Последний кризис. Глава 4

Предыдущая часть.

Вот уже много часов кряду, Ярослав шел за зеком по бесконечно сменявшим друг друга полям с тлеющими остатками разбросанной соломы и обгоревшим лесопосадкам, некогда состоящих из зеленых деревьев с пышной кроной,  а теперь представлявших из себя частокол обугленных и чадящих стволов. За время их путешествия сержант многое узнал из жизни его спутника.

Что звали его Валентином Михайловичем Ковалевым, и что он — ученый химик-бактериолог, много лет проработал в каком-то секретном НИИ занимающимся разработками новых типов оружия массового поражения. Что в девяностотретьем после провала августовского путча в их лабораторию нагрянули американские военные и с благословления высокопоставленного генерала со свитой продажных чиновников получили доступ ко всем секретным разработкам НИИ. После чего Ковалев с группой единомышленников попытался остановить произвол предателей, обратившись в особый отдел ФСБ, но вместо поддержки и помощи получил директиву «о не препятствовании деятельности «Специальной мировой комиссии по вопросам оружия массового поражения».

По заверениям улыбчивого толстого генерала эта комиссия всего лишь занималась наблюдением за выполнением условий секретного договора между Россией и НАТО по сокращению химического и бактериологического оружия. Когда же спустя некоторое время после отказа Ковалев снова обратился за помощью пытаясь убедить, что эта комиссия просто-напросто похищает сверхсекретные образцы особой важности, вместо простого отказа получил предупреждение, что если он и впредь будет совать свой нос в международные отношения, то это кончится для его карьеры и его самого очень и очень плохо.  Нежелание ученого мириться с предательством, окончилось тем, что в девяносто шестом году, после попытки выйти на кого-либо из аппарата президента, он был схвачен крепкими парнями в черных костюмах и спустя год следственного разбирательства по статье 1111 о «Государственной измене», Ковалев был приговорен к пятнадцати годам тюрьмы строго режима. Но вместо обычной тюрьмы он был доставлен в спецзону для особых преступников на одном из островов в северном море. До две тысячи восьмого года он находился в этой тюрьме, после чего был переведен в тюрьму подведомственную ФСБ в связи с пересмотрением его дела и со дня на день ожидал освобождения.

— Но в связи с произошедшими событиями был вынужден самостоятельно ускорить процесс освобождения из-под стражи — закончил свой рассказ Ковалев.

— Слушай, давай передохнем немного, а то топаем, уже бог знает сколько.

— Ладно, пятнадцать минут перекур и двигаем дальше — сказал, присаживаясь на поваленное дерево рядом с бывшим конвоиром, Валентин. Ярослав тяжело дышал сквозь клапан противогаза.

— Ты же мент — повернувшись к сержанту, произнес Ковалев — а дышишь как загнанная собака. Как же ты физподготовку сдавал?

— Две… бутылки… пива… уф — пробубнил Ярослав

— Что «две бутылки пива»?

— Две бутылки пива… зачет норматива по химзащите

— Тоже мне блин органы правопорядка, в противогазе действовать не умеют, а если бы мы марш-бросок бежали бы? — Валентин  положил свою руку на плечо соседа — дохлые вы какие-то нынешние менты, вот тебе сколько лет?

— Двадцать пять

— Двадцать пять, а мне сорок восемь, почти в два раза старше, а по физподготовке ты даже рядом не стоишь

— Обычно я не бегаю за зеками по выжженной ядерным взрывом территории — уже полностью отдышавшись, произнес Ярослав — а где ты так ногами махать научился?

— Долгая история, но если вкратце - Валентин убрал руку с плеча собеседника — мой отец служил во время войны в войсковой разведке и командир их разведвзвода владел старым славянским боевым искусством «Скобарь» и обучил моего отца и еще нескольких бойцов. Отец рассказывал, как, однажды ночью возвращаясь с задания вместе с «языком» их группа столкнулась с группой немецких разведчиков из войск СС, сам понимаешь простых боксеров и бойцов туда не брали, так этот самый командир взвода, приказав моему отцу и его напарнику присматривать за пленным, в одиночку набросился на немцев и через несколько минут быстро и бесшумно ликвидировал всех пятерых эсесовцев буквально голыми руками. Ему за это потом Орден Красной Звезды дали. Вот он моего отца и еще нескольких обучил всему что знал, а отец уже потом в свою очередь меня научил, а потом я еще и по системе Кадочникова занимался. Ладно — Валентин посмотрел на часы, которые забрал у покойного водителя — посидели и хватит. Надо шевелится. Ярослав, глубоко вздохнув, встал с бревна и последовал вслед за Ковалевым.

