Хозяин времени: LightHouse (гл. 1)

1 февраля 2023 года. США, секретная лаборатория LightHouse, штат Флорида. 10:11

Холодная, серая и почти пустая подземная парковка еле освещалась несколькими рядами ламп дневного света, у дальней стены угрюмым монолитом возвышалась огромная гидравлическая дверь. Чернокожий охранник мирно дремал в своей пластиковой будке рядом с ней, когда сюда бесшумно въехал черный автомобиль с торчащим на крыше проблесковым маячком. В принципе, ничего зазорного в этом не было – подземный въезд сюда охранял ещё один охранник, так что на совести спящего была лишь проверка документов, поэтому для чернокожего было огромной неожиданностью, когда в прозрачную пластиковую стенку его пристанища с усилием забарабанили. Спросонья охранник подскочил и потянулся за висящим на поясе пистолетом:

- Стоять, мать вашу, руки за голо… - мутный взгляд чернокожего обнаружил жутко унылого субъекта в черном костюме. Лицо субъекта с нечеловечески печальными глазами, наполненными всей тоской американского народа, украшали бледная прыщавая лысина и огромный бугристый нос, испещренный синими прожилками. Огромные глаза, как два пистолетных дула, осуждающе уставились на сачковавшего работника, - Извините, вы кто?

- Офицер Артур Доил, ФБР. – агент помахал перед стеклом карточкой с фото, - Код доступа второй степени.

- Разрешение центра? – чернокожего охранника сильно раздосадовал тот факт, что его застали за сном на рабочем месте, и он подсознательно хотел как можно больше надоесть этому слишком «правильному» на вид официалу.

- У вас проблемы, офицер? – вдруг с подозрительной заинтересованностью спросил Доил.

- Эээ… извините, я не понял…

- Сейчас поймете. Дело в том, что я здесь по поручению Временного Правительства США. И мне было дано исключительное право снимать всех, всех кто препятствует мне в выполнении данного задания, с должности. В частности, работы уже лишился один полицейский, который попытался оштрафовать меня за превышение скорости по дороге сюда. – голос официала стал металлическим, - Так что, если ты ещё минуту не откроешь мне дверь, можешь распрощаться со своей карьерой, и остаться на улице без денег и еды. Понятно?

- Эээ… Понятно. – охранник схватил лежащую на столе рацию и, нажав на красную кнопочку на корпусе, проговорил, - Так, база, готовьтесь, к вам посетитель, - положив рацию обратно, чернокожий ввел код на черневшем внутри будки пульте управления. Гермодверь протяжно взвыла и медленно раскрылась, открыв взгляду Доила мутный голубой коридор секретной базы. Официал, удостоив охранника на прощание презрительным взглядом, устремился внутрь подземной базы ЛайтХаус.

Он был здесь уже не раз, и не удивлялся довольно широким для подземного комплекса коридорам с голубой пластиковой обивкой, неяркому освещению, создававшему в углах темные закоулки, и нырявшим из комнаты в комнату, из одной двери, которые почти не выделялись на фоне одинаковых пластмассовых панелей, в другую, людям. Обитатели ЛайтХауса смутно различались по полу и возрасту – почти все они были запакованы в голубые, шуршащие на каждом шагу костюмы с торчащими фильтрами противогазов и небольшими баллонами на спинах. Их было довольно много – и все они копошились, как муравьи в муравейнике, деловито перетаскивали непонятные для Доила приборы, торопливо записывали в электронных книгах неизвестные данные, переругивались между собой глухими из-за масок голосами. Иногда по залу раздавался женский голос из репродуктора, просивший какого-нибудь доктора Грея или офицера Прайма пройти в такой-то кабинет. Походив по коридору, Артур Доил схватил за плечо одного такого муравья. В агента воткнулись недовольные глаза сквозь прозрачное забрало шлема, и фильтры нетерпеливо прогудели:

- Чего надо? Вы мне мешаете!

- ФБР, - Артур привычно помахал удостоверением, - Подопытного Леонардо Мерри ещё не перевели?

