Экспедиция. Глава II.

Глава II

I

Полёт до Паркиды длился шесть месяцев. Для меня он пролетел как один миг.

Ощущения, мягко скажем, не самые приятные. Голова раскалывалась, как после похмелья, меня тошнило, но ко всему этому добавилась ещё одна неприятность. Искусственной гравитации на корабле не было, и я смог ощутить на себе все прелести невесомости. Хорошо, что длилось это не долго. Через несколько часов я занял место в шаттле, отправляющемся на Паркиду.

Шаттл отстыковался от корабля и мне, наконец, представилась возможность увидеть Паркиду собственными глазами. С орбиты были видны лишь гигантские тёмные облака, сквозь которые нельзя было различить очертаний морей и континентов. Паркида была похожа на огромный тёмный шар, такой же мёртвый, как и окружающий его космос.

Шаттл вошёл в атмосферу. В окне иллюминатора раскинулась панорама планеты. Она представляла собой весьма неприглядное зрелище. Передо мной была безжизненная пустыня. В самом прямом смысле этого слова. Чёрная, обуглившаяся земля, устланная сероватым пеплом. Внизу виднелись руины. Судя по всему, раньше это был крупный приморский город. Сейчас, от высоких многоэтажный домов остались лишь остовы перекрытий и арматуры. Сверху они казались скелетами, с которых ядерным взрывом сорвало плоть, а вместе с ней и жизнь. Трудно было поверить, что когда-то здесь была жизнь.

Море было таким же холодным и бездушным, как и всё вокруг. Его тёмные воды волнами накатывались на берег, выбрасывая разрушенные корпуса кораблей. Во всём этом было что-то зловещее.

Я родился и вырос у моря, в небольшом городке на берегу Форенийского океана. В детстве я часто бегал на пристань, смотреть на корабли. Солнце, искрящиеся блики на воде… всё это казалось мне чем-то удивительным и прекрасным, а теперь… От всего этого мне стало не по себе.

От мыслей меня оторвал раздавшийся в салоне голос пилота:

– Внимание! Подходим к цели. Начинаем заход на посадку.

II

Оперативная база на Паркиде имела неофициальное название «Врата Ада». Её официального названия я так и не узнал. Собственно, этого прозвища было достаточно, оно вполне полно отражала суть этого места.

Сразу же по прибытии мы прошли краткий курс техники безопасности. Проводил его коммандер Джозеф Мак-Фейдон – руководитель службы безопасности на Паркиде. И провёл его весьма своеобразно.

– Вы больше не дома, в уютной кроватке, – произнёс он, медленно пройдясь вдоль сидевших в зале прибывших, – Вы на Паркиде! И если вы всю жизнь мечтали оказаться в аду, то можете считать, что ваша мечта осуществилась.

Судя по его манере общения, он явно побывал не в одной переделке, и, уж точно, никогда не протирал штаны в кабинете.

– За пределами помещений базы уровень радиации во много раз превышает норму, достаточно для того, чтобы за несколько часов сделать из вас законченного инвалида, а при более длительном знакомстве, оставить рядом с несчастными жителями этой планеты. Кроме того со времён войны здесь осталось множество автоматического вооружения, поверьте, его хватит на всех здесь, включая меня. Я уж не говорю про мутировавших зверюшек, о которых, вообще, лучше не упоминать перед завтраком. И это далеко не полный список. Вот куда вы попали, господа.

Последнее было для меня новостью. В отчётах было сказано о том, что флора и фауна планеты была полностью уничтожена. И ни о каких мутировавших организмах нигде не упоминалось. Судя по красочному описанию коммандера, я здорово дал маху, когда отправился сюда.

– Я старший офицер на базе, – продолжал меж тем коммандер, – и моя задача сохранить вам жизнь. Но, как бы я ни старался, выживут не все, – он сделал многозначительную паузу, – далеко не все. Если вы хотите выжить, вам лучше было бы сразу свалить от сюда, но если вы, всё же, рискнёте остаться, то вам нужно придерживаться нескольких простых правил. Правило первое: всегда следите за счётчиком радиации…

Дальше всё прошло в том же духе. Надо сказать, что из слов коммандера я узнал много нового о, до того казавшихся мне абсолютно ясными вещах. Например, я не имел ни малейшего представления о том, что можно схватить «дозу», снимая гермошлем и случайно зацепившись за него волосами. К слову сказать, коммандер Мак-Фейдон был почти полностью лысым.

В общем, я провёл время с пользой, после чего разместился на базе. Теперь предстояло заняться делом.

III

«Врата ада» располагались в пустыне. Этот участок был практически не затронут бомбардировками, хотя, уровень радиации и здесь был весьма высоким.

Служба на Паркиде была абсолютно безрадостной. Начать, хотя бы с того, что здесь всегда была ночь. Ядерные взрывы и последовавшие за ними пожары подняли в атмосферу огромное количество пепла и сажи. Облака пыли, буквально, закрыли планету от солнца. Впрочем, иногда они расступались, и на, короткое время, становилось видно тёмно-вишнёвое небо. В этой картине было что-то завораживающее.

