Ледяной Странник. Глава 8. Каменный лес

Предыдущая часть.

Странник пересел за штурвал второго пилота. Ястреб быстро взглянул на него и тут же отвернулся к приборам.

— Мы немного отошли от курса — сказал он, указывая на экранчик со множеством бегущих одна за другой цифрами.

— У меня нет карты — Странник порыскал в сумке — Что делать? Горгона взял их, ты же мне сам говорил.

— Карты мне не нужны. Все координаты в компьютере. Просто он борохлит от сильного удара.

Ястреб повернул штурвал вправо. Самолёт наклонило. Он вошёл в перистые облака, которые опускались ниже, и, сгущаясь всё теснее, переходили в кучевые.

Странник посмотрел на землю, но так ничего и не увидел. Облака скрыли поверхность, отделив путешественников от земных забот. Сейчас они были свободны, только небо и ничего кроме. Солнце пробивало им путь, расстилая лучи по белоснежному облачному плату. Бесконечные воздушные холмы, возвышавшиеся над небесной границей, выстраивались в причудливые лабиринты. А наверху, пробивающаяся сквозь прозрачную голубую толщу, половинка Луны. Ещё выше тёмно-синий простор.

— Рай — произнёс Ястреб — Такого на земле не увидишь.

— Это точно — Странник был ошеломлен красотой небес.

— Странник, ты когда-нибудь слышал о месте на Земле, которое не тронул лёд?

— Такого места не существует.

— Откуда ты знаешь? Думаешь, если ты обогнул Землю раз, то всё видел да?

— Малой, поверь мне. Да — после недолгого молчания ответил Странник.

— Нет, Странник, ты ошибаешься — Ястреб переключил тумблер красного цвета. Послышался тихий непродолжительный сигнал.

— А может, ошибаешься ты? — спросил Странник.

— Нет.

— Почему ты так уверен?

— Потому что я слышал эту историю от человека, который жил там. Он знает больше чем ты. И ты ему в подмётки не годишься.

— Отчего же он не остался в «тёплых местах»? — Странник заулыбался.

Ястреб пожал плечами и с недовольным лицом продолжил:

— Откуда мне знать. Он ничего об этом не говорил.

— Ну, ладно. Поведай мне эту историю о выдуманном мире.

— Я встретил этого человека на электростанции, где выдавали генераторы, ты, наверное, знаешь это место. Это был дряхлый старик, которому до смерти вот-вот ничего, он чинил телеграфную сеть, которая была проведена туда из ближайшего города, забыл название, но это не важно. Так вот он рассказывал про город, в котором не было холода, там даже слово такое забыли. Вокруг города расставлены столбы, которые создавали между собой какое-то поле не пропускающее…

— Эту байку я слышал тысячу раз. Так вот, что я хочу тебе сказать. Этого города нет. Его выдумали для поднятия духа людей. Так что ты, Малой, оказался не прав.

— С тобой невозможно спорить — обиделся Ястреб.

— Запомни это.

— А байка хорошая — засмеялся Ястреб — И вправду поднимала дух?

— Не знаю. Может, и поднимала. Кто его знает?

Странник повернулся назад. В салоне все сидели с поникшей головой и о чём-то думали.

— Эй, а историю про альбиносов слышал?

Путник повернулся обратно:

— Нет.

— Короче слушай. У афро-американцев в последнее время начали рождаться альбиносы. Это что, значит, чёрных скоро не останется? Так что ли?

— Кто тебе рассказал такую глупость? Опять какой-нибудь старик?

Ястреб не стал отвечать, скрывая имя информатора в тайне.

— Что обиделся? Э-э, Малой? Может и так. Я просто впервые услышал эту смешную историю.

— Она не такая уж и смешная — обозлился Ястреб.

— А кто смеётся?

— Тебе просто нравится меня доставать. Да?

— Да, в этом ты прав, Малой. Я люблю злить людей.

— У тебя это неплохо выходит — согласился Ястреб.

— Горгоне тоже понравилось.

Ястреб вернул красный тумблер в обратное положение и медленно потянул на себя штурвал.

