Экспедиция. Глава III.

Глава III

I

Что ж, я хотел реального дела. Я его получил. Что может быть увлекательнее, чем прогулка в заброшенные подземелья?

Поскольку миссия была неофициальная, пришлось обходиться своими силами. Спанкмайеру, как начальнику внутренней безопасности, подчинялся отдельный отряд специального назначения. Надо сказать, что это были опытные бойцы, специалисты по разведывательным и диверсионным операциям. Командовал отрядом лейтенант Корвин.

Тут надо заранее определится с субординацией. Действительный лейтенант и лейтенант – это не одно и тоже. Между нами была разница в три звания. Лейтенант Корвин был командиром отряда, а моё звание, если переводить на корпус специального назначения, соответствовало командиру батальона. Само собой разумеется, что ни один здравомыслящий десантник не допустил бы меня даже до командования отделением.

Спанкмайер и Корвин явно знали друг друга задолго до Паркиды. И, вообще, у меня сложилось впечатление, что Спанкмайер не всегда просиживал штаны в кабинете. На самом деле, он оказался не таким уж плохим парнем. Мы с ним даже успели немного подружиться.

В операции участвовали мы двое и Корвин со своими бойцами. Привлекать кого-то ещё, не рискуя при этом выдать наши замыслы коммандеру, мы не могли. Отправились мы налегке, тащить тяжёлое оборудование через подземные туннели не было никакой возможности. По этой же причине тяжёлые боевые экзоскелеты тоже пришлось оставить на базе. Оставалось полагаться только на ручное оружие и собственную подготовку, которой лично у меня не было вовсе.

Да, что там говорить, я пехотный бронескафандр никогда не одевал! А, между прочим, это весьма полезная вещь. Боевая экипировка десантника полностью герметична и защищает его от любых неблагоприятных внешних условий: радиации, химического или биологического заражения. В неё встроена система климат-контроля, постоянно поддерживающая нужную температуру, искусственный экзоскелет, позволяющий снять нагрузку с мышц и, при необходимости, многократно усиливающий их силу, а также набор первой медицинской помощи, способный определить степень повреждений и, при необходимости, быстро ввести нужные лекарства. Это уже не говоря об информационной сети, позволяющей оперативно получать всю необходимую информацию. Но, самое главное, всем этим, в отличие от тяжёлых экзоскелетов, не надо было управлять. Бронескафандр можно было просто носить, как обычный бронежилет.

Когда я первый раз одел его, было немного неудобно. Но, удобством можно пренебречь, если речь идёт о твоей жизни. Итак, вооружились мы по-максимуму, мне вручили штурмовую винтовку, пару пистолетов и различные гранаты, запаслись боеприпасами и погрузились на скиммер.

Скиммер, это основное боевое средство воздушной поддержки. По сути, это аналог вертолётов, которые раньше использовали для этой цели, но только летает он за счёт принципов антигравитации. Если честно, то это одна из самых сложный технологий нашего времени, и я не имею ни малейшего понятия о том, как она работает. Вроде бы, там используются сверхпроводники, те же, что и в двигателях межзвёздных кораблей, но каким образом они заставляют аппарат держаться в воздухе мне не известно.

Мы заняли место в десантном отсеке и направились в сторону Тегата. За иллюминатором была однообразная пустынная картина, и я решил воспользоваться случаем, чтобы выяснить у Спанкмайера один давно интересовавший меня вопрос.

– Слушай, Мартин, – обратился я к нему, мы с ним уже давно были на ты, – Ты как сюда попал? Только не говори, что сам попросился.

– Не буду, – улыбнулся он, хотя его улыбка показалась мне совсем не доброй, – скажем так, у меня возникли разногласия с командованием, по вопросу о пределе допустимого применения силы.

– В смысле? – не понял я.

– В том смысле, что, по моему мнению, если уж достал автомат, надо стрелять. А не выписывать дипломатические пируэты. Командор Вудхорст со мной не согласился. Теперь, как видишь, я в этом вопросе не ограничен.

Да уж. Здесь рамки применения силы действительно не были ничем ограничены. Поскольку применять её было просто не к кому.

Я решил возразить ему.

– Но ведь, если постоянно применять силу, то рано или поздно это плохо закончится, – я показал ему на иллюминатор, – рано или поздно, использование военной силы достигнет такой черты, дальше которой контролировать его будет невозможно.

– Но, если всё время пытаться избежать конфликта, то, со временем, к твоей нерешительности привыкнут и перестанут с тобой считаться. И, рано или поздно, силу придётся применить. Но только последствия будут гораздо хуже. Лучше сразу показать зубы, чем потом убеждать всех в своей состоятельности.

Судя по выражению лица лейтенант-коммандера я понял, что продолжать этот спор не стоит. Тем более, что по внутренней связи раздался голос пилота.