А, вообще, планета напоминала огромное кладбище. На Паркиде работало множество специалистов самых различных направлений: археологов, биологов, инженеров… Одни пытались воссоздать историю и культуру погибшей цивилизации, пытаясь получить информацию из немногих сохранившихся книг, видеозаписей и прочих документальных свидетельств, другие занимались вопросами влияния широкомасштабного применения ядерного оружия на климат, третьи изучали остатки техники, пытаясь разобраться в технологиях. Но все они работали в каком-то подавленном настроении. Не было энтузиазма, жажды новых открытий… Наверное, потому, что открывать тут, по большей части, было уже нечего. Всё это было грустно.

В первый же день своего пребывания на базе состоялся мой разговор с доктором Карреной Сьюзен. Утром, когда я пришёл в столовую позавтракать, меня окликнул незнакомый женский голос:

– Мистер Таннер! Присядьте со мной.

Голос принадлежал приятной женщине лет тридцати. Я удивился, откуда она меня знает, но, тем не менее, опустился на стул рядом с ней.

– Доктор Каррена Сьюзен, – представилась она, – я читала ваши работы.

– Рад знакомству, – мне всё стало понятно.

– Особенно мне понравился ваш вывод о том, что природа оказывает существенное влияние на формирование общественных взглядов. По-моему, весьма новаторская идея.

– Эта концепция пришла мне в голову, когда я отдыхал в тени деревьев Кентрверского парка, – признался я, – Как тут было не проникнуться духом природы. И потом, человек, живущий среди многообразия жизни, всегда будет ценить её больше, чем тот, кто этого лишён.

– Жаль, что не везде это понимают. Я так понимаю, вы здесь для того, чтобы выяснить причины этой бойни?

Я удивлённо посмотрел на неё.

– Да, именно бойни! ¬– воскликнула она, – Это была не война, это геноцид. Тотальное уничтожение жизни. Целая планета! Знаете, по-моему, людям в погонах иногда надо думать головой, а не чистить свои сапоги!

Эта фраза прозвучала для меня довольно неприятно. В конце концов, я ведь тоже ношу погоны.

– Но ведь, на нашей планете войну остановили именно военные, – возразил я ей, – И я здесь как раз для того, чтобы разобраться в причинах произошедшего и не допустить повторения подобного.

¬– А вы знаете, ведь эта планета была просто необычайно похожа на нашу, – я увидел, что глаза у неё блестели и, с изумлением, понял, что они блестят от слёз, – Я изучала её флору и фауну – здесь росли такие же растения, ходили те же животные, жили люди… Даже состав атмосферы был практически идентичен. Удивительно, ведь эволюция повторяется крайне редко. А потом, вот так, в один миг…

Она замолчала. Мне тоже не хотелось ничего говорить. Да мне и нечего было сказать. Я знал много старших офицеров, каждый из которых скорее бы застрелился, чем выпустил ракету с ядерной боеголовкой по мирному городу. Но, увы, далеко не все разделяют эти принципы.

От этого тяжёлого разговора меня избавил лейтенант-десантник, который подошёл к нам и сказал, что меня хочет видеть коммандер Мак-Фейдон.

IV

Коммандера Мак-Фейдона я нашёл в тренажёрном зале. Он лежал на скамейке и поднимал штангу, вес которой я даже боялся себе представить. Наконец, он опустил её и встал.

– Лейтенант Таннер. Я читал твоё дело. Ты смелый парень, раз уж к нам прибыл.

К тому, что старшие офицеры обращаются ко мне на ты, я уже давно привык.

– Сэр, это моя работа…

– Я участвовал в Сантонийском кризисе, – произнёс он, подойдя к шкафчику и положив на плечо полотенце, – был на Мидкалах и в Сейтоне, кстати, ты неплохо всё разрулил тогда, в четвёртом разведбате высаживался на Катихару, и за всё время ни царапины. А здесь, – он чуть приподнял майку, так, что стал виден огромный шрам, тянувшийся от ребёр к животу, – в первую же неделю помяли меня, как вшивого новобранца. Я повидал много жарких местечек, но здесь ещё жарче.

Признаюсь, слова коммандера произвели на меня впечатление.

– Знаешь, как это случилось? Мы сопровождали группу учёных в туннели метро под городом. Уж не знаю, что их туда понесло. И, когда прошли метров триста внутрь, встретили гигантского паука. Видимо эти твари сумели как-то выжить, и даже неслабо вымахали в размерах. Мы не могли пробить его панцирь даже разрывными пулями. Не знаю, что там болтают эти учёные задохлики, но он разорвал троих парней из моего отряда и зацепил меня. Мы отогнали его и завалили туннель гранатами. И это ещё далеко не самая страшная тварь из тех, которые здесь встречаются. Так что не думай, что всё на свете знаешь. На этой планете есть масса того, о чём мы даже не догадываемся.

– Я буду осторожен, сэр.

