Экспедиция. Глава I.

Глава I

I

Утром меня разбудил звонок будильника. Было восемь утра. Как ни крути, а пора было на работу. Не то, что бы я её не любил. Но и особой радости тоже не испытывал.

Во всём должен быть смысл. С детства я пытался его найти. В конце концов, рано или поздно задумаешься о том, что ты успел сделать в этой жизни. И потребуются ответы. Можно стать великим учёным и совершать открытия, двигать вперёд научно-технический прогресс, можно быть политиком мирового масштаба, вершащим судьбы миллионов, можно гениальным композитором, писать музыку, которой будут восторгаться столетиями… Увы, но для всего этого у меня мозгов маловато.

Хотя, не сказал бы, что у меня их совсем нет. Ещё в школе я интересовался вопросами истории, политологии, социологии – одним словом, всего того, что объясняет существование нашего общества. Эта склонность привела меня в Международный Университет. Скажу без всякого бахвальства, я был лучшим на факультете. Мне пророчили блестящую карьеру учёного, предлагали остаться в университете, но я выбрал другой путь. В двадцать пять лет я поступил на службу в КорБез.

Наверное, надо сразу пояснить, что это за организация. Её полное название – Управление по Координации операций в сфере обеспечения Безопасности. Такое вот мудрёное название, язык сломаешь, пока выговоришь. Поэтому, неудивительно, что все пользуются аббревиатурой. Так проще. Эта организация занимается достаточно широким кругом вопросов, связанных с обеспечением безопасности и силовой поддержкой. Это полицейская и миротворческая деятельность в глобальных масштабах, контроль над вооружением, силовое прикрытие различных гуманитарных операций и так далее. Если всё перечислять, времени не хватит. Одним словом, мы армия, полиция, госбезопасность и весь силовой блок вместе взятый. Но только в мировых масштабах. Наша юрисдикция распространяется на всю территорию планеты.

Организационно мы входим в состав Агентства по Безопасности и Развитию – международной организации, отвечающей за решение глобальных проблем, научно-техническое и общественное развитие. Проще говоря, они решают, а мы только обеспечиваем силовую поддержку. На практике же, мы параллельно подчинены Генеральной Администрации – это некое подобие мирового правительства. И, в случае необходимости, можем действовать самостоятельно.

Теперь, надеюсь, понятно, почему я туда пошёл. Я надеялся, что смогу принести реальную пользу, а не умствовать в кабинете. Увы, но я жестоко ошибался.

Едва увидев моё дело, кадровый отдел тут же направил меня в Аналитический отдел. И, надо признать, аналитик из меня получился действительно неплохой. Моя работа заключалась в том, чтобы обрабатывать и анализировать огромный объём информации по какому-то определённому вопросу, после чего выдавать руководству свои рекомендации о том, как следует поступить. Довольно часто с ними соглашались.

Через два года я уже был действительным лейтенантом, имел кучу благодарностей и две медали за заслуги, разумеется, не за боевые. Просто благодаря моим выводам удалось погасить несколько крупных дипломатических конфликтов, а также разработать несколько законопроектов по международной безопасности.

Но, всё же, это было не то, чего бы я хотел от жизни. Всё это была рутинная кабинетная работа. Не спорю, важная и нужная, но всё же, ничем не примечательная. А мне хотелось бы лично поучаствовать в какой-нибудь заварушке. Я два раза подавал рапорт о переводе в учебный центр войск специального назначения, хотя прекрасно понимал, что получу отказ. Так оно, собственно, и случалось.

С тем же успехом, я мог бы просидеть всё это время каким-нибудь клерком в офисе, с той лишь разницей, что уже дорос бы до начальника отдела. Но, перемен в моей жизни не предвиделось, предстоял очередной рабочий день, поэтому я, без особой радости, собрался и отправился к линии скоростного транспортёра.

II

Поезда на магнитной подвеске – замечательная вещь. Одно из последних достижений нашей науки. Они с огромной скоростью несутся в специальных туннелях, соединяя между собой города и целые страны. Фактически, они практически вытеснили авиалайнеры. Самолёты теперь используются в основном военными. Да и, действительно, они гораздо практичнее. Пока самолёт взлетит, пока наберёт высоту… А магнитный поезд раз, и поехал. И скорость его в туннеле, где полный вакуум и отсутствует всякое сопротивление воздуха, даже несколько выше, чем у самолёта.

