Зачем идти дальше? Дезире сползла по стене, уселась прямо на холодный пол и тупо уставилась себе под ноги.

Мимо прогромыхал зарккан, бубня о том, что все беды в мире от баб и эрсати. А уж баба-эрсати - это зло троекратной силы. Далее прошли Джон с Мартином. Было заметно - здоровяки чувствуют неуверенность, разрываясь между поручением охранять девушку и необходимостью участвовать в поисках топлива.

Шаги раздавались еще некоторое время, постепенно сходя на нет, а потом и вовсе стили.

В пустынной тишине темного коридора остался лишь крохотный огонек от фонарика, который девушка все еще держала в руках. Но свет ей уже и не был нужен. Мир сузился до дрожащего клочка, за пределами которого не было будущего.

'Как он может быть таким жестоким?' - Дезире не могла понять реакцию Кэра.

Он же знал, что без лекарств ей не выжить. Удели немного времени, открой дверь - все. Разве это сложно? От бессилия хотелось кричать. Чудовища и страхи растворились в подбирающемся тяжелом мраке. Реальность оказалась куда хуже и неотвратимее, чем порожденные собственным разумом кошмары.

Время текло незаметно, и Дезире перестала его замечать, погрузившись в невеселые мысли. В конечном итоге все они сводились к одному - чувству безграничной жалости к себе. Девушка настолько глубоко погрузилась в вязкую полудремоту, что не сразу заметила пару остановившихся возле нее ног.

- Все сидишь? Вот же настырная какая... - будто издалека раздался голос Гракха.

- Да пусти ее, все равно без дела сиди. Еще и споткнуться можем.

- Хрен с ней, хоть не будет под ногами валяться...

Чьи-то руки подхватили девушку подмышками, подняли над полом, затем хорошенько встряхнули и, наконец, поставили на ноги. Она стояла, пошатываясь, словно пьяная.

- Просыпайся, красавица, нашла место дрыхнуть, - Гракх сплюнул на пол заглянул в лицо девушке. - Пойдем открывать твою дверь, пока наш великоумный начальник не передумал.

Дезире не поверила ушам своим. Мир, уже навсегда казалось потерянный, внезапно осветился огоньком новой надежды. Она с трудом разлепила сомкнутые веки. Рядом с ней стоял Зарккан и Мартин, у их ног виднелись полупрозрачные ящики, каждый размером с хороший старинный чемодан.

- Вы их все-таки нашли? - неуверенно спросила девушка и указала на ящики.

- А как же, - самодовольно осклабился Гракх. - Видимо, они успели пополнить свои запас незадолго до несчастья. Нам на всю зиму хватит и еще останется весной для торговли. Цеха первородные, надо будет предложить Заку перебраться сюда - хлебное тут место.

- А как же трупы? - зябко повела плечами Дезире. От одной мысли, что им придется жить в месте, где случилось загадочное массовое убийство - становилось не по себе.

- Сухие тела хорошо горят, будь я проклят! Устроим погребальный костер и всего делов. Знаешь, я слышал, что у людей был обычай - на какой-то праздник прыгать через костер. У нас как раз будет праздник...

Девушка побледнела, почти наяву ощутив запах паленой плоти. Перед внутренним взором поднялись клубы черного дыма.

- Да, в разведку с тобой точно нельзя идти, - хохотнул Гракх. - Чуть что - рожа белая, сама при смерти. Ладно, слушай сюда... Наш самодовольный друг не против, чтобы ты осмотрела лаборатории.

Дезире боялась вздохнуть, чтобы снова не вспугнуть зарождающуюся надежду.

- Он, конечно, не в восторге и продолжает утверждать, что все это блажь, - поддержал Мартин.

- А где он сам? - спросила девушка.

- А ты и не заметила? - искренне удивился Гракх. - Он и Джон уже поднимаются с первой партией кристаллов. А мы задержался, чтобы открыть тебе дверь. Только шарить там будешь одна. Нам некогда.

- Да мне только открыть! - просветлела Дезире. - Я все сама, и через пару часов уже буду снова тут. Мне действительно очень надо попасть внутрь - это может быть мой последний шанс...

- Говори спасибо Мартину - это он вступился за тебя, - сказал Гракх и направился в сторону ответвления, на ходу вытаскивая из кармана уже знакомый девушке прибор.

Дезире взглянула на Мартина и, не проронив ни слова, обняла его.

- Да ладно тебе, - пробурчал здоровяк. - Закэри же сказал беречь тебя. Так что считай - я выполнял его приказ.

Девушка отстранилась, хлюпнула носом.

- Все равно спасибо! - сказала она и побежала вслед за Гракхом, намереваясь предложить свою помощь в открывании двери.

Но помощь не понадобилась. В отличие от всех остальных пройденных путниками дверей, эта имела два контура защиты. Гракху без труда удалось обойти первый замок, но на втором возникли проблемы. Трудность состояла в том, что помимо стандартного для института магнитного замка, который отключался после подбора кодового слова, тут имелся замок механический. А он не желал открываться без подачи на него электричества.

- Дела... - почесал затылок Гракх, пряча приборчик в карман. - Тебе точно туда надо?

- Это вопрос моей жизни и смерти, - ответила девушка. Голос ее был ровным, но в нем чувствовалось напряжение.

- Ладно, надо - значит надо. Не получается открыть по хорошему, попробуем по плохому... - проговорил зарккан и начал ощупывать комбинезон. - Аха... Что, красавица, громких звуков не боишься?

Дезире непонимающе смотрела на него, сведя брови к переносице.

- Ты как дите, клянусь серыми домнами! Взрывать буду. Или ты думаешь, что достаточно вежливо попросить, и она сама откроется?

- Не думаю, - буркнула девушка.

- Старый добрый пластит - не изысканно, но действенно, - потирая руки, продолжил Гракх. Он вертел в ладонях завернутый в парафинированную бумагу брикет. - Как думаешь, хватит?

Дезире неуверенно пожала плечами:

- Надеюсь...

- А что еще остается? - подмигнул ей Гракх и еще раз осмотрел упрямую дверь. Затем он ножом разделил брикет на три равные части. Две из них прилепил в районе петель, а оставшуюся у самого замке. Нашли свое место электронные детонаторы. - Надеюсь, все это не зря. Малова-то у нас осталось взрывчатки. А до весны торговли ждать не приходится.

Дезире молчала. Она не чувствовало трату ценного боеприпаса напрасной.

