"Проказа" Пролог

Пролог

Все вокруг обычно совсем не то, чем кажется или хочет казаться, а чаще всего не то, каким его хотят нам показать. Научный прогресс идет гораздо быстрее, чем все думают. Правительства стран скрывают два-три шага в будущее, чтобы в случае чего иметь туз в рукаве, образно говоря. Уже в конце девяностых был создан институт «Российской передовой обороны», ИРПО, проще говоря. Так он значился во всех документах, которых было не так много, а уцелевших и то меньше. Это были те бумаги, на которых зачастую писалось «По прочтении сжечь». Шла разработка различных передовых видов вооружений. С самого основания института был в разработке проект «Горечь», чьим призванием было уничтожение отдельно взятой страны. Он разрабатывался всегда. Когда создалось климатическое, химическое, биологическое, новое атомное оружие. Через все эти открытия красной линией шел ничем непримечательный и скромный проектик. Но он был самым разрушительным. Ведь его оружие — сами люди. Ложь гигантских масштабов, включающий самоуничтожение нации. А если повезет, то можно уговорить ООН дать разрешение на уничтожение население с помощью ядерного оружия. Такая страшная это была вещь. Но, как это всегда бывает, случилось несчастье.

Кто же знал? Никто не мог предугадать настолько трагического стечения обстоятельств. Оружие то было окончательно разработано в 2010 году. И тут произошла утечка информации. Террористы завладели оружием и собирались разрушить мировую стабильность, учинив кровавую расправу над ядерными державами. Их целью стали: Китай, Россия, США, вся Европа, а так же страны Ближнего Востока. У этих сволочей не было родины, они не знали чести, их волновали лишь деньги. Они были похожи на сектантов в своем стремлении разрушения гармонии, шаткого мира между странами. Грузовики с «Горечью» на борту уже на всех парах неслись к странам-целям. Но их ждал полный провал. Грузовик в США был задержан, после чего террористы взорвали заложенную взрывчатку, уничтожив и себя, и оружие. Европейский грузовик был тихо устранен где-то в Москве, не успев даже выехать за пределы института. Транспорт Ближнего Востока был просто-напросто ограблен. Оружие попало на черный рынок, откуда его скупили агенты РФ. Лишь китайское оружие сработало, как надо. Оно быстро распространилось из-за высокой плотности населения. России пришлось частично раскрыть карты, после чего ООН приняло решение уничтожить все население Китая, так как оно теперь представляло угрозу для всей человеческой расы. Ядерные ракеты сразу выжгли всю страну, оставив на ее месте большую радиоактивную рану, на которой еще долго невозможно будет человеческое существование. Этот день был объявлен мировым трауром и стал мрачным напоминанием о саморазрушительной человеческой природе.

Но за две недели до этого дня оружие должно было активироваться в Екатеринбурге. Именно оттуда планировалось нанести удар по России. Грузовик просто перевернулся на разбитой русской дороге и рухнул в большую лужу под линиями электропередач, лишь немного не доехав до города. Шел ливень, грохотал гром. Молния ударила в провода, заряд прошел по столбу и ударил в грузовик. В результате весь город был озарен невиданной вспышкой. Это было в ночь со 3 по 4 сентября 2010 года. С тех пор в радиусе 35-60 километров от места где-то между Среднеуральском и Екатеринбургом было странное поле. Густой туман, в котором изредка просматривались вспышки. Никто не знал, что происходит внутри, с воздуха тоже ничего не было видно. Военные посылали туда военные отряды с целью извлечь оружие, но каждый раз они пропадали. После того, как пропала двадцать четвертая колонна, попытки проникновения внутрь тумана прекратились. Екатеринбург обнесли высокой стеной, где-то 20 метров в высоту и 7 в ширину. На ней были размещены ПВО, охрана. Нужно было не допустить распространения влияния «Горечи» за территорию огороженной территории, которую позже назвали Уральская Зона.

Через два года, в 2012 году, восьмого сентября снова появился Екатеринбург, туман исчез. Жители города пережили все это как мгновение. Электричества не было, все дороги были отрезаны гигантской стеной. На все вопросы жителей ответом было лишь молчание. Ученые бились над этой загадкой день и ночь, но пока не могли дать точного ответа, хотя теория у них была. Жители города попытались вылететь на транспортном самолете из аэропорта Кольцово, но летательный аппарат со всеми людьми на борту был сбит ПВО, так и не успев пересечь Периметр. Обломки упали прямо к стене. Единственный пролетевший над городом вертолет сбросил ящик, в котором была лишь рация. Мэр попытался связаться по ней, и ему ответили. Человек представился как генерал Королев, сотрудник тринадцатого отдела Планетарного Агенства Сохранения Человечества. PASH по-английски, читалось как просто Pash, то есть «Пэш». Тринадцатый отдел занимался как раз Уральской Зоной.

Королев вкратце объяснил, что произошел инцидент с оружием нового поколения «Горечь». Это была большая популяция искусственно выведенных микроорганизмов. Они схожи по своим повадкам с вирусом. Но из-за какой-то посторонней силы (молнии) их состав изменился настолько, что они стали выделять гигантское количество энергии. Настолько большим было это количество, что вызвало неизвестную аномалию, остановившую время в Екатеринбурге и отрезавшим его от остального мира. Самым страшным были не это, а то, что это оружие инфицирует человеческий организм. Но это не обычное заболевание. Оно себя никак не проявляет, пока не истечет некий «таймер». В данном случае срок был 3 года. По истечении срока все зараженные скоропостижно скончаются. Определить заражение наверняка можно лишь сложной аппаратурой, но самый простой способ — это обычные бумажки-индикаторы. Слюна, пот, кровь зараженного оставляют на бумажке след, схожий с щелочным. Он будет хорошо заметен. Передается оружие воздушно-капельным путем и через прикосновения, иногда даже самого присутствия рядом зараженного достаточно, чтобы оружие попало через кожу, вероятность заразиться во много раз выше, чем при обычном гриппе. Вирус прозвали «Уральской чумой».

