Храм. Глава I. Послушник

Сергей собрался с духом и постучал в тяжелые, судя по виду — из мореного дерева, ворота. «Такие обычный 7, 62 не пробьет», — подумал он, но тут же себя мысленно одернул. Да только как было не подумать?

Любой, кто увидел бы нерешительно мнущегося подле ворот человека, скорее всего легко опознал бы в нем наемника: настоящий, пусть потрепанный и латаный, камуфляж, разгрузочный жилет, рюкзак; за спиной — легендарный автомат Калашникова, на бедре — большая, диковинная деревянная кобура. Этот человек трижды закуривал, дважды тянул кулак, обтянутый перчаткой с обрезанными «пальцами» к воротам — и дважды опускал. В третий раз костяшки пальцев наконец-то звонко дважды стукнули по дереву. После этого Сергей медленно выдохнул.

В правой створке открылось окошко, настолько хорошо пригнанное, что наемник поначалу и не заметил его. В окошке виднелось лицо человека лет сорока, не больше. Карие глаза, черные брови, не менее черная борода.

— Здравствуй, мил-человек. Мир тебе. С чем пришел? — спросил мужчина густым басом.

— Здравствуйте, я, собственно… — Было видно, что Сергей собирается с духом. — Я хочу присоединиться к…

— Я вас понял, — остановил его бородач. — Минутку.

Окошко захлопнулось, и через пару секунд отворились ворота. Говоривший с Сергеем был высоким и плотным мужчиной в черной рясе, на груди у него висел укороченный автомат — АКУ. В небольшой будке сбоку виднелся силуэт второго постового. Сергей поспешно шагнул за ворота, монах быстро закрыл створки на большой, крепкий засов.

Оглядев вошедшего, постовой сказал:

— Поставьте оружие на предохранитель и следуйте за мной. Анатолий, — добавил он, когда Сергей поставил автомат и «стечкин» на предохранитель.

— Сергей, — представился наемник, пожимая протянутую ладонь, и неожиданно для себя сказал, — Я думал, у вас тут все более… военизировано.

— Да нет, как видишь… — Анатолий (назвать его Толиком язык не поворачивался) улыбнулся.

Пока шли по брусчатой дорожке, Сергей вовсю вертел головой. Ровными рядами стояли деревянные дома, заборов между ними не было. И везде — люди в рясах. Один подметал брусчатку широкой, пышной метлой, другой — шел с толстой папкой подмышкой, из которой выглядывали листы бумаги, третий пас на ровном квадрате травы гусей. На площади, соединявшей три крупных дороги и штук шесть тропинок поменьше, возвышался большой каменный крест.

Наемник и монах-постовой подошли к большому, длинному дому. Анатолий постучал и громко позвал:

— Петр!

Дверь открылась. Петр оказался противоположностью провожатого: щуплым, с куцей бороденкой.

— Чего случилось?

Мда, и с довольно гнусавым голосом.

— Да вот, новенького тебе привел, — пробасил Анатолий. — Ты уж дальше сам, мне на пост надо… — монах махнул рукой и пошел обратно к воротам.

Петр критически оглядел Сергея, шмыгнул носом и жестом позвал за собой. В доме, как и везде в Храм-городе, было чисто. «Небось, не сам убирает», — усмехнулся Сергей. Монах сел за стол, открыл какую-то толстую тетрадь, достал шариковую ручку.

— Присаживайтесь… Вы хотите стать послушником, правильно?

— Правильно. — Сергея почему-то развеселил этот растрепанный мужичок.

— Ага, хорошо… Имя?

— Сергей.

— Теперь Сергий, — Петр начал писать в тетради. — Возраст?

— Тридцать семь…

Петр записал все данные наемника в эту пухлую тетрадку, затем взял другую и сказал:

— Теперь сдавайте, пожалуйста, оружие, одежду, медикаменты… Личные вещи можете оставить… — засуетился Петр. Вот его-то как раз Сергею и хотелось назвать Петенькой или Петей.

