Играло радио

Играло радио, а из-за двери раздавалось цоканье ноготков по клавиатуре — это мои коллеги. Хех, на весь офис я один парень.

 Где-то вдалеке послышался вой сирены. Не той — медицинской или милицейской, а какой-то странной, пугающей. Помнится недавно проводили проверку систем оповещения, может вновь проверяют? что-то зачастили…

 Но сирена не смолкала уже 5 минут и на душе становилось тоскливо, возникало непонятное чуство опасности. Диджей на радио передавал кому-то приветы, затем заиграла какая-то весёлая музыка и вдруг всё замолкло. Из динамиков раздалось то, чего никто не ожидал — "Внимание! Внимание! Воздушная Тревога! Воздушная Тревога! Всем покинуть жильё и проследовать в ближайшие бункеры и бомбоубежища!". Меня охватили паника и ужас. Время как будто остановилось. В голове крутилась только одна мысль "Неужели?! Этого не может быть!"

 — Бегом все за мной! Хватайте вещи и бегом в метро! — слова сами вырвались на свободу.

Такой прыти от девченок я не ожидал, да и сам не думал, что начну командовать. Но не прошло и минуты, как мы уже неслись к метро. Офис находился в двух минутах от станции Пушкинская, но уже подбегая к метро стало понятно, что попасть внутрь будет проблематично — такую давку я видел только по телевизору. В борьбе за жизнь любые методы хороши. Схватив двух девченок я начал пробиваться ко входу как заправский рэкбист. Но вот чего не ожидал, так это того, что в метре от меня какая-то бабуля расталкивала всех с такий силой, что ей позавидовал бы любой профессиональный спортсмен.

Кто-то кричал, со всех сторон летели маты и слышался детский плач. Я уже протолкнулся к вестибюлю, но тут всё началось. Первая вспышка. Похоже где-то далеко. На три секунды наступила полная тишина.

 Отвиснув раньше всех мы кинулись к экскалатору. Экскалатор не двигался, все бежали вниз. Снова крики, девушка бежавшая впереди меня подскользнулась на чьей-то крови, но я успел её поймать и мы побежали дальше. На середине пути гермодвери начали опускаться. Ускорив шаг, перепрыгивая через задавленые и уже мёртвые тела мы успели вбежать на станцию. Многие, кто не успел протиснуться под опускающейся дверью были раздавлены. Печальное зрелище.

 — И что дальше? — сквозь всхлипывания и слёзы спросила Ира, когда мы уже расположились у стены.

 — Я не знаю. — честно ответил я, — надо… надо успокоиться.

 Прошел уже час с того момента как мы спустились в метро. Кругом не прекращались стоны и детский плач. Становилось не выносимо жутко и тошно, но делать было нечего и приходилось терперь.

 — Как же родные? — у Насти, которая держалась лучше Иры, на глазах навернулись слёзы.

 — Не знаю — вновь ответил я — теперь никто ничего не знает.

 — Но… но надо же что-то делать, надо попытаться найти хоть кого-то из родных!

 — Знаю что надо, но посмотри вокруг! Хотя, в таком хаосе… Ладно, если хочешь пойдём со мной, а то у меня скоро голова взорвётся от всего этого.

 Спрыгнув на пути и аккуратно, не задевая рельсы, (кто знает, может они ещё под напряжением) я двинулся в тёмный тоннель. Настя спрыгнула следом, а вот Ира на призыв пойти с нами ничего не ответила и осталась плакать на станции. Сделав импровизированый факел мы вошли во тьму тоннеля. А у кого-то на станции играла та же мелодия, что я слышал по радио за час до этого…

 Крик. За спиной со стороны станции раздался уже еле слышный, но ужасающий крик. Мы обернулись, а со стороны станции в нашу сторону двигался еле видимый, но с каждой секундой нарастающий и пугающий свет. Это был свет огня.

 -Бегом вперёд — заорал я и мы рванули что есть мочи.

Через пятьдесят метров резко на право уходило ответвление тоннеля и мы вбежали туда. Пробежав ещё метров тридцать сзади по туннелю, из которого мы только что выбежали, пронёслось пламя. Секунд десять мы наблюдали это невероятно красивое и столь же невероятно пугающее зрелище — затем огонь погас и из тоннеля потянуло запахом горелого мяса и тлена.

 — Бежим дальше, мало ли что ещё может произойти — сказал я и мы рванули. Удивляло то, что за всё это время мы не встретили ни одного поезда. И это радовало.

 — что это было? — спросила Настя.