– Подходим к городу.

– Понял, – сказал ему по рации Спанкмайер.

– А если нам встретятся роботы? – спросил я у него.

Я уже успел узнать, что после войны на Паркиде осталось огромное количество автоматического вооружения. В основном, это были боевые роботы, продолжавшие выполнять заложенную в них программу. Такая вот ирония, людей уже нет, а созданные ими машины всё ещё выполняют их волю.

– Не встретятся, – ответил Спанкмайер, – неделю назад наши тут всё зачистили.

Он повернулся к Корвину и принялся с ним что-то обсуждать. Я, тем временем, посмотрел в иллюминатор.

Зрелище было довольно гнетущим. Вокруг были сплошные руины. Когда-то это была столица, центр большой страны. Здесь жили миллионы людей, а сам город простирался на десятки километров. Теперь от всего этого остались одни развалины. Я видел чёрные, обуглившиеся от взрыва стены домов, куски металлической арматуры, торчащие из перекрытий. На улицах было огромное количество сгоревшей техники, как гражданских автомобилей, так и боевых машин. И, конечно, тела. Они были повсюду. Самые разные: мужчина, в обрывках пиджака, рядом с которым валялся раскрытый металлический кейс, солдат в проржавевшем бронежилете, женщина с маленьким ребёнком, в последние минуты прижимавшая его к себе… Скиммер летел низко над землёй на небольшой скорости, лавируя между руинами высотных зданий, и всё это я мог наблюдать в подробностях.

Я отвернулся от иллюминатора и закрыл глаза. Я чувствовал, что мне становится плохо.

– Эй, Эрвин! – меня тряс за плечо Спанкмайер, – Подлетаем!

Скиммер вылетел из-за домов и завис над небольшой площадью. В центре была огромная воронка, очевидно, уходившая достаточно глубоко.

– Приготовиться к высадке! – произнёс Спанкмайер.

Все надели на головы гермошлемы и закрепили десантные тросы. Этот способ высадки использовали ещё десятки лет назад, но ничего лучше до сих пор не придумали. Я часто видел, как это делается, но никогда не спускался по тросу сам.

– Не волнуйся, прорвёмся, – словно, угадав мои мысли, улыбнулся Спанкмайер, – Пошли.

Створки десантного люка распахнулись, и мы по тросам спустились вниз. Оказавшись на земле, я отстегнул трос и вытащил из-за спины штурмовую винтовку.

– Под землёй связь барахлит, – услышал я в динамике внутренней связи голос пилота, – мы не сможем с вами связаться.

– Мы вызовем вас, когда закончим, – ответил ему Спанкмайер, – Ориентировочно через пять часов.

– Принято. Мы уходим, удачи вам.

Скиммер набрал высоту и взял курс в сторону базы. Я впервые стоял на земле Паркиды. Не на композитном полу базы, а на земле. Почерневшей от огня, израненной взрывами, многострадальной земле погибшей планеты. Действительно, ощущение было, как будто стоишь на кладбище.

Я осмотрелся вокруг. Огромная воронка, очевидно от крупнокалиберной авиабомбы, занимала почти всю площадь. Судя, по всему, раньше здесь был парк, потому, что у самого края воронки стояла скамейка. Дерево почти всё сгнило, но металлический каркас остался. Рядом со скамейкой была большая куча земли, вперемежку с бетоном. И тут я, с ужасом, заметил, что из неё торчит человеческая рука. Это рука была маленькая, наверное, ещё детская, она крепко сжимала какой-то предмет. Я подошёл поближе. Предметом оказалась игрушка, похожая ну куклу. Материал, из которого она была сделана, оплавился, но можно было различить маленькие ручки, голову, туловище… Я замер на месте, как вкопанный.

Не знаю, что на меня так подействовало, но я не мог отвести взгляд. Я, наверное, так бы и стоял, если бы меня не толкнул Спанкмайер.

– Ты что?

– Посмотри, – только и смог проговорить я.

– Да… – было видно, что ему тоже стало не по себе, – Жаль. Ладно, что стоять? Идём. Идём!

Я, так до конца и не придя в себя, пошёл за ним. Картина продолжала стоять у меня перед глазами.

– Эта воронка, – произнёс Спанкмайер, –уходит до самых туннелей метро. Наверное, противобункерная авиабомба. Спускаемся.

Мы закрепили спусковые тросы и начали спускаться вниз. Это напоминало спуск с горы с использованием альпинистского снаряжения. Воронка была глубиной около двадцати метров.

– До цели около полутора километров, – сказал Спанкмайер, когда все спустились, – Выдвигаемся. Пройдём по туннелям до правительственной ветки, а потом выйдем к бункеру. Пошли.