— Слушай, ты что-то там говорил про оранжевое облако и какую-то химическую фигню — сержант поравнялся с бывшим заключенным.

— Ну и? — не оборачиваясь и не сбавляя темпа шага, ответил тот.

— Что это за дрянь? И почему я и ты, единственные кого она не поразила?

— Хороший вопрос. Начну по порядку, поскольку на второй я пока не могу дать тебе точный ответ. Все началось в конце сорок пятого года, когда наши войска добивали Квантунскую армию японцев. Ты что-нибудь слышал про военные эксперименты над китайцами? — Валентин посмотрел на сержанта и, получив вместо ответа отрицательное качание головой, продолжил — я так и думал. Сразу, после того как япошки захватили Китай, они перенесли туда больше половины своих лабораторий по изучению и разработки бактериологического и химического оружия. Все испытания проводились над военнопленными пленными китайцами и мирными жителями. Японские ученые и сибирской язвой баловались, и чумой, и оспой, и какой только гадости там не было, но все это было уже изучено и значит, с этим можно было эффективно бороться, что естественно не устраивало аппетиты военных ученых. И тогда неизвестно откуда появляется доктор Садзума Набэсима — гений в области химии, медицины, биологии и бактериологии. Под его руководством создается «Разящий меч» — штамм какого-то редкого вирусного заболевания.

— И что именно эту гадость распылили над нами? — поинтересовался Ярослав — Это что ж значит, на нас японцы напали?

— Не перебивай — прервал его Валентин — По-поводу японцев не знаю, но «Разящий меч» — это просто роса по сравнению с тем, что взорвали над нами в воздухе. Разработка японцев была так сказать прародителем чего-то более ужасного. «Разящий меч» имел много существенных недостатков — бактерии-возбудители быстро гибли на открытом воздухе, а в воде вообще практически сразу, но если заразился — мало не покажется. Я видел старые документальные фильмы, снятые японцами во время опытов по применению их нового оружия на военнопленных китайцах. Тогда я думал, что это самое страшное, что я вообще, когда-либо видел. Оказалось, что я ошибался, причем очень сильно. Но вернемся к японцам: их выведенный боевой вирус не удовлетворял поставленным требованиям, тогда они начали его совершенствовать и в начале сорок пятого получили образец «Оцу» — сильно переработанную и так сказать «доведенную до ума» версию «Разящего меча». Новый вирус был на порядок лучше своего предка, в отличие от «Разящего меча», «Оцу» прекрасно поражал как воздух, так и землю, воду, пищу. Причем находиться в этих средах, сохраняя свои поражающие способности, он мог гораздо больше чем первоисточник. Но и он имел минус — его легко можно было уничтожить с помощью различных спиртов, к тому же самый обычный противогаз защищал от него с вероятностью в девяносто три процента. Но доработать «Оцу» уже не получилось — советские диверсионно-штурмовые группы за одну ночь оперативно захватили все лаборатории на территории Китая и в Манчжурии, а в самой Японии потрудились американцы. Ты думаешь, они бомбили Хиросиму и Нагасаки атомными бомбами, чтобы продемонстрировать какие они крутые? Нет. Они и так бы победили Японию, но мало кто знает, что именно в этих двух городах находились две крупнейшие военные лаборатории, в которых «Оцу» в достаточных количествах был приготовлен и начинен в специальные боеприпасы, которые японские военачальники с помощью летчиков камикадзе собирались применить против американцев, но те сыграли на опережение и тем самым я думаю, спасли не одну сотню тысяч жизней своих, да и не только своих. К великому сожалению американских спецслужб в остальных захваченных ими лабораториях не нашли образцов ни «Оцу» ни хотя бы «Разящего мяча». А вот нашим военным фортуна улыбнулась, и вдобавок к группе японских ученых удалось получить образцы и того боевого и вируса и другого. Не удалось лишь захватить самого доктора Садзума Набэсима — во время штурма подземной лаборатории, в которой он находился, он успел застрелиться. Но его роль была уже не так важна в происходившем далее. Сразу после окончания второй мировой войны отношения между бывшими союзными странами быстро переросли в довольно напряженные. И тут то наши отцы-руководители вспомнили о доставшихся им немецких и японских наработках, а так как ядерного оружия у СССР не было, то в противовес их атомным бомбам наши ученые начали активно работать над химическим и бактериологическим оружием. Особенно усердно трудились над «Оцу» и постоянно совершенствуя его, делая все живучее и смертоноснее, в уже сорок седьмом году получили «Тип — 47» — одно из таких изобретений, о которых потом очень сильно сожалеют. Даже после появления у Союза атомной бомбы работы над химико-бактериологическими типами вооружения не останавливались. С каждым годом появлялись все новые и новые вирусы «Тип-49», «Тип — 52», «Тип-53» и так далее. А потом один из наших величайших ученых для повышения эффективности поражения предложил применение боевых вирусов совместно со специальными газами, в массе своей тоже смертельно опасными. Так появилось на свет КХБ — комбинированное химико-бактериологическое оружие. Результаты испытаний на «куклах» превзошли все ожидания. Наклепали тогда этого КХБ немерено, закачали в специальные капсулы, которые можно было и снаряды и бомбы и ракеты снарядить и на том вроде пока успокоились. Но в шестьдесят втором, во время «Карибского кризиса» на КХБ снова обратили внимание. Я тогда только специальную химакадемию закончил и в НИИ работать начал. Теперь отцы-командиры поставили нам требования — новое оружие должно было обладать новыми характеристиками. За основу был взят вирус «Тип — 60». Многие открытия были совершены случайно, так же случайно мы изобрели нечто такое, по сравнению, с чем ядерный взрыв — небольшая неприятность. Новый вирус действовал несколько иначе: крысы, на которых проводили опыты, сначала не умирали, а просто впадали в спячку. Поначалу мы опешили от таких результатов и думали, что совершили ошибку при создании вещества, но спустя несколько часов крысы пришли в себя и… — Валентин глубоко вздохнул — и просто разорвали друг друга. Мы проводили опыт, раз за разом и все время картина повторялась — крысы уничтожали друг друга. Оказалось, что новый вирус сначала вводил пораженного в состояние комы, а спустя несколько часов он пробуждался и, испытывая мощнейший приступ параноидальной агрессии, уничтожал все живое вокруг. После чего умирал через несколько часов.

