Хозяин времени: Французские булки (гл. 2)

16 февраля 2023 года, штат Теннеси, Смоук-хилл, 06:58

Артур Доил нервно кусал костяшки пальцев, не отводя взора от большого экрана, установленного в подвале местного полицейского участка. Ему было очень неудобно: старый диван, на котором он сидел, уже был давным-давно продавлен десятками седалищ, да и бронежилет, который заставили натянуть солдаты, сдавливал дыхание. Кроме него, в комнате был инженер: молоденький, во всяком случае для Артура, парень бегал пальцами по стоящему в отдалении от дивана ноутбуку, через который изображение с камер наблюдения поступало на тот самый ЖК монитор.

На экране, поделенном на несколько десятков одинаковых квадратов, разворачивалась настоящая битва, шедшая всего в нескольких километрах от убежища агента – в местном торговом центре, ставшем штабом сепаратистов. Большая часть квадратов вместо изображения высвечивала стабильный черно-белый «снег» - одни камеры разворотило взрывом, а другие сепаратисты сбивали сами, прикладами. Но и тех, что ещё висели на месте операции, хватало Артуру, чтобы понять: дела идут плохо.

Три года назад в США возник серьезный трудовой кризис: большая часть образованного населения была занята в сфере обслуживания и бизнеса, на малооплачиваемые места никто не шел. Особенно страдало строительство – нормы упали, стройки закрывались. И чтобы как-то решить эту проблему, государство пошло на рискованные меры: была разрешена почти неограниченная эмиграция в США из стран третьего мира. В города Соединенных Штатов хлынула волна необразованных гастарбайтеров, готовых работать за гроши в «стране великих свершений» и селящихся в специально отстроенных районах, сразу получивших ярлык «новых гетто»: преступность взлетела до небес, обострились расовые и религиозные конфликты, вызывавшие размножение фашистских организаций среди местного населения. Однако… крупный бизнес был спасен. А теперь толпы этих рабочих – африканцев, латинос, азиатов и беженцев из СНГ – собирались в банды и группировки, начавшие грызню друг между другом за территорию. В Смоук-хилле был один такой район, заселенный семьями из Африки, работавшими на местном заводе. После того, как в США установился хаос, вооруженная орда негров захватила город, перерезав там все белое население, объявила его территорией некого монархического государства (был у них и король – какой-то малолетний подонок), и, сжигая на своем пути дома и автомобили, двинулась по трассе 98.

Временное правительство решило уничтожить сепаратистов, и агента Доила определили наблюдающим за операцией. Городские бои продолжались две недели, и миротворцы отбросили орду, которая окопалась в торговом центре, который террористы называли «дворцом». Их осталось немного, десятка три, вооружены они были плохо – один раз Артур заметил среди них парня, вооруженного потрепанным «Томми ганом» - однако торговый центр они прекрасно изучили. А иногда невзрачный пакет, на который наступал один из американских солдат, оказывался замаскированной взрывчаткой, и тогда ещё одна-две камеры переставали работать.

Солдаты, которых легко можно было вычислить на картинке по серому городскому камуфляжу и скоординированным действиям, сумели отбросить сепаратистов в ту часть здания, где находились небольшие залы со всякой ерундой и склады, в которых террористы сделали себе нечто вроде казарм. Основное сражение переместилось в комнату с игрушками. Весь пол был завален плюшевыми уродцами (кому они сейчас нужны?), грязью, гильзами и трупами. Казалось, террористам плевать на то, что их загнали в угол – они отбивались с каким-то диким, непонятным Артуру бешенством: убивали, падали на пол, изрешеченные пулями, но продолжали отстреливаться, выкрикивая проклятия на родном языке. Вот один из них – огромный, залитый кровью своих собратьев негр, вооруженный старым автоматом Калашникова, получил пулю в правое плечо, отбросил винтовку в сторону, и, схватив с пола мешок, бросился в толпу своих врагов. Раздался негромкий хлопок, и люди в сером попадали, пронзенные хлынувшей в стороны шрапнелью. Их через несколько минут заменили те, кто стоял сзади, но сепаратисты сумели отвоевать несколько метров, продолжая яростно отстреливаться. Вот в помещении с садовым инвентарем два террориста, прячась за стеллажами, обошли американцев с тыла и расстреляли их почти в упор, пока их не срезало подкрепление. В другом зале всего один африканец удерживал кассу со снайперской винтовкой, пока его не разорвало перелетевшей стойку гранатой. С каждой стороны росло количество убитых, и захват завис на одной линии, которую отбивала то одна, то другая сторона.

Артур поморщился и отпил воды из стоящего на столике рядом стакана. Ему не нравилась эта операция «по зачистке» – солдат спасала лишь слаженность действий и более новое вооружение, иначе сепаратисты давно уже разорвали их на части, уж слишком оказались хороши в бою обитатели гетто. Он давно подозревал, что среди рабочих в Штаты переехало множество наемников, набивших руку в многочисленных африканских революциях и гражданских войнах. Оставалось надеяться, что скоро у них без возможности пополнить запасы кончатся патроны, иначе операция превратится в трагедию.

Взгляд агента привлекло изображение, подаваемое с одного из складских помещений. Бетонный пол комнаты был завален грязными спальниками, кастрюлями, деталями одежды – скорее всего, это была одна из казарм, а камеру спасло то, что она висела в темном углу или над кучей ящиков. В комнате сидел всего один человек, темнокожий парень лет пятнадцати, выглядевший, словно дикарь: на желтый пуховик, расшитый разноцветными лентами, была наброшена куча бус, свисавшая почти до пола, а лицо скрывал слой алой краски. Сев на колени, он собирал какой-то небольшой прибор, более напоминавший мобильный телефон с торчащими проводами. Процесс шел тяжело, он сопел и ругался на родном языке, один раз даже с визгом швырнул коробочку об стену, но потом вновь поднял и продолжал свою работу. Было в этом что-то мрачноватое – всего в нескольких метрах умирали люди, шла стрельба, а этот малолетка присоединял проводки и маленькие детали, словно важнее этого не было ничего, и лишь изредка рукой поправлял заткнутый за широкий черный пояс револьвер.

В момент, когда дикарёнок победно вскрикнул и захлопнул пластмассовую крышечку, открылась невидимая камере дверь, и в комнату вломился огромный окровавленный сепаратист с заброшенной на плечо винтовкой. Он с ходу начал кричать что-то малолетке, но не успел – в него уткнулось дуло револьвера, и грохнул выстрел. Негритенок презрительно скривил губы, и отвернувшись от трупа, посмотрел прямо в камеру. Артур, пораженный внезапной догадкой, крикнул инженеру:

- Быстро отступаем! – инженер забегал пальцами по ноутбуку, но было поздно: динамики монитора передали исковерканный акцентом голос малолетнего монарха.

- Мы умирать, но не сдаваться, - палец коснулся кнопки детонатора, и все экраны покрылись черно-белой пеленой.

***

Он не помнил, сколько просидел на диване, обхватив голову руками и уткнув взгляд в выщербленный пол. Мыслей не было. Только темнота и куски-недомысли, пролетавшие, не задерживаясь в голове. Тишину подвала пробивал только стук клавиш, но Артур этого будто не слышал. Он знал, что такое Война и смерть, но вот так, уже почти победив, провалить операцию? А ведь там были все солдаты с гарнизона – для фэбээровца не оставили даже охраны, кроме программиста. И это… самопожертвование… Фанатизм?.. Если бы он оказался в такой ситуации, он бы так поступил? Из поражения и смерти выбрал бы последнее? Он заглянул в себя, но не нашел ответа.

Агент ФБР так и сидел, пока не почувствовал на воем плече чью-то руку. Паренек-инженер. Кажется, он уже довольно долго пытается вывести его из этой прострации, произнося одни и те же слова:

- Агент Доил… Агент Доил, сэр… С вами связывается Временное правительство.

Пелена упала с Доила, он оторвал взгляд от выщербленного пола и коротко приказал инженеру:

- Включай.

Инженер прыжком подскочил к ноутбуку и забегал пальцами по щелкающей клавиатуре. Экран почернел, в левом углу появилась зеленая полоска загрузки, и парень, кивнув агенту, скрылся за дверью: по уставу сообщения от Временного правительства должен просматривать только адресат, а обслуживающий персонал на это время выходил из помещения. Как только дверь захлопнулась, на экране появилась белая картинка, Артур встал с диванчика и вытянулся в струнку. Их было пятеро. Сзади их из соображений безопасности была размещена мощная лампа, и Артур видел только черные человеческие силуэты, сидящие в один ряд за длинным столом. Помещение, в котором Временное правительство пряталось от анархии, в равной степени могло быть и легендарным Бункером №1, в котором обитатели Белого дома должны были спасаться в случае ядерной войны, и какой-нибудь комнатушкой в Голливуде – из-за яркого освящения ничего не было понятно. Одна из фигур, сидящая с правого краю, подняла со стола нечто, напоминавшее в этом свете лист черной бумаги, и динамики выдали незнакомый Артуру голос:

- Здравствуйте, агент Доил. Как операция по зачистке Смоук-хилл? – голос был высокий и частил, словно горох сыпали на пол.

- Операция провалена, - ответил Артур и ещё сильнее выпятил грудь, - Сепаратисты, судя по всему, заложили в подвале своего штаба мощный заряд взрывчатки, и когда мы их зажали, они её взорвали, уничтожив всех, кто там находился.

После этих слов на несколько секунд в комнате зависла угрожающая тишина. Артур Доил был опытным официалом, и знал все тонкости конторного этикета. Сесть ему не предлагают, и это очень плохо. Значит, либо очень недовольны, либо наслаждаются его вынужденной подобострастностью. И, как на зло, разболелась левая нога: однажды на него в одном Нью-Йоркском притоне напал наркоман с цепью, и теперь у Артура там протез, и иногда, перед сильным ветром, место перелома начинало нестерпимо ныть.

Однако, к удивлению агента, известие не сильно рассердило невидимых политиков. Несколько минут динамики передавали только кашель и неразборчивый шепот, а потом вновь заговорил сидящий справа:

- Что ж… Мы посовещались и решили, что миссию можно считать завершенной, - голос помялся, будто подбирая слова, - Однако мы связались с вами по другому вопросу. Как у вас с продвижением дела «Французская булка»? Мерри с вами связывался?

Артур был удивлен. Неужели им, незримым вершителям судеб, совершенно не важно, что сотня солдат погибла в один момент? Хотя… Ну да, угроза повторной «заварушки Райта» гораздо страшнее: тут опасность угрожает конкретно им, а не каким-то невидимым с высоты государственных кресел «гражданским».

- Нет, после того, как я отпустил Леонардо, от него никаких вестей не было, - осторожно сказал Артур.

- Очень-очень жаль, - Тени немного посовещались между собой, но вновь заговорила та, что справа - А вы уверены в… как бы это сказать… в благонадежности мистера Мерри? Ладно, об этом потом. Сейчас важно другое. Вы знаете Мишеля Берджерона? Конечно знаете. Так вот, он, опасаясь преследования, не так давно переехал в город Джерусалим, находящийся в западном Арканзасе. Вы должны отправиться туда как можно скорее, и обеспечить ему безопасность, попутно выкачав из него как можно больше сведений по «Французским булкам».

- Одному?

- Нет, что вы! Можете взять напарника по усмотрению, Временное правительство предоставляет вам неограниченные полномочия. Свяжитесь с нами, как только появятся новые данные. До связи. - экран потух, и лишь в углу мрачно мигнуло зеленым стилизованное изображение полупустой батарейки.

Артур медленно сел, и задумался, чтобы привести мысли в порядок. Но эта была отговорка. На самом деле ему страшно не хотелось сейчас бежать, отдавать приказы, снаряжать автомобиль, а потом тащиться по опустевшим автотрассам, на которых обязательно будут гнездиться бандиты, от которых надо будет отстреливаться. Он вдруг почувствовал, что старость не за горами. Да что там! – вот она, уже заползла в него, и все время дергает за стреляющие нервы, царапает старые раны, высасывает силы из некогда стальных мускулов. Черт возьми, он, Артур Доил, агент ФБР, уже превратился в развалину. Самое время осесть, купить где-нибудь в Мохаве домик: старый друг говорил, что несмотря на дурную славу, тамошний климат действует волшебно на дряхлые кости. А потом гонять по этому дому кучу внуков, пищащих от радости при виде старого деда – некогда непобедимого хранителя американского закона, которые перед сном обязательно расскажет им пару историй из своей бурной карьеры… Артур попытался почесать грудь, но рука наткнулась на шершавую поверхность бронежилета. Грустно это все. Наверняка у Джерри уже появились дети, Маргарет говорила при их последней встрече, что у него с подружкой все серьезно. А значит он, Артур, сам не зная того, уже носит гордое имя дедушки…

Скрипнула дверь, и в проеме появилась встрепанная голова парня-инженера:

- Агент Доил, вы в порядке?

- В полнейшем, - Артур повернул голову и внимательно вгляделся в инженера, - Можешь заходить, передача кончилась. Кстати, парень, как тебя зовут?

- Виктор… Виктор Дружинин.

Значит, Дружинин… Необычная фамилия, непривычная для жителя Соединенных Штатов. Русский?.. Из тьмы памяти всплыло страшное худое лицо Даниила Райта с черными бездонными глазами, в которых тонул даже луч света. …Нет, сейчас не время предаваться беспочвенным страхам. Артур внимательно оглядел вошедшего в подвал инженера, севшего на свое место возле ноутбука, стараясь не потерять ни одной детали. Полноватый, с острым смуглым лицом и немного широковатыми бровями, под которыми шустрыми тараканами бегали умные серые глаза, немного увеличиваемые очками. Типичный программист-интеллектуал, любящий кофе и теплое кресло и не любящий проблемы, стрельбу и неудобства. Но агент хорошо знал, что чаще всего обманывает именно внешнее впечатление.

- Значит так, Виктор, ты знаешь, где здесь ближайший магазин? Твоя задача будет такой: идешь туда, берешь запас продуктов на несколько дней. Желательно ещё канистру-две бензина и теплую одежду. Да, и захвати какую-нибудь книжку, желательно Уормсера. Все это погрузишь в мой автомобиль, найдешь его на стоянке. Вот, хватай, - Виктор с трудом поймал пролетевшие ключи, - Только багажник открой, я туда кое-что закину. Задача понятна?

***

Пока Виктор мародерствовал в магазине, Доил вскрыл арсенал полицейского участка и вытащил оттуда ящик с патронами, а ещё пистолет – маленький серый «Эстет» шестнадцатого года, питавшийся стандартными девятимиллиметровыми зарядами. Не себе – оружие предназначалось его будущему напарнику. Правда, тот ещё не знал об этой своей новой роли. Артур закинул ящик в багажник своего черного форда, и, закурив, принялся ждать программиста. Стоянка, расположенная на улице, была залита тусклым светом, так как небо затянуто серыми тучами. Несмотря на то, что в Теннеси обычно теплые зимы, было прохладно, и шел мокрый снег, падавший на асфальт и превращавшийся в слой мокрой грязи. Этот же снег, падая на широкую лысину Артура, таял и стекал холодной каплей за воротник. Он пожалел, что не взял с собой куртку, а пиджак не сильно спасал от холода. Возможно, не стоило снимать осточертевший бронежилет – хоть какая-то, а защита от минусовой температуры. Взгляд его лениво переползал с переполненных мусором железных баков на полицейские автомобили, а с них на кирпичную стену участка, исписанную ругательствами и пестрым граффити. Ногу немного дергало.

Наконец, из-за угла расположенной рядом пиццерии появилась долговязая фигура Виктора, одетая в желтый пуховик. В руках инженер нес две объемные сумки, из одной свешивалась до самого пола связка сосисок. Качающейся походкой он пересек стоянку и оказался рядом с курящим агентом. Артур ухмыльнулся:

- Спасибо, Вик. А теперь я должен поговорить с вами об одной вещи…

- Я согласен, - обрезал его речь Виктор.

- В смысле? – удивился агент.

- Ну, насколько я понимаю, вам нужен напарник для какой-то работы, - на лице программиста мелькнула улыбка, - И вы выбрали меня. Семьи у меня нет, работа – так себе. Выбор небольшой: или уехать с вами, или ждать здесь, пока сюда нагрянет кто-нибудь из официальных сил, а до этого питаться мародерством. А если сюда заявятся бандиты, или те же негры, они же меня сразу прикончат. Нет уж, спасибо! Так что я с вами в любом случае – мне просто некуда податься.

Артур не выдержал и рассмеялся. Вот хитрая шельма! Что ж, таким образом, снималось много вопросов. Осталась только одна маленькая деталь.

- Стрелять умеешь?

- Умею, - ответил Виктор.

- Тогда залазь в машину. Мы едем в Арканзас.

***

…………………….

…Джейсон шел по улице, одной рукой прижимая к себе сумку, а второй отмахиваясь стволом «Магнума», не столько пугая тех, кто стоял у домов, сколько пытаясь таким образом разогнать в себе холодный липкий ужас. Ему было страшно. Очень страшно. Ночная улица, блики от костров, разожженных в металлических бочках, вызывавшие уродливые, монстроподобные тени. Огонь отражался в глазах тех, стоящих у зданий, гревших озябшие руки, кутавшихся от ночного мороза в оборванные куртки.

Джей боялся их.

В спортивной сумке, которую он с такой силой прижимал к себе, было золото: цепочки, кольца и даже целые слитки. Конечно, в этом новом мире золото не так важно, как обычная еда, и он это прекрасно понимал. Эта была глупая и бессмысленная попытка, вызванная не расчетом – о чем вы! – а простым отчаянием. Психологический выворот меркнущего от грядущих перспектив разума. А теперь Джейсон окружен. Ствол револьвера нацелился на одну из фигур:

- Назад, сучий сын! Не подходи, убью! – голос высокий, истеричный. Джесона передернуло от отвращения к себе.

Высокий бородатый мужчина в серой куртке с капюшоном послушно отодвинулся, воткнув в Джейсона внимательный взгляд. В нем не было ненависти – они не умели ненавидеть. В нем не было любви – они этому ещё не научились. Только спокойный упрек и что-то ещё, что-то новое, рожденное последней катастрофой.

Джейсон ещё сильнее прижал к себе сумку и сделал несколько торопливых шагов по направлению к концу улицы. Фигуры, синхронно поворачивая головы, следили за ним с одним и тем же выражением лица – точнее, с его отсутствием. Им словно было все равно. Только тянулись руки к животворному теплу огня, да изредка раздавался сухой болезненный кашель.

- Отвалите, твари! – Джейсону показалось, что их ряды сжимаются, - Я не шучу, завалю любого!

Они действительно подходили к нему, медленно сжимая круг. Из толпы выделился огромный мужчина лет двадцати пяти, с обнаженной головой, покрытой ярко-рыжими волосами. Он вытянул руку ладонью вперед, будто пытаясь остановить Джейсона, и тот навел на него мушку револьвера:

- А ну, проваливай, или я стреляю!

- Нет, не стреляешь, - в голосе великана послышались стальные нотки, - Отдай пистолет, Джейсон.

- Ага, как же… - усмехнулся Джей, но вдруг почувствовал, что незнакомец прав. Он не сможет противиться его словам.

Джесон понял - он будет послушным... Ведь тот, что стоит перед ним - это Хозяин. Его Хозяин. Их Хозяин. Ослушаться Его?! Лучше смерть... Дыхание становится рваным, прерывистым, но Джей не замечает этого. Быть послушным. Да, Хозяин, бери, бери, ты всегда прав, ты был прав раньше, ты прав теперь, ты будешь прав, он это знает, Они это знают... Джей готов к тому, чтобы ты приказал.

- Ты молодец, - сказал рыжеволосый, когда Джейсон, глядя на Хозяина снизу вверх, как собака, передал ему «Магнум», - На колени, Джей. Молодец… Слушай, ибо то, что я говорю – последнее в твоей жизни. Тебя зовут Джейсон Редвинд. Ты был богат. Богат и… глуп. Когда тебя просили о помощи, ты не помогал, ибо думал, что это бессмысленно. Теперь скажи мне, Джейсон, ты был счастлив?

Редвинд отрицательно махнул головой. Из его глаз текли слезы.

- Ты был жесток. Ты только брал, но не давал. И когда мы поспросили тебя помочь, ты попытался сбежать от нас. Это плохо, Джейсон. Ты сам должен наказать себя, - рыжеволосый отдал Редивнду револьвер, - Давай.

Звук выстрела, и хруст снега, на который упало мертвое тело.

Один из людей поднял сумку, и, открыв её, утвердительно кивнул рыжеволосому. Тот, улыбнувшись, развернулся и пошел вглубь темной улицы. Толпа устремилась за ним, оставив на покрасневшем снегу убитого человека, сжимавшего в руках холодно сверкающий в бликах костров «Магнум».

Апрель 2011

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 18
Комментарии

Глава получилась немного не такой, какой я хотел бы её видеть. Как и прежде - у кого есть предложения и советы - говорите, с радостью приму. Ничто, если вы ещё читаете мои вещи - пожалуйста, скажите пару слов, мне важно ваше мнение.

И ещё кое-что... 05,04,1993

С восемнадцатилетием... меня=)

-----------------------------------------------

С уважением, Александр "Solomon" Козырев

Поздравляю. +10

все Ок, кроме " официал ". С днюхой!! +9

Отлично! +10

"Люди - страшные существа. Иммунная система Земли пытается нас уничтожить. Я считаю, что она поступает верно."(С)Курт Воннегут

Быстрый вход