Посёлок. Заключение 1-ой части

Предыдущая часть.

… Насчёт того, что в тёмное время суток лес — то же самое, что и кладбище, я не ошибся. Просто мороз по коже. Страх снова проявился во мне, когда мы были на «пороге» леса. Переступив его, я последний раз глянул назад, увидел чёрный силуэт дома, где мы только что были, и пошёл вперёд, отгоняя от себя мрачные мысли.

Я шёл, освещая нам путь и не видя ног, скрытых от моих глаз туманом. Вова с Тасей шли со мной в ногу рядом. Вова держал оружие на вытянутой руке, а Тася всё время нервно оглядывалась. Я, признаться, тоже чувствовал себя не в своей тарелке. Моё дуло беспокойно блуждало по стволам деревьев, которым, казалось, не было счёта. Тех, что были вдалеке, из-за тумана нельзя было увидеть, и казалось, что их там нет. Но когда я уходил дальше, они выныривали, давая о себе знать. Было так не по себе, что на каждый хруст ломающейся под ногами ветки я, холодея, оборачивался и бегал стволом по оставшимся позади деревьям, освещая и пытаясь кого-нибудь найти среди них. Вздыхая потом с облегчением, я продолжал идти вперёд.

— Ну, и где этот твой «большой двор»? — укоризненно спросила Тася, начиная останавливаться. — Конца — края этому лесу не видно. И Кристина, как я поняла, ничего нам больше не оставила.

Вова тоже остановился и прислонился к дереву, убирая пистолет за пояс. Я нашёл небольшой пенёк и примостился на нём:

— Сам не понимаю, что за чертовщина. Мы давно уже должны быть на этом дворе, — я нажал на кнопочку, и лучик исчез. Всё погрузилось в непроглядную темень, и стало ещё страшнее находиться в этом лесу. Вова сломал веточку и, от нечего делать, стал её рассматривать со всех сторон. Она была похожа на руку с четырьмя пальцами.

— Как её могли выкрасть у нас из-под носа, не понимаю, — не уставал повторять себе под нос брат. Окончив осмотр палки, он её швырнул мне под ноги и упёр руки в боки

— Что делать? — резко спросил он, и тут, как назло, из моих вспотевших ладоней выскочил пистолет и мягко приземлился рядом с брошенной Вовой палочкой. Я чертыхнулся и нагнулся, чтобы подобрать «Беретту».

Это спасло мне жизнь — где спереди раздался хлопок, и надо мной просвистела пуля, горячей волной взъерошив несколько волосков на темечке.

— Опять! — с ненавистью подумал я и плюхнулся на мягкую землю — пули летели, как вода из душа. Тася упала рядом, зажав голову руками. Вова начинал ответный огонь, присев и стреляя с локтя. От огня, что вели сзади, он прятался за деревом, и пули, предназначенные для него, либо застревали в стволе ели, либо, свистя, рикошетили. Я схватил пистолет и нацелился вперёд. Там были видны вспышки. Когда очередная пуля пролетела надо мной, и я увидел сверкнувшую на сотую долю секунды в темноте вспышку, я положил палец на курок и, учтя силу притяжения, нажал. Теперь сверкнуло моё дуло, и пуля сразила стрелявшего. Это я понял по секундному крику, пронёсшемуся по лесу.

Вспышек больше не было, и я, показав брату знак, что я сейчас к нему подойду, привстал и в несколько прыжков очутился рядом с ним.

Грянул ещё один выстрел, и Вова застрелял в ответ. Раздались ужасные вопли, от которых у меня кровь застыла в жилах.

— Что это? — спросила Тася, но ответа не получила.

Встав рядом с Вовой, я спросил его:

— Сколько их?

Вова, выпустив пару пуль и сплюнув, ответил:

— Я пока одного отправил на тот свет. Вон ещё один! - воскликнул вдруг он и выстрелил три раза. По лесу пробежал душераздирающий крик, и был звук падающего тела.

— Второй! — гордо сказал Вова, опуская оружие.

Вдруг я заметил двух человек, головы которых были закрыты капюшонами, крадущихся к нам в обход, как волки, заметившие трёх пасущихся и беззащитных овечек. Я не видел их лиц, но понимал, что от них исходит что-то нечеловечески страшное. Я сморгнул висящую на верхней реснице капельку пота и стал следить за обходчиками. Стрельба прекратилась, и стало ясно, что к нам крадутся одни из её участников. Но где их оружия?..

— А если они не хотят нас убивать? — закралась ко мне в голову мысль, и я уже было опустил пистолет для переговоров. Но, увы, поспешил.

Обходчики, увидев, что я не собираюсь в них стрелять, полезли под свои чёрные плащи и выудили оттуда по одному «Mac-10».

— Мать моя мамочка! — воскликнул я, поднимая оружие и видя, как эти двое наводят на меня дула своих адских «узишек» — так называют в народе «Mac-10».

— Ложись! — крикнул я, падая и хватая брата за рубашку. Ударил выстрел, за ним второй. Я успел пригнуться, а вот брат — нет… На пути пули была его нога…

… Он взвыл, хватаясь за ногу и падая перед Тасей, которая продолжала лежать и прикрываться руками. Вторая пуля врезалась в ель, прямо за мной.

