Храм. Глава II. Служба

Предыдущая часть.

Комната, где жили послушники, помещалась — как показалось Сергею — в самом низу, ниже некуда. Низенький потолок, двухъярусные деревянные кровати, тумбочки, несколько шкафов. Под потолком висели тускловатые лампочки на коротких мятых проводах.

— Вот, новенький. Тоже послушник. Покажите ему тут все, объясните. Мир вам, я в канцелярию шел… — Сергеев проводник чуть поклонился и, со скрипом распахнув дверь, поспешно зашаркал в свою канцелярию.

Сергей думал, что нового послушника встречают как-то по-особенному: может, «пропишут» новое место жительства, а может — еще как-нибудь. Коллектив — он везде коллектив, даже в храме. На всякий случай приметил стоящую неподалеку табуретку, приготовился.

Несколько на вид явно уголовных рож поднялись со своих мест и подошли к Сергею, шмыгая носами.

— Мир тебе, брат, — неожиданно поклонился один из них, одноглазый бугай. — Мы очень рады, что ты тоже хочешь присоединиться к нам. Пойдем, расскажем тебе все.

Бугай-послушник пошел вперед. Сергей, все еще думая о подвохе, последовал за ним, стараясь — насколько это было возможно — не выпускать из вида шедших позади. Похоже, никакого подвоха не затевалось.

— Вот несколько свободных коек, эта — с братом Михаилом, эта — с Федором, эта — свободна совсем, — вещал улыбчивый послушник, похоже, всерьез. — Ужин ты уже пропустил, как завтрак будет, покажем столовую. За этой дверью, — ткнул он бородавчатым пальцем, — комната для омовения, туалет.

— Спасибо, меня устроит место… с Михаилом, — чуть натянуто (а скорее устало) улыбнулся Сергей, выбрав койку в самом углу.  — Устроюсь.

Искренне довольные тем, что смогли помочь прибывшему человеку, будущие монахи разошлись по койкам и почти все стали читать книги, некоторые — нацепив очки. Смотрелось умильно.

На койке сверху спал послушник, свесив руку вниз и оглушительно храпя медведем. Сергей сел на койку, открыл тумбочку. Внутри лежало несколько полотенец, кусок мыла, даже не слишком дешевый зубной порошок со щеткой. «Не врал, похоже, Николай-то про деньги», — мысленно отметил Сергей. Внезапно, почувствовав навалившуюся слабость — не столько от похода к Храму и хождения по темным коридорам, сколько от переживаний и волнений — послушник скинул сапоги, поставив их у койки, холщовую сумочку кинул на тумбочку и на первый раз увалился спать прямо в одежде. Остальные, занимаясь своими делами, его понимали и не мешали ему.

* * *

Дин!

Дон!

Дин!..

Сергей открыл глаза. Спалось очень хорошо — ни в палатке, ни на земле с автоматом в обнимку, ни в какой-нибудь там яме — на к р о в а т и, заботливо кем-то укрытый. Увидев, что все натягивают одежду, застилают кровати, иные — выходят из умывальника с полотенцами на плечах, Сергей решил, что надо последовать их примеру. Сверху все также свисала рука.

Дин!

Дон!

Дин!..

Колокол. Слышно даже в подземелье. Красиво.

Рука всхрапнула и убралась из поля видимости. Сергей со вздохом сел на кровати, потянулся. С верхней полки высунулась косматая мятая голова и громко зевнула:

— А, Серега… Привет… Серега?! — Сон ушел с лица Мишки, с которым Сергею приходилось работать несколько раз, один из которых — очень далекий поход, в котором можно хорошо узнать человека, подружиться с ним или же наоборот — опротиветь друг другу. Между ними были вполне товарищеские отношения, не слишком панибратские, но все равно, Сергей был рад увидеть здесь знакомого.

— Миха… Ты как тут?

Наемник мягко спрыгнул с койки, начал неторопливо одеваться.

— Да как-как… Помнишь, этого… Бергмана вели до какого-то бункера, он еще пустой был? Ну, с нами еще Муха, Рыжий были?..

— А, помню, конечно. Тогда ж и разошлись. Так ты сюда?.. — Сергей тоже стал одеваться.

— Ага… Две недели до пострига осталось. Пойдем, умоемся.

В умывальнике, выложенном белой плиткой — невзрачной, но целой, без сколов, везде одинаковой и одного размера — стали умываться холодной водой, почистили зубы. Расспросили друг друга о здоровье, о знакомых.

— А ты почему… Ну, пришел сюда? — спросил Сергей, памятуя о предупреждении Николая, но все же — у знакомого спрашивает.

Мишка только хмыкнул:

— А ты?

Сергей открыл было рот, но не нашел в голове ответа. По крайней мере, такого, какой можно было бы сказать вслух товарищу.

