ИнкубатоР

Пролог

Штаб-квартира ФСБ. Москва 2012 год.

Сорин шел своим твердым и быстрым шагом, приближаясь к конференц-залу, в котором его ждало очень важное известие. Генеральские погоны позволяли ему преодолевать многочисленные посты контроля без задержек и спустя несколько минут он вошел сквозь распахнутые двери в овальное помещение. За большим прозрачным круглым столом генерала ожидало несколько людей. Часть из них была в военной форме, но безо всяких знаков отличия и несколько гражданских. Подойдя к столу, генерал выдвинул мягкое кожаное кресло и незамедлительно сел в него, через мгновение адъютант поставил перед ним на стол ноутбук и кейс. Все присутствующие в зале также открыли свои компьютеры и выложили на стол содержимое своих кейсов.

— Итак, начнем —  генерал ввел в появившемся на мониторе окне интерфейса пароль и, получив доступ, открыл папку, содержавшую материалы по секретной военной программе «ИНКУБ» из-за которой и было назначено совещание.

— Товарищ генерал — встал один из гражданских — от имени государственной приемной комиссии и КБ четыреста один я с радостью могу уведомить вас, что вчера были успешно завершены последние испытания объекта «ИНКУБ ноль три» и вот заключение комиссии. Говоривший вышел из-за стола и, сделав несколько шагов, протянул генералу папку с бумагами.

— Что здесь? — принимая папку, спросил генерал.

— Результаты испытаний и вывод комиссии.

Генерал открыл папку и быстро пробежал глазами по первой странице:

Совершенно секретноУровень допуска высший  Проект «ИНКУБАТОР» КБ — 401 

— Ваше личное мнение господин Залежский о проекте? — листая вложенные в папку бумаги, спросил Сорин.

— Результат превзошел все наши ожидания, товарищ генерал — не решаясь сесть, быстро протараторил академик Залежский — новая технология, разработанная в нашем КБ позволила нам произвести оружие совершенно нового уровня. По сравнению с ним водородная бомба — каменный топор.

Генерал открыл страницу с результатами боевых испытаний

«… Боевая эффективность — 98%. Пораженных целей — 19. Время боевого применения — 1 минута 23 секунды.»

«… Боевая эффективность — 95%. Пораженных целей — 17. Время боевого применения — 1 минута 26 секунд.»

Сорин быстро пробежал всю таблицу и ознакомился с данными. Результат боевого применения во всех ландшафтных, климатических и погодных условиях оставался настолько высоким, что генерал невольно содрогнулся. Как никто другой он знал, что за скупыми данными о пораженных целях стоят не картонные мишени-симуляторы, а живые люди.

«Впрочем, теперь уже не живые» — мысленно поправил себя Сорин.

— Господин Залежский — генерал встал из-за стола и подошел к окну — вы читали отчет об испытаниях «ИНКУБа»?

— Я присутствовал на всех этапах, товарищ генерал — пытаясь угадать ход мыслей генерала, ответил академик.

— Вы создали мясорубку, по сравнению с которой упомянутая вами водородная бомба — высшее милосердие. Девятнадцать трупов за минуту и двадцать три секунды в условиях абсолютной темноты. Вы знаете — генерал поправил галстук, который неожиданно начал давить на горло, мешая говорить — я не всю жизнь сидел в штабе и повидал многое такого, что вывернет на изнанку большинство из присутствующих здесь, но все это просто детские забавы по сравнению с тем, что содержит эта папка. Я надеюсь, вы позаботились о том, чтобы ваше изобретение было абсолютно контролируемым?

— Да, да, безусловно, нами разработана универсальная система безопасности, исключающая любые непредвиденные обстоятельства, сейчас, сейчас я продемонстрирую вам… — засуетился академик, почувствовав, что проект, отнявший столько сил и средств, находится на грани гибели.

— Не стоит господин Залежский — увидев, как академик копается в кипе бумаг, ответил генерал — я думаю такой уважаемый в научных кругах человек как вы знает, о чем говорит. Ведь так?

— Да, да! Вы абсолютно правы

— Ну что ж, тогда я подписываю ваши бумаги и даю добро на строительство автоматизированного завода на указанной территории.