Поэтому через полтора часа я уже был в Мэллине. Этот город, без преувеличения, столица нашей планеты. Здесь расположены штаб-квартиры всех международных учреждений, включая Генеральную Администрацию. Само собой разумеется, что центральный офис КорБеза тоже находился здесь.

Я прошёл через автоматизированную систему контроля на входе, поздоровался с дежурными офицерами, сегодня дежурила Лора –приятная молодая девушка, с которой мы иногда неплохо проводили время, и поднялся в свой кабинет.

Скинув куртку, я тут же включил компьютер.

– Авторизация. Лейтенант Эрвин Таннер. Код A-4-4-V-F-2-2.

– Авторизация подтверждена, - ответил мне компьютер приятным женским голосом.

Я сделал себе кофе и принялся изучать пришедшие по внутренней сети документы. Но, не успел я во всё это вникнуть, как раздался сигнал вызова внутренней связи. Я включил динамик.

– Лейтенант Таннер, – раздался голос дежурного офицеры Анны Фейдон, – Вас срочно вызывает коммандер Окридж.

– Хорошо, – ответил я, – Сейчас буду.

Спустя несколько минут я уже заходил в кабинет начальника Аналитического Отдела коммандера Кейна Окриджа. Главный аналитик Управления на аналитика был похож мало. Это был высокий крепко сложенный мужчина средних лет, больше походивший на спецназовца. А он, собственно, и был им. Его назначили в аналитический отдел после ранения, а до этого он командовал десантной бригадой. Напоминанием об этом служили несколько крупных шрамов на его лице.

Впрочем, впечатление было обманчивое. Коммандер Окридж неплохо вжился в роль аналитика и даже преуспел в этом деле. За несколько лет он закончил ускоренный курс Международного Университета и являлся доктором политологии. Всё это ещё раз доказывает, что спецназовцы не такие тупые дубы, какими их частенько представляют.

Сейчас этот человек сидел за своим большим рабочим столом и что-то разглядывал на экране монитора.

– А, Эрвин, – улыбнулся он мне, – Садись.

– Спасибо, сэр.

– Итак, – коммандер встал и неторопливо прошёлся по кабинету, он всегда так делал, когда заводил какой-нибудь серьёзный разговор, – До меня тут дошли рапорты психологов относительно тебя. И мне они очень сильно не нравятся.

Ну, вот! Опять началось! Я понимаю, когда родители беспокоятся о моём здоровье, но, когда это начинает делать непосредственный начальник. В конце концов, я не маленький мальчик, чтобы меня опекать! И со своими проблемами, могу разобраться сам.

– Тут пишут, что у тебя все признаки начинающейся депрессии, – продолжал, меж тем, коммандер Окридж, – Апатия, отсутствие интереса к работе… Да я и сам всё это вижу!

– Ну, сэр… – попытался объясниться я.

– Что с тобой случилось, Эрвин? Когда ты пришёл сюда, у тебя была цель. Ты чего-то хотел, добивался. У тебя был энтузиазм! Да, чёрт возьми, у тебя был блеск в глазах! А сейчас я его не вижу!

Это меня уже совсем вывело из себя. И я решил ответить начистоту.

– А я не вижу её, этой цели. Да, раньше она была. Я думал, что буду приносить пользу, помогать людям, делать настоящее дело. А не бумажки перебирать! Сэр!

– Бумажки перебирать?! Да благодаря твоим отчётам удалось разрешить Сейтонский кризис, который неизвестно ещё во что бы вылился. На твоих концепциях базируется уйма международных договоров. Ты же лучший аналитик Управления, на основе твоих рекомендаций принимаются политические решения мирового масштаба. Ты, что, этого не понимаешь?

– Понимаю, сэр, но… поймите и вы меня. Я всегда хотел попробовать себя в настоящем деле, узнать, на что я способен. А здесь, я всего лишь занимаюсь кабинетной работой.

– В настоящем деле, говоришь? – коммандер опустился в кресло и задумчиво посмотрел на экран, – Да, я читал твои рапорты… Ну, что ж, тем более, что ты сам этого хочешь… Как насчёт командировки на Паркиду?

III

Если бы мне сказали, что отправят на Северный полюс, моё изумление было бы меньшим. Паркида! Легендарная погибшая планета! Я много о ней слышал, но никогда не думал, что окажусь там.