— Зачем вы держите тут все? — спросил Сергей, стягивая автомат и осматриваясь. Вокруг — полки, на них все тщательнейшим образом рассортировано. С оружием, как человеку военного дела, расставаться не хотелось. — Ну, с медикаментами понятно, а все остальное?

— Во-первых, мы никого не держим, и все, кто хочет уйти, могут забрать свое, — наставительно прогнусавил Петенька. — Ну, а во-вторых, надо же чем-то оборонятся от бандитов, от мутантов… Не в рясах же с молитвенником воевать идти!..

Монах, закончив опись и разложив вещи Сергея — уважительно задержав взгляд на «стечкине» — достал из деревянного ящика хрустящий бумажный пакет и протянул его послушнику.

— Это — ваша ряса, штаны, вот, — монах-завхоз запустил руку в другой ящик, что-то вынул (темновато в доме) и со стуком поставил на пол, — сапоги, можете переодеваться. Там, — кивнул Петя на бумажный сверток, — белье еще есть, молитвенник. Сейчас идите в храм — от выхода налево, по брусчатке. На входе спросите Николая, вас проводят.

Сергей обнаружил в пакете холщовую сумку, которая одевалась через плечо. Сложив туда белье, молитвенник и те самые свои «личные вещи», Сергей — а теперь уже Сергий — зашагал в указанном направлении.

«Нормально, в принципе», — думал Сергий. — «Вроде люди как люди, не фанатики особо. Только неудобно немного, не привык к такой одеже, не привык…» Почему-то, несмотря на пасмурную погоду, ему было даже слегка весело.

… Храм был единственной каменной постройкой в городе. Величественно и немного мрачновато, он грозно сверкал куполами и сиял крестами. На колокольне висело не менее пятнадцати колоколов разного калибра. Будущий послушник поднялся по широким каменным ступеням, увидев у входа очередных монахов, которые о чем-то разговаривали и негромко посмеивались. На вид им было лет двадцать, не больше.

— … бегает и кричит: «Да нету больше вашей Америки! Кто бросил валенок на пульт?! Кто бросил валенок на пульт??!!» — донеслось до Сергия. Увидев его, монахи (а может, тоже послушники) постарались придать лицам серьезные выражения, с трудом сдерживая смех. — Мир тебе, брат.

— Эээ… И вам мир. Мне надо увидеть Николая.

— А, Кот… То есть, Константин, я хотел сказать, вас проводит.

«Кот» слегка поклонился и вошел в храм. Сергей последовал за ним, внутренне усмехаясь: «Как салаги в отряде… Интересно, что их привело сюда? Пацаны ж еще…». Внутри храм был намного красивее, нежели снаружи: везде лепнина, в окнах — витражи, на стенах — мозаика. Петляя по коридорам, они вышли к очередной двери. Сопровождающий сам постучался, подмигнул Сергею и зашагал обратно, что-то негромко напевая.

— Да-да, входите! — донеслось из комнаты.

Сергей вошел. Комнатка, или кабинет, была небольшой: у окна стоял стол, возле стены — пара стульев. Николай, сидевший за столом и куривший длинную тоненькую трубку, представлял собой Сергеева ровесника обычной комплекции с длинными волосами до плеч.

— Мир тебе, брат. Присаживайся.

— Спасибо. Я от Петра, хочу стать послушником.

— Что ж, хорошо, — монах отложил трубку и раскрыл тетрадь. — Имя?

— Сергей, но… Ведь Петр уже все записал, — сказал Сергей недоуменно.

— Не обращайте внимание, это издержки нашей бюрократии… Случаются накладки. Так что немного потерпите, не сочтите за труд. Возраст?

Помимо вопросов, которые задавал Сергею завхоз, добавились другие:

— Вероисповедание?

— Ну… Православный, — Сергей немного замялся. Хрен его знает, вдруг они католики?

— Да не напрягайтесь вы так, мы принимаем людей любой веры, ведь везде Бог — это прежде всего добро… — успокоил Сергея Николай. — Вам приходилось убивать людей?