— Я уверяю вас товарищ генерал, любые форс-мажорные ситуации исключены.

— Хотелось бы верить. Давайте оформим все необходимые формальности и покончим с этим. Где я должен поставить подпись? — генерал протянул руку во внутренний карман и извлек оттуда авторучку с эмблемой ФСБ. Академик быстро положил перед Сориным папку, и раскрыв ее указал, где необходимо поставить подписи. Спустя мгновение на белоснежную бумагу в виде размашистой подписи легли чернила. Поставив вслед за генералом свою подпись, Залежский закрыл папку, положил ее и другие бумаги в свой кейс, и, пожав генералу руку, удалился в сопровождении нескольких человек. Спрятав ручку обратно в карман, генерал обернулся к оставшимся людям в военной форме.

— А то вы думаете по поводу проекта «ИНКУБ», товарищ подполковник? — Сорин приблизился к одному из сидящих за столом.

— Я считаю, что ваши опасения лишены твердой почвы товарищ генерал — произнес подполковник, вставая, но, увидев жест генерала призывающий оставаться на месте, снова опустился в кожаное кресло — КБ Залежского действительно разработала универсальную систему защиты, которая, по-моему, заслуживает доверия. Мы смоделировали все возможные и не возможные внештатные ситуации и не разу не были разочарованы. К тому же, даже если произойдет сбой в системе защиты «ИНКУБ», что практически нереально, у нас разработан аварийный план действий. Так что я не вижу причин для беспокойства.

— Аварийный план? — генерал удивленно поднял брови — Значит, вы допускаете возможность того, что «цербер сорвется с цепи»? Значит, вы не до конца уверены в системе защиты?

— В делах подобного рода нельзя быть уверенным на сто процентов ни в чем. Подстраховка никогда не будет лишней.

— В чем заключается ваш аварийный план?

— В мгновенной и полной ликвидации всего и вся связанного с проектом «ИНКУБ». Вот все материалы по данной теме — подполковник протянул генералу микродиск

— Даже так?! — взяв в руки носитель, генерал прошелся по натертому до зеркальной чистоты паркету — Осведомлены ли сотрудники КБ об этом плане.

— Никак нет — полковник повернул голову в сторону Сорина — Я считаю, что подобная информация может неблаготворно сказаться на реализации проекта.

— Хорошо — генерал вернулся к своему ноутбуку и кейсу, в недрах которого тотчас исчез микродиск — последний вопрос: одобрен ли проект «Верховным»?

— Так точно. КБ получило средства и разрешение на реализацию. Соответственно наше подразделение получило приказ контролировать ситуацию.

— Единственное что меня успокаивает, так это то, что обеспечением безопасности этого проекта занимаетесь именно вы подполковник. Надеюсь, вы, и ваше подразделение оправдаете мое доверие.

— Безусловно.

— Превосходно — генерал опустился в кресло — все могут быть свободны, совещание закончено.

Проводив взглядом до двери мощную фигуру подполковника и его подчиненных, генерал подозвал своего адъютанта и приказал ему закрыть дверь. Затем открыл дисковод в своем ноутбуке и, утопив в нем микродиск, начал изучать материалы по системе безопасности проекта «ИНКУБ».

ГЛАВА 1. ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ

Сергей упал. Упал, как учили инструкторы: быстро и бесшумно, по первому знаку командира. Вжавшись в обломок бетонного блока, и подтянув поближе автомат, Сергей усердно вглядывался в темноту, скрывавшую останки некогда живого города. Полуразрушенные бетонные громады многоэтажек, уныло таращились пустыми глазницами оконных проемов на группу людей, распластавшихся, словно ящерицы по усеянной битым кирпичом и стеклом асфальте. Торчавший из бетона кусок арматуры, больно впивался в бок, но Сергей не обращал на это внимание. Его учили стойко переносить любую боль. «Если чувствуешь боль, значит, ты еще жив, так что радуйся боли» — вспомнил он слова одного из инструкторов. Они лежали уже несколько минут, а неведомая опасность все еще не проявляла себя. Посмотрев на лежащих рядом товарищей, которые в своих серых защитных костюмах сливались с местностью, Сергей перевел взгляд на сержанта: приставив к глазам прибор ночного видения, он смотрел, куда то в перед. Затем резко отложил прибор и стал быстро перебирать пальцами рук.

