Свипер

СВИПЕР

- Помоги мне, - говорит он.

Вернее, мне показалось, что он сказал. Его взгляд вперился в меня, единственный глаз светился из-под лохмотьев кожи и плоти, давно гнившей. В последнее время я стал одушевлять зомби, давать им придуманные имена и вглядываться в них пристальней. Да они во многом на нас похожи! Так же монотонно и непреклонно движутся к своей цели, только вот, не достигнув ее, почти не выражают сожаления. Или мы просто не можем его разглядеть. Или не успеваем, спуская курки.

Это верно, что главной целью живого мертвеца является утоление голода, причем, сытым зомби не бывает никогда. Я иногда думаю, что они хотят о чем-то нам рассказать, чем-то поделиться, найти, иначе говоря, точки соприкосновения. Так я думаю, когда их нет рядом. Сосуществование с ними приучило не любопытствовать.

Нас не очень много. Нас – оставшихся в живых жителей городка, в котором-то и до катаклизма было чуть более десяти тысяч, сейчас - шестьдесят восемь человек. Среди нас есть и приезжие, вернее сказать, пришедшие кто откуда в поисках убежища от всей этой нечисти. Однако, Эрмус точно знает, сколько жителей насчитывал наш городок до событий, перевернувших жизнь вверх дном. Эрмус работал раньше в городском управлении и уверяет, что до катастрофы нас было ровно 12546 человек. Я ему верю, хоть это и не имеет никакого значения. Теперь ведь другая жизнь. Мертвяки к нам наведываются, но везет им редко. Грейнер, которого они утащили пару месяцев назад, был чересчур уверен в своих силах. Опыт службы в спецподразделениии морской пехоты какое-то время помогал ему, и он в одиночку справлялся с тремя мертвяками в течение десятка секунд. Тем вечером ему не поперло, как он сам любил выражаться. Трое, шедшие на него внезапно остановились, будто сговорившись, и нетерпеливый Грейнер решил приблизиться сам. Когда до них ему оставалось метра полтора, из-за поваленного автофургона вышли еще двое, и Грейнер попал в окружение. Он резко обернулся, чем и воспользовались твари, оказавшиеся сзади него. Я не верю, что они медлительные, - когда им нужно, они действуют быстро и слаженно. За пять минут от него мало что осталось. Девчонка, семнадцатилетняя Тэра, «прикрывавшая» его рейд, от страха не смогла и пошевелиться. Когда ее выстрелы раздались, с Грейнером было уже покончено.

Дип, который у нас за главного, постоянно говорит , что необходимо отправиться на поиск других уцелевших людей. О том, что три группы по шесть человек уже были посланы в течение двух месяцев и не вернулись, он вспоминает редко.

Всех пугает неизвестность. Неизвестно, сколько тварей снаружи нашего укрытия, сколько их попадется до ближайших людей, да и есть ли вообще поблизости люди?

Однако Дип был уверен, что моя экспедиция будет успешной.

- Не боишься идти? – спросил он, когда мы после обеда сидели на подоконнике и пили растворимый кофе.

- Боюсь, - ответил я. – Хотя не знаю, чего больше. Здесь тоже не президентский бункер.

Сказав это, я вдруг подумал о президенте. Интересно, успел ли он в свое укрытие, после того, как все произошло? Погиб ли в своем дворце, растерзанный мертвяками, в которых превратились его многочисленные помощники и охранники, а может быть, и сам где-нибудь бродит, гортанно бормоча что-то, в истлевающих лохмотьях?

Мне все же подумалось, что он спасся и теперь находится под землей, - президент не существующего больше государства.

- Да уж, - согласился со мной Дип. – Но тебе повезет.

- Ты так уверен? – улыбнувшись, спросил я.

Он молча кивнул.