Сразу нашлись первые зараженные. Благодаря профессиональным действиям мэра больные были отделены от здоровых. Только условия зараженных были больше похожи на гетто. Жители стали находить в городе колонны военных. Все они попали в аварии, только в кузовах грузовиков трупов не было, только пустая форма и оружие с патронами. Был сразу организован заградительный отряд, который пресекал контакты между двумя группами людей. Военные всячески помогали населению, восстановили подачу электричества, газа. Только топлива не давали, так что все сливали с машин до худших времен. Гуманитарной помощи в виде еды не хватало, так что жители города выращивали еду, как растительную, так и животную. Наладилось свое маленькое закрытое общество. Все ждали, пока кончится все это. Зараженные смирились со своей участью, молились, просили у всех прощения. Но так долго продолжаться не могло. Большая часть хотела жить, поэтому начинались волнения. Жители гетто тоже нашли колонны военных и уже были вооружены, но угрозы применить это оружие появились именно тогда. Через три года после появления Екатеринбурга. Именно в это время болезнь сменила свое название из-за отношения к зараженным. Теперь ее называли «Уральской проказой», а зараженных — прокаженными.

15 сентября пришло сообщение мэру от Королева. Он сказал, что срок жизни зараженным был продлен на шесть лет неизвестными обстоятельствами. Но далее так не продолжится, и у жителей гетто есть последний шанс, чтобы подготовиться к смерти. Поползли слухи, что никакого вируса нет. Естественно жители гетто устали от такой жизни и окончательно решили силой взять свои права, они схватились за оружие. Заградительный отряд был сметен вооруженными больными, но здоровые тоже были при оружии, и тоже хотели жить, завязался бой, в результате которого обе стороны отступили. В течении следующего года постоянно происходили стычки между двумя сторонами, в которых все гибли и гибли люди.

Самым ярким событием стало заражение мэра и его последующее самоубийство. Город остался без руководства. В гетто сразу нашелся свой лидер, Черноморский Юрий, который до этого был заместителем директора кинотеатра. Среди здоровых пытались провести выборы, но как-то так получилось, что власть захватил Антонов Леонид, бывший начальник отделения милиции, которое теперь было на территории гетто.

В это же время по всему городу стали замечать колонны военных, которые открывали огонь по обеим сторонам. Они что-то искали, у них всегда было много провианта и боеприпасов. Каждый из них был готов к долгому автономному существованию. Жители стали грабить эти «караваны», что им зачастую удавалось. Так они снабжались едой и боеприпасами, но теряли людей.

Так продолжалось четыре года с 15 сентября. Население сократилось в десять-двадцать раз, точно неизвестно, так как переписи никто не проводил. За это время выходить за пределы города стало опасно, стали пропадать люди в лесах. Жители стали более кучно селиться. Октябрьский район, что на юго-востоке, заселили здоровые люди. Они жили очень плотно, как в одной большой общаге. Орджоникидзевский район, который был переименован в «район Революции» — самый северный район бывшего гетто, где ныне скучковались зараженные. Весь остальной город пустовал. Там до сих пор остались кое-какие припасы еды, топлива, боеприпасов. Отступления происходили в спешке, так что много бросалось. Брали лишь детей, супругов, да оружие с патронами. Людей, так называемых скаутов, посылали в пустой город за припасами для группы. Естественно это касалось обеих групп, отчего часто происходили стычки. Здоровые всячески предохранялись от заражения, одевали старые противогазы, марлевые повязки, прикрывали все открытые участки тела, вроде головы, глаз, рук.

Экономика стала полностью состоять из бартера. Хотя были некие подобия валют. Это патроны, бензин и дрова. Особенно курс дров менялся к осени, когда близилась зима. Уже три месяца как отключили электричество и газ, все работало на бензиновых генераторах, готовили на древесине. Слабых не щадили. Если у человека не было оружия, то его могли запросто убить и обобрать прямо в жилом районе. Ночью выходить на улицу было плохой приметой, особенно в пустой город или лес, так как мало кто возвращался, а ночью это вообще была верная смерть. Жизнь была суровой, ребенок знакомился со смертью где-то с пяти лет, примерное тогда же и с оружием. Младенчество кончалось, когда дитя получало ствол. Не было такого, чтобы ребенок безрассудно пользовался дарованным ему пистолетом. Он с ним был как настоящий взрослый. Вообще взрослеть стали очень рано.

Вообще в городе часто пропадают люди, часто выяснить причину смерти не удается, так что ползут всяческие слухи, легенды, одна другой страшней. Разнообразные легенды, суеверия Екатеринбурга стали своеобразным кредо жизни его жителей. Особенно суеверным народом стали скауты.

Так началась история города-призрака. Екатеринбурга Уральской Зоны.

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 12
Комментарии

Мне понравилось, все как то разнообразие. думаю на 9 пойдет. Сразу скажу на ошибки никогда не смотрю, главное интересно было бы и все.

интересная тема

Понравился сюжетный ход с воздействием электроразрядов на микроорганизмы. Что-то новенькое. Кстати, напомнило повествование из "Апокалипсиса", где говорилось о том, что воды реки стали горькими. Автору +9 за инновацию!

...И вообще, какая разница, упадёт тебе на голову тонна кирпича или десять тонн?..

Быстрый вход