– Хоукер, Смит – вы первые, – скомандовал своим бойцам Корвин, – Филби, Джорад – замыкающие. Вперёд.

Включив мощные фонари, мы углубились в туннель.

II

Честно говоря, здесь было страшно. Кромешная тьма, разрываемая лишь светом наших фонарей, звенящая тишина, нарушаемая лишь капающей с потолка водой. От всего этого становилось жутко.

Мы шли по туннелю уже больше получаса. Один раз свернули в какое-то боковое ответвление, мало отличающееся от того, где мы были раньше. В банки данных наших гермошлемов были записаны все найденные схемы, и Спанкмайер постоянно сверялся с ними. Но, никто не мог утверждать, что они были точны. В конце концов, всё могло случиться. Где-то туннель мог обвалиться, где-то случиться прорыв сточных вод. И тогда нам пришлось бы выбирать обходной путь. Но, другого способа добраться до бункера всё равно не было, и мы продолжали идти вперёд.

Внезапно в динамиках раздался голос впереди идущих бойцов.

– Внимание! Движение!

Мы замерли. Я активировал электромагнитный контур своей винтовки. Как я заметил, остальные сделали тоже самое. Где-то впереди быстро промелькнула и исчезла какая-то большая тень. Мы простояли несколько минут, после чего двинулись дальше.

Периодически сенсоры показывали движение в туннелях, рядом с нами. Но мы, пока, никого не замечали. Наконец, впереди показалось открытое пространство и, вскоре, мы вышли на станцию.

Видимо, в первые дни войны она использовалась, как бомбоубежище. Но люди жили здесь довольно долго. На полу лежали полуистлевшие матрасы и одеяла, различные личные вещи. Но тел было мало. Наверное, со временем люди начали выходить на поверхность, и большинство из них погибло там. В основном, здесь остались лежать больные и старики – те, кто уже не мог идти.

Спанкмайер указал на металлическую дверь, рядом с параллельным туннелем.

– Нам туда.

Мы выбрались на перрон и пересекли станцию.

– Вскрывайте дверь, – приказал Корвин двоим бойцам.

Один из них достал лазерную горелку и начал прожигать металл. Вся процедура длилась около десяти минут. Дверь была сделана из прочного материалы и, видимо, была рассчитана устоять перед взрывной волной. Наконец, второй боец толкнул дверь ногой, и она, с грохотом, упала.

По небольшому служебному туннелю мы попали на другую станцию. Очевидно, это была станция правительственной линии. Здесь всё аккуратно стояло на своих местах, как будто ничего и не произошло. На рельсах стоял поезд. Хотя ржавчина уже начала брать своё, он всё ещё выглядел так, как будто обслуживавшие его люди ненадолго отошли.

– Скорее всего, удар застиг всех внезапно и никто не успел эвакуироваться, – произнёс Спанкмайер, – но где персонал объекта?

Ответ на свой вопрос мы нашли в одном из служебных помещений. В небольшой комнатке вповалку лежали тела. Их было около десяти человек. Я подошёл ближе и увидел, что у человека, сидевшего на стуле рядом с пультом связи в груди зияла огромная рваная рана. Было такое впечатление, что его ударило когтём какое-то животное.

– Посмотрите сюда, – услышал я голос Корвина.

Он показал на металлическую дверь, болтавшуюся на петлях. На ней виднелись такие же следы от когтей.

– Видимо они заварили дверь, пытаясь спастись от кого-то, – задумчиво сказал Спанкмайер, – но от кого?

Хотя всё увиденное сильно встревожило нас, надо было идти дальше. Мы двинулись по туннелю, ведущему со станции.

Судя по наклону, мы спускались всё глубже. Где-то впереди должен был находиться вход в бункер.

Внезапно мы услышали странный звук.

III

– Внимание! Засёк движение! Двести метров впереди! – закричал шедший впереди боец.

– Приготовиться к бою! – скомандовал Корвин.

Через мгновение из темноты на нас помчалось неизвестное существо. Оно бежало быстро, так, что я не успел даже понять, что это такое.

– Огонь! – крикнул Корвин.

Стоящие впереди бойцы начали стрелять. Я не мог открыть огонь, так как неминуемо задел бы находившихся впереди меня. Через несколько минут всё стихло.

Мы бросились вперёд. Метрах в сорока от нас лежало тело, убитого нами существа. То, что это было живое существо, я видел своими глазами. И это при том, что, по словам учёных, на Паркиде не должно было остаться ничего живого. Существо было высоким, около двух с половиной метров ростом, покрыто толстой шерстью, на лапах у него были гигантские когти, а изо рта торчали заострённые клыки. Но больше всего меня поразило то, что его задние лапы были гораздо больше передних. То есть, оно передвигалось на двух ногах!

– Что это? – изумлённо спросил Корвин.