И вот я стою за городской чертой, глядя на перевернутые армейские грузовики и легковушки с распахнутыми дверями. Со мной двое моих друзей, это Ральф и Мартин. Сейчас они в паре десятков метров от меня обследуют поваленный в кювет трейлер, а я смотрю в оставшийся глаз этого существа и думаю, сколько времени оно мне даст, чтобы выстрелить. У меня есть винтовка М-16 и старый русский пистолет системы Макарова. Пистолет притащил Роберт, старик лет восьмидесяти, которого не так давно сожрали две твари, бывшие раньше собаками. Пистолет явно антикварный, однако в прекрасном состоянии, - не один убитый мной мертвяк в этом убедился. Сейчас именно Макаров у меня в руке, смотрит стволом вниз, однако палец на спуске. Существо медленно переступает с ноги на ногу, при этом глаз продолжает смотреть на меня.

- Помочь? – переспрашиваю я. – Что я могу для тебя сделать?

Какого черта? Я могу давать им по два имени, называть на «вы», но зомби останется таким, как распорядилось то, что его создало. Из его горла или откуда-то еще раздается нечленораздельное бульканье, а остатки губ двигаются, рвано хлопая.

- Оллл… Роо… - Голова еле заметно покачивается из стороны в сторону, словно он расстроен, что ему не удается донести до меня свою мысль.

- Попробуй еще раз. – Рукоятка пистолета становится скользкой у меня в руке. Я поудобнее его перехватываю.

- Оолль…но…

Больно? Он ведь именно это и говорит? Я с открытым ртом смотрю на мертвяка, покачивающегося передо мной.

- Ты сказал – больно?

- …Аа… - Он двигает остатками своей головы вверх и вниз. Кивнул…

Произошедшее, конечно, слегка выбивает меня из колеи, однако слишком много смертей я видел за последние несколько месяцев, чтобы потерять бдительность только от того, что зомби пытается со мной заговорить.

Он делает неловкое движение рукой, но потом я понимаю, что он лезет в остатки своих лохмотьев, пытаясь там нашарить что-то. Мелькает мысль об оружии, однако стреляющий зомби – это для меня из разряда фантастики. Хотя, коль скоро они начинают вспоминать человеческую речь, то уж вспомнить, как спустить курок для них - пара пустяков.

Рука выныривает наружу, и я вижу, что его пальцы сжимают клочок картона. Судя по всему, это фотография. Два пальца, ободранные почти до костей держат за уголок обрывок цветного фото. Он протягивает его мне, но роняет. Следя, как снимок плавно опускается на растрескавшийся асфальт, я вспоминаю уловки киногероев и ожидаю, что он бросится на меня. Но вскидывая пистолет, вижу, что он делает шаг назад. За все это время горящий взгляд не отрывается от меня ни на миг. Пустая глазница другого глаза почти не видна мне, закрытая грязными космами, однако мне чудится, что и она вперилась в меня. Следя за ним периферийным зрением, я поднимаю фотографию.

На снимке молодая женщина с девочкой. Присев на корточки женщина обнимает ребенка за плечи, они смеются, от чего на щеках обеих видны симпатичные ямочки. Конечно, это мать и дочь, его семья. Снимок сделан в солнечный день, и на заднем плане – яркая, сочная зелень. Солнце, конечно, и сейчас никуда не делось, однако в последнее время в его свете и зеленая трава, и цветы выглядят довольно странно.

Я гляжу на тварь, стоящую передо мной. Теперь он опустил свою покрытую подтеками голову, словно подчеркивая торжественность момента. И тут я совершаю глупость. Я отдаю фотографию ему. Когда моя рука протягивается и застывает, я осознаю, что так и не дал ему имя. Его глаз вновь поднимается на меня, он тянет руку за снимком, костяшки пальцев цепляются за мою руку, но почувствовав фотографию, сжимают ее и прячут обратно, в недра своих лохмотьев.

- Они красивые, - говорю я ему.

Вместо ответа он прикладывает изуродованную руку туда, где покоится снимок.

- Ууввей… - говорит он потом, тыча обеими руками в мой пистолет.

Я киваю.

- Я так и сделаю. Извини.

Он склоняет голову и отступает еще на шаг. Руки продолжают сжимать невидимую мне фотографию.

- Санто! – Кричит мне Ральф.

Я оборачиваюсь. Они с Мартином стоят у распахнутой двери трейлера. На голове Мартина красуется растаманский берет всех цветов радуги.

