Новый мир. Глава 10.

Глава 10

Прекрасный город жил своей жизнью. Слышались гудки автомобилей, лай собак, трезвон трамваев и пение птиц. Земля была покрыта еще редкими желтыми и оранжевыми листьями, которые источали мягкий и пряный запах прелой зелени. Деревья шелестели своими листьями. Одинокие ели могучие и разлапистые стояли особняками среди куда как более легкомысленных берез и кленов. Подул свежий ветерок, на лицо упала капля дождя.

Он поднял голову и оглядел небосвод. Всю западную часть неба накрыла туча, красиво просвечивающаяся розовым и золотым светом под проходящими сквозь нее солнечными лучами. На лицо упало еще несколько теплых капель. Одна капля упала на плечо, окрасив материал светлого свитера, в который он был одет в яркий бурый цвет. Влага моментально впиталась в материал, увеличившись при этом в размерах в несколько раз. Он в недоумении глядел на расплывшееся пятно и растерянно потер лицо, поглядел на руку. На ладони виднелось несколько алых бороздок. Влага попала и ему на губы. Он машинально провел по ним языком и почувствовал медный привкус. Кровь.

Налетел порыв ветра, принося с собой жар и духоту и срывая с деревьев листья. Птицы умолкли, звуки большого города, столь привычные и родные стали тихими и далекими. И глухими, как будто у него в ушах была вата. Он побежал. Продираясь сквозь ветви сдвинувшихся вдруг деревьев, вглядываясь в ставший незнакомым и страшным лес, надрывно дыша горячим воздухом с тяжелым металлическим привкусом и рыжеватым оттенком. Он бежал, выкрикивая имена своих родных и размазывая кровь и слезы по порозовевшему от жара лицу. Выбежав на поляну, он увидел своих родителей. Они стояли, держась за руки и разглядывая небо, перечерченное белыми, расползающимися следами от реактивных двигателей.

Он бежал к ним крича и плача, а они не оглядывались, и было в этом что-то пугающее, даже более пугающее чем все то, что происходило сейчас вокруг него. По мере приближения к ним стало понятно, что он намного ниже их. Когда же он подбежал совсем близко и криками попытался привлечь к себе их внимание, то понял что приходится им только по пояс. Вдруг его отец и мать начали расти. Они становились все выше и выше, вот он им уже по колено, а сейчас уже и до колена не допрыгнет. А они все стояли и смотрели.

И тут пришло пламя. Страшный огонь и жар, который поглощал все живое и заражал смертью все погибшее и мертвое. Когда волна пламени подошла к нему и его родителям он закричал от ужаса, и упав на землю сжался в позе зародыша, ожидая смертного часа и громко и протяжно рыдая …

Пробуждение было почти неожиданным. Андрей уже смирился было со своей гибелью во сне и наяву, но все же где то глубоко внутри него все это время сидел червяк сомнения, который подъедал его уверенность в том, что этот кошмар – явь.

Он поднялся со влажной от пота простыни, и огляделся. Небольшая комнатушка, в которой его разместили, и которая находилась в старом и потрепанном административном здании (это было видно даже по архитектуре), видимо когда – то была кабинетом какого-нибудь мелкого чиновника. Мелкого – судя по размерам этого кабинета. Площадь комнатушки составляла не более 4-5 квадратных метров. В углу, у небольшого оконца стоял покосившийся, колченогий офисный стол, на котором стоял древний монитор, вернее только корпус от него, потому как и матрица и все внутренности отсутствовали. У противоположной стены стоял не менее покосившийся и потрепанный временем небольшой книжный шкафчик, на котором стояло несколько книг по юриспруденции и бухгалтерскому делу. Вдоль стены стояла узкая кушетка, со стальными, некогда видимо прикрученными к полу ножками. Вот и все. Хотя казалось удивительным, что в этом маленьком оплоте бюрократии поместилось хотя бы это.