Планету обнаружили около года назад, когда радиотелескопы засекли мощнейшие термоядерные взрывы на одной из планет звёздной системы N-413. После предварительного анализа было установлено, что они, скорее всего, искусственного происхождения. Стало быть, там могла существовать разумная жизнь. На Паркиду был немедленно отправлен исследовательский корабль. Через несколько месяцев он достиг цели. Оказалось, что разумная жизнь там действительно существовала. До недавнего времени.

Члены экспедиции обнаружили на Паркиде многочисленные следы технически развитой цивилизации. Что самое поразительное, так это то, что на планете жили люди! Такие же, как мы. С небольшими генетическими отличиями, но внешне практически неотличимые от нас. Их города, их техника, их культура… Всё это до боли напоминало нашу. С той лишь разницей, что всё это было обращено в пыль. Мы могли обрести, в буквальном смысле, братьев по разуму. Но мы опоздали.

Цивилизацию на Паркиде погубила война. В ходе глобального военного конфликта на планете было широко использовано ядерное оружие. До сих пор не ясно, что послужило причиной её начал. А, между тем, эта проблема серьёзно интересует наших специалистов. Эксперты на нашей планете достаточно давно моделируют всевозможные сценарии глобальных общественных катаклизмов, я и сам, как политолог и социолог, принимал участие в этих исследованиях, но никто не имел дело с реальной ситуацией. А на Паркиде такая ситуация случилась. И этот опыт был бы для нас очень важен.

– Твоя задача, как аналитика, – говорил мне коммандер Окридж, – выяснить причину возникновения конфликта на Паркиде. Понять, какие общественные, социальные и политические процессы привели к этой катастрофе. Поняв это, мы сможем принять все меры к недопущению подобного развития событий у нас.

– Когда лететь, сэр?

– Шаттл на «Омегу» отбывает завтра.

IV

Полёт к другой планете. Что тут можно сказать. Да я и в космосе-то никогда не был!

Утром я прибыл в космопорт Мэллина. Собственно, он ничем не отличается от обычного аэропорта, только взлетают с него орбитальные шаттлы. Скажу вам, что с орбиты наша прекрасная планета смотрится совершенно по-другому. Начинаешь думать, как же всё-таки хрупок наш дом. А уж, учитывая куда я летел, эти мысли приобретали совершенно новый смысл.

Несколько дней, пока готовили к старту корабль на Паркиду, я пробыл на орбитальной станции «Омега». К слову говоря, на ней была даже создана искусственная гравитация, уж не знаю, каким образом этого добились. Наконец, я прибыл на корабль.

Межзвёздный транспортный корабль «Орион» по праву может считаться венцом технологий нашего времени. Это принципиально новый шаг в космонавтике, так как возможность путешествовать к другим звёздным системам открывает нам перспективу к созданию поистине космической цивилизации.

Впрочем, до этого пока далеко. Если вы думаете, что «Орион» выглядит как звездолёт из фантастических фильмов, то вы сильно ошибаетесь. По виду он скорее напоминает старые космические станции, которые запускали в космос ещё когда ещё только начинали осваивать собственную орбиту. Только размеров побольше – около полутора километров. Впрочем, это благодаря новым технологиям, первые межзвёздные корабли были длиной все четыре. Причём пассажирский отсек занимал не более двухсот метров, всё остальное гигантские двигательные системы.

Но у всех этих замечательных достижений есть и негативная сторона. И она, по-моему, перевешивает все положительные. Дело в том, что дальние космические полёты проходят на невероятных (близких к скорости света), скоростях, иначе полёт длился бы не несколько месяцев, а долгие годы. Но тут есть одна проблема. Человек такие скорости просто не переживёт. Многих люди в самолёте-то летать не могут, а вы представьте, какие тут перегрузки!

Поэтому перед стартом все пассажиры и члены экипажа погружаются в специальные амортизационные ванны, где и проводят большую часть полёта, в то время, как корабль ведёт автоматика. Во время погружения в эту ванну, человека погружают в кому, после чего останавливают сердце и резко замораживают. Конечно, врачи уверяют, что эта процедура совершенно безболезненна, но лично меня совсем не вдохновляет перспектива пролежать несколько месяцев в виде мороженого судака.

Но, альтернативы этому всё равно не было, и, поэтому, на борту мне ввели анестезию и положили в капсулу. Боли, как это ни странно, правда не было. Корабль отправился в полёт. Вперёди была Паркида.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 8
Комментарии

эммм нету в космосе перегрузок, ибо гравитации почти нет. но идея классная. буду читать дальше

Быстрый вход