- Ты как? – кричит он мне.

Я отвечаю международным жестом «ОК». У них в руках пакеты с чипсами, и оба не переставая жуют. Даже издали мне видно, что физиономия Ральфа вся в ярко-оранжевых крошках. Он вытягивает указательный палец, имитируя пистолет, и тычет в сторону мертвяка. Я киваю и снова оборачиваюсь к зомби. Тот продолжает стоять, склонив голову.

- ЧТО ты? – спрашиваю я у него.

Единственный его глаз все так же смотрит на меня, не мигая. Наполовину оторванное веко чуть заметно дрожит.

- Яаа… - Рот будто заклинивает в открытом положении на какое-то время. - …Яааааа…

Потом сквозь зловоние раздается:

- Я иишшуу…

Я непроизвольно делаю шаг назад, вскидывая пистолет.

- Ты ищешь?!

Он конвульсивно вздрагивает всем телом.

- Яаа… ишшуу… Я щщишшу…

«Я чищу». Вот его ответ. Он очищает поверхность земли от нас. То, что его направляет, задалось целью выдрать нас под корень, и мне сдается, что рано или поздно это получится.

- Для кого ты чистишь? – спрашиваю я, обливаясь потом.

Мертвяк пытается моргнуть, но веко на какое-то время застревает на половине глаза. Вскоре оно возвращается на место. Раззявленный рот снова вещает:

- Иххх. Онни… Ввннееебе…

Он задирает голову кверху и утробно рычит. Ральф с Мартином идут в моем направлении. Рюкзак Мартина туго набит.

- Кончай его, Санто! – кричит он мне. – Нам пора.

Я снова киваю, убираю пистолет в кобуру, снимаю с плеча винтовку, и почти не прицеливаясь, сношу мертвяку голову. Свипер… Я дам ему имя Свипер. Машина для чистки. И я ему помог.

Некоторое время мы смотрим на него, лежащего на земле подобно вороху старого тряпья, потом внимательно оглядывая окрестности, начинаем свой путь из города в поисках живых людей.

Ступая по асфальтовому шоссе и перешагивая через предметы, некогда принадлежавшие человечеству, я думаю, что все мы рано или поздно умрем. И неважно, кто придет за нами, такой вот полусгнивший уборщик или те, что «ввннееебе», важно другое. Наверное, это память. Вот, что сейчас для меня главнее всего. Двигаясь, подобно зомби, и цепляясь за свою никчемную в нынешнем положении жизнь, я рано или поздно свалюсь, вперив в небо остекленевшие глаза. И пусть те, кто потом спустится с неба, чтобы занять мое место, разглядят в них солнечный день, зелень и улыбающиеся лица с ямочками на щеках.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 36
Комментарии

ГГ мама явно не учила что нельзя разговаривать с незнакомыми зомби!

Круз лучше пишет

Круз пишет лучше, чем многие. У меня на полке стоят рядышком любимые книги: Марциал, Гомер, Гитлер ( хорошим был философом, почитать стоит), Стокер, Гёте, Круз, Мичурин. Но то что они пишут лучше, чем многие, не значит, что остальные пишут плохо.

Койот вполне нормально написал!

//У меня на полке стоят рядышком любимые книги: Марциал, Гомер, Гитлер ( хорошим был философом, почитать стоит), Стокер, Гёте, Круз, Мичурин. // Гитлер конечно заслужил многое, НО не соседство с Мичуриным! :)))))))

А Койот в самом деле справился. Тока дивлюсь откель в СШе патроны к Макарову?

Дело происходит не в СШе, это одна из бывших союзных республик. Хотя, какая разница :)

А имена чего тогда явно не нашинские?

Да и 5.56 на постсоветской территории не шибко.

Опять же "трейлер" ИМХО конечно, но как - то с СШой ассоциируется.

ПС Или это незалежна Прибалтика?

Прибалтика. А имена интернациональные, их много где используют.

молодец,думаю стоит продолжать.явно есть способности

Весьма неплохо.

Быстрый вход