Он выглянул в окно и залюбовался открывшимся видом. «Нечасто такое увидишь в наше время» - подумалось ему. Вид из окна и правда открывался замечательный. Рассветное солнце золотило ртутную поверхность озерца, превращая его в жидкое золото. Над водной гладью летали чайки, почти такие же, каких он видел в книгах, если разница и была, то с такого расстояния она просто не была заметна. Вот колыхнулась от подводной жизни поверхность водоема, и птица ринулась туда, вода всплеснулась, а чайка с протяжным криком, полным ликования, улетела в сторону от своих сородичей, уселась на песок и стала рвать добычу. Увидев, что одной из них улыбнулась удача, ее «соседи» тут же набросились на нее и стали пытаться завладеть добычей. Завязалась драка, полетели пух и перья.

Подул ветер , водная гладь подернулась легкой рябью, зашелестела серо-зеленая листва. « Конечно, куда красивей было, если бы не решетки на окнах». И правда решетки мешали любоваться природой, сбивали с толку. После того как они с Гробарем сюда попали многое произошло, в частности ему сделали предложение…

В дверь настойчиво постучали, видимо только ради приличия, потому что в следующую секунду ее уже открыли. Хмурый усатый мужчина, с шрамом на подбородке слабо кивнул ему и сказал:

- Одевайтесь, - глянул на висевшие на стене часы, добавил – У вас три минуты. – и вышел.

- Вот так всегда, - вздохнул Андрей, натягивая штаны.

Через несколько минут он , уже полностью одевшись, дернул за ручку двери. Сейчас она была открыта. Но только потому, что за ней его ждали несколько человек охраны. Его повели по узким коридорам. Полы были покрыты старым линолеумом, стены - не менее старой штукатуркой, которая так и норовила испачкать одежду. Задев в очередной раз плечом по стене, Андрей выругался, и получил слабый тычок от одного из конвоиров, за то что замедлил шаг. Еще через полминуты они вышли во двор, того здания, которое на время стало ему пристанищем. И тюрьмой. Здание имело П-образную форму, и было пяти этажей в высоту. Сохранилось оно на удивление хорошо. Помимо везения, а сам факт того, что здание не обвалилось при одном из взрывов было везением, здесь явно чувствовалась заботливая и твердая рука хозяина. К которому они сейчас и шли. Они подошли к другому корпусу и прошли мимо поста охраны. Один из охранников дернулся было, но потом глянув на хмурую мину их провожатого, видимо передумал, и сел обратно на свой стул. В этот раз охранники были другие. Те что были в прошлый раз устроили им тотальную проверку. Как казалось, больше ради издевательства, чем ради безопасности руки кормящей. Но…

Они поднялись по лестнице на три этажа, и вышли в коридор, здесь было гораздо чище, стены были покрашены, а линолеум на полу выглядел совсем новым, они остановились у обитой кожей дверью, все остальные двери были деревянные, а то и вообще отсутствовали. Хмурый постучал, прислушался к раздавшемуся из-за двери голосу, молча кивнул и открыв дверь, жестом велел Андрею войти вслед за ним.

Кабинет, в который он вошел, был просторной светлой комнатой, с огромным окном, и тем же видом из него, что и в комнатушке Андрея. Несмотря на то , что в помещении этом он был уже не в первый раз, его снова поразило количество и разнообразие собранных тут книг. Две стены были полностью закрыты большими книжными шкафами, полностью уставленными самыми различными произведениями печатного искусства. Казалось тут были книги на любые темы. От учебников, как по гуманитарным, так и по техническим направлениям и до разнообразнейшей беллетристики самых различных жанров, как то: детективы, триллеры, научная фантастика и даже… фэнтэзи. Конечно, вовсе не обязательно, что обладатель этих сокровищ перечитал все произведения из своей коллекции, и вполне возможно они были поставлены тут больше для того, чтобы произвести впечатление на посетителя. Но ведь всякое может быть…

Целый угол занимала классическая литература. Эти полки так и пестрели разнообразием имен и названий, многие из которых будили в сознании Андрея смутные воспоминания, некоторые же были ему хорошо знакомы. Там где он рос, к образованию относились, наверное, так же серьезно как в те времена, когда еще не посыпались боеголовки на головы несчастных, и когда, что по лесу, что по городским улицам можно было ходить почти безбоязненно, опасаясь только что других людей…

И в прошлый его визит и в этот раз внимание Андрея привлекала одна и также книга, а именно томик «Божественной комедии», за авторством Данте Алигьери. На нем пыли было гораздо меньше, чем на других гриммуарах. Очевидно, что недавно его извлекали с его законного места.