«Ну смотри мне, Федя, конь японский, сказал, что берут всех… Не возьмут — согрешу еще разок, голову отверну!», — подумал Сергей и осторожно ответил:

— Да, приходилось. Я ведь наемник, то есть был, ну, вы же записали…

— Не волнуйтесь. Сейчас время такое, приходится, конечно… — монах застрочил в тетрадке.

После окончания «допроса» Николай отложил ручку и взял трубку. Достал из холщовой сумки (такой же, как у Сергея) спички, табак, с наслаждением раскурил и заговорил:

— Ну, и небольшой инструктаж. Сразу скажу, спрашивать у людей, что сюда их привело здесь — дурной тон, так сказать. Не принято и в какой-то степени даже неприлично… Здесь — режим. Мы стараемся делать его не слишком строгим, но это — все равно режим. Подъем, завтрак, молитва, работа, обед, молитва, сон, работа… Ну и так далее, узнаете в процессе. Работа чередуется каждый день, чтоб не завянуть с тоски — однообразие убивает. Работаем по парам, пары выбираются в добровольном порядке. Естественно, есть свободное время. Есть библиотека, одна из самых лучших и больших, каких я видел. Вобщем, скука не должна вас доставать, мы делаем все возможное. Так… Вроде бы все, если есть вопросы, задавайте сразу. — Николай смотрел на Сергея с небольшим любопытством и искренней доброжелательностью.

— Есть, по мелочи, — согласился Сергей. — Петр мне говорил, что вы никого не держите и потом можно…

— Да-да, — перебил монах. — Извините, забыл сказать. Конечно, вы всегда вольны уйти, но как показывает практика, уходят лишь во время послушания. Принявшие постриг на моей памяти не покидали монастырь ни разу. Что еще?

— Ну… На работе что-нибудь делается на вывоз, за стены города? — просто из любопытства поинтересовался новоиспеченный послушник.

— Делается. Некоторые абсолютно в добровольном порядке вырезают из дерева, принося это в дар храму. Некоторые, одаренные, пишут иконы. Ну и не только это, конечно… Зерно, шерсть.. Да многое. Вы поймите, мы не можем обеспечить все необходимое натуральным хозяйством, не можем быть полностью автономными, вот и приходится…

— То есть собственно деньги монахи не получают? — полуспросил, полуутвердил Сергей.

— Конечно, — кивнул Николай.. — Им это не нужно. Торговцев внутри, само собой, нет, а в случае командировок — да, случаются — выдаем командировочные. И я ничего не получаю, поверьте. Можете глянуть на мою келью, она ничем не отличается от любой иной. Алчные люди здесь не задерживаются, — монах замолчал в ожидании следующего вопроса.

— Вы курите. Это не запрещено?

— Нет. Курящим выдается табак или папиросы — кому как нравится — каждый день в определенном количестве, всем поровну. Вино — перед обедом рюмочку для аппетита даже полезно. Ну и по праздникам. Что у нас запрещено — так это наркотики, галлюциногены. С этим строго.

— Ну, у меня все. Спасибо большое, — Сергей встал.

— Да не за что. Давайте я вас провожу.

Николай проводил Сергея до двери и отловил в коридоре монаха.

— Он вас проводит. Удачи!

Сергей уверенно зашагал по лестнице куда-то вниз. Легкое веселье прошло, страха не было. Эмоции куда-то пропали.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.7 / голосов: 6
Комментарии

Первая часть рассказа. Я представил, как может выглядеть христианский храм после апокалипсиса: немного по-другому, чуть иначе. Как всегда, рад конструктивной критике (надо будет сократить до РКК:)

Здорово получается.

Я как-то был в Крыму, видел монастырь в горах. Такой... Все помещения вырублены в скале. И снаружи разные мостки-окошки-заборчики. Грядки с овощами на терассах, родник рядом. Вспомнилось что-то вдруг.

Вот фото характерное: http://deadland.ru/_img/monastery.jpg

Мне тоже понравилось! Ставлю 10!!!!!

Быстрый вход