«Двое. Патруль. Идут на 9 часов» — мысленно прочитал сигналы командира Сергей, как и все бойцы обученный искусству языка немых. Прошло еще несколько минут, прежде чем сержант просигналил «Свободно. Двигаемся дальше». Словно тени от земли отделилось несколько фигур и бесшумно скользнули вперед. Сергей вспомнил, сколько часов было потрачено на овладение способностью беззвучного движения. Битое стекло, обрывки проволоки, обломки кирпича и прочий разнообразный мусор превращал это в крайне тяжелую задачу. Но любой шорох или треск, здесь, на поверхности, превращался в набат призывавший смерть к тому, кто осмелился нарушить покой мертвого города. Для Сергея это был первый боевой выход, поэтому сейчас он был крайне напряжен, стараясь не сделать какой-либо оплошности. Он знал, что в данную минуту на него были устремлены взоры его товарищей по разведгруппе и оттого какой доклад они сделают по прибытию на заставу зависит его карьера: останется ли он в разведке или будет переведен в батальон внутренней безопасности. Стараясь дышать как можно спокойнее и не выдавать своего волнения Сергей чувствовал, что воздух вокруг него превратился как будто в желе, сквозь которое он с трудом продвигался. Неожиданно шедший слева от него боец, молнией метнулся к Сергею и, выставив как шлагбаум перед ним руку, заставил его замереть с занесенной для шага ногой. Заметив какое-то замешательство, сержант подал знак остановится. Боец стоящий рядом с превратившемся в статую Сергеем не убирая руки, сжал ладонь в кулак и, оттопырив большой палец, повернул его вниз. Сергей опустил глаза и мысленно выругался: под его поднятой ногой едва заметно просматривалась тоненькая проволочка из моноволокна, протянутая между двумя осколочными гранатами.

«Что случилось?!» — развернувшись, на пальцах спросил командир

«Растяжка!» — убрав руку-шлагбаум, ответил боец. Сержант показал Сергею кулак и слегка толкнув в плечо стоящего рядом с ним подрывника, жестом указал на мину. Кивнув, подрывник приблизился к «сюрпризу». Негласный закон, бытовавший среди разведчиков, обязывал их разминировать все обнаруженные фугасы и растяжки независимо от их сложности и количества. Сергей, как и любой, из тех, кого выпускали на поверхность, был обучен азам минно-подрывной работы и в случае надобности мог обезвредить боеприпас, но если в группе был подрывник, то эту работу обычно доверяли ему.

Поколдовав несколько минут над едва заметными в груде бетонной крошки корпусом гранаты, сапер передвинулся к другой и вскоре опасность была полностью устранена. Поднятый вверх кулак с двумя зажатыми в нем карандашиками взрывателей означал успешное завершение разминирования. Положив взрыватели в верхний нагрудный карман надетой поверх химзащитного костюма камуфляжной разгрузки, сапер поднял с асфальта свой АКМ и поднялся с колен. Возвращаясь на свое место в боевом порядке, сапер, проходя мимо Сергея, бесшумно, но довольно сильно ткнул молодого кулаком в бок, тем самым, выражая ему свою «благодарность» за очередной поединок со смертью. Когда все заняли свои места, сержант подал знак двигаться дальше.

Обескураженный случаем с растяжкой, Сергей, чувствовал свою вину, и теперь буквально сканировал землю, а не осматривал ее. Пройдя без приключений почти квартал, разведчики вышли на большой перекресток, забитый остовами сгоревших и искореженных машин. Спрятавшись за покрытый пылью и сажей, ржавый скелет грузовика, лежавшего на боку прямо посреди перекрестка, бойцы смогли немного расслабится, получив минутку отдыха, пока сержант уточнял маршрут по своей карте*. Накрывшись уцелевшим куском разодранного тента, сержант создал необходимую светомаскировку и, включив маломощный диодный фонарик, принялся искать наиболее безопасный и короткий маршрут. Провозившись несколько минут, командир погасил демаскирующий его источник света и аккуратно сложил карту в свой планшет.