– Без понятия, – Спанкмайер, казалось, был поражён не меньше него.

– Надо уходить, – произнёс после короткой паузы Корвин, – Здесь, наверняка, ещё полно таких же.

– Это единственный путь в бункер, – Спанкмайер повернулся ко мне, – Второго шанса не будет.

– Сколько до бункера? – спросил я.

– Метров триста.

Всё увиденное здорово меня напугало. Да, чёрт возьми, я чуть в штаны не наложил! От одной мысли о том, что ждёт нас дальше, меня трясло. Но, с другой стороны...

Перед глазами вдруг снова встала картина детской руки, торчащей из-под завала. Я с ужасом представил, что это может произойти на моей планете, в моём городе... Об этом было невыносимо даже думать. А где-то, всего в трёхстах метрах, возможно, находился ключ ко всему произошедшему. Ответ на вопрос: почему это случилось.

– Я думаю, стоит рискнуть, – наконец сказал я.

IV

Мы двинулись дальше. Теперь все были наготове. Мы продвигались медленно, посматривая на датчики движения. Электромагнитные контуры оружия были активированы, готовые в любой момент выпустить пули в цель.

Минут через пять мы подошли к перекрёстку. Широкий туннель, по которому мы шли, пересекался с узким служебным проходом. И вдруг я увидел на экране боевого интерфейса движение. Собственно, его заметили все, но сообщать об этом было уже поздно. Спереди и сзади к нам стремительно приближались твари.

– В боковой туннель! Быстро! – закричал Спанкмайер.

Я, вместе с несколькими бойцами, тут же кинулся внутрь. Позади себя я услышал стрельбу. Мы бежали вперёд по узкому проходу. Стрельба позади не прекращалась. Твари нас преследовали и бежавшие позади бойцы, вместе с Корвином, продолжали отстреливаться. Внезапно мы упёрлись в тупик.

Дальше прохода не было. Туннель заканчивался закрытой металлической дверью, которую ещё надо было срезать. А твари были совсем близко.

– Держать позицию! – закричал лейтенант Корвин.

Его бойцы сгрудились впереди, стеной огня продолжая удерживать тварей на расстоянии.

– Режем дверь! – крикнул Спанкмайер, кидая мне лазерную горелку.

Я принялся прожигать лучом металл. Этот процесс казался мне до ужаса медленным, но никак ускорить его я не мог. Сзади доносилась стрельба.

– Да сколько же их?! – донёсся из динамика крик Корвина.

Вдруг я услышал истошный крик.

– Твою мать! – раздался крик Корвина, – Хоукера задело!

В этот самый момент дверь, наконец, поддалась и я толкнул со всей силы толкнул её ногой. Я влез в проём первый. Следом за мной протиснулся Спанкмайер.

– Все в дверь! Быстрее! – закричал он.

Я обернулся назад. Последним в дверь пролёз Корвин, продолжая отстреливаться из винтовки.

– Термические гранаты! – крикнул Спанкмайер, – Надо завалить туннель!

Корвин и несколько бойцов сорвали с пояса гранаты и бросили их в проём. Раздался оглушительный грохот. Через проём я увидел, как сверху сыпется бетон и земля, закрывая проход. Через несколько минут всё стихло.

Только теперь я осмотрелся и понял, где мы оказались. Это было большое просторное помещение с высоким потолком, напоминавшее комнату связи. У стен стояли столы с различной аппаратурой. Скорее всего, мы попали в какой-то военный объект. Я взглянул на остальных

Спанкмайер стоял, прислонившись к стене. Остальные, в основном, сидели на полу. Прошедшая схватка вымотала всех, включая меня. Один из бойцов, капрал Хоукер, лежал на полу. Рядом с ним были Корвин и Смит, державший в руках медицинский сканер.

– Хоукера зацепило, – произнёс Корвин.

Как оказалось, когда твари стали подходить всё ближе, одна из них прыгнула и попала когтём в шею капралу Хоукеру. В этом месте гермошлем смыкается со скафандром, и коготь прошёлся точно по маленькой незащищённой полоске между ними. Хоукера спасло только то, что система жизнеобеспечения вовремя обнаружила рану и быстро стянула ткань, зажав её, и впрыснула в кровь обеззараживающие средства. Теперь Хоукер лежал на полу, не в силах пошевелиться, а сержант Смит, осматривал его.

– Он выживет, – сказал, наконец, сержант, посмотрев на показания сканера, – Но ему нужна срочная помощь.

– Где мы? – спросил Корвин у Спанкмайера.

– Судя по всему, в том самом бункере, – ответил он.

Ваша оценка: None Средний балл: 4.6 / голосов: 15
Комментарии

когда продолжение?????

ну когда будет продолжение????

Быстрый вход