- Ладно, иди отсюда, - Гракх выставлял время на детонаторах. - Пятнадцати секунд хватит, думаю...

Девушка почти бегом бросилась к основному коридору. За спиной тут же послышался топор зарккана.

- Поберегись! - весело выкрикнул он, словно все это была невинная игра.

Выглянувший из-за угла Мартин, тут же спрятался обратно. Через пару секунд к нему присоединились Дезире и Гракх.

- Закрыть уши! - скомандовал зарккан.

В следующее мгновение грянул взрыв. Дезире показалось, что у нее треснула голова. Боль в глазницах ожила с новой силой, словно часть взрывчатки сдетонировало прямо в черепе. Девушка беззвучно закричала, отчаянно закрывая ладонями уши. В замкнутом помещении звук взрыва оказалась очень сильный. Прошло несколько минут, прежде чем звон в ушах стих настолько, что можно было услышать собственный крик.

- Вот это трахнуло! - зарккан светился от удовольствия. Нетерпеливо дождавшись, когда рассеется дым, он направился к двери. На том месте, где только недавно стояла неприступная преграда, зиял черный провал с рваными краями.

- Ничего себе! - проронила Дезире, хлопая глазами.- Спасибо тебе огромное! Я туда и обратно...

Девушка чихнула, покрепче стиснула фонарик и двинулась в неизвестность. Только теперь она вспомнила, что листок со списком Марны так и остался у Кэра.

* * *

Как Дезире не храбрилась, а путешествие в компании, пусть даже противных ей типов, теперь казалось куда спокойнее и безопаснее. Ей почти сразу стало жутко - одна в прорезаемой лучом фонаря темноте - она чувствовала себя маленькой и одинокой. Боковое зрение вкупе с вновь разыгравшимся воображением то и дело норовили сыграть злую шутку, создавали ощущение нереальности происходящего.

Чем здесь занимались? Какие проводили исследования? Девушка не знала, но пыталась предположить по сохранившимся косвенным признакам. К сожалению, пока безуспешно. Слишком сильным было волнение, слишком невнятным казалось увиденное.

Склеп - холодный и мрачный, именно такие ассоциации приходили Дезире в голову. Казалось, ее окружают тайны прошлого, наполненного призраками тех, кому не суждено было пережить войну, кто остался в этих стенах навечно. Призраки что-то нашептывали, тайком следовали по пятам, прятались в длинных тенях, одним своим незримым присутствием подавляя желание продолжать поиски. Они словно пытались прогнать непрошеную гостью из своих владений. Живым не место в обители мертвых.

Дезире понимала, что все это ей кажется - нет никаких призраков, а есть сеть брошенных лабораторий. Пустых! Однако страх не проходил. Тело словно закостенело, мышцы сводило болезненной судорогой. Но она все равно шла - пусть медленно и неуверенно. Немного радовало то, что в этом крыле все двери оказались разблокированными, как будто люди успели эвакуироваться. Что с ними случилось позже, девушка догадывалась...

Вообще казалось странным, что подобный институт разместили именно здесь. Безымянный город, пусть и разрушенный, не производил впечатления ни исследовательского центра, ни места индустриально развитого. Скорее это было нечто провинциальное. Тем более, что вокруг теснилось множество фермер. От совсем небольших, до образующих целые поселки в двадцать-тридцать домов. К сожалению, все они успели прийти в упадок и теперь пустовали.

С чего бы в ориентированном на сельское хозяйство городе размещать научно исследовательский институт медицинской направленности? Дезире не могла взять этого в толк. Она слышала, что страна, на территории, которой они сейчас находились - вроде бы это была Германия - всегда славилась своей педантичностью и аккуратностью. Но что тогда за путаница? Зачем такие сложности? Ведь наверняка возникали проблемы с доставкой необходимого оборудования и материала. Хотя, те же проблемы могли касаться и завода...

- Какая глупость, - фыркнула девушка.

Она миновала несколько лабораторий, однако ничего подходящего не обнаружила. На однообразных пластиковых столах встречалось самое разное измерительное оборудование, инструменты, вспомогательные приспособления - вещи, сами по себе нужные, но не в этот раз. Среди множества колб и пробирок наверняка должны были сохраниться остатки реагентов и экспериментальных препаратов, но девушка надеялась найти нечто более стоящее. Проводить анализ на месте представлялось ей крайне затруднительным делом, на которое не было времени. Хотя, уходить с пустыми руками она не собиралась.

'А вдруг здесь пусто, как и на заводе? Вдруг перед консервацией все вывезли?'

Девушка мотнула головой, посветила на наручные часы. Стрелки показывали, что прошло уже сорок пять минут.

- Зачем только обещала вернуться... - вслух укорила она себя. - Интересно, будут меня искать?

Дезире вздохнула и присела на один из стульев, откинулась на спинку. Только теперь она поняла, как устала. Дорога до института, волнение и страх в его стенах - все это не прошло даром. А еще темнота - она словно вытягивала силы. Нет, определенно здесь не хотелось умирать.

В памяти девушка попыталась нарисовать примерный путь, который успела пройти за последний час. Ничего не вышло. С ориентированием в незнакомой местности у нее было, мягко сказать, не важно. Она даже примерно не представляла, где находится относительно входа в лаборатории. Можно было с равным успехом идти в любую сторону - при этом шансы выйти оставались неизменными.

Вроде бы и рассказывал когда-то отец, какими принципами надо руководствоваться чтобы не заблудиться... Да только ни одного из них в голову не приходило.

'Надо чувствовать пространство', - так он говорил. Но почувствовать Дезире так никогда и не могла. Отец улыбался и говорил, что все получится. Он верил в нее даже тогда, когда она сама отчаивалась и опускала руки. Эта вера служила ей стержнем, не позволяла сломаться.

Посидев еще несколько минут, Дезире все-таки выбрала верное, как ей казалось, направление. Сделав выбор, она более не сомневалась.

Страх почти исчез или просто притупился, уступив место упрямому желанию отыскать медикаменты, а потом и выход.

Спустя минут пятнадцать Дезире начала подозревать, что выбранное ею направление не совсем верно. На полу стало попадаться неприятно скрипевшее под ногами битое стекло. Стулья и столы кое-где были перевернуты или разбиты: устойчивый к химическим воздействиям прочный пластик походил на жалкие лоскуты ткани. Исковерканные приборы, погнутые металлические конструкции, какой-то непонятный мусор. Всего этого раньше не было.