— Вот-вот. Но я тебе скажу, — наемник понизил голос. — Скажу, зачем сюда приходит каждый. Потому что здесь ты знаешь, что ты можешь пить и есть. Знаешь, что если умрешь — похоронят и молитву прочтут, а не бросят падальщикам, обобрав до нитки. И главное — никто не пристанет с вопросом, который мы сейчас с тобой обсуждаем, потому что у каждого тут — свой грех, свое сокровенное. Любой лучше душу откроет Богу, молиться будет денно и нощно, чем распространятся о своей судьбе. Товарищ, брат — хорошо, дрова вдвоем веселей рубить, а о грехе главном в своей жизни разговоры разговаривать — нет. И все тут это знают. Вот и все. Пойдем, завтрак.

«А ведь все, все верно. Во всем прав Мишка. Это все знают, но не все — осознанно, в том виде, в котором он сейчас объяснял. Действительно, секрет прост…», — думал Сергей, когда вместе с товарищем шел в столовую. На завтрак давали кашу на молоке (поста сейчас не было), чай с лимоном. Потом, когда все уже доедали, вдоль столов прошлись монахи с сумками и раздали курящим папиросы, а предпочитающим трубки — просто табак.

После завтрака — молитва. Сергея научили, как правильно читать странно написанные молитвы в книжечке, выданной ему Петром, и он, как и все, забубнил старославянский текст. Потом вышел старший по церковному чину — в них послушник еще не разобрался — монах и стал громко, нараспев читать молитву, ему вторил хор. Выходило складно и по-своему красиво.

После молитвы монах Александр распределял пары на работу. Сергею с Михаилом досталась рубка и пилка дров. Во дворе лежало несколько деревьев средней длины, и послушники, работая топорами и ножовками, отпиливали ветки со ствола, потом рубили их, толстый ствол — тоже распиливали, уже двуручной пилой, приноровиться к которой было непросто. Несколько часов за работой и разговорами пролетели незаметно.

Перед обедом оставалось свободное время, и Мишка потащил Сергея в библиотеку. Библиотека действительно была большой — бывший наемник никогда не видел столько книг сразу. Побродив среди полок и выбрав себе «Энциклопедию живой природы» — посмотреть на довоенных животных и, на сколько возможно по своему опыту, сравнить их хотя бы внешне — послушники вернулись к себе в комнату.

Поболтав еще немного, Сергей спросил:

— А есть еще Церковь? Кроме Храм-города?

— Есть, — чуть подумав, ответил Михаил. — Где-то на севере. У них там не то, что здесь — жесткая дисциплина, почти армия. Форма своя, всех учат с оружием обращаться.

— И что, они с этим городом контактируют как-нибудь?

— Насколько знаю, почти нет. Обзывают «пацифистами», «слюнтяями». «Настоящий служитель Богу — воин, ибо сейчас демоны на поверхности. Расслабляться нельзя!», — это они так говорят. Считают, что все мутанты — никакие не мутанты, а демоны, разбуженные ядерным взрывом. Особенно насчет уральцев лютуют, чуть ли не на костры их тащат. Тоже в приспешников сатаны записывают…

— Извините, — к их кровати подошел субтильный послушник, совсем еще юный. — Извините, я случайно вас услышал… Вы не могли бы мне рассказать про уральцев? Я мало что о них слышал и ни разу не видел воочию…

— Да ради Бога, — согласился Сергей. — Конечно. Уральцы так зовутся, потому что они изначально пришли с Урала. Город Челябинск, то ли 40, то ли 70. Озерск, в общем, по-другому. Уральцы высокие, средний рост — около двух с половиной метров. Сильнее, быстрее, чем люди. Кожа у них зеленая, потому что они пользуются фотосинтезом, энергию из солнечных лучей получают. Ну и едят, как мы едим, то же самое. Особо ими не интересовался, это только то, что сам видел.

— Некоторые говорят, — продолжил Мишка, — что это мутировавшие из-за радиации люди. Я, лично, сторонник теории, что они — результат довоенных экспериментов по созданию следующего звена эволюции, лаборатория по проведению которых и находилась там, на Урале. Но наверняка никто не знает, так что…

Зазвонил колокол. Приятный звук. Послушник слушал про зеленых людей, затаив дыхание.

— Пойдемте, обед, — сказал тихонько этот незнакомый парень и первым вышел из комнаты.

Михаил с Сергеем отправились вслед за ним, предвкушая обеденную рюмку красного вина.

Ваша оценка: None Средний балл: 5.7 / голосов: 3
Комментарии

вторая глава. верующие люди, не бейте ногами - порядка службы я не знаю, на в ПА церкви - ПА обряды) РКК

Шикарно живут монахи :) Чай с лимоном в ПА мире!

______________________

Я люблю ощущать жизнь...

Быстрый вход