Разведчики поднялись и собрались уже двинутся в указанном им старшем направлении, как неожиданно ночную тишину совсем недалеко прорезал шум винтов.

 «Воздух!» — жестом указал сержант и исчез в темноте ближайшего оконного проема. Группа быстро рассыпалась и укрылась за бетонными обломками и искореженными остовами машин. Сергей нырнул под днище разбитой «Газели» и, укрывшись за задними колесами, стал глядеть в сторону, откуда должен был явиться неизвестный враг. В том, что это враг, из разведчиков никто не сомневался, поскольку авиации у ОСовцев** не было со времен Ядерного Бунта.***  Сергей слышал однажды, что где-то в районе аэропорта нашли подземный ангар с двумя вертолетами, но никто из его знакомых подтвердить это не мог. Тем временем шум винтов усиливался. Сжав покрепче автомат, молодой разведчик напряженно ожидал появление винтокрылой смерти.

Бетонный короб некогда жилой многоэтажки, стоящей за пару сотен метров от перекрестка, где укрылись разведчики, неожиданно попал в перекресток прожекторных лучей. Лучи света, словно руки обшаривали мертвое здание. Затем руки-лучи вздрогнули и обрушились вниз, на полотно дороги. Спустя мгновения в поле зрения бойцов попал источник света: медленно разворачиваясь в воздухе «Нетопырь»4 с помощью четырех мощных прожекторов просвечивал пространство перед собой. Похожий на огромного металлического ската вертоплан выглядел довольно неуклюжим, но любой разведчик знал, что недооценивать его смертельно опасно. Два крупнокалиберных пулемета, каждый с независимой системой наведения, и десяток разносортных ракет были очень серьезным аргументом. Единственным минусом этой машины, как впрочем, и любого другого детища «Инкубатора» был слабый прибор ночного видения. Зато слух у воздушного убийцы был отменный. Рассекая воздух двумя вертолетными винтами «Нетопырь» метр за метром приближался к разведчикам.

Напряжения с каждой минутой росло, глаза Сергея начал заливать пот. Сердце, колотившееся в бешеном ритме стало стучать еще быстрее, когда металлическая фигура вертоплана зависла над тем местом, где укрылись разведчики. Конструкция «Нетопыря» делала его уязвимым только для крупнокалиберного пулемета, автоматической пушки или ПЗРК. Ничего из этого арсенала у бойцов не было. Единственной слабой надеждой могла служить «Муха», с которой никогда не расставался Андреич — уже седой, но очень энергичный ефрейтор, который уже несколько месяцев ходил в составе группы.

Где-то неподалеку прогремело несколько очередей, и «Нетопырь», который уже открыл люк, чтобы спустить на тросе сканер, вобрал в себя металлический шар и, хлопнув створками люка, набрал высоту и удалился в направлении, откуда доносились выстрелы.

Как только стих шум винтов «Нетопыря» бойцы вылезли из своих укрытий. Убедившись в отсутствии опасности, сержант приказал выдвигаться. Пройдя без происшествий в быстром темпе еще несколько километров, разведгруппа вышла на довольно большую площадь перед одним из трех городских железнодорожных вокзалов. Спустя несколько минут, бойцы уже спускались по мраморной лестнице ведущей в подземные уровни вокзала, где располагалось одно из нескольких подземных поселений. Широкий лестничный проем закончился тупиком: путь перекрывала сплошная кирпичная стена от пола, до потолка. Точно такая же стена прикрывала шлюз северного анклава, из которого пришла группа. Достав из ножен на поясе широкий армейский нож, сержант постучал несколько раз по трубе уходившей за стену. Спустя некоторое время послышался скрип петлей и в кладке возникло небольшое окно, в котором тут же показалось дуло автомата.

— Фамилия Имя, Номер, подразделение — прогудел сквозь противогаз голос из-за двери.

— Ижорин Илья, номер шесть-восемь-четыре-три-три-ноль, разведгруппа третьей роты.