 — Похоже это одна из ракет глубинного применения. Я читал о таких — они созданы чтобы уничтожать глубокие бункеры. Видимо это одна из таких ракет. А значит… Значит гермодвери не помогли. Значит те люди на станции, значит Ира — они все погибли…

 — Ужас, что за нелюди применяют такое?

 — А ты догадайся с одного раза.

 — Не хочу — всхлипнула Настя.

 Мы пробежали ещё метров сто и тут в стороне в свете наших факелов я увидел небольшое углубление в стене и лестницу сделаную из металических прутьев и ведущую вверх.

 — Смотри, может вентиляция или ещё что-нибудь подобное — я махнул рукой в сторону лестницы.

 — И что, ты хочешь подняться наверх? На поверхность? Ты с ума сошел! Там же радиация, взрывы и прочее… я даже боюсь представить себе что творится сейчас на поверхности, если эти сволочи применили такую ракету, чтобы уничтожить людей здесь, под землёй — Настя была на взводе, нервы не выдерживали, но она старалась не переходить на крик.

 — В любом случае долго мы здесь не протянем, тем более что факелы скоро потухнут и что мы тогда будем делать в темноте? Куда пойдём? Да и где мы сейчас-то находимся? В любом случае если умирать, то я хочу умереть зная что произошло… Да и подумай сама. Помнишь, когда мы протолкнулись в вестибюль станции мы все увидили вспышку.

 — Ну?

 _ Так вот еслиб это была ядерная бомба, мы все ослепли бы, а раз этого не произошло, может на верху и небыло ядерных взывов, может что-то другое? В любом случае От сюда есть два пути — куда-то туда во тьму и наверх на свет, пока ещё божий.

 Настя заплакала и села на колени.

 — Ты только не оставляй меня, ладно?

 — Насюш, не плач, я тебе обещаю, чтобы не произошло я буду с тобой и не брошу тебя. Обещаю.

 Через пару минут Настя успокоилась, вытерла слёзы и мы начали подниматься по лестнице вверх. Совсем не шикарно было подниматья с факелом в одной руке, но приходилось как-то изворачивать, иначе можно было промахнуться мимо очередной ступени и рухнуть вниз. К этому я готов небыл. Поэтому пока факел окончательно не погас, я старался его не уронить.

 Казалось что мы пролезли уже метров двести, однако в темноте ощущения притупляются. Факел гас и я сазал Насте прижаться к лестнице, бросил его вниз. Как оказалось пролезли мы вполне прилично, но теперь скорость подъёма резко упала.

 — О! Я вижу свет в конце тоннеля. Давай Настюш, осталось не долго.

 — Не смешно. Я устала, руки почти не держат.

 — Терпи казак, атаманом станешь.

 Примерно метров через двадцать мы долезли до какого-то помещенья, размерами походившими на небольшую будку с решетками на окнах. Настя рухнула на пол и начала растирать руки. Я тоже кое как размял руки, которые уже начинало сводить и начал осматривать помещение. Дышать было можно, а значит никакой химии в воздухе небыло, по карайней мере если она была нам легче от этого небыло бы. Глянув на улицу сквозь решётки я никого не увидел. Была полная тишина. Пугающая.

И лишь какой-то зеленоватый туман висел над той частью города, которая раньше считалась центром.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 28
Комментарии

Всё, вроде, хорошо... но чего-то не хватает. Возможно, более подробного описания человеческого страха, растерянности, паники... "8"

а мне понравилось!цепляет!

Гермозатворы поднимаются вверх..)

И после "ракет глубинного применения" в туннеле должна образоваться ударная волна повышенного давления... такой, знаете, ОЧЕНЬ сильный хлопок, по ощущениям, конечно.

А так ниче, мило, еще бы эмоций чуть-чуть побольше.

Только вверхи никак более? Значит перепутал с автоматическими дверьми.

Про эмоции - просто не хотел долго рассусоливать завязку.

автор про тектонические волны(или как их там) забыл? где дрожь земли? особенно после глубинных бомб... 7

мало секса =)

Секас дальше будет... это начало.

ИМХо: подростковые сексуальные фантазии =)

Знаешь, уж лучше у меня будут подростковые сексуальные фантазии(хотя я уже давно не подросток) - чем старческие.

Прикольно. Мне понравилось, пиши дальше!

Интересно. Вот только как-то сумбурно и скомкано. Хочется больше передать чувства и страхи.

ставлю 8

Не знаю почему, но начало у меня всегда сумбурным получается и только потом мