Я Иной. Часть одиннадцатая

На проезжей части, возле разграбленного продуктового ларька, я обнаружил очередной упокоенный труп. Это был молодой мужчина, одетый лишь в камуфляжные штаны и чёрные берцы, на подобие тех, что были сейчас на мне. Развалившись поперёк дороги, он смотрел потухшим взглядом на чёрные тучи, в большом количестве скопившиеся над Рязанью. К счастью дождь закончился довольно давно, если не ошибаюсь, ещё когда мы проезжали блокпост солдат, расположенный на мосту. В этом мне повезло, так как мокнуть совсем не хотелось.

Но остановился я рядом с этим трупом не просто так. Судя по отсутствию следов разложения, упокоенный был Прэстом. Если мне не изменяет память, это уже девятое тело, на которое я натыкаюсь за последний час, но те были сплошь Ларгами, и я уже было решил, что в Рязани бегуны не водятся. Самое интересное, что у этого экземпляра не было никаких видимых повреждений, если конечно не считать небольшое пулевое отверстие над левым глазом.

Не поленившись, даже перевернул тело, но и на спине никаких укусов не обнаружилось. Создавалось ощущение, что он просто взял и обратился, без какого либо содействия других зомби. Ведь насколько я помню, вирус передаётся человеку только через кровь и слюну заражённого. Правда должен был быть и тот, с кого началась эта цепная реакция, но в первое время учёные не могли определить первоисточник, а потом всем уже стало не до того. Хотя какая для меня разница, как выглядит тот или другой заражённый? Главное не встретить людей, так ловко сокращающих их популяцию.

Не очень здесь и спокойно, если вдуматься. С тех пор, как я отделился от группы Нефёдова, прошёл час, но я так и не встретил ни людей, ни ходячих мертвецов. Только бездвижные трупы, время от времени попадавшиеся на пути. Теперь нейтральная территория кончилась, началась земле бандитов. Именно поэтому я не бежал как вначале, а двигался быстрым шагом, постоянно оглядываясь по сторонам.

Пока вокруг всё тихо, но было предчувствие, что полностью избежать контакта с людьми в этой операции не удастся. Чувство голода теперь стало невыносимым, невозможность насытиться доводила до бешенства, и хотя я старался думать о чём – то другом, все мысли упорно сводились к еде.

За этот час я сильно умотался, а ведь рассчитывал пробежать без остановок гораздо большее расстояние. Время вполне позволяло немного отдохнуть, чем я, собственно, и воспользовался. Отойдя,наконец, от необычного трупа, я присел на капот ближайшей машины, пробежавшись взглядом по окрестностям. Обычная, ничем не примечательная улица, каких много в любом городе. Но вот следов Катастрофы, так круто поменявшей мою жизнь, здесь было предостаточно. Мрачные дома, с кое - где выбитыми стёклами и распахнутыми входными дверями, брошенные на произвол судьбы машины, навеки застывшие в огромных пробках и мелкий мусор, постоянно шуршащий под ногами – стали уже привычным для меня пейзажем.

Больше всего внимание привлекала ветхая пятиэтажка, виднеющаяся на противоположной стороне улицы. Все стены здания, на уровне четвёртого этажа, были покрыты чёрными пятнами, а от окон остались лишь тёмные провалы. Во дворе, закупорив и без того узкий выезд, разместилась большая пожарная машина, оснащённая выдвижной лестницей. Возможно что – то не дало пожарным потушить пожар, распространившийся в итоге на несколько квартир.

Всё это говорило лишь об одном - если эвакуация и была, то только на поздних этапах.

Хотя России ещё повезло, так как на её территории вирус начал хозяйничать с запозданием. Тревожные сигналы начали поступать сначала из одной страны, потом из другой, но на это сначала не сильно обращали внимание. Зато когда люди поняли что заражённые никакие не психи, а воскресшие мертвецы, жаждущие человеческой плоти – в мире начался настоящий хаос. Достаточно было вспомнить репортажи, приходящие из всех уголков Земли, что бы понять, как сильно люди были не готовы к проблемам подобного рода.

Когда стало слишком поздно, правительство РФ решило бросить все силы на защиту крупных городов, стянув туда все имеющиеся военные ресурсы. Пока Москва, Питер, Рязань, Новосибирск и другие крупные города ещё держались за счёт армейских подразделений, прибывавших со всей страны, мелкие города, брошенные на произвол судьбы, буквально захлебнулись в волнах живой мертвечины.

Впрочем, многим странам в этот момент было ещё хуже. Отчаявшись сдержать распространение вируса, американцы уже через месяц подключили авиацию и начали ровнять с землёй маленькие города и посёлки. Индия захлебнулась одной из первых, как в прочем и Китай, но Тибет тогда ещё держался. Приходящие из Китая видео, на которых были видны сотни изуродованных людей, топчущихся на узких улицах, казались репортажами из преисподней.

Один из роликов, пришедших из Франции, был снят недалеко от военного аэродрома. На короткой записи, под заголовком «La capitulation de l'armée », была видна вереница военных самолётов, уходящих вдаль на малой высоте. Сразу появились слухи о том, что правительство Франции мобилизовало остатки армии и улетело на поиски менее заражённых территорий, бросив мирных жителей на растерзание мертвецам.

Впрочем, тогда подобные ролики гуляли по сети в большом количестве, только вот пользы от этого было уже немного. К сожалению, эти грустные воспоминания остались со мной, хотя я с удовольствием это всё забыл, если бы мог влиять на собственную память.

Решив свериться с маршрутом, я достал из кармана карту и стал внимательно её изучать. Обычная карта города с множеством значков и сносок, объясняющих их значение. Но встретились тут и другие пометки, явно сделанные от руки. Северная часть города были отделена от центра синей линией, обозначающей, как я понял, условную границу территорий, находящихся под контролем военных.

Южная сторона, заштрихованная красным, соответственно обозначала бандитские земли, в центре которых я заметил небольшой кружок с обозначением «Э.Ц (3)». По всему выходило, что я уже на территории зеков, хотя никакой активности с их стороны пока видно не было. Возможно, просто повезло или оборона бандитов не такая надёжная, как мне казалось.

Я уже собрался идти дальше, но в этот момент из – за пожарной машины показался странного вида зомби, замер на секунду, будто размышляя о чём то важном и, не долго думая, направился ко мне. Это был довольно упитанный мужчина лет сорока, с густой седой бородой и многочисленными пятнами тления на лице. Уже неопределённого цвета рубашка, поверх которой был одет чёрный жилет, обтягивала выпирающий живот, а левая брючина болтается на ноге лоскутами. Но это я заметил вскользь, в основном таращась на его морду.

Там, где в теории должен был быть левый глаз, образовалась внушительных размеров опухоль. От вида этой буро – зелёной, истекающей гноем болячки, занявшей всю левую сторону лица, пробрало даже меня. Замерев посреди дороги, я невольно наблюдал за невезучим «собратом». Не дойдя до меня метров десять, заражённый упал на колени и начал пить из лужи, при этом тихо урча. В такой позе он был похож на дикого кабана, пришедшего в жаркий день на водопой. Сразу вспомнился недавний мертвец, удививший группу Нефёдова своим пристрастием к дождевой воде. Это существо тоже ей не брезговало и, по всей видимости, вознамерилось выпить эту несчастную лужу до последней капли. Подобное поведение было не совсем обычно для зомби, но кто я такой, что бы об этом судить, если сам, по сути, являюсь ошибкой.

Вскоре это зрелище наскучило, и я уже собрался идти дальше, но заражённый, будто почувствовав мой затухающий интерес, вскочил на ноги и выкинул очередной финт. Внимательно посмотрев на меня, он перевёл взгляд на руку и вдруг, совершенно неожиданно, вцепился в собственную кисть. Без особых проблем оторвав кусок плоти, которая уже успела изрядно подгнить, зомби начал быстро жевать, при этом не сводя с меня внимательного взгляда.

Некстати в голову пришла мысль о документальном кино. Такие кадры могли бы заинтересовать любого учёного, ведь раньше зомби подобного не делали. Вот ещё одна причина, по которой я могу быть интересен людям. Если обстоятельно заняться этим вопросом, обзавестись камерой и недельку понаблюдать за мертвяками в их «естественной среде», то наверняка можно увидеть много необычного. Сами люди такого точно не провернут, даже пробовать не станут. У них есть дела поважнее: оружие там найти, берлогу по удобней выбрать, еды набрать, что бы скорую зиму пережить. Короче заняться всем тем, без чего я вполне могу обойтись.

Хотя насчёт еды я всё же погорячился. Но в любом случае мутанту это сделать легче, так как я для людоедов почти свой. Вот этот мертвяк, к примеру, не стал бы позировать перед живым человеком, а сразу бы попытался напасть. Так что, как не крути, я являюсь полезным, а в некоторых вопросах и незаменимым существом.

Пока прикидывал будущие перспективы, мертвец успел изрядно обкусать собственную руку. Теперь он просто стоял, видимо пытаясь решить, есть дальше или поберечь свой организм. Наконец определившись, заражённый громко захрипел и побрёл в сторону центра, а я вдруг вспомнил о своём задании, которое никто пока ещё не отменял. Если буду рассматривать каждого зомби, точно не успею вернуться к сроку, и прощай тогда последний шанс на исцеление, ради которого я и согласился тащиться через половину страны. Буквально чувствуя ускользающие минуты, я вынужден был вновь перейти на бег.

Следующие сорок минут или около того, я просто бежал, стараясь не отвлекаться на изучение унылого пейзажа. У меня даже появилась определённая тактика, которой сейчас и придерживался. Я старался избегать площадей и проспектов, двигаясь всё больше через дворы жилых домов или по узким двух полосным дорогам, заставленным брошенными машинами. Обычный автомобиль тут точно не проедет, а значит, вероятность нарваться на возможный патруль гораздо меньше. Таких заторов к счастью хватало, так что особых проблем с выбором маршрута у меня не возникало.

При желании можно было представить, что за хаос был здесь пару месяцев назад, но делать это мне совсем не хотелось. Вирус мог вырваться из какой ни будь секретной лаборатории или был кем то специально использован, но сейчас это уже не имело значения. Главное что человечество получило хороший пинок, и теперь уже вряд ли оправится от случившегося. Людей осталось слишком мало, их будущее висит на волоске, но они всё равно продолжают истреблять друг друга. Кто знает, возможно, Рязань сейчас является одним из самых больших городов, по количеству находящихся в нём людей, только вот ни к чему хорошему это не привело.

Не стоит также забывать о заражённых, которые в ближайшее время точно никуда не денутся. Вполне возможно, что зараза доконает Ларгов, и те рассыплются в итоге на составные части. Но быстрые, и неподвластные разложению Престы, ещё долго могут не давать житья людскому роду. Не говоря уже про мутантов, о которых я знаю не понаслышке. Самое интересное что вели они себя непредсказуемо – одни спасли от верной смерти, другие наоборот, сами пытались меня убить. Хотя чего на других пенять, коли сам рожей не вышел. Когда человек и монстр внутри меня начинают бороться за контроль над телом, я тоже не отличаюсь особой адекватностью. Чего стоит моя выходка с Аней, когда я сначала спас её, а через полчаса уже утвердил на роль главного блюда в своём меню.

С головой уйдя в свои мысли, я не сразу понял,что в мою сторону движется автомобиль. В поле зрения его не было, но знакомый гул был слышен уже совсем рядом, немного правее, за углом кирпичного строения, которое я как раз собирался обойти. По хорошему, следовало не нарываться на проблемы, а продолжить свой путь в эвакуационный центр, но что – то внутри противилось этой идее, заставляя идти в сторону шума. Наконец, после минутных сомнений, я всё же сдался, и решил разведать обстановку.

Прижавшись к стене кирпичной постройки, я осторожно посмотрел за угол.

С дальнего конца улицы, в мою сторону, ехал джип оливкового цвета. Судя по всему я слышал именно, благо что других источников шума вокруг, вроде бы, не было. Машина была уже довольно близко и я собрался спрятаться, дабы не быть обнаруженным, но в этом, как оказалось, пока не было необходимости.

Проезжая мимо многоэтажного здания, которое, судя по архитектурному дизайну, было офисного типа, транспорт вдруг резко остановился у центрального входа, лишь чудом не задев оставленную на обочине «Волгу».

Такими зданиями в Москве застроили весь центр, считая, что это может хоть как – то украсить город. По крайней мере оно сразу бросалось в глаза на фоне своих соседей - серых кирпичных пятиэтажек, возведённых здесь ещё в шестидесятых годах.

Через минуту передняя дверь автомобиля распахнулась, выпуская смуглого верзилу, одетого в спортивные штаны и когда то белую футболку, поверх которой красовался новый на вид бронежилет. Внимательно посмотрев по сторонам, он потянулся и дал знак водителю. Почти сразу из машины вылез полноватый, коротко стриженный мужик, одетый в потёртые джинсы и чёрную майку- борцовку. Минуту они просто стояли, видимо ожидая появления заражённый, которые могли услышать шум двигателя. Но, к моему удивлению, никто так и не явился, как будто все мертвецы в округе куда то испарились. Подождав ещё немного, бандиты слегка расслабились.

- Вроде обошлось – пробасил здоровяк – Вся гниль куда то попряталась.

- Чёртова больница виновата – отозвался второй – Их туда будто магнитом тянет.

Говорили они не громко, но разговор гулко разносился на пустых улицах, и я слышал каждое слово. И то, что было сказано про больницу, мне очень не понравились. Уж не связанно ли это с эвакуационным центром, в который я сейчас направляюсь? Ведь вокруг него, по словам Жарова, тоже бродило большое количество заражённых. Но, к моему сожалению, они не стали развивать эту тему.

- Вот и хорошо, нам же меньше работать. – обрадовался смуглый - Ладно, хватит болтать. Иди давай, помоги Шире, а то он один до завтра не управится.

- Их там почти дюжина сидит, а я ещё помогать должен? – возмутился собеседник – Сами пусть несут, а мне и тут нормально.

- Ты что, этого слабака не знаешь? Сказал, что помочь некому, все заняты.Вали давай, заодно и спросишь, что у них там случилось.

Что- то пробормотав себе под нос, толстяк поднялся по лестнице и зашёл в офисное здание.

Оставшись в одиночестве, здоровяк вёл себя довольно спокойно, лишь изредка поглядывая по сторонам. На поясе у него висела кобура с пистолетом, но никакого другого оружия заметно не было. Неужели здесь настолько спокойно, что бандиты даже не сочли нужным взять нормальное оружие? И почему никто не вышел навстречу, когда машина подъехала к офису? Возможно всему виной обычная неорганизованность и халатное отношение к приказам, ведь они не солдаты, привыкшие к дисциплине и порядку, а обычные заключённые, получившие долгожданную свободу.

Мне вдруг захотелось броситься вперёд и убить этого человека, но я смог подавить сиюминутный порыв. Это война людей, к которым я не имею никакого отношения. Нужно ограничиться выполнением задания, которое дал полковник, а не лезть в чужие распри. Умом я это, конечно, понимал, но вот пересилить себя и уйти уже не мог. Любопытство пополам с ещё одним чувством, описать которое я никак не мог, заставляло оставаться на месте.

Вскоре водитель джипа вернулся вместе с плюгавым мужичком в заляпанном комбинезоне и красной бейсболке, косо сидящей на голове. Каждый из них тащил по большой сумке, довольно тяжёлой, если судить по их покрасневшим от напряжения лицам.

- Здорово, Шира – поприветствовал смуглый, когда носильщики подошли к машине – Где Черкес? Побазарить надо, а времени почти нет. Позови его, я ведь до ночи ждать не собираюсь.

- Обожди немного, Мул, дай передохнуть - недовольно ответил плюгавый, бросив сумку у ног собеседника – А Черкеса не жди, нет его больше. Завалили вчера, вместе с пятью пацанами.

Как это случилось? – удивился здоровяк – Дело то было плёвое.

- Ага, мы сначала тоже так думали. Собрались с утра, как было велено, и отправились на склад. Ну, доехали, вышли, вроде тихо. Только к зданию подошли, они нас и встретили. Пара на крыше сидела, потом сзади, со стороны ворот несколько бойцов выскочили. Черкес и ещё двое сразу упали, остальные залегли, кто где сумел – всё больше распаляясь, плюгавый бандит начал размахивать руками, видимо пытаясь таким образом чётче передать картину недавних событий - А они ждать не стали, сразу гранатами, а потом очередями по нашим укрытиям. Скорее всего, нас издалека заметили, и решили засаду организовать. Вот и залегли в разных местах, что бы нас потом в кольцо взять. Это у них получилось, и отступать нам уже было некуда. Пришлось огнём гадов прижать, потом и свои гранаты в ход пустили. Они видно с наскока взять хотели, да вот не получилось. Их же вдвое меньше нас было. Хотя я до сих пор удивляюсь, как мы победить смогли смогли.

- Кто эти волчары были?

- А мы разбирались?! Все в камуфляже, оружие неплохое, приблуды опять же. Думаю, что полковник послал – больше некому. Солдаты его постоянно на «пустыре» трутся, вынюхивают что – то. – бандит на секунду замолчал, будто пытаясь вспомнить о важном – Слушай, а когда жратву ждать? На складе, скорее всего, уже пусто было, «жаровские», поди, всё вывезли, а мы на отряд прикрытия нарвались. От прошлых запасов пять банок консервов всего осталось, и пара упаковок с армейской бурдой. Правда, у нас один пацан ра...

- Погоди ты про брюхо своё трещать – скривился здоровяк, заглянув на секунду в одну из сумок - Раз вы там всех завалили, значит и волыны должны были забрать. Тогда скажи, куда ты их дел? Здесь точно больше должно было быть. И почему вы склад не проверили, раз угрозы больше не было? Что значит «скорее всего там пусто было»?

- Так я же говорю – не дали нам их обшмонать. Мы как солдатиков перестреляли, сразу раненым помогать стали. А раненый всего один оказался, парень молодой, Чириком зовут. Помогли как смогли, половину аптечки на него истратили, а он весь бледный и стонет без остановки. Ну мы плюнули на это и решили делами наконец заняться, да не тут то было. Твари какие то повыскакивали из неоткуда, нас увидели и давай выть на всю округу. Это нас и спасло – успели вовремя среагировать. Они скорее всего на шум прибежали, только сразу нападать не стали, всё ждали чего то.

- Почему ты так решил?

- Так между боем и их появлением минут десять прошло. Да и сама перестрелка долго длилась, а они бегуны хорошие, раз десять уже бы напасть могли.

- Там что, забор по колено был? Как они его так легко перелезли? – здоровяк уже начал заводиться и каждый новый ответ плюгавого всё больше этому способствовал.

- Так это не обычные бегуны были, а самые настоящие мутанты. Те самые, о которых нас Филин предупреждал. Рожи перекошенные, все мокрые, будто облили их чем то, и воняют кислятиной. Мы когда в машины попрыгали, самый резвый в окно полез, так что я точно знаю, чем от этих тварей несёт.

- А что ты так лыбишься, будто амнистию вчера получил? Черкес отъехал, братва его тоже, оружие и тушняка нет. Это косяк Шира, а так как ты у него был порученец, то и отвечать за всё будешь сам. Лоханулся на складе и теперь надеешься какими то мутантами прикрыться? Думаешь меня в блудняк втравить, а самому в стороне остаться. Нет браток, не в этот раз. На склад большие планы были, а ты такую подставу сделал. Теперь сам будешь с бригадным объясняться и всю эту байду ему втирать.

- Погоди Мул, что ты сразу завёлся? – испугался Шира – Вон же пушки, в сумках лежат. Как ты и сказал, я все автоматы туда сложил, какие были. А на склад мы ещё можем вернуться, когда возможность такая будет. Лучше объясни, что за дела вы там крутите? Нас и так вчера потрепали, а ты последние стволы забираешь. Как быть, если вдруг выезд какой наметится?

- Никаких выездов в ближайшее время. Хватит с вас, уже накатались вчера. Филин хочет,что бы все были на местах, пока кипеш не уляжется. А про пацанов мне тут не свисти, с тобой ещё двое останутся.

- А на кой они мне сдались, без нормального оружия. Если что случится - как отбиваться прикажешь? У нас одни ружья остались, да и те, как с помойки.

- Слышь Коля, дай ему свой ствол, тот что «нормальный». – обратился здоровяк к лысому.

Толстяк на секунду заглянул в машину, но вскоре вынырнул оттуда, уже держа в руках обрез, переделанный из охотничьего ружья.

- На, держи. Толстый буквально впихнул это оружие в руки плюгавого. – А мне с чем теперь ходить?

- Можешь пока взять один из этих автоматов – ответил здоровяк по кличке Мул – Только смотри, не попорть, ведь так просто эти волыны не найти.

- Вы что, издеваетесь? – наконец дошло до плюгавого – Я не «валет», что бы с такой пушкой бегать!

- А на что ты надеялся, сидя в тылу? Как салдофонов на передовой валить – так в отказ, зато теперь захотел всего и сразу. Может тебе пулемёт подвезти или козырёк над входом « ягозой» увешать? Радуйся, что жив пока, а предъявы мне тут кидать не надо.

- А хавка? Ты так и не объяснил, какие с ней проблемы?

- В ближайшее время точно не жди. Сейчас всё на основные группы идёт, а про «тыловиков» разговора не было.

- А нам тут с голоду дохнуть?!

- Как велели, так я и сделал – рявкнул здоровяк, уже окончательно взбесившейся из – за неудач своего коллеги.

- Только велел то Сомов, а не Филин. Ведь это он за распределение у нас отвечает. А своей головой подумать слабо? Разве не ясно, он только и ждёт, когда мы с армейцами сцепимся, а сам власть под себя подомнёт. С каких это пор ты у ментов на подхвате? Или уже всё понял и решил сразу у них шестёркой заделаться?

Наглый человек, которого в разговоре называли Широй, говорил, глядя в этот момент сторону, и не видел лица собеседника. А зря, ведь тому высказывание про блюстителей закона совсем не понравилось. Не сказав не слова, здоровяк нанёс мощный удар по лицу обидчика, отчего тот отлетел назад, врезавшись спиной в одну из каменных колон, поддерживавших козырёк над входом.

Казалось, здоровяк стал ещё больше, его лысый напарник тоже заметно напрягся. Похоже, что у бандитов между собой не всё ладится или это в порядке вещей?

В этот момент Мул приподнял плюгавого и прошипел ему прямо в лицо: Слушай сюда и слушай хорошенько. То, что тебя из тюряги со всеми выпустили, ничего не значит. Ты шестёркой был, ей же и остался. Если что, маза всегда за мной будет. Помни это, Шира, если хочешь ещё пожить.

Сказав это, здоровяк отпустил поверженного противника и на пару с лысым начал запихивать в машину принесённые сумки. Вскоре они с этим справились и, не говоря больше не слова, сели в машину. Заревев двигателем, автомобиль резко дёрнулся, едва не вписавшись в фонарный столб и мгновенно набрав приличную скорость, скрылся в дальнем конце улицы.

По всему выходит, что заключённые готовятся серьёзному делу и, кажется, я даже догадываюсь к какому именно. Надо скорее убираться из этого города, пока не стало по настоящему "жарко".

Бормоча что- то себе под нос, оставшийся в одиночестве, бандит с трудом поднялся и повернулся в сторону входа в офисное здание, явно намереваясь уйти. Ну и шут с ним, пусть катится на все четыре стороны.

Вот только его незащищённая спина раздражала меня даже сильнее, чем красная тряпка быка.

Неожиданно я дёрнулся, будто получив удар тока. Боль волной прокатилась по телу, а вместе с ней появилось непонятная злость на весь мир. Похоже, что недоедание и недавние побои окончательно доконали мой организм, и в былые времена не отличавшейся особой крепостью. Самое лучшее, что я сейчас могу сделать – это по тихому отсюда свалить, найти в эвакуационном центре нужную папку, и вернуться с неё к полковнику. После этого Эдик сделает очередной укол, слегка улучшив моё состояние.

Приняв такое решение, я уже начал было потихоньку отползать, но новая вспышка боли, на этот раз в голове, заставила замереть на месте.

Странная мысль вдруг пришла в мою голову. С момента Катастрофы, которая изменила меня, я все-время куда-то бежал, пытаясь найти убежище, ища у кого-то помощи. А сейчас восхитительно чувство свободы охватило меня.

Зверь, сидящий во мне, запросился наружу. Он хотел свободы. Он хотел охоты. Он хотел еды.

Так почему мне надо убегать? Неужели для меня так страшны эти четверо, плохо вооружённых зека, которых даже не берут на серьёзное дело? Я ведь сам прекрасно знаю, что мой организм жаждет не очередную инъекцию сыворотки, а кое – что более питательное и нужное для меня.

Я честно пытался сдержаться и быть хоть каким-то подобием человека, но теперь с диетой пора завязывать.

Люди презирают и боятся меня, но одновременно с этим пытаются использовать, так почему я должен их жалеть? Я пытаюсь помочь людям, но много ли хорошего они для меня сделали?

Любой из них был бы рад всадить в меня пулю, только потому, что я не такой как они. Взять хотя бы полковника Жарова, который заставил меня участвовать в этой ненужной мне войне, и готовый пожертвовать мной как разменной пешкой. Да он сволочь, но всё -таки не свой. Но подобное происходит и с моими «напарниками», а вот это уже серьёзней.

Олег и Егор изначально терпели меня, воспринимая как живой щит, способный в любой момент закрыть их от мертвяков, или случайных пуль мародёров. Не знаю, зачем они увязались с нами, но поведи я себя не так, они не задумываясь, пустят меня в расход.

Девчонке я фактически спас жизнь, но разве она хоть раз сказала спасибо? О Владе я вообще молчу – этот гад вызвал антипатию с самого начала и уже не раз показал, что в нем человеческого намного меньше, чем во мне. Эдик когда-то был моим другом, сейчас помог организовать этот рейд и даже тратит на меня экспериментальную сыворотку. Такой тихий очкарик, кладезь знаний и пацифист до мозга костей. Но если мы доберёмся до того лагеря, и кто – то из тамошних светил заявит, что я буду полезен лишь после вскрытия, думаю, что доктор Франкенштейн первым возьмётся за скальпель. Когда речь заходит о науке, дружба и мораль становятся для этого человека чем - то несущественным.

Пора уже подумать о себе, пока не стало слишком поздно.

Хотелось рвать все живое на части. Все, что было во мне человеческого, ушло в самый дальний уголок души, уступив место порождению вируса.

И я побежал. Нет, я полетел, как беспощадный посланник смерти.

Услышав шум, человек в кепке быстро обернулся, но я уже был рядом. Видя его глаза, наполненные первобытным ужасом, я нанес мощный удар в челюсть, повалил его на землю и начал полосовать когтями по лицу. Противник кричал и пытался вырваться, кепка слетела с головы, обнажив лысину с редкими, давно немытыми волосами.

Наконец враг затих, так и не оказав мне достойное сопротивление. Глаза его остекленели, лицо превратилось в жуткую маску, всё вокруг было забрызгано кровью. Она и сейчас небольшими толчками продолжала выходить из порезов , и это пульсирующее движение притягивало меня и манило, как и дурманящий запах крови. Как мне хотелось впиться в это тело…

Хотя схватка длилась не больше минуты, но всё равно надо было торопиться. Опасность в лице двух бандитов была рядом.

Полный решимости покрошить в капусту всех людей, находящихся в этом здании, я миновал входную дверь, распахнувшуюся от лёгкого пинка. Вбежав внутрь, я оказался в большём полутёмном зале офисного типа. Вперёди были двери лифтов, в бок уходил коридор, который заканчивался дверью, скорее всего ведущей на лестницу. Справа виднелась массивная дверь, с надписью «Охрана», рядом находилась стойка администратора. Вдоль глухой стены расположились несколько когда-то белых диванов и кадок со сгнившими цветами.

Опасность я почувствовал слишком поздно, и уже ничего не успел сделать. Справа грохнуло, а вместе с этим я получил сильный толчок в плечо. Чудом устояв на ногах, я обернулся и прыгнул в сторону, пытаясь таким образом уйти с линии огня. Стрелявшего, молодого парня в черной ветровке и с двустволкой в руках, я вычислил сразу. Скорее всего, он выскочил из комнаты охраны, и теперь занял позицию за стойкой ресепшен, расположенной по соседству.

Первым моим желанием было убежать, но оно исчезло так же стремительно, как и появилось. Нет, отступать нельзя. Только не сейчас, когда я нахожусь в двух шагах от заветной цели.

Наплевав на минимальную предосторожность, я зарычал так громко, как только мог, и бросился вперёд, прямо на ствол противника. Момент для врага был идеальный, ведь я не пытался спрятаться или увернуться, а наоборот – буквально подставлялся под пулю. К счастью бандит занервничал и выстрелил сразу, даже не успев толком прицелиться. Просвистев в опасной близости от меня, пуля, судя по звуку, угодила в одну из фотографий городских пейзажей, развешенных в стеклянных рамкам по стенам внутри здания.

Появился реальный шанс, который просто нельзя было упустить. Прыгнув с места, я перелетел через стойку, пытаясь в полёте дотянуться до горла врага. В последний момент противник попробовал отскочить в сторону – это спасло его от смертельного удара, но не от столкновения с моим телом. В итоге мы оба оказались на полу, попутно снеся небольшой буклетный стеллаж и офисный стул, будто специально поставленный на моём пути. От удара зек выронил оружие и был вынужден сойтись со мной в рукопашной.

Громко матерясь и зовя на помощь, он безуспешно пытался вырваться из моей стальной хватки. Даже не знаю, откуда взялось столько сил, ведь я думал, что ресурсы моего многострадального организма уже давно исчерпались. Наконец, улучив подходящий момент, я схватил противника за волосы и со всей силы ударил его головой об мраморный пол. Раздался характерный хруст, и сопротивление тут же прекратилось, но я был не прочь перестраховаться. Несколько не менее мощных ударов завершили дело, превратив бандита в бездыханную куклу.

Встав на ноги и слегка пошатываясь, я несколько минут вслушивался в наступившую тишину. Но никто не бежал на помощь погибшим товарищам, не пытался стрелять или вызывать подкрепление. Вокруг было тихо, но именно это обстоятельство и заставило меня насторожиться.

Неужели у входа дежурили только два человека? Из разговора выходило, что тут остались четыре бойца, но где тогда остальные? Явно где – то здесь, но такое определение меня не устраивало. Бегать по всем этажам за парой зеков – так себе развлечение. Нужно выяснить, где окопался противник, пока не стало слишком поздно. Если к ним пребудет подкрепление, мне ловить будет нечего. Чувствую что силы на исходе, и с каждой минутой их становится всё меньше. Нужно срочно устранить оставшихся врагов и спокойно заняться более приятным делом.

Логичней всего было предположить, что бандиты засели на верхнем этаже здания. Обзор там должен быть хороший, благо вокруг не сильно застроено. Конечно могли расположиться и на крыше, но тогда должны были слышать, как я убивал того мужика в бейсболке. Хотя на крыше сидеть, тоже не велика радость. Жариться на солнце или мокнуть под проливным дождём скорее станут военные, а не бандиты, дисциплина которых оставляет желать лучшего. Сразу вспомнился тот солдат в дождевике, которого я видел, когда мы покидали завод. Вот уж кому я тогда не завидовал, так это ему. А зеки о своём комфорте позаботиться не забудут, пусть даже это будет идти в разрез с приказом командира.

Вокруг всё ещё было тихо, из чего я сделал вывод, что о моём появлении наверху ещё не знают. Может они оба глухие или звукоизоляция там хорошая, но в любом случае мне это только в плюс. Теперь, зная примерную позицию врага, я не стал медлить. Быстро пересёк зал, промчался мимо лифтов и оказался у двери, которая, как вела на лестницу. Та злость, ярость берсерка, если так можно выразиться, уже прошла, но я по - прежнему был настроен решительно. От смерти этих людей зависит моя жизнь, и никакие сомненья тут неуместны. Затянувшаяся голодовка дала о себе знать, лишь чудом меня не прикончив. Зато теперь, когда рядом нет моей « команды», можно нарушить пару запретов. Тем более что ничего такого я не обещал – просто кивнул, не сказав ни слова.

Оказавшись на лестничном пролёте седьмого этажа, я услышал странные звуки. Как будто кто – то несколько раз хлопнул дверью на одном из верхних этажей. Неужели кто – то из бандитов решил проверить напарников, лишь немного не рассчитав со временем. Скорее всего, он вызывал их по рации, но не получил ответа и решил спуститься вниз.

Наверняка он уже что – то заподозрил, и теперь ожидает нападения, готовясь выстрелить в любой момент. Глупо атаковать такого противника в лоб, тем более что узкая лестница не очень способствует манёвренности. Не тратя время даром, я проскочил дверь, ведущую на третий этаж, прижался к стене и стал ждать. Но прошла минута, затем вторая, а противник так и не появился. Неужели мне показалось?

Но какое- то непонятное чувство тревоги подгоняло вперёд, не давая возможности все, как следует обдумать. Сидеть на месте я просто не мог и вскоре, на свой страх и риск продолжал подъём.

Расстояние в два последних пролёта я преодолел без проблем, и теперь замер перед массивной дверью, на которой висела серая табличка с надписью: «Девятый этаж». Казалось- бы чего проще, ворваться туда и покрошить всех в капусту, но нет, какая то сила заставляла меня оставаться на месте.

Но я хотел полностью обезопасить это здание, что бы потом спокойно поесть. Будь на моём месте мутант потупее, уже давно бы ворвался туда и всех перебил. Порой быть умным и осторожным даже вредно, хотя если бы не эти качества, я мог не пережить даже охоты в магазине, во время которой я спасся лишь благодаря двум собакам - мутантам.

Наплевав на осторожность, я, наконец, принял решение. Пнув дверь, которая оказалась, не заперта, я шагнул в узкий коридор и громко зарычал, надеясь таким образом напугать невидимых врагов. Собственно это всё, что я успел сделать. Дальше всё пронеслось в сознании чередой картинок.

Грохот выстрелов ударил по ушам, заставив меня дёрнуться от неожиданности. Почти сразу получил мощный толчок в грудь, буквально сбивший меня с ног. Перед глазами заплясали радужные круги, дыхание перехватило, и я с ужасом понял, что пуля угодила куда то в область сердца. Я уже не раз должен был умереть, и теперь судьба забирает этот призрачный шанс, данный мне по ошибке.

Теперь мне было прекрасно видно стрелявшего. Коротко стриженый мужчина , медленными шагами двигался в мою сторону. Я просто не успел разглядеть его, когда ворвался сюда, хотя и чувствовал опасность ещё на лестнице. Биение сердца или исходивший от него запах страха, выдавало его с потрохами- я чувствовал его , его дыхание, его шаги. Странно, но раньше таких способностей я за собой не замечал. Хотя, если вдуматься, подобное уже было. Во время первой охоты я с лёгкостью определил, что в магазине сидит человек, хотя никак не мог его услышать, и уж тем более увидеть.

Предчувствие не обмануло, жаль только я понял это слишком поздно. Вот так, похоже всё и кончится. Дураком был – дураком и умру.

Но почему этот снайпер до сих пор меня не добил? Ведь даже если он вооружён обычным ружьём, один выстрел ещё остался. Может он экономит патроны, ожидая, что вслед за мной появятся другие заражённые? Или этих несчастных патронов у него и вовсе нет, а весь боезапас остался у бандитов, охранявших вход.

Враг был уже в нескольких шагах от меня. Свет давало только небольшое окно под потолком, и в этой полутьме он пытался на глаз определить - жив я или уже нет. Я не подавал признаков жизни, с трудом удерживаясь, что бы не зарычать от боли. Казалось, что прошла целая вечность, на самом деле не больше минуты. Но вот произошло то, на что я так надеялся – бандит потерял бдительность. Как только он оказался в зоне досягаемости – я нанёс удар по самому больному для мужчины месту. Выронив оружие, зек тихо застонал и начал оседать на пол, на время впав в ступор. Не дав ему опомниться, я приподнялся и добавил ему кулаком в лицо.

Резкие движения причиняли мне страшную боль, но медлить было нельзя. Навалившись на противника, я напрягся и одним ловким движением свернул шею этому гаду.

Сейчас, когда бой уже прошёл, я наконец задумался о своём недавнем поступке. По сути я только что убил трёх человек, которые ничем мне не мешали и вообще не знали о моём существовании. Да, они были преступниками, но не все заключённые одинаково плохие. Взять хотя бы Кима. Он довольно спокойно отреагировал на мою мутацию и не пытался сразу же напасть. Все преступники разные, у каждого своя история, и уж точно не мне их судить. Ведь для того что бы наесться, мне было достаточно убить человека у входа, тогда зачем я бросился в здание за новой жертвой?

Ответ был и так ясен - мне просто хотелось убивать. Но что сделано, то сделано. Не пропадать же теперь добру, за которое я честно сражался.

Усевшись поудобнее на лестничной ступеньке, я вгрызся в руку противника. Почувствовав во рту вкус чужой крови, я сразу же начал терять над собой контроль. В голове вдруг зашумело, непонятно с чего появилась слабость во всём теле, но я не обращал на это внимание, потому что впервые за долгое время был по настоящему счастлив. То, чего мне так не хватало, было сейчас под рукой. Даже если бы я и хотел, то уже не смог бы оторваться от этого занятия. Да и зачем это делать, если убитых мной людей уже не вернуть? Правда у меня были определённые ограничения по времени, но сейчас я на них плевать хотел. Полковник Жаров, как, впрочем, и Нефёдов, будет ждать сколько нужно, если ему действительно нужна эта папка. А если нет, то пусть катятся на все четыре стороны. Что бы идти дальше, мне нужен приток новых сил, который я могу получить лишь этим способом. Сейчас все остальные дела в сторону – пора заняться самолечением.

Проглотив очередной кусок ещё тёплого мяса, я хотел приняться за вторую руку, но в этот момент из глубины коридора раздался сдавленный стон...

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 95
Комментарии

Выкладываю новую часть. По прежнему жду ваши отзывы.

С праздником дорогие дамы!!!

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Рад видеть следующую часть!!! Воспоминания Г.Г наконец дали понять что происходило до начала действия рассказа, представляю какой ад был в миллиардном Китае, там же никуда не денешься - по всюду люди(теперь уже нелюди). Надпись на французском переводится как "Капитуляция армии"? Или как, просто интересно. Ну а вообще, как всегда на десятку! Жду 12-ой части.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МЫ ВСЕ УМРЁМ!!! - одна из самых известных и широко используемых фраз на Земле.

"Надпись на французском переводится как "Капитуляция армии"? Или как, просто интересно"

Да, именно так она и переводится)

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

долго ждал продолжения!!!!!!!!!!! классная глава!!! не затягивай с продолжением!!!! 10

Не затяну.

Спасибо читателям за отзывы, у меня будто второе дыхание открылось)

Двенадцатая часть почти готова, осталось пару моментов проработать

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Супер!!!!!!!Очень рада продолжению.

Немного долго пришлось ждать, но понимаю, что автор очень ответственно подходит к написанию.Глава очень понравилась.Она такая ,ну незнаю как сформулировать, ну кто меня поймет,взрослая что-ли.Как то стало не по себе, а вдруг действительно ТАКОЕ может когда-то произойти, даже мурашки пошли.Чес слово, первый раз задумалась.А сестра чуть не плакала, уже людей жалела.Говорит нет у них шнаса выжить во всем этом.

Прикольно получился разговор у зеков, как кино смотрела.Особенно Мул, такой живой получился.

Я поставила +10

Спасибо. Комментарии меня сильно вдохновляют)

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Всем привет!

С праздниками, да помню их не очень хорошо,помню что женский день.

Хрень, конечно, полная со всякими регистрациями, кому в лом, тот не не станет париться.Но мне уж очень хочется что б о моем мнении знали, вот такой я.

Теперь о части.Где человек берет мысли и сюжет, не знаю.Респект полный.Рад, что ГГ начал себя проявлять, а то его как бы отодвинули на дальний план.Что еще -описание зомбяка с фигней, да, хорошо я пивка ранее попил, а то точно не пошло бы.И че они пьют,блин, из луж? Ох,не нравиться мне это.Ларгов людям мало, так и эти че то мутят.Жду, автор. Често.

И +10.

[

"дункан" пишет:
Что еще -описание зомбяка с фигней, да, хорошо я пивка ранее попил, а то точно не пошло бы.

Значит правильно я сделал, что часть описания урезал)

Про лужи ещё напишу в следующих частях.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Супер!!! Надеюсь двенадцатую главу долго ждать не придёться

Здорово! Прочитала с 1-11 главы. Пиши еше очень интересно:)

Да, славная получилась 11 часть! И вообще, рассказ, на мой взгляд, один из лучших в зомби-теме.

__________

Every day, humans come one step closer to self destruction! I'm not destroying the world, I'm saving it! © Albert Wesker.

Оий, ну наконец то!

________________________

вся сила в правде.

.Хочу выразить недоумение.

Моя сестра, она не зарегистрирована, голосовала , как гость.На тот момент оценка была 9,4 колосов 27.Она поставила 10, и голос засчитался, НО ОЦЕНКА ТУТ ЖЕ СТАЛА 9,3.

Это сбой или что-то еще.

Думаю, что автор пишет не из-за оценок, но для для тех, кто не зарегистрирован это единственная возможность выразить свое мнение.

Спасибо, я тоже обратил внимание. Это, конечно, странный глюк, но он вроде бы уже устранён.

Для меня действительно в первую очередь важны отзывы. Всегда полезно посмотреть на произведение чужим, не "замыленым" взглядом.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

брателло ты супер))))наконецто дождался))))глава както средне получилась(((но поставил 10 из-за любви к этому рассказу))))

Блин при прочтении перед глазами прям картинки всплывают +10 :) расписывать не очень хорошо умею так что вот такой коротенький комент:)

когда продолжение???? очень жду!!!!!

Постараюсь закончить к вечеру четверга.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

отлично!!!!!!!!!! буду ждать с нетерпением

+10

Ой, як гарно, хлопец! Давно ждала продолжения! Так интересно читать, що аж дух захватывает. Ты пиши, не останавливайся. Очень интересно, подход такой необычный. Надеюсь, що ГГ вернется обратно в человеческое состояние. 10, звичайно!

_______________________________

Хай живе рідна Україна!!!

Быстрый вход