При ближайшем рассмотрении мусор оказался чем-то отдаленно напоминающим обрывки пергамента или сухой кожи. Девушка опустилась на корточки. Сам по себе факт сброса кожи ее не удивлял. Чистокровные эрсати линяли дважды в год, полностью обновляя кожный покров и тем самым омолаживая организм. Но здесь было что-то другое.

'Оберточный материал, истлевшая бумага, может грязь слежалась? - думала Дезире, но тут же отметала предположения. - Нет, все же кожа, но чья?'

Любопытство брало верх.

Дезире надорвала загадочный материал, понюхала его и тут час же чихнула, потом еще раз и еще. Несильный, но крайне специфический запах ударил по носоглотке. Он будто окутал слизистую, вызывая нестерпимое першение, заставляя глаза слезиться. Отшвырнув надорванный кусок к стене, Дезире поднялась на ноги и несколько раз глубоко вздохнула, стараясь избавиться от прилипчивой вони. Все вокруг подернулось белесой пеленой, поплыло.

- Вот же угораздило! - девушка с досады всплеснула руками, смахнула с ближайшего стола несколько колб. Издав слитный звон, они разлетелись на множество осколков.

Глаза продолжали слезиться, но что было гораздо хуже - чесались. Ладони сами собой потянулись к лицу, но Дезире успела одернуть себя.

- Терпи... - прошептала она и с силой закусила губу. - Не паниковать...

Казало, что самым верным будет переждать минут пять-десять. За это время глаза должны были успокоиться. Хоть немного...

Продолжая покусывать губу, Дезире зажмурилась и замерла. Наступившую тишину нарушало только ее частое дыхание да негромкий скип стекла под ногами.

Внезапно где-то в стороне, на самой грани слышимости, раздался шелестящий звук. Он походит на то, будто кто-то равномерно работал наждачной бумагой. Дезире вздрогнула и напряглась. Звук не прекращался. Напротив, с каждым мгновение становился громче, приближался. Теперь к шелесту или, точнее, шороху присоединились постукивания. Определить точнее девушка не могла.

Она открыла глаза, те не замедлили отозваться жгучей болью. Однако зрение уже почти нормализовалось. Руки дрожали, луч фонаря судорожно рыскал в темноте. На лбу выступила испарина. Дезире успела поверить в то, что находится в лабораториях одна и все чудовища лишь плод её воображения. Но приближающаяся какофония выбила ее из колеи, наполняя страхом. То, от чего она бежала - возвращалось с новой силой. Паника вновь поднимала голову.

В голове билась всего одна мысль - бежать! Куда угодно, только подальше от странного звука! Однако ноги не желали слушаться хозяйку. Будто нарочно окаменев, превратились в пару мраморных столпов.

Дезире еле сдерживалась, чтобы не закричать. Приближающееся шуршание казалось чем-то нереальным, чем-то таким, что не могло существовать среди мертвых пустых лабораторий.

Из груди рвался переполненный ужасом стон, но девушка душила его, боясь сорваться. Она отчаянно понимала, что стоит дать слабину и тогда взять себе в руки будет почти невозможно. Поддашься страху всего раз, и он проглотит, отнимет разум.

Тонкий луч света по-прежнему метался из стороны в сторону, выискивая в темноте виновника последних страхов.

И он его выискал.

Среди опрокинутых столов и стульев зажглась пара глаз. Как ни странно, но располагались они очень низко к полу, будто их обладатель передвигался ползком. Вслед за этим раздался оглушительный рык и глаза погасли. Нечто приземистое и массивное весьма проворно метнулось в сторону, спасаясь от непривычного света.

Существо не думало таиться. Дезире отчетливо слышала, как оно с грохотом прокладывает себе дорогу среди остатков мебели и оборудования. Девушка попыталась не выпустить его из видимости, удержать в луче света, но ничего не вышло. Червеобразное тело передвигалось на удивление проворно, обходя ее по дуге.

Сердце Дезире выпрыгивало из груди, руки дрожали, словно на сильном морозе. Она чувствовала, что если промедлит еще немного, то сойдет с ума. Отчего-то страх перед сумасшествием перевешивал даже боязнь смерти. Собственный крик слился с очередным ревом чудовища. Вырванная из оцепенения, девушка сумела сделать пару неверных шагов, а потом развернулась и опрометью бросилась бежать. Направление она выбрала интуитивно - противоположное тому, откуда доносилось шуршание и рев неведомого существа.

Бегать в полной темноте, пусть даже и с фонарем, оказалось делом непростым. Несколько раз девушка поскальзывалась, врезалась в косяки дверей, натыкалась на предметы мебели. Шишки и ссадины множились как по волшебству... очень злому и болезненному волшебству. Она бежала изо всех сил. Собственное дыхание оглушало, в висках неприятно пульсировало, словно отмеряло последние мгновения жизни.

Проскальзывая в очередную дверь, Дезире мельком заметила красующуюся над ней надпись: 'Склад ? 7'.

По губам девушки скользнула вымученная улыбка, однако тут же она была сметена внезапным ударом. Ненадолго потеряв концентрацию, она плечом врезалась в дверной косяк. Удар был такой, что из груди выбило весь воздух. Вскрикнув, Дезире кубарем покатилась по полу, по пути сбивая пустые коробки.

Она лежала, обхватив себя руками и пытаясь вздохнуть. Легкие горели от нехватки воздуха и потому первые его глотки показались блаженством. Тупая боль пульсировала в такт биению сердца, однако была вполне терпимой. Дезире знала, что завтра, скорее всего не сможет подняться с постели, но сейчас ее это не очень волновало. Перед внутренним взором нестерпимо жарко горело единственное слово: склад.

Немного отдышавшись, она попыталась приподняться. Однако взбунтовавшееся тело ответило на это приступом тошноты. Комната раскрасилась цветными огнями, завертелась. Прошло несколько минут, прежде чем Дезире смогла вновь воспринимать действительность. Держалась за ушибленное плечо, она вслушивалась в лабиринт лабораторий. Шороха не было. Это не могло не радовать. Либо чудовище отстало, либо даже не пустилось в погоню. Но поторапливаться следовало в любом случае.

Ругаясь сквозь зубы, Дезире начала подниматься. Она опиралась здоровой рукой сначала об пол, потом о стоящие вдоль стен стеллажи. Еще пару раз ей становилось плохо - приходилось отдыхать, судорожно цепляясь за опору. Голова все еще кружилась, а в ушах протяжно звенело.

'Что ж, дурная голова ногам покоя не дает',- припомнила девушка старинную пословицу людей. Правда, в ее случае - это скорее была невезучая голова.

Наконец, ей удалось подняться. Удивительно, но при падении она не выронила фонарь. Теперь его луч скользил по ящикам и стеллажам.

- Ничего себе! - восхищенно выдохнула Дезире.

Стеллажи оказались забиты упаковками с лекарствами различной фасовки. Похоже на этом складе хранились малые партии экспериментальных или же выпускающихся в небольших количествах препаратов. На каждой полке свои бирки с наименованиями и сериями. Большинство названий Дезире видела в первый раз, о некоторых лишь слышала.

Не теряя больше ни секунды, девушка неловко скинула рюкзак, выудила из него 'Всполох'. Затем переложила фонарь в поврежденную руку, а здоровой начала нещадно вспарывать прозрачные и матовые упаковки. Их она выбирала скорее по наитию, нежели осознанно. Лучше всего было взять хотя бы немного от каждого образца. А потому девушка старалась пропускать полки с родственными, как ей казалось, лекарствами.

Покончив с этим, Дезире принялась горстями кидать в рюкзак упаковки с таблетками, порошками, а так же ампулы и пузырьки. Несколько названий она точно раньше слышала, вот только где? Возможно, что именно их Марна упоминала в качестве лечения для глаз, но уверенности в этом не было. Вскоре рюкзак наполнился под завязку.

- Вот и все тут, куда теперь? - размышляя вслух, произнесла девушка.

Теперь она окончательно потеряла всякое понятие о направлении. Можно было закрыть глаза и ткнуть пальцем в любую сторону. Хотя нет, не в любую. Обратно Дезире не пошла бы и под дулом пистолета.

Решение возникло само собой... Девушка снова услышала знакомый шорох - еще тихий, но постепенно звучащий все громче.

- Значит, просто отстал, зараза!- процедила она и со стоном взвалила ощутимо потяжелевший рюкзак на здоровое плечо. Выбор был сделан. Дезире двинулась в противоположную от нарастающего звука сторону.

Бежать, как раньше, стало невозможно. Левая часть тела ныла при каждом шаге. Казалось, что виски стали небольшими наковальнями для трудолюбивых кузнецов. Приходилось часто останавливаться, переводить дух. Лямка рюкзака уже спустя несколько минут сделалась жесткой и грубой.

Шорох за спиной не приближался. По крайней мере, так казалось Дезире. За собственными шаркающими шагами и тяжелым дыханием она ни в чем не была уверена. Теперь, имея в рюкзаке образцы лекарств, было очень обидно сгинуть среди всех этих мертвых нагромождений.

Девушка, как могла, пыталась представить себе расположение лабораторий. Но ничего кроме образа полутемного лабиринта в голову не приходило. Как вообще можно было ориентироваться между однообразными когда-то стерильными клетушками?

'Должен быть главный коридор', - промелькнула запоздалая мысль.

- Вот дура! Достаточно было сразу держаться его и теперь бы не пришлось плутать! - злость на саму себя распирала.

Сколько еще получится продержаться, пока силы окончательно не иссякнут? Разумеется, оставался нетронутым паек. Но разве его хватит надолго? Пару дней она протянет, а потом станет легкой добычей той шелестящей твари, что продолжала неспешную погоню.

'Интересно, чем эта штука питалась все это время'? - Дезире почувствовала, как внутри разгорается любопытство ученого. Пусть она и была химиком, но это нисколько не мешало интересоваться всем новым. Даже на краю гибели. Кстати говоря - подобные размышления действовали благотворно, позволяли избежать самобичевания и паники.

По всему выходило, что все это время лабораторный комплекс был задраен наглухо. С внешним миром оставалось самое минимальное сообщение - вентиляционные шахты, вряд ли что-то еще. Дезире не могла поверить в то, что шахты были достаточно широки, чтобы позволить чудовищу беспрепятственно подниматься на поверхность и спускаться обратно. Да и не произвело оно впечатление существа, способного подниматься по отвесным стенам. Оставалась вероятность запасного выхода. Но какой смысл наглухо запечатывать главный вход, чтобы оставить открытым запасной? А что если не было никакой эвакуации?

Девушка остановилась, привалилась спиной к стене. Грудь тяжело вздымалась, в горле першило.

Сколько было трупов наверху? Не больше сотни. Почти все в униформе обслуживающего персонала. Всего несколько в халатах. Конечно, институт был большой, а группа прошла лишь малую его часть, но все же... Что если нижний уровень закрыли вместе со всеми, кто тут был?

Дезире вздрогнула от пробежавших по телу мурашек. Собственные выводы не радовали.

Здесь, внизу, она не видела ни одного трупа. Может быть, они встречались дальше - у генератора или на складе, но не в лабораториях.

- Вот и запас пропитания... - сама того не замечая, вслух прошептала Дезире. - Специальный эксперимент или стечение обстоятельств?

На душе стало до тошноты гадко. Девушка представила себе запертых, отчаявшихся людей. Они не могли не догадываться о той участи, что ждала их впереди. Теряя силы и надежду, скорее всего, в полной темноте, они не могли оказать должного сопротивления. Бесконечный, сводящий с ума шелест... Нельзя спать, нельзя терять бдительности... Лучший способ все закончить - кусок битого стекла в руке...

Дезире поймала себя на том, что дрожит мелкой дрожью. Осознание того, что ей вполне может представиться возможность на собственном опыте испытать весь ужас, что некогда царил в этих стенах - отнимало рассудок.

- Вот и отвлеклась... - пролепетала она и с силой ударила кулаком в стену. Боль была яркая и жестокая. Зато прояснилась голова. Дезире застонала, но тут же заставила себя замолчать.

И снова изнурительное бегство, снова ненавистный рюкзак на плечах. Казалось, с каждым шагом он прибавляет в весе, становится угловатым, неудобным.

Внезапно чуть в стороне что-то сверкнуло и погасло. Девушка встала как вкопанная, перестала дышать. Свет появился снова, он не был игрой воображения. Еще минута и Дезире радостно взвизгнула, а потом уронила рюкзак на пол и сама опустилась рядом. Сил покинули ее.

Всего в нескольких шагах зиял провал выхода с валяющейся рядом покореженной взрывом Гракха дверью. Напряжение последних нескольких часов ушло. Тело превратило в безвольную студенистую массу, неспособную пошевелиться. Сильно заныли ссадины и ушибы.

Но самое главное - она сумела выбраться. И не с пустыми руками, а добыв образцы лекарств. В такое счастье даже не верилось!

В коридоре послышались шаги, вновь забегали отблески фонарных лучей.

- Эй, кто-нибудь, помогите мне! У меня тяжелый рюкзак! - закричала Дезире, а потом шепотом добавила: - а еще я поранилась и устала.

Шаги разделились, и в дверном проеме замаячила темная фигура, за ней еще одна. Пара фонарей светила прямо на сидящую на полу девушку. Она сощурилась, прикрыла глаза руками.

- Уберите свет, мне же больно...

- Да это наша красотка пропащая! - пробасил Гракх. - А Кэр там уже отходную по тебе чуть не справил. Рассказывай, давай - как прогулка? Что б меня на прокатном стане растянули! Удачно сходила?! Смотрю - рюкзак-то полной! А чего побитая, как шавка помойная?

- Упала... - огрызнулась Дезире. - Вообще-то за мной ползет какая-то тварь, так что давайте поскорее убираться отсюда.

- Наверное, сильно упала, - повертел у виска Гракх. - Поможешь даме-то? - обернулся он к Мартину.

Тот, молча, поднял рюкзак, легко забросил его за спину.

- Ну, чего ждем, в носу ковыряем? - спросил зарккан, вновь переводя взгляд на девушку. - Ты поднимайся наверх, а нам еще одну ходку сделать надо. Чуть не опоздала ты, девочка. Почти затарились уже, еще немного и все - кто не успел, тот гуляет тут, пока не покроется плесенью.

Дезире попыталась подняться, но тело не слушалось.

Гракх покачал головой.

- Помогай...

Мартин без колебаний и предупреждений подхватил девушку подмышки, разом поставил на ноги. Она покачнулась и если бы не поддержка крепких рук, то упала снова.

Все трое развернулись и направились к коридору, где Дезире на несколько минут снова присела, дожидаясь, пока зарккан с Мартином сходят за последней партией топлива. Джон с Кэром опередили их и уже поднялись на поверхность.

У нее не было сил даже на то, чтобы бояться. Оставшись в одиночестве, она просто закрыла глаза, попыталась задремать, но сон не пришел. Тело было слишком измождено.

А потом был подъем - долгий, почти бесконечный. Дезире прокляла лестничные пролеты, которые встали на пути к солнечному свету. Однако, с остановками на отдых, с постоянными понуканиями со стороны Гракха и помощью Мартина - свершилось то, во что сама девушка почте не верила. Она вышла из стен института.

Переступив порог, Дезире тут же оказаться на траве и расплакалась. Ей было абсолютно плевать, что на нее с недоумением смотрят остальные члены экспедиции, что потом Кэр не раз припомнит ей эти слезы и слабость. Тело сотрясалось в рыданиях. Но несмотря на пережитое, девушка ни на мгновение не жалела о том, что исследовала лабораторный комплекс. Пусть все получилось крайне сумбурно, ну и ладно. Главное, что впереди ждала община и Марна, которая все поправит. Не могла не поправить!

* * *

Путники уже скрылись из виду, когда в глубине института послышался шелест. Прошло еще несколько минут, прежде чем в дверном проеме показалось нечто. Если бы здесь была Дезире, то она безошибочно сказала бы, а вернее прокричала, что именно от этого чудовища спасалась в лабораториях.

Выползшее существо отдаленно напоминало крупного приплюснутого моржа без ласт, но с множества маленьких лапок, расположенных вдоль всего тела, как у сороконожки. Было достаточно одного взгляда, чтобы понять - оторвать столь грузное тело от земли эти лапки не в состоянии.

Землистого цвета кожу с огромными складками, кое-где покрывали странные образования, представляющие собой округлые наросты. Они периодически втягивались в тело и испускали небольшие порции синеватого крайне едкого пара.

Голова чудовища - гладкая, округлая, без видимых ушей и носа - практически не имела шеи. Безгубая пасть с внушительного размера зубами и парой выступающих клыков могла принадлежать только хищнику. Но не клыки обращали на себя внимание - глаза! Почти человеческие - больше, подернутые мутной поволокой - они светились разумом и глубоким сосредоточением.

Существо завозилось у дверей, повертело головой, сильно щурясь и недовольно ворча. Затем отползло в сторону, осело наземь. Множество лапок тот час заработали, засуетились - в стороны полетели клочья травы и земли. Несколько минут и туша наполовину погрузилась в грунт, образовав почти неприметный холмик. Словно большая болотная кочка.

Потревоженное девушкой существо дожидалось ночи, чтобы продолжить начатый в подвальных лабораториях путь...

* * *

- Говорю же вам, оно там было!

Дезире в очередной раз попыталась донести до спутников свои слова, но вместо желаемого понимания получила только новые приступа смеха. Там, у института, она пыталась уговорить их вновь запечатать дверь, но ее не хотели слушать.

- Зачем? - искренне не понимал эрсати. - Замок все равно вскрыт, толку от того, что мы закроем дверь? Боишься, что разбегутся мертвяки? Так и хрен с ними. Нам меньше мороки.

Теперь Гракх и Кэр на пару катили заполненную топливом телегу и с удовольствием потешались над девчонкой. Да и Мартин с Джоном старательно отводили взгляды, прикрывали улыбки то ладонями, то низко опущенными головами.

Ей не верили. И этот факт выводил из себя!

- Я не сумасшедшая! - в отчаянии выкрикнула Дезире и, забыв о болевшем плече, прибавила шаг. Ярость подстегивала, поэтому ненадолго удалось обогнать остальных и тем самым избавить себя от пошлых намеков Кэра и гадких шуточек Гракха.

- Бестолковые упрямые ослы! - бубнила она себе под нос, меряя шагами остатки асфальтового покрытия. Несколько раз Дезире не преминула воспользоваться случаем и подцепить носком ботинка горку пыли или особенно не угодивший цветок. От этого детская досада получала хоть какое-то удовлетворение.

- Умники! Сами бы в штаны наложили, нарвись на эту дрянь раньше меня!

В глубине души Дезире понимала, что у них были все основания не верить её словам. Но что это меняло? Они могли бы просто принять на веру все, что она рассказала в надежде на поддержку. Все-таки воспоминания об увиденном, а тем паче о додуманном, до сих пор заставляли ее вздрагивать. Это не могло быть плодом ее воображения! Как они не понимали?! Разумеется, в сложившихся обстоятельствах доверять ее зрению было не совсем верно, но как же тот противный въедливый запах, шелест, рев. В конце концов - почти безотчетный страх.

Все эти аргументы казались Дезире крайне вескими. А то, что ее подняли на смех, могло говорить лишь об узколобости идущих следом мужланов! И ничего более!

- Эй, ребята, а вы не хотите сменить нас с Гракхом?! - услышала она позади себя голос Кэра и презрительно фыркнула, понимая, чем ей это грозит. Продолжать фарс не было никакого делания, а в том, что эрсати не отвяжется - сомневаться не приходилось.

До сих пор ее спасало лишь то, что Кэр впрягся тащить телегу вместе с Гракхом. А девушка, пусть и порядком уставшая, но налегке шла быстрее. Рюкзак покоился где-то среди упаковок с кристаллами.

Само собой, эрсати не по доброй воле взялся за непривычную для него работу. Просто зарккан ненавязчивой продемонстрировал кое-какой инструментов из своего инвентаря и подробно объяснил, как именно пустит его в ход, если Кэр и дальше будет корчить из себя неженку.

Дезире поморщилась и сделала небольшой глоток из помятой облупившейся фляги. Хруст мелких камешков позади подтвердил худшие опасения.

- На что оно было похоже? А, Дез? - Кэр бесцеремонно выхватил из её рук флягу, приложился к горлышку. - Готов поспорить, что там, в темницах ужасной лаборатории тебе открылась ужасная истина! Поведай ее нам, простым смертным, умоляю.

- Отстань от меня. Ничего там не было, я ударилась головой, мне все привиделось. Разговор окончен! - попыталась отмахнуться Дезире. Не вышло.

Но Кэр и не думал отступать. Его губы украсила ехидная ухмылка человека, который уже на старте знает, что на финише будет первым.

- Может, это было потаенное логово магов-чернокнижников, творящих кровавые мессы во славу Хаоса? Или там жил древний старый змий или дракон? Да! Настоящий золотой дракон, сидящий на мешках с несметными богатствами, как в глупых людских сказках.

- У эрсати тоже есть такие сказки, - парировал Дезире, но тут же прикусила язык, дав себе зарок больше не поддаваться на провокации этого циника. Рано или поздно, но ему надоест. Наверное... Во всяком случае, в это хотелось верить.

- Что ты можешь знать об эрсати, полу...

- Ну же, продолжай, - лицо Дезире превратилось в маску. - Ты хотел сказать - полукровка?

- А хочешь, я расскажу тебе, что случилось на самом деле?

- Конечно, сделай одолжение...

- Ты просто заблудилась, как всегда с тобой бывает. О твоей рассеянности по всей общине легенды ходят, полукровка! Она же у тебя до абсурда доходит! Заблудилась, испугалась, споткнулась обо что-то, залилась слезами и уселась в каком-нибудь темном углу жалеть себя и корчить принцессу, которую обязательно должны спасти. Признайся, малявка, тебе же до чертиков приспичило быть в центре всеобщего внимания. Дезире то, Дезире се! Ах, бедняжка! Ах, невинная овечка!

Кэр входил в раж. Голос стал громче, жестикуляция активнее.

Девушка внешне оставалась абсолютно спокойной, однако внутренне сжалась в тугую пружину. Требовались огромные усилия, чтобы задушить в себе желание тут же вцепиться в глаза надменному выскочке.

- Только твоя хитрость не удалась, полукровка! - не унимался Кэр. - И ты решила сделать иначе. Действительно, что может быть проще?! Никто не знает, что там в этих катакомбах, никто не усомнится в правдивости твоих россказней. И ты опять будешь несчастной овечкой, которую всем безумно жаль! Несчастная наша Дезире!

Кэр больно схватил девушку за локоть, развернул к себе. Они оба остановились.

- Только твои глаза это все равно не спасет, полукровка! Ты ослепнешь! Ты станешь немощной! И никому не будешь нужна! Собственно, как и сейчас - неудачница!

Дезире до боли впилась ногтями в ладони. Всю ту чушь, которую эрсати нес до этого, она еще могла воспринимать с маленькой толикой нервного юмора, но последние слова достигли желаемой цели. Она сглотнула, провела краешком языка по искусанным губам и посмотрела на него. Без уверток и страха.

- Мне кажется, Кэр, что за всей этой бравадой спрятался до чертиков неуверенный в себе ребенок, потому что у меня язык не повернется назвать тебя мужчиной. И еще знаешь что?..

Их глаза встретились.

- Ты жалок...

Кэр даже не понял, как его собственная рука разжимается и выпускает локоть Дезире. Ее слова подействовали на воспаленную злость как ледяной душ. Мысли просто заледенели, как и все тело. Застыло в немом оцепенении от сказанного этой маленькой потаскушкой.

- Кэр... а она ведь того... права! - крякнул прошедший мимо Гракх.

* * *

Несмотря на то, что телега оказалась действительно удобной, ее увеличившийся вес заставлял путников делать частые привалы. Поначалу идти было довольно просто, но чем дальше, тем хуже становилась дорога, тем быстрее расходовались силы.

Дезире то и дело искала повод уединиться. После последнего разговора ее прекратили донимать, однако неприятный осадок гнал спрятаться. А еще она пыталась рассмотреть в маленькое потрескавшееся зеркальце свои глаза. Постоянные пощипывания не давали покоя. Мысли то и дело возвращались к словам треклятого эрсати. И дело было даже не в том, что его пожелания истекали ядом - ей вполне хватало здорового цинизма пропускать самовлюбленный бред мимо ушей. Просто зерно истины в словах Кэра как нельзя точно совпадало с её собственным видением будущего.

'Как все быстро меняется... Всего два дня и жизнь летит в пропасть...' - размышляла Дезире.

Она спрятала зеркальце в карман и развернула предусмотрительно вытащенную из рюкзака упаковку с пайком. Есть не хотелось, но трезвый рационализм говорил, что организм потратил за сегодня уйму калорий, которые следовало восстановить.

Девушка уселась на край торчащего из земли металлического столба. Когда-то он освещал заполненную машинами дорогу, а теперь превратился в подобие ржавого надгробия. Сидеть на нем было не очень удобно, зато тепло, а еще отсюда открывался умиротворяющий вид. Маленькие желтовато-белые цветки тысячелистника кивали девушке, во всем соглашаясь, сочувствуя и сопереживая. Странно, обычно к этому времени года они успевали отцвести. Как бы то ни было, но задумываться о причинах затянувшегося цветения думать не хотелось. Хотелось просто расслабиться, тем более, что нехитрое зрелище завораживало, заставляло улыбаться. Уходило раздражение, исчезала усталость. А что, даже если чуда не произойдет и Марна не сможет спасти ее глаза, все равно останутся эти простые, но очень теплые воспоминания. И даже противный Кэр не испортит их.

Девушка наскоро перекусила и уже собиралась вставать, когда ее внимание привлек странный звук - тихий, но в тоже время характерный. В ближайших кустах кто-то кашлял. Потом ветви дрогнули, затрещали.

Дезире медленно сползла с насиженного места и отступила на пару шагов, чтобы иметь больший обзор. Страха она не чувствовала, скорее - интерес. Здесь, среди густой травы, цветов и солнечного света не могло случиться ничего дурного. Она в это верила и потому не закричала, не попыталась убежать.

'Странно, откуда бы здесь взяться человеку? Точно не свой. На мародера не похож. На посыльного, разведчика - тоже. Ого, да это старик... Тощий-то, какой, грязный. Но откуда?'

Поверить в то, что незнакомец путешествует в одиночестве, Дезире не могла. Чтобы дряхлый старик, который вот-вот развалится, смог выжить в дикой природе? Чушь! Наверняка просто отбился от своих. Об этом следовало расспросить и поскорее. Вдруг, рядом появились еще люди. Мир хоть и велик, но в некоторые моменты, как назло, становится чертовски тесен. Как показала жизнь - любого встреченного на пути следовало опасаться - не важно, как он выглядел. Слишком много было желающих поживиться за чужой счет. Обычно они собирались в банды, иногда многочисленные, нападали исподтишка, грабили, убивали. Правда, встречались и одинокие охотники, но те, как правило, работали по определенным заказам.

Казалось, что дед вообще не обращает внимания на то, что происходит вокруг него. Вышел из кустов, чихнул, что-то пробубнил себе под нос, начал шумно отряхаться. Дезире уже хотела отступить в лагерь и позвать кого-нибудь взглянуть на странного типа, но то, что произошло дальше, заставило ее остаться.

Старик, наконец, замолчал и отряхнулся, а потом достал что-то из-за пазухи старого драного балахона и с нежностью прижал к щеке. Дезире моргнула, отгоняя блики заходящего солнца, и пристальнее всмотрелась в предмет обожания незнакомца.

- Хилки любит своего Пушистика, - донеслись до неё невнятные шепелявые слова.

Только теперь девушка рассмотрела, кому же были предназначены нежности и ласковые слова: потрепанному чучелу хорька.

Его мех был сильно побит молью и сквозь проплешины виднелась синюшная кожа. Костлявые узловатые пальцы старика трепетно поглаживали чучело несчастного зверька, тогда как сам хозяин не замечал, что его любимец находился к нему ровно задней частью. Деда, казалось, совершенно не интересовало, в какое именно место наговаривать нежности своему молчаливому спутнику. Он продолжал что-то шептать прямо под хвост хорьку, однако этих слов Дезире не разобрала.

'Вот идиотка! - обругала она себя. - Сразу же было видно, что старик не в себе'!

Теперь, когда стало очевидно, что дед не походит ни на мародера, ни на наемника, Дезире расслабилась и даже улыбнулась. Ее интересовал сам факт того, откуда он тут взялся и как умудряется выживать один - вряд ли изъеденный молью друг являлся стоящим помощником.

Старик выглядел таким несчастным, что девушка невольно почувствовала неловкость и стыд за недавние подозрения. Сомнений больше не было - никакого достойного сопротивления старик оказать не может. Какое там сопротивление, когда он чуть ли не шатался под порывами ветра. Хотя, следовало отдать ему должное - на тощих плечах висел приличных размеров мешок, а в руках мирно покоилась длинная палка-посох. Навершие палки украшал непонятным образом державшийся на ней череп то ли козы, то ли какого другого рогатого парнокопытного. Понаблюдав еще немного, Дезире убедилась, что палка служит скорее помощницей при передвижении и опорой, нежели орудием самозащиты.

Она отлично знала, что вблизи городов, а так же крупных захоронений, появлялись всевозможные падальщики - детища магических воздействий. Им не было дела до остатков технологий и до большинства ресурсов, кроме одного: еды. А едой становились люди, эрсати... представители всех рас, без исключения. И тут рассказы не врали - то были более чем быстрые и смертоносные существа, что делало случайных жертв почти беспомощными. Не какие-то там сказочные зомби, но умные, расчетливые и вечно голодные хищники. Даже крепкие и здоровые мужчины не всегда могли противостоять падальщикам, что уж говорить о сухом старике. Или ему так невероятно повезло, что он умудрился обойти все подобные места?

- Дедушка... - осторожно позвала Дезире, стараясь выглядеть как можно более миролюбиво.

Старик поднял плешивую голову, которая мало чем отличалась от мехового покрова хорька, и улыбнулся, демонстрируя вопреки всем ожидания Дезире ряд крепких, хотя и желтых зубов.

- Вот, - произнесла девушка и прежде чем сама поняла что делает, протянула старику полуразвернутую упаковку с большей частью походного рациона. Там было три ломтика хорошо прожаренного мяса, кусок сыра, несколько хлебцев и пригоршня жесткой фасоли.

Старик посмотрел на Дезире бесцветными глазами и погладил остатки жиденькой бороденки. Казалось, его нисколько не смутило внезапное появление девушки. Он переводил рассеянный взгляд с нее - то на упаковку, то на чучело, а то и вовсе рассматривал окрестности, словно рядом никого не было.

- Возьмите, это вкусно, - продолжала настаивать Дезире, искренне веря, что делает доброе дело и тем самым спасает этого несчастного. Пусть ненадолго, но спасает.

- Браксус, эта девочка дает нам что-то, кажется... - заговорщически, словно выдавая вселенскую тайну, произнес старик под хвост хорьку и почмокал сухими губами, все еще раздумывая и рассматривая предлагаемую еду. - Мы же возьмем это, как ты думаешь?

Он осторожно потряс хорька в надежде услышать ответ.

- Как-то ты молчалив сегодня, друг мой... - задумчиво произнес старик и в потугах найти этому оправдание - наморщил лоб, от чего вся поверхность плешивого черепа покрылась глубокими морщинами.

Теперь Дезире не сомневалась, что дед был не только страшно худ, но еще и бесконечно безумен. Жалость брала свое, и девушка, собравшись с духом, отважилась подойти ближе. Все же безумие иногда может быть буйным, а схлопотать палкой с рогатым черепом ей совсем не хотелось.

- Вот, дедушка, - повторила она и положила еду на край столба, где недавно сидела.

Старик что-то промямлил и, осмелев, бодро схватил предложенное угощение. Пальцы поспешно сорвали упаковку, зубы впились в мясо.

- Ну, где ты там?! - где-то в стороне из-за деревьев послышался недовольный голос Кэра. - Клянусь, если ты специально прячешься, оставлю здесь!

Оклик заставил Дезире опомниться и выскользнуть из размышлений о судьбе несчастного деда. Она обернулась, но отвечать не торопилась.

'Неужели он думает, что сможет чего-то добиться угрозами'?

- О! Ты кавалера себе нашла? - произнес Кэр и засмеялся. В голосе звучала неприкрытая издевка. - Ты меня удивляешь, полукровка. Я, признаться, был убежден, что твои вкусы более изысканы. Но, как говориться, никогда не стоит быть уверенным в чем-то наверняка. Мое сердце разбито! Я думал - ты любишь меня! А ты...

Дед перестал жевать и с любопытством уставился на эрсати. А тот театрально прижал руки к груди, показывая, что его сердце действительно разбито и не будет ему больше покоя.

Дезире никак не отреагировала на признание. На лице отразилось выражение глубокой скуки.

- Не хочешь, ну и тьфу на тебя, хныкля несчастная, - пожал плечами Кэр. - Мы выступаем, а ты можешь не торопиться. Не смею мешать.

- Он пойдет с нами, - без лишних прелюдий заявила Дезире.

- Чего? - глаза эрсати округлились. - Мне послышалось или ты действительно рехнулась?

- А разве я когда-то была в здравом уме, Кэр? - вопросом на вопрос ответила Дезире. - Мне это только приснилось или ты действительно на днях называл меня больной, полоумной и еще много чего в том же духе? Так что тебя теперь удивляет?

Между тем, старик доел один ломтик мяса и всего раз надкусил сыр. Остальное же с кропотливостью человека, знающего, что такое голод, спрятал в грязную суму. Потом, собрав в ладонь крошки от нехитрой трапезы, поднес их к хорьку, который по-прежнему находился к нему задней частью. Этот акт проявления заботы тут же вызвал у Кэра приступ гомерического смеха.

- Что тут за цирк?

Дезире шумно выдохнула:

'Только этих еще не хватало'...

По всей видимости, обеспокоенные шумом, к ним присоединились Гракх и Джон.

- Дез, только ты могла найти такое даже в глуши! - из глаз эрсати катились слезы. - Ребята, наша красавица утверждает, что мы должны забрать этого полоумного в общину!

Дезире словно загнанный в ловушку зверь, смотрела исподлобья.

- Хватит впустую стружку снимать! - буркнул Гракх. - Бросайте эту рухлядь и идем. Бегай тут за ними...

- Он идет с нами! - стояла на своем Дезире. Она подошла к деду, намереваясь помочь ему с мешком. - Я помогу, дедушка.

Однако то, что сделал старик дальше, вызвало новую волну смеха. На этот раз и недовольный Гракх не удержался от улыбки. Дед, что было сил, вцепился в свою торбу и начал сбивчиво шепелявить, опасливо пряча в недра мешковатой рясы чучело хорька.

- Хилки не отдаст, Хилки тут носит что-то очень ценное, да...

- Дедушка... - голос Дезире дрогнул.

Однако старик медленно отходил в сторону. Он опасливо поглядывал на девушку, словно именно от нее следовало ждать главных неприятностей. Рогатый череп, чьи глазницы были залеплены какой-то желтоватой дрянью, выглядел почти живым. И в его взоре девушке чудилось осуждение, горькая усмешка.

То и дело оборачиваясь, старик прибавил шаг. По пути он рассуждал о том, что никому и никогда не даст обижать своего Браксуса.

Дезире попыталась его догнать, но этим напугала еще сильнее.

- Ты просто ненормальная, полукровка! - в очередной раз вынес вердикт Кэр. - Хотя, это уже переходит все грани твоей обычной ненормальности. Поздравляю, ты прогрессируешь. Надо бы держаться от тебя подальше, а то покусаешь ненароком.

- По твоему помочь человеку - это ненормально?! - Дезире чувствовала, как внутри поднимается злость. - Разумеется, это все полная ерунда в сравнении с тем, что делаешь ты! Ты же легенда, Кэр! Ты даже не плюнешь, пока перед тобой не поклониться, да еще посмотришь - достаточно ли низко. Зачем вообще нужно - что-то для кого-то делать, когда не видно выгоды? Глупости, правда? Куда интереснее сидеть и раздуваться от ощущения собственной значимости!

Девушка с досады махнула рукой и зашагала прочь. Она понимала, что приводить в уже устоявшуюся общину новичка, тем более под самую зиму - не лучшее решение. Ладно бы новичок был сильным и смог быстро освоиться, принести первую пользу. Так нет - она нашла тощего деда. Возможно больного, возможно заразного... Быть может, он и сам понимал, что не имеет права навязываться, садиться на чужие плечи? Потому и поспешил удалиться. Но от этого не становилось легче. Скорее напротив. Как можно надеяться возродить цивилизацию, забыв о сострадании? Дезире этого не понимала и не принимала. Каким будет новый мир, если в его основании лежит голый расчет? Жить, подчиняясь логически выверенным решениям, ей не хотелось. Даже если только такой мир, такие устои были способны обеспечить выживание.

Еле слышно скрипели колеса телеги, медленно катились мысли. Девушка уже почти смирилась с трагической судьбой несчастного старика. Вернее сказать - попыталась выбросить его из головы, хотя не очень удачно. Червоточина сомнений то и дело напоминала о себе очередным уколом совести.

Все молчали, и потому голос Гракха раздался неожиданно:

- Глянь-ка, Кэр...

Дезире непроизвольно обернулась, и в следующее мгновение её лицо озарилось измученной улыбкой.

- Хилки поговорил с Браксусом, и мой друг сказал, что мы пойдем за красивой девочкой, - проговорил мирно шагающий за ними дед. Его взгляд какое-то время оставался чистым и пронзительным, но вскоре снова стал рассеянным.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 7

Быстрый вход