— Ты сказал пораженного? — Ярослав остановился и посмотрел на своего спутника — Вы, что… и на людях испытывали?

— Глупый вопрос! — Валентин обошел застывшего перед ним сержанта — А как ты сам то думаешь? Естественно испытывали на людях, а иначе как ты узнаешь результат поражающего эффекта. Испытывали на заключенных кстати.

Приговоренных к смерти. Испытания проводились в специальном подземном исследовательском центре «Полярный-10» на одном из островов в Северном Ледовитом океане. Им обещали, что расстрел заменят более гуманной смертью через усыпление газом, а на самом деле травили новым вирусом и запирали в специальных боксах по пять иногда десять человек. Можешь не спрашивать о том, что я видел, потому что я не видел ровным счетом ничего, в дни подобных экспериментов я запирался в своем кабинете и после лошадиной дозы снотворного, отрубался как минимум на сутки. Единственное что я могу тебе сказать с уверенностью, так это то, что весь отрабонный материал после эксперимента помещался в один мешок.

— «Отработанный материал это…» — ужаснулся своих догадок Ярослав

— Это разорванные в клочья, окровавленные человеческие останки — не дав договорить сержанту, подтвердил его жуткие подозрения Ковалев

— Это… ужасно!

— Я знаю, поэтому никогда и не присутствовал на таких мероприятиях, но тем кто стоял за броне стеклом и из под козырька генеральской фуражки наблюдал как группа людей остервенело рвет друг друга, было плевать — Валентин перешагнул через лежащий поперек дороги поваленный железобетонный столб — Для них не было разницы убить сейчас десяток людей или несколько миллиардов завтра. Во всех, кто думал иначе, они видели исключительно врага, который угрожал государственным интересам. Многие из тех, кто принимал участие в программе по созданию нового вируса просто-напросто в один момент не выдерживали и либо пускали пулю в висок, либо попадали в закрытые лечебные учреждения — попросту говоря подведомственные КГБ психбольницы, где вчерашние ученые за несколько месяцев сами становились объектом исследования. Зачастую не очень гуманных.