- Кого?.. Мерри? Нет, он ещё в тридцать восьмой палате. Да-да, в тридцать восьмой! Всё, отвалите, у меня опыты… – фигура развернулась, и с негромким хрустом скрылась среди толпы.

Артур пожал плечами – как можно было поставить в секретное правительственное учреждение настолько некачественные костюмы? – и зашагал дальше, до небольшой развилки, где несколько ярко выделявшихся на голубом фоне рабочих в оранжевых комбинезонах перетаскивали на руках нечто, напоминавшее увитую проводами стремянку, в ступени которой были вмонтированы мерцающие белым светом экраны. Там он свернул в левый коридорчик, в котором не было ни одного человека. Здесь большую часть свободного пространства занимали металлические полки, забитые медицинскими приборами, и собратья модифицированной стремянки, а голубые стены периодически прерывались стеклянными дверьми с маленькими цифрами на месте глазка. Выбрав дверь с табличкой 38, Артур толкнул её от себя, и вошел в камеру.

- Здравствуй, Лео - На тахте, висевшей на прицепленных к стене ремнях, сидел полноватый человек лет двадцати пяти в серой робе заключенного. Первое, что бросалось в глаза, это яркие рыжие волосы, копной ниспадавшие на его плечи, и некрасивое бульдожье лицо фермера с обкусанными губами и свернутым набок носом. Это лицо оживляли лишь глаза – ярко-карие, почти желтые, они шныряли с предмета на предмет, и казалось, хозяин их быстро сканирует окружающих, находя их сильные и слабые места. Заключенный выдавил из себя нечто, напоминавшее улыбку, и прошелестел:

- Здравствуйте, мистер Доил. Принесли?

- Конечно, Лео – официал сунул руку в карман пиджака и вытащил небольшую пеструю коробку, -Чай с бергамотом в пакетиках, как ты любишь. Можно присесть?

- Конечно, мистер Доил, конечно, - заключенный махнул рукой на единственный стул в комнате, и жадно схватился за коробочку, - Будете, мистер Доил?

- Нет, Лео, я уж лучше покурю, если ты не против. Не против? Спасибо, разговор будет долгим. – агент сунул в рот сигарету, а Леонардо начал колдовать над стоящим у тахты столиком. Через несколько минут чайник уже начинал шуметь, а откуда-то из-под ложа был вытащен целлофановый пакет с печеньем, нож, кусок ветчины и дешевая пластмассовая кружка. Официал молча наблюдал за пассами заключенного, делая затяжку за затяжкой – было видно, что он сильно нервничал, но пытался это скрывать. Наконец, когда Леонардо налил в кружку кипятка, он прервал молчание:

- Смотрел программу новостей? – Доил кивнул глазами в сторону маленького китайского телевизора на батарейках, стоявшего на углу стола.

- Ну да, мистер Доил, конечно. Вроде в паре штатов какие-то народные волнения…

- Волнения… - официал злобно улыбнулся и сделал ещё одну глубокую затяжку, - Волнения говоришь? Мы в полной заднице, сынок – это уже реальность. И хватит фамильярничать, мы ведь давно знакомы. Просто Артур.

- Хорошо… Артур, - тонкие брови Леонардо поднялись от удивления, - Но о чем вы?

- Ладно… - агент Доил отбросил окурок и сразу потянулся за второй сигаретой, - Начнем с самого начала. Знаешь ли ты, как осудили Даниила Райта?

- Знаю, - лицо заключенного потемнело.