– Вот что, парень, – сказал он мне, – здесь ещё полно всякой хрени, которая может здорово осложнить нам жизнь. Поэтому, я хочу, чтобы ты сообщал мне обо всём, что ты найдёшь. Мне нужно знать, чего ждать.

– Конечно, сэр. Я передам вам все нужные сведения.

– Ну, вот и славно.

V

Итак, моя задача заключалась в том, чтобы выяснить причину возникновения войны на планете. Я перелопатил кучу отчётов, донесений, обзоров, просмотрел множество документов и ни на шаг не продвинулся в своей работе. Просидев несколько дней напролёт в выделенном мне кабинете, я пришёл к тому, с чего и начал. То есть, ни к чему.

Судя по имеющейся информации, война началась, как бы, сама собой. Из представленных материалов я узнал, что обстановка на планете до войны была похожей на ту, что сложилась у нас перед образованием Объединённой Федерации. Несколько крупных государств, множество мелких, локальные конфликты, войны за природные ресурсы… Одним словом, всё было далеко не гладко. Но нужен был какой-то повод. А его не было.

Получалось так, как будто в один момент с территории одной страны внезапно запустили ракеты, другие ответили, и началась свистопляска. Но было до конца не понятно, почему это всё-таки произошло. Стало ясно, что простой кабинетной работой большего я не добьюсь. А для большего, мне нужна была помощь.

Руководителем службы внутренней безопасности на Паркиде был лейтенант-коммандер Мартин Спанкмайер. Я видел его на первом инструктаже вместе с коммандером Мак-Фейдоном, хотя было видно, что они друг друга недолюбливают.

В отличие от коммандера, Спанкмайер не производил впечатления бывалого вояки. Скорее он был этаким «своим парнем». Хотя, это было бы слишком просто для офицера внутренней безопасности.

Когда я вошёл, Спанкмайер сидел за столом и что-то сосредоточенно печатал. Увидев меня, он оторвался от монитора и небрежным жестом пригласил меня сесть. Вообще, в его кабинете царил, если так можно выразиться, творческий беспорядок. Кипы бумаг и распечаток лежали везде, даже на полу. Сам он, похоже, был всерьёз увлечён своей работой.

– Лейтенант Таннер, – произнёс он, когда я уселся, – я о вас наслышан. Читал ваши работы. Интересно, хотя во многом с вами не согласен.

Лейтенант-коммандер Спанкмайер никак не походил на офицера внутренней безопасности. Скорее, он напоминал какого-то увлечённого учёного или, что скорее, изобретателя. У него были длинные, давно не стриженые волосы, а одет он был в старый офицерский полевой комбинезон, который носили, наверное, уже лет десять.

– Итак, я вижу, вы хотите понять, что же всё-таки здесь произошло?

– Хотелось бы, – сказал я.

– Я уже несколько месяцев пытаюсь добиться того же самого. И, представьте себе, практически ничего не смог найти.

Что ж, я был не удивлён.

– Но! Недавно я кое-что обнаружил. Вот смотрите.

Он достал из ящика стола какую-то распечатку и протянул её мне. На ней было что-то написано на местном языке.

– Я потратил две недели на перевод, – произнёс он, – и выяснил, что речь идёт о подземном бункере, расположенном под зданием министерства обороны в городе Тегат.

Я уже успел выяснить, что Тегат был столицей одного из крупнейших государств планеты – Ревены.

– А вот это, – Спанкмайер протянул мне вторую бумагу, – план этого бункера. Я выяснил, что во время ядерного удара здание было полностью разрушено, а вход в бункер, судя по всему, завален или перекрыт противоатомной защитой. Но, к нему ведёт специальная ветка метро, соединявшая правительственные учреждения. И по ней мы сможем туда добраться.

– Но ведь любые операции в подземных туннелях запрещены, – возразил я.

После рассказа коммандера у меня заметно поубавилось желание нарушать это распоряжение.

– Так вот поэтому я и прошу тебя, – возбуждённо проговорил Спанкмайер, он, видимо, и сам не заметил, как перешёл со мной на ты, – Я не могу отправить туда экспедицию. Но ты же аналитик, причём один из лучших. Ты только подумай, если он сохранился после войны, то сколько информации мы сможем там найти.

Хотя идея Спанкмайера, как и он сам, вовсе не внушала мне доверия, но мысль была вполне резонная. В конце концов, другого способа узнать что-либо новое всё равно не было.

– Ну, что ж, – произнёс я, – я согласен.

Ваша оценка: None Средний балл: 4.4 / голосов: 16
Комментарии

Смахивает на Аватар... некоторые сцены ну прям как подкопирку..) Хотя написано неплохо) Даже очень. Интересно, что же будет дальше...

Идея хорошая, новая. Но автору просьба - не делай клон аватара, с примесью ПА, не выбрасывай бриллиант на свалку плагиата,так сказать. А в остальном не плохо)

Да там из "Аватар" только несколько сцен второй главы. Просто, уж больно они органично вписываются в общий сюжет)) А, в остальном, это совершенно другое произведение. И философский, и нравственный выбор там совершенно иной.

Быстрый вход