— Принято — дуло автомата исчезло из проема — входить по одному. Окно снова закрылось, и внутри загремела вращаемая кремальера и затем в стене медленно открылась дверь. Вошедших в шлюз бойцов обработали дезактивационным раствором и после улаживания необходимых формальностей пропустили внутрь поселения. Задание, о котором ни Сергей, ни кто-либо другой кроме сержанта не знал, было выполнено: разведгруппа без потерь достигла пункта назначения.

* испытывая жуткий дефицит в топографических картах (их до войны почти полностью вытеснила ГЛОНАС), командование выделяло их только высокопоставленным офицерам или командирам специальных групп. ** «ОС» — Отряды Сопротивления. Военные подразделения, сформированные из частей бывшей Российской армии после Ядерного Бунта. Рассредоточены по всей территории России и ближних стран СНГ. *** «Ядерный бунт» — ядерная война, произошедшая в 2021 году после того, как «Инкубатор» вышел из под контроля генштаба ВС РФ. В результате конфликта погибло больше 70% населения Земли. 4. «Нетопырь» - дистанционно управляемый боевой вертоплан. Одна из боевых машин созданной «Инкубатором» для ведения войны с людьми.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.8 / голосов: 15
Комментарии

Вот собственно то новое о чем я говорил. надеюсь понравится

Да нормальная вещь. Суховато немного. Но мне нравится!

Маленький недочет.напоролись на мины,а разминировали гранаты.или я че то не понял!НИЧЕГО ЛИЧНОГО

По поводу сухости: впринципе изначально не задумывалось море крови, горы трупов, взрывы и стрельба. Все будет, но чуть позже. Динамика будет нарастать постепенно

Море крови, трупов и т.п. это всегда весело и задорно ))

Немного напомнило сюжет Терминатора. Буду ждать продолжения.

Nuan кровь и трупы это весело только на страницах книг.

Гуманист не только книг , но и игр , фильмов и т.п. В разумных пределах естественно. В реальности же это невесело.

"Скайнет" подает в суд за авторские права на ядерный холокост )))

а так - очень хорошо

ОТлично! ОТЛИЧНО!

есть несколько замечаний... ээээ.... вот я не понял почему гл.героя беспокоит карьера? Описание "Неотопыря" иправьте пожалуйсто по поводу тросика, поверьте, только ЭХО радар опускается на тросе, и только из-за того что в воду. Просто им можно зацепиться за поверхность и "привет", я кстати не понял размеры этого летательного аппарата, если оно мало, то придумайте что ни будь с топливом, вертушки, заразы жрут много, значит рядом должна была быть база запитки.

И еще есть одна ошибка - описание разминирования растяжек. Разведка НИКОГДА на территории противника не снимает минные загрождения, дабы себя не раскрыть и поверьте опыту, на то чтобы снять растяжку нужн времени чуть меньше минуты (это если делать лениво)

Но все равно это отличное произведение, мне оч. понравилось!

С уважением!

Про карьеру: есть тип людей которые всегда ищут приключения на свою ... Просто разведка это элита, и этим все сказано.

По поводу "нетопыря"(скоро выложу рисунок) вертушка не малая, но меньше Ми-24 явно. По поводу базы ты прав, она есть и недалеко от города. Шар на тросу это сканер околоповерхностного пространства(сверху ночью плохо видно через ПНВ) выбрасывается на тросу только когда вертушка зависает, так что зацепится риск есть но небольшой, вдобавок трос можно отстрелить.

По поводу растяжек: на территории противника да, но в сложившихся условиях нет понятий линия фронта, фронт и тыл. территория врага везде. По повоту времени: во первых бойцы работают в химкостюмах, во вторых растяжка может быть с сюрпризом.

Большое спасибо за комменты, оч нужная и полезная вещ

Кстати, насчет "Нетопыря" - вы, наверное, имеете ввиду конструкцию типа КОНВЕРТОПЛАН, с поворотными воздушными винтами и крылом, верно?

гуманист ты где? давай закорчи последний кризис!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

тоесть закончи

Быстрый вход