— Вова! — заорал я и, пока по нам не дали первую очередь, сделал выстрел в голову обходчика, который был первым. Он, взмахнув руками, повалился наземь. Оружие упало рядом, зашелестев в кустах. Они, видимо, надеялись сразу нас убить. Второй не ожидал от меня такой меткости и того, что я дам отпор, и сам предпочёл убраться. А я не стал в него стрелять. Снова в уши врезалась невыносимая тишина, редко прерываемая ленивым ветром и шёпотом травы…

… — можешь? — поддерживая брата, спросил я, когда мы уходили. Тася помогала брату с другой стороны. Тёплый пистолет грел живот.

— Только одной ногой, — ответил Вова, сжимая зубы и стараясь не делать никаких движений простреленной ногой, левой ногой. Страх в одну секунду заменился ужасом и отчаянием. Я уже не обращал ровным счётом никакого внимания на окружающую нас обстановку. Вова стонал сквозь стиснутые зубы. Я чувствовал, что он ослабевает, и сказал Тасе, чтобы ускорила шаг. Мы пошли быстрее…

… — где же твой чёртов двор? — выпалила Тася со злобой и негодованием. Она вся взмокла. За то время, пока мы шли, казалось, что мы с места не сдвинулись. Те же однообразные палки деревьев, туман, который был уже не таким густым и начинал рассеиваться, хвоя, усеявшая собой всю землю.

— Я-то почём знаю!!! Здесь должен быть! — сам не заметив, как повышаю тон, крикнул я, но потом опомнился. — Извини.

— Ребята… — вдруг шёпотом позвал брат, еле волоча синими губами. -… Не могу больше. — И разом весь его вес обрушился на меня. Я с ужасом понял — брат отключился. Ждал, ждал, терпел до изнеможения и теперь сдался. Я смекнул сразу:

— Тася, возьми фонарик, освещай нам дорогу. Я понесу Вову на себе. Когда-нибудь этот лес кончится.

Тася приняла из моих пока свободных рук фонарик и сразу же включила его, выпустив лучик, видимый уже не так отчётливо, как в первый раз. Я взял на руки обмякшее тело брата и стал следовать за Тасей. Капельки пота щекотали горячее лицо, и я жалел, что не могу их вытереть. Дырка от пули каждую секунду набухала свежей кровью, вытесняя прилившую ранее на волю, где она каплями падала на коричневую хвою и бурыми пятнами отмечала пройденный нами путь. Тася шелестела хвоей рядом, освещая всё те же деревья, новые костлявые кусты с жалкой листвой и пеньки с годовыми кольцами.

Вдруг рядом что-то упало, и я резко обернулся, чтобы, если это какая-нибудь большая ветка, наступить на неё и сломать. Но это была не ветка. Тася, каким-то непонятным образом очутившаяся позади меня, споткнулась о корень растущей рядом берёзы и выронила фонарь. Она вставала, чертыхаясь и отряхиваясь от прилипшей хвои. Фонарь, выпавший из её руки, своим лучом как будто указывал направление. Вперёд. Я и посмотрел вперёд.

Луч фонаря упирался в наполовину торчащую из земли железную табличку. Табличка была ржавой, с облупившейся красной краской и написанными золотой краской буквой «А» и цифрой «4». Они отсвечивали прямо в глаза, и мне приходилось их жмурить.

— Тася, смотри! — сказал я, и Тася подошла и, тоже освещённая светом, стала вытаскивать табличку. Поддалась она быстро и без проблем.

Прочитав то, во что входили «А» и «4», Тася, хмыкнув, повернула табличку надписью ко мне.

То, что я прочитал, наполовину освещённое краем круга от фонаря, повергло меня в шок.

Там было написано: «Нара 4»…

Мы с Тасей, не говоря ни слова, посмотрели вперёд и увидели, как из ничего начинают проявляться неверные силуэты домов и крыш бледного цвета…

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 16
Комментарии

мне кнешна нравиться, но:

подумай сам когда тебе страшно ты что ходил бы с одной береттой и так спокойно разговаривал?

присел на пенек, ха!

диалоги мне кажется большие и очень точные, я думаю стоит описывать окр мир параллельно диалогам.

сюж линия, я немного перестал улавливать...

тут и аномальные зоны и взрыв и мертвяки и чел с кислотой и т.п. определитесь молодой человек на чом останвливать внимание... всех сразу это как то слишком-кашица

имхо

а так пиши, мне кажется получается хорошо

и выкладывай не пропадай.

Спасибо за замечание. Буду исправлять.

Да уж....

И тут началось...

не успел наклониться и значиться пуля в ногу...

оружие греющее живот...

А брат от чего отключился? от потери крови чтоли? да ну на фиг... без перевязки значиться так и шли...

Фонарик у автоматчика таки скомуниздили, а автомат слишком наверно лишний был.

И Кристина пропала, выходила значиться вместе с Таей и тут пропала, наверно от того что темно стало?

И когда значиться в комнате с спящей женой брата брата что то разбиваеться, мы спокойно допиваем вино, а брат значиться сидит как приклеенный.

И чего это он автоматчик в противогазе ходил? И на лицо его смотреть не интересно было, и раз уж так легко он в полный рост в двери стоит значиться надо его расстрелять на фиг, а потом даже не обшмонать... ну это их личное дело, интересно а о каком дворе речь идет? я чего то не внимательно читал наверно...

А еще тема это мое блуждающее дуло :-)

Не сердитесь, ибо не корысти ради, а исключительно пользы для!!!

Быстрый вход