- Нет, сынок, не знаешь. Ты сидишь здесь, в безопасности, и не знаешь, что творится снаружи. Я ведь им говорил, что надо лучше изучить ваше явление! Нет, им захотелось устроить образцово-показательную кастрацию опасного террориста… Короче говоря, Райт устроил настоящую мясорубку. Видимо, он копил силы несколько недель, чтобы сотворить это. За несколько минут он похитил время у всех присутствующих без исключения! Представь, охрана слышит жуткий шум, врывается в зал, а там – несколько десятков седых маразматиков вместо правительственных послов, а посреди этого всего – сам Райт, постаревший на лет сорок… - с агента сорвало последнее спокойствие, он начал отчаянно жестикулировать, а затяжки стали ещё ожесточеннее, - Он, кстати, умер от разрыва сердца. И что? Ладно бы прибил полсотни идиотов из белых кабинетов, так нет! Он отобрал время у каждого, кто занимает хоть немного высокий статус! Даже у меня… лет десять… А знаешь, каким стал Президент? Его нашли в спальне – за несколько секунд он постарел на сотню лет, у него просто сломался позвоночник под собственным весом!

- Но как это всё?..

- Не перебивай, дай договорить, Леонардо. Я знаю, вы с Райтом были друзьями, но он умудрился заварить кашу, которую мы уже не проглотим никогда. США превратились в большую помойку. Гражданская война. ФБР создало Временное правительство, но… Вчера было ограблено сразу девять банков, это только из известных нам. На улицах стрельба, мародерство. Люди закупают оружие тоннами. Теракты. Если видят человека в форме полицейского – расстреливают. Это кошмар. И так – по всему миру. Восток пылает – исламисты рвут друг другу глотки, теракт за терактом. Китай распался на четыре части, о России вообще молчу – у русских всё ещё хуже…

Доил горячо рассказывал страшные подробности мирового катаклизма, а Леонардо пил чай и молча слушал, вглядываясь в округлившиеся от страха глаза когда-то твердого, как сталь, агента ФБР. Слушал об захваченной бандитами семье нефтяника, которую расстреляли, не дождавшись выкупа, слушал про наркотики, волной хлынувшие на рынки государств, слушал про продаваемое прямо на улице оружие, с которым ходили даже дети. Сотни лет человечество строило систему, не думая о том, что будет, если хоть один винтик вывалится. И когда он выпал, система рухнула, погребя под своими обломками всех своих строителей. Так прошло около часа, пока Артур Доил не замолчал и вопросительно взглянул на Леонардо.

- Ладно, я понимаю, снаружи бардак. Но, Артур, почему вы рассказываете это мне? Я же – подопытный заключенный. Какой в этом смысл? – спросил Лео и допил остатки чая.

- Понимаешь, Лео… - Доил посуровел лицом и закрыл глаза, - всё может быть ещё страшнее. Перед смертью Райт сказал, что он всё украденное время кому-то передает. Как прикинул по нашей просьбе мистер Берджерон, с которым ты, естественно, знаком, это «кто-то» теперь почти бессмертен. В общей сложности он может прожить тысячу пятнадцать лет, плюс регенерация клеток. Ты хорошо знал Дэна Райта, вы были друзьями. Ты можешь сказать, кому он мог переслать биочасы?

- Ну… Он мне ничего такого не рассказывал… Даниил вообще был довольно скрытным…

- Я и не ожидал, что ты это скажешь. Но ты должен нам помочь. В моем кармане документ, освобождающий тебя из под опеки. Через полчаса сюда подъедет автомобиль, тебе отдадут все твои вещи. Нам нужен этот человек, Лео. Он может спасти мир, как бы по-идиотски это не звучало. Ты находишь этого человека, государство дарует тебе свободу. Окей?

- Я так понимаю, у меня мало вариантов? – Леонардо взял в руки нож, и начал отрезать кусок ветчины, но случайно нож соскользнул, и сталь полоснула по пальцу, - Твою мать! Ничего, Артур, просто царапина.

- Надо быть осторожней, Лео! - официал сунул заключенному в руки платок, и продолжил, - Вариантов нет. Либо ты – за нас на свободе, либо против - здесь. Навсегда, - офицер будто резко выдохнул, - Итак…

Мерри опустил голову. Казалось, в его голове происходил тяжелый мыслительный процесс, и на огромных чашах весов лежал непростой выбор – свобода или предательство. Предательство тех одиннадцати, что сидят в соседней палате с прилепленным навсегда ярлыком-диагнозом «Хозяин времени» и уже никогда не увидят ничего, кроме полутемного, душного коридора подземного комплекса. Над ними всеми проводят опыты, колют наркотики, пропускают электричество, лишь бы притупить эффект ошибки физиологии, дающей столь огромную власть над людьми. А ведь Селине, самой младшей, всего девять. Предательство или свобода?