— И что было дальше?

— Да ничего особенного. Вирус испытывали над людьми и всеми видами животных. Оказалось, что новая зараза прекрасно поражает любое вещество, будь то вода, воздух, пища, земля или еще что, но и очень долго живет в этих средах. Исключение составлял лишь воздух, поскольку в нем содержится неведомое количество всяких примесей, то и реакции с боевым веществом у него происходили самые непредсказуемые, от усиления поражающего эффекта, до полной нейтрализации в самые кратчайшие сроки. Для того чтобы свести побочные реакции к минимуму опять вернулись к методу КХБ. Для вируса подобрали оптимальный газ, который усиливал поражающий эффект в разы. От новой отравы не спасали ни противогазы, ни химзащитные комплекты. Только мощные воздухофильтры. И то не всегда.

Обнаружить аэрозольную смесь можно было только специальными химическими реактивами. Но накал страстей постоянно ослабевал и вскоре часть ракет заряженных спецбоеприпасами уничтожили, часть отправили на консервацию. К девяностым данный тип вооружения был полностью аннулирован в армии. Но образцы оставались в нашем НИИ. И когда начался в стране бардак, к нам в виде специальной комиссии нагрянули американские военные химики и вирусологи. Они смогли присвоить несколько образцов, среди которых как я думал, был и образец того самого КХБ. Но всего несколько лет назад я узнал, что одному из сотрудников нашего НИИ пришла в голову мысль замаскировать смертельный боеприпас под какое-то обычное и довольно не серьезное вирусное заболевание, а американцам досталась первоначальная версия — очень слабая и не устойчивая, но как ты понимаешь, натовские ученые тоже не даром едят свой хлеб. Все эти году они дорабатывали наше же оружие, чтобы в один прекрасный момент применить его против нас. Но есть один очень интересный момент, о котором совершенно не знали, и, пожалуй, до сих пор не знают американцы — Ковалев посмотрел на сержанта хитрым взглядом и, выдержав небольшую паузу, завершил — их вирус не всесилен — у довольно большого числа людей в нашей стране есть иммунитет к подобной заразе.

— Ты сказал иммунитет? — переспросил Ярослав

— Да. Иммунитет. Уже когда мы увидели, какого зверя выпустили из клетки, то начали думать, над тем как спастись от него в случае непредвиденных обстоятельств. И группа лучших ученых из нашего НИИ начала разрабатывать вакцину. Антидот способный выработать в человеческом организме необходимые для уничтожения вируса антитела. Вакцину разрабатывали несколько лет, после чего был получен секретный приказ поголовно вакцинировать все население страны и всех новорожденных вплоть до этого года. К сожалению, вакцина вырабатывала иммунитет не у всех людей, а только у вакцинированных с первой группой крови и положительным резус-фактором. Несмотря на все попытки у людей с другими группами и у тех немногих у кого была первая группа крови с отрицательным резусом, антитела вырабатывались в недостаточном количестве для борьбы с вирусом. А теперь скажи мне, употреблял ли ты алкоголь в любом виде незадолго до того как отправился в конвой?

— Ну, за несколько часов до выхода в конвой опрокинул сто грамм.

— Вот страна — Ковалев усмехнулся — пьяные менты конвоируют зеков. Я всегда говорил, что Россию сможет победить только один враг — раздолбайство. Ну да ладно, теперь поздно наводить порядок. Вернемся к алкоголю, ты не поверишь, но повышение уровня алкоголя в крови активирует процесс выработки антител. Соответственно твой иммунитет становится более сильным, и риск заразится, снижается всего до десяти процентов. Забавно, правда?

— Ты хочешь сказать из-за того, что я употребил водку, я остался жив?

— Именно. У тебя первая группа крови и положительный резус.

А введение алкоголя в организм подстегнуло твою иммунную систему к выработке антител.

— Откуда ты знаешь, что у меня первая группа с положительным резусом?

— От верблюда. У тебя над карманом пришита планшетка.

— А ну да. Со мной понятно, а вот те, кому сделали эти твои прививки, но они на момент заражения были абсолютно трезвыми. С ними что?

— С ними два варианта — Ковалев замолк

— Ну, не тяни. Какие варианты?