Его размышления прервал хозяин кабинета, который простым жестом указал пленнику на деревянный стул, стоявший перед большим столом с резными ножками. Сам он сидел, хоть и в ужасно потрепанном, но большом и, даже с виду ужасно уютном кожаном кресле, с ручками выполненными в виде голов каких-то диковинных зверей.

Сидящий в кресле мужчина был лет шестидесяти от роду, но казался, да наверняка и был, здоров и крепок физически. Он сидел абсолютно прямо, как будто к спине его привязали доску, и не сутулится, ни даже сгибать он не мог. Одет он был в костюм, хоть и потрепанный не менее чем его старое кресло, но выглядевший все равно весьма презентабельно. Голову его покрывала копна густых, некогда светлых волос. Но и сейчас они казалось не поседели, а покрылись серебряным налетом. Глаза его злые и жесткие, казалось смотрели прямо в душу собеседнику, мгновенно прознавая его слабые черты и уязвимости характера.

- Итак, произнес он, - поставив локти на стол, и сплев пальцы так, чтобы на них было удобно поместить подбородок, что он в тот же миг и сделал. Усевшись в такую позу, и, каким-то образом, не на миллиметр не склонив и не согнув спину он уставился на Андрея своим тяжелым, пронизывающим взглядом, - еще в прошлый раз, как ты помнишь, тебе было сделано некое предложение. Заставить я тебя не могу. Твоя часть сделки, назовем это именно так, носит такой характер, что только добровольно согласившийся человек, сможет выполнить ее.

Конечно Андрей помнил. Такое не забывается. Но, сам не зная для чего, а может просто для того чтобы позлить этого человека-скалу, он произнес:

- Повторите пожалуйста еще раз, а то… вроде и помню, а как-то все в тумане…

Собеседник его, если и заметил издевку, то проигнорировал ее абсолютно, и только кивнул головой.

Но не успел он и раскрыть рта, как в дверь постучали и почти сразу же открыли.

« Почти так же они и в мою комнату входят. Без стука, без приглашения, - пришло Андрею на ум.»

Заглянувший в кабинет парень был никак не старше двадцати лет, лицом обладал некрасивым и откровенно глупым. Не обратив внимания ни на Андрея, ни на человека, в присутствии которого он сюда пришел, сразу выпали с порога:

- Господин Директор, я…

Господин Директор поглядел на влетевшего без спроса посетителя таким ледяным взглядом, что тот оборвав свое обращение буквально на полуслове, и захлопнул дверь с таким выражением на глупом лице, что Андрей бы не удивился узнав потом, что он застрелился, например.

Самого же Андрея все это только развеселило. Несмотря на то, что он слышал это обращение уже не первый раз, он, по прежнему не мог сдержаться от ехидной ухмылки каждый раз, когда слышал его.

Однако и на этот раз этот воистину сделанный изо льда человек, не обратил на его ужимки никакого внимания.

- Итак нас перебили. Позволю себе продолжить. Еще позавчера во время беседы у нас с тобой был некий разговор. Приводить полностью который я не стану, хотя мог бы … - он поглядел Андрею в глаза, словно желая убедиться, что его собеседник ничуть не сомневается в его способностях, - но приведу общую суть этого разговора. Итак, в тот самый день я сделал тебе предложение, даже нет, не так… предложил тебе сделку, суть которой заключалась в следующем: я предоставляю тебе некую информацию, по интересующим тебя вопросам, в частности по поводу выворачивающих последние очаги человечества людях, и об их целях. В обмен на услугу. Собственно, ты должен будешь просто посетить несколько указанных мною деревень, и во-первых, призывать все население, а особенно местные органы администрации, присоединиться ко мне, то есть встать под мою защиту, а во- вторых…, - он задумался на мгновение, - хотя то что во-вторых, ты и так сделаешь, так что вот. Решай.

Он снова впился в него взглядом. Казалось, он пытался узнать ответ Андрея раньше, чем тот озвучит его. Это молчание затянулось на несколько минут. Наконец Андрей произнес:

-Нет!

-Нет?

-Нет.

-Почему?