Он решил.

- Так когда подъедет автомобиль?

***

Через полчаса Леонардо Мерри, уже переодевшегося в джинсовый костюм, вели по освещенному голубым светом коридору ЛайтХауса вооруженные винтовками охранники, и фигуры в костюмах расступались перед ними. С разрезанного пальца медленно капала кровь, оставляя маленькие багровые следы по их пути А он улыбался своим тайным мыслям. Улыбался Даниилу Райту, устроившему такую бомбу, улыбался своей вновь обретенной свободе. Улыбался.

Они с Деном познакомились в Вашингтоне, когда стояли в очереди к доктору Берждерону – человеку, открывшему это удивительное свойство некоторых человеческих организмов управлять биочасами других индивидов, которое было названо «Хозяином времени». Разговорились. Дэн оказался образованным, хотя и немного странноватым эмигрантом из России, и сильно отличался от Лео, выросшего на ферме в Канзасе (Артура Доила он знал с детства - официал был соседом их семьи). Но что-то объединило их, связало воедино. Может, общий недуг, который казался им даром? А может, общая ненависть к несправедливости? В любом случае они стали лучшими друзьями, и вместе учились управлять своими новооткрытыми способностями. К сожалению, Дэн слишком любил яркие сцены. На суде он устроил именно такую – слишком заметно для их общего дела. Слишком… компрометирующе. Леонардо же умел терпеть, умел держать себя в руках. Умел играть лицом.

Ранка на пальце Леонардо срослась, не оставив даже рубец.

Хороший комплекс. Он ещё сюда вернется. Когда начнется ядерная война – а она начнется, уж он постарается, - комплекс будет хорошим убежищем. И тогда все заключенные выйдут на свободу. Гражданская война? Это ещё цветочки. Он, Леонардо, постарается, чтоб эти люди почувствовали весь кошмар ядерного хаоса и наконец попытались думать не телевизором, а своей головой.

В любом случае, в его распоряжении целое тысячелетие, а это не так уж мало.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 31
Комментарии

Доволно интересное начало. Надеюсь это не конец, я бы хотел увидить картину в целом мире, в действии. Думаешь продолжать?

Скажу честно - не знаю. На самом деле идею первого рассказа я вынашивал месяц, а вторую часть написал за два дня, вдохновившись пачкой чая с бергамотом=) Но я даже не вижу общую картинку - только кусочки. А вообще попробую - надо же когда-нибудь начинать писать большие вещи?

------------------------------------------------------------------------------------

С уважением, Александр "Solomon" Козырев

прочитал 2 главы с удовольствием, очень раздражает слово "официал", ставлю 8.

А мне оно оч. нравится=( Но учту. если есть ещё какие пожелания - говорите.

------------------------------------------------------------------

С уважением, Александр "Solomon" Козырев

А почему бы тебе не сделать свой роман (а я надеюсь что это будет роман) интерактивным. Пусть читатели предлагают свои идеи. Сделай свой сайт, и пусть в комментариях предлагают свои идеи.

я слeжу зa тобой Алeксaндр!рaсскaз сновa нa 10.aську дaй свою eсли eсть.можно пообщaться нa тeму творчeствa

_______________

Ешь,гуляй,ни хрена не делай,сри где хочешь-Это твоя страна!!!Голусуй за единую россию!

Мне тоже, если можно.

Хм... Неплохое предложение, друзья. Надо подумать. Пока дать не могу - за неимением оной.

------------------------------------------------------------------------------------

С уважением, Александр "Solomon" Козырев

Очень здорово. 10

Быстрый вход