— Заразятся они в любом случае, и если их организм не сможет выработать защиту, то их ждет участь не вакцинированных. Это первый вариант.

— А второй?

— А второй… — Валентин резко остановился и замолк — Тихо.

— Что? — сержант повернул голову в сторону Ковалева, но тут же получил толчок в плечо и услышал крик ученого — Беги! Сорвавшись с места, вслед за побежавшим в сторону от дороги Валентином, Ярослав краем глаза увидел бежавших с холма в сторону дороги толпу людей.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 78
Комментарии

Афтар, писши исчё...!!!

Только вот с продолжением затягивать не надо

+10

Карибский кризис был в начале 60х.а профессору 48. Он никак не мог учиться в таком возрасте.а концепция хиросмы очень интереснаНИЧЕГО ЛИЧНОГО

Увлекся афтар, LOL & ROLF Он наверное индиго и в 2 года, или почти 3, (2008-48=1960 дата рождения, Карибский крийзис - октябрь 1962) "специальную химакадемию" закончил.

нормальная тема. Зачёт

Жду продолжения. +10

В 3 главе был лейтенант Ярослав, сейчас его понизили до сержанта?:)

По поводу сержанта дико извиняюсь. Просто в первоначальном варианте он и был сержантом, это потом я его "поднял" до лейтенанта. в предыдущих главах исправил, а здесь забыл. Тысячу извинений.

Про ученого: опять виноват не досмотрел, просто писал в четыре ночи мозг почти уже спал поэтому дату поставил от балды, а потом хотел подогнать под кризис, но забыл. Переработую главу и выложу нормальную.

Ребята, начитался ваших рассказов.

Попробую и сам, чего-нибудь сотворить.

Давай давай. Ждем

Наконец-то нашел время прочитать. Прочитал на одном дыхании. Очень ждал рассказа. Гуманист, ты уж извини, я не критик, и других обличать, обливать грязью и очернять в глазах общественноти не обучен. Молодец, написал очень красиво, язык богат, красивый стиль. Даль было немного, что в этой главе описаний маловато, но ведь это делу не мешает. И вообще, написал ты так, что мозг сам все домыслил и вообразил. Вот только момент меня один озадачил. Ты объясни, может я что не так понял, но фраза:

"Оказалось, что новая зараза прекрасно поражает любое вещество, будь то вода, воздух, пища, земля или еще что, но и очень долго живет в этих средах. Исключение составлял лишь воздух..." Сначала Воздух подвергается поражению, а потом

-нет. Мне понравилось, поставил 10 баллов. Рассказ красив. Спасибо. Пиши дальше.

Классно. Понравилось! Продолжай дальше

Даже не к чему придраться. Весьма профессионально написано, отличный сюжет, хорошо прописаны детали и диалоги героев.

Мне очень понравилось, хочется прочитать продолжение=)

Читается отлично,затягивает. Не тяни с продолжением,ждем не можем -)))

Всем большое спасибо. Особенно арчибальду. Извини брат, но в последнее время, на писанину времен совсем нет, поэтому катал последнии свои ляпы глубокой ночью, да еще и не успел отредактировать, а сырье выложил. извиняюсь и обещаю исправиться.

Нет, ну вы посотрите на него... уже больше месяца прошло полсе публикации главы, а продолжения все нет и нет. Бери пример с Дашы Донцовой, но только в скорости, не в качестве.

Мазёвая тема....10-КА!!!

Все хорошо за исключением ограничений по воздуху. Почему воздух-то плохо заражается? Я в химии может и не силен, но мне кажется, что для поражения более сложных химических соединений нужна большая сила, а с воздухом-то что? Ну 70% азота, 16 кислорода 3 (точно не помню) углекислого и всего остального по чуть-чуть. Другие субстанции ведь гораздо сложнее по составу. Может чем сложнее состав (от молекул до общего "коктейля) тем энергичнее в него "въедается" вирус? А так оч. хорошо.

ну а когда же продолжение будет?

предыдущие части прочитал на одном дыхании и внимания не заострял на всяких неточностях, кроме одного - возраста профессора (но об этом уже упоминали). ждем с нетерпением продолжения

"Что в девяностотретьем после провала августовского путча..."

Путч был в 91-м. В 93-ем были разборки с Верховным Советом 3-5 октября.

"... испытания проводились над военнопленными пленными ..."

Быстрый вход