- Я чувствую здесь двойную игру, - заявил Андрей, - что-то здесь не так. Слишком просто. Никаких обязательств. Никаких клятв. Никаких гарантий. Вы… ты даешь мне информацию, а я просто ухожу. И все. Ты не сможешь проверить выполнил ли я твое поручение. Да если бы и мог. Это не имеет значения, я к тому моменту могу быть очень далеко, и всех близких мне людей уведу от тебя подальше. К тому же, - он невесело усмехнулся, - их не так уж много. Таким образом получается следующее. Ты мне товар – я тебе, фактически ничего. Так? – он замолчал на несколько секунд,- да и потом, что толку от моих уговоров. С таким же успехом ты мог бы послать любого из своих людей. Меня там, как и их, никто не знает.

Молчание снова длилось около минуты. Пока наконец Директор, имени его Андрей не знал, не прервал свое молчание.

- В тех поселениях, куда ты должен будешь отправится, тебя знают, а что куда важнее, и ты там кое-кого знаешь, это раз. А два… О моих интересах не волнуйся, - он пожевал губу, - у меня будет своя «страховка».

*****

Комнатушка была тесная, если не сказать более. Спартанскую обстановку скрашивала только широкая кровать, привинченная зачем-то к полу. И книги. Несколько небольших книжиц валялись в углу помещения, так и, призывая их прочитать. Грабарь подошел к груду мусора, среди которого и валялись книги, и ногой пошебуршил ворох бумажек, каких-то оберток и прочего старого, ненужного хлама . Первым на свет нехотя выползла какая-то книжонка небольшого формата, со стершейся и почти полностью оторванной, болтавшейся только на лоскуте скотча обложкой. Он взял ее в руки, и попытался прочесть, что было написано на обложке. Однако те разрозненные буквы что можно было прочитать на этом поле боя моли, крыс и тараканов, никак не хотели складываться в хоть что-нибудь значащие слова.

Тогда он подошел к узенькому оконцу, находившемуся почти под самым потолком, помещение в котором он находился было полуподвальным, и раскрыв титульный лист с трудом прочитал незнакомое непонятное слово: «маркетингу». Он сдул со страницы бумажную мишуру и пыль, которая покрывала большую часть листа и щурясь и вглядываясь в каждое слово прочитал надпись целиком: «учебник по маркетингу». Он естественно не имел никакого понятия о том, что такое маркетинг, да и вообще это был пожалуй всего третий по счету учебник в жизни, который он держал в руках. Первым был старый и потрепанный учебник по русскому языку, в котором не хватало доброй половины страниц, но по которому тем не менее мать научила его читать и писать. Хотя за всю жизнь ему это ни разу всерьёз не пригодилось, но мать тогда настояла, и он послушался. Вторым учебником, был не менее старый, потрепанный и ободранный учебник по математике для 3-5-ых классов. Азам мать научила его сама. Остальное он с божьей и материнской помощью осваивал по учебнику. И впоследствии эти знания не раз спасали ему если не жизнь, то, по крайней мере целостность шкуры. С тех пор, он и начал уважать книги, а особенно учебную литературу. Именно по этой причине книга и заинтересовала его. Гробарь открыл наугад страницу и попытался вникнуть в суть предмета. Но содержание книги повергло его в ступор. Автор рассказывал об абсолютно непонятных вещах, направо и налево сыпал терминами такими как «клиент», «ассортимент», «коммерция» , а страницы пестрели многочисленными таблицами и рисунками. Только благодаря своей интуиции, которую у него никто не воспитывал, и которой он никогда не учился, которая, однако, выручала его чаще всего, понял, что полезной информации он в этой книге не найдет, и Гробарь снова вернулся к мусорной куче.

Следующим вышедшим на свет экземпляром, который он сумел распознать по, хоть и поблекшей, но яркой обложке и звучному названию, была какая-то беллетристика. Даже не вглядываясь и не пытаясь прочитать, что написано на обложке он быстро сунул книгу за пояс. Если и не прочитает, то хоть продаст.