— А с Горгоной, ты, что сделал?

Странник, сжав кулак, не показывая его Ястребу, ответил:

— Я отправил его прямиком в ад.

Послышался хруст косточек, сжимающегося кулака.

— С тобой лучше не связываться. Да?

Странник улыбнулся на подмазывания Ястреба:

— Я всё равно буду называть тебя Малым.

— А мне параллельно на тебя и на твой маленький мирок, которым ты живёшь. Ты ведь сумасшедший, чокнутый.

— Ты мне льстишь.

— Нет.

— Это был не вопрос — Странник злил Ястреба ещё пуще.

— Всё мне надоело. Давай перестанем ссориться. В конце концов, мы делаем одно дело и должны сотрудничать. А не цапаться, как дикие собаки…

— Ты первый начинаешь обзываться.

— Да? А кто называет меня Малым?

— Меня просто бесит твоя кликуха. Кстати, какой умник тебе её дал?

Ястреб снял наушники, чтобы не выслушивать своего надоедливого собеседника. Он был настолько зол, что его лоб покрылся глубокими морщинами, брови насупились как у страшного филина, глаза были переполнены яростью. Ястреб был готов разорвать своего обидчика, хотя знал, что Странник это не со зла. В нём было что-то, что напоминало Ястребу своего отца. Такой же характер, настойчивый сильный человек без страха, которому всё по плечу, можно сказать — герой. Человек, у которого есть все козыри, и нет проблем. Нет, проблемы, конечно, есть, справиться с ними как два пальца об асфальт, раз плюнуть, даже глазом не моргнёт.

Странник тоже снял наушники, но всё равно не отстал от Ястреба. Он начал говорить громче, чтобы тот услышал:

— Нет, а всё-таки, кто придумал тебе прозвище? Это из-за самолёта, да?

Ястреб сбавил темпы, он перестал злиться на Странника, ведь тот просто-напросто хотел поддержать разговор, чтобы не уснуть и побольше узнать друг о друге. Ястреб указал ему на наушники.

— Это из-за самолёта? — Странник повторил свой вопрос.

— Так называли моего отца. Он был лучшим пилотом в своей группе. Знаток своего дела. Ему завидовали все сослуживцы и одновременно восхищались его мастерством. Он учил меня с детских лет уважать небо, а главное сотрудничать с ним.

— И ты решил взять его имя?

— Нет, не я, моя мать. После гибели отца, она называла меня так.

После неуютного молчания, которое продолжалось около десяти минут, Ястреб продолжил разговор:

— Как ты думаешь, почему не запустили другие станции, если их так много? Сколько профессор говорил их?

— Не знаю. Много.

— Ну, так как ты думаешь?

— Может быть, они не работают. Может это вообще легенда, и нет никаких станций вовсе. Есть ещё одна версия. Ведь о печах никто не знает, информация секретна. А те, кто о них знал, их больше нет.

— Откуда информация в нашем архиве?

Странник промолчал, не найдя что ответить.

Ястреб повернул штурвал в левую сторону. Самолёт плавно начал опускаться в густые белые как вата облака. Запищала приборная доска.

— В чём дело? — Путник покосился на Ястреба.

Тот пожал плечами и начал осматриваться по сторонам, как будто он что-то потерял или искал нечто важное. На радаре, который находился прямо перед штурвалом, появились несколько мигающих точек, приближающихся к центру.

— Что случилось? — чуть громче с наплывающей паникой в голосе спросил Странник.

— К нам что-то приближается. Я не знаю что это, но их много. Они со всех сторон.

Прямо перед самолётом в тот же миг резко неоткуда вспыхнуло чёрное облако, за этим последовала ужасная тряска.

— Нас хотят сбить.

Чёрные вспышки разнеслись по всему небу, окружая самолёт. Взрывы трясли их, кидали самолёт из стороны в сторону.

— Попробую оторваться.

Ястреб сжал штурвал с такой силой, что от напряжения на его лбу проступили капельки пота, и вздулась венка на шее.

— Стреляют с земли — догадался он, натягивая штурвал на себе до предела.

— Что происходит? — закричал Гор из салона.

— Кто-то стреляет по нам.

Снаряды разрывали воздух, ужасая путешественников своими продолжительными оглушающими взрывами. Радар был покрыт этими точками полностью. Кто-то хотел стереть незваных гостей с лица земли, вычеркнуть их из истории, стереть в порошок.

Ястреб отклонялся от ударов как мог, штурвал просто крутился то влево то вправо.

— Где мы находимся?

— На карте нет никаких населённых пунктов.

— Тогда кто по нам стреляет?

— Не знаю — закричал Ястреб — Не мешай мне управлять самолётом.

Странник отстал от него со своими вопросами, придя к тому, что в этой ситуации он ничем не может помочь. Ледяной Странник впервые сдался.

Случилось то, что должно было случиться, по воле судьбы, как думал Странник, самолёт подбили. Горело правое крыло, оставляя за собой длинный хвост дыма, двигатели начали глохнуть. В кабине запахло палёным, салон заполнился едкой гарью, от которой слезились глаза, и выворачивало наизнанку. Звучал тревожный сигнал, мигали лампочки, из круглых динамиков, расположившихся по бокам входа в кабину, доносился спокойный искусственный голос больше похожий на мужской, на английском языке.

Страх не подкрадывался как всегда потихоньку, а накинулся сразу, из-под тешка, так что никто не ожидал. Некоторые даже ещё не поняли, что происходит в данный момент. Медведь судорожно метался по иллюминаторам в поисках преследователей. Его глаза наполнились непониманием. Откуда эта тряска и чёрные вспышки, сопровождающиеся громкими хлопками, которые он не слышал. Он не мог выразить своих чувств и ощущений словами, только жестикулировал, пытаясь поймать хоть чей-нибудь взгляд и поделиться с ним или выяснить проблему, из-за которой начался переполох, суета и, кажется, паника, судя по лицам.

Самолёт резко наклонился носом вниз и стремительно полетел вниз, в белоснежную пустоту, отражавшую солнечные лучи, скользившие сквозь перистые облака.

Ястреб рвал штурвал на себя с проклятиями на родном языке вперемешку с русским. Взрывы продолжали наводить ужас, в клочья, разрывая воздух.

Нервы были на пределе, головная боль дала о себе знать. Странник закрепил ремень, о котором забыл при восседании на месте второго пилота. Он случайно схватился за штурвал, и Ястреб рявкнул на него. Тот быстро убрал руки от пульта управления. Писк рвал барабанные перепонки, предупреждая о поломке и молниеносном снижении самолёта.

Гор вёл себя спокойней всех. Он пару раз хватался за поручень, когда самолёт дёрнуло от очередного взрыва в воздухе, чтобы не удариться головой об иллюминатор или об жёсткие сидения. Дара не могла удержать женскую слабость, слёзы покатились по щекам, заискрились ресницы. От дыма, заполнившего самолёт полностью, все начали задыхаться. Невыносимая боль в грудной области от удушающего запаха.

Ястреб решился посадить раненого стального зверя. Но страх перед неизвестностью: что там внизу? Кто их хочет сбить? Так и не уходил.

По правому крылу ползло пламя, оставляя за собой клубы дыма. Самолёт спускался всё ниже и, наконец, выпущенные Ястребом шасси коснулись ледяной поверхности.

— Там в хвостовой части автоматы — быстро, отстёгивая ремень безопасности, проговорил Ястреб.

Гор потянулся к двери в хвост. В узком проходе по обе стороны полки, разделенные на три секции. На левой полке стояли два ящика, какие они видели в лаборатории, они вмещали в себя по три автомата. На правой полке — канистры с запасом горючего и коробка с инструментами. На полу сквозь темноту блестели две параллельные друг другу серебряные полоски на портфеле с парашютом.

— Выходите из самолёта с поднятыми руками — прозвучала русская речь снаружи.

Странник и Дара заняли два открытых иллюминатора со стороны, откуда доносился голос.

— Кто они? — спросила Дара, поворачиваясь к Гору.

Гор только пожал плечами.

— Выходите из самолёта — повторился громкий голос, который наверняка исходил из мегафона или какого-нибудь сильного динамика.

— Что будем делать? — Ястреб взял один автомат и повесил его на шею, сняв с предохранителя.

Голос снаружи повторил свои требования на английском языке, добавив, чтобы бросили оружие, если оно есть, а не то их убьют. Ястреб глянул на Странника. Странник кивнул, и Ястреб снял автомат с шеи и положил обратно в ящик. Медведь уже зарядивший свой автомат последовал примеру Ястреба.

Из самолёта, откашливаясь, первым вышел Ястреб, он сразу поднял руки вверх. За ним Медведь, убрав руки за голову. Потом вышел Странник, прихватив с собой ледоруб и свою сумку. Он был в одной обгоревшей майке. Руки покрылись голубоватым слоем. Дара вышла следом за ним. Гор, в последний момент перед выходом, прихватил и спрятал за пояс под куртку пистолет из того же ящика.

Перед путниками возвышались небоскрёбы, от первого до последнего этажа нетронутые ни войной, ни потопом. Лишь покрыты льдом и снегом. Здания расступились, создав широкую и длинную, бесконечную улицу.

Медведь осмелился запустить руку в карман и вытащить дозиметр. Гор покосился на прибор.

— Радиация в норме — прошептал он.

— Поднять руки я сказал — раздалось с той улицы.

Ястреб посадил самолёт в конце какого-то неизвестного города. Сначала шли дома не меньше пятнадцати этажей, приближаясь к центру, они увеличивались. Перед ними лес, только из камня и бетона, и в высоту касался небес.

К путникам приближалась группка людей из восьми человек. Возглавлял их мужик лет пятидесяти, но старым он себя не чувствовал, судя по его уверенной походке. Он был одет очень удобно. Широкие штаны, скрывающие затянутые ремешки кирзовых сапог, не очень тёплая куртка без капюшона, с двумя карманами на груди, затянутая на поясе широким кожаным ремнём с двумя рядами дырочек. Грубое квадратное лицо украшала седеющая бородка и усы под большим шнобелем. Мудрые глаза с глубокими синими мешками под ними, казались уставшими от трудной собачьей жизни, в которой теперь каждый сам за себя. На голове чёрный берет, скрывающий белые волосы. В правой руке он держал опущенное ружьё с обрезанным дулом.

Остальные были одеты в камуфляж или же в куртки, сшитые из разных кусков кожи и меха какого-то животного. У каждого автомат или ружьё. Никаких защитных костюмов, защищающих от радиации или ещё от какой-нибудь заразы, на них не было.

Главный, ничего не боясь, решительным шагом подошёл к Ястребу. Ястреб разглядел на его левой щеке два шрама, тянувшихся до самого уха.

— Ты главный? — спросил он у Ястреба — Что молчишь?

Он поднял ружьё на американский флаг, изображённый на хвосте самолёта, огонь на котором погас. От крыла исходил только дым.

— Вы американцы? — спросил он — Понимаешь меня? Нет? Ты главный спрашиваю?

Ястреб молчал как рыба. Странник опустил руки и, отодвигая Медведя стоявшего перед ним в сторону, направился к любопытнику.

— Я главный.

Старик заулыбался, потом громко засмеялся. Его хохот был не злым, а от всего сердца.

— Ты не похож на главного — успокоился он.

— Почему?

— Ты одет хуже всех. Что за рваньё на тебе?

— Это не имеет значения… Да и, кстати, встречают не по одёжке…

— Значит вы американцы? — подытожил, всё ещё улыбавшийся, главарь.

— Нет. Самолёт да. А мы нет. Я сам если честно не люблю американцев. Так бы и задавил какую-нибудь гадину нерусскую.

Ястреб не обратил на это никакого внимания, он знал, что это ради их спасения.

Главный заметил на шее Странника жетон. Он покрутил его в руке, рассматривая изображение.

— Ледяной странник — по слогам произнёс он — Что-то припоминаю. А точно. Помню, помню. Ты кочевник-недочеловек. Да?

— Вы не совсем правы.

— Почему? В чём я не прав? В том, что ты не человек?

Странник молчал. Почему-то этот человек не вызывал отвращения у Странника.

— Зачем тебе эта мотыга? — незнакомец указал на ледоруб.

Молчание.

— Ты помог многим, мне много рассказывали о тебе.

— Вы обо мне знаете, а я не знаю о вас ничего. Кто вы? За что сбили наш самолёт? И что это за место, которого нет на картах?

— Можете опустить руки — скомандовал он — Пойдёмте.

Главный поманил путников за собой, а его подручные разошлись в обе стороны, пропустив их. Двое в меховых капюшонах на головах полезли в самолёт.

Странник шёл вместе с главным, ёжись от холода.

— Меня зовут Брикс. Город, в который мы сейчас войдём — Клевер.

— Почему Клевер?

— Увидишь потом. Откуда у тебя эта рана? — Брикс указал на перевязанное плечо Странника.

— Долгая история — Путник не хотел рассказывать незнакомцу о задании.

— Время у нас есть. Куда спешить? Так кто тебя? — наседал Брикс.

— Старый знакомый.

— Понятно — вздохнул он — Не будем о плохом. А жаль. Я люблю слушать истории.

Последняя фраза напомнила Страннику профессора.

Они прошли мимо пушки, направленной в скрывшееся за чёрными тучами небо. Около неё слонялись двое. Один худой, как палка, одет в хороший кожаный плащ, за спиной рюкзак со множеством карманов. На голове кепка с пришитой по бокам тканью для ушей. На руках варежки.

Второй в шерстяном свитере, под которым было ещё много одежды. Из-за этого он выглядел намного шире и сильнее. На голове плешивая ушанка. Круглые чёрные очки скрывали его глаза.

Это они управляли пушкой.

На земле вокруг орудия разбросаны гильзы, которые собирали эти двое.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 6
Комментарии

ставлю 10. Размах меня поразил. Не задерживай продолжение

Сегодня прочитала все главы. Молодец! Мне понравилось твоё творчество! Надеюсь это не конец?????

Спасибо!!!! Нет это не конец! Продолжение выкладываю

привет :-)

Рассказ нравитмся, с нетерпением жду продолжений.

Надеюсь, твоя реакция не будет столь бурной, я лишь пишу о том, что резануло. В это части: сверхсовременный, бронированный (!!!!), летящий на приличной высоте и скорости самолет подбивают из зенитной пушки. Режет глаз. Даже если она и скорострельна, и оснащена радаром и автоматическим приводом, то вести огонь на большие дистанции она все равно не в состоянии...

и что за точки летели я не понял: снаряды врядли видно на радаре.

И ещё момент: в одной из предыдущих частей указано, что "самолет иногда буксовал на льду". Самолет не модет буксовать - у него нет ведущих колес :-)

Да чё-то с самолётом я замудрил))))

Макс всё нормально. Ничего ты не замудрил. Это же будущее, фантастика. Кто знает какие будут технологии!!!

Неожиданность за неожиданностью=) Рассчитываю сегодня все-таки до конца дочитать.

Ставлю 10 баллов! Видимо, ты проделал громадную работу.

P.S. "...из-под тешка..." - пишется "исподтишка", в тесте еще какие-то мелкие ошибки были, но это в глаза сильно бросилось.

А так, без учета грамматических ошибок, все супер!=)

Спасибо!

Читаем дальше. Все хорошо. Новые события, новые люди, новый поворот сюжета. По течению сюжета замечаний быть не может. Теперь пилюля: зимой кучевых облаков не бывает. Они образуются при высокой температуре и влажности. Это по определению дождевые облака. Цитата: "Он вошёл в перистые облака, которые опускались ниже, и, сгущаясь всё теснее, переходили в кучевые." Вот если кучевые исправить на слоистые - вопросов нет.

Быстрый вход