Третья, извлеченная из кучи хлама, книга, тоже была учебником, как и первый экземпляр, но выглядела намного новее. Он сдул с обложки пыль и закашлялся, потом протерев глаза от пыли прочитал: «Новейшая история». Гробарь открыл титульный лист и поискал год издания. Помнится его учебник по математике был почетного 1968 года... Так, вот он, 2015 год. В том же году произошла катастрофа. Значит, теоретически там можно было бы поискать какие-нито сведения о событиях их предварявших. Впрочем он, еще будучи небольшим, слышал от взрослых рассказы о том, что одной из причин катастрофы и послужили учебники по истории. С каждым годом в них становилось все меньше правды. И, конечно, вряд ли это кого-нибудь интересовало бы, если бы не тот факт, что там была замешана и политика. Как-то так. В любом случае, правдой о предвоенных годах из этой книжонки едвали разживешься. Эта книга, как и первая, вернулась обратно, в мусорную кучу, а Гробарь присел на краешек кровати и стал читать.

Не успел он прочитать и нескольких страниц, как вдверь робко и тихо постучались.

- Обед,- пропищал кто-то из-за двери.

« - Интересно, какой смысл стучаться, если ключи все равно у них, и я не смогу не открыть не закрыть дверь, даже если очень сильно этого захочу…» - пришло в голову Гробарю, однако додумать он так и не успел, потому что в это мгновение дверь со скрипом и лязгом распахнулась, и в комнату вошла девушка. Гробарь уставился на нее, а она на него. В течении нескольких минут они не сводили глаз друг с друга. Первым кто опомнился, была девушка:

- Роб?

Гробарь молчал еще несколько мгновений, а потом коротко сказал:

- И тебе… привет.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.2 / голосов: 22
Комментарии

Глава не очень длинная. Глава без действий. Глава ни о чем, практически. Но в ней все начинается по настоящему... А потому, надеюсь на терпение читателя.

P.S. (если конечно кто-нибудь будет это читать).

P.S. Короткая относительно. У меня, моим "оптимистичным шрифтом". Она занимает восемь страниц.

Интересно. Объём нормальный, хотя когда читаешь, хочется побольше. На следующую главу у меня терпенья хватит, поэтому жду продолжение. Поставил восемь.

_____________________________________________________

Поскольку мы не знаем что такое смерть, бояться ее нелогично.

Интригует))жду продолжения))

редкими желтыми и оранжевыми листьями, которые источали мягкий и пряный запах прелой зелени - желтые листья пахнут зелнью или зелень(трава) под листьями упрела? несогласованно предложения, кажется.

медный привкус - правильнее будет "металлический"

они подошли... они остановились... они поднялись... они... они... они...

в описываемом заведении наверняка существует "синдром прикручивания кроватей к полу" :)

по сабжу - первая часть вызывает чувство дежа-вю, где-то слышал/видел/читал... а вот вторая, про Гробаря, на порядок лучше.

8

==============

=ПЯТАЯ КОЛОННА=

==============

И тебе привет)))

1) У меня такие представления, что под определение зелень подходят и листья(и даже укроп с петрушкой), так что извиняй.

2) В детстве у меня носом очень часто шла кровь, при этом я не раз этой крови наглатывался. Еще оттуда у меня осталось представление о вкусе крови, хотя может металлический и правильней.(надо будет вскрыть себе вену и попробовать).

3) Насчет местоимений ты прав, исправлю.

4) Впоследствии будет ясно, почему такое обращение с кроватями.

5) Все новое - хорошо забытое старое, видимо ты просто плохо забыл).

Случайно опечатал(ся)ась...

"

Он естественно не имел никакого понятия о том, что такое маркетинг, да и вообще это был пожалый всего третий по счету учебник в жизни, который он держал в руках.

"

Продолжай, отличный новый мир!

Извини, все-таки опечатался.

Извиняю, хотя что ты хотел сказать, так к сожалению и не понял)))

Спасибо! Понял, нашел, исправил. Скоро будет след. глава.

Насчет опечатки ясно, я просто не знал, как к тебе обращаться.

Потом понял. Продолжай писать, у тебя здорово получается.

Спасибо за текст.

Кровь имеет вкус меди, так что ты тут прав.

У тебя хорошо получается, продолжай. 9.

У меди нет вкуса - она слишком химически устойчива, чтобы её "расслюнявить и распробовать")) У крови привкус железа из-за содержания в ней его окиси (к слову, кислород в нашем организме переноситься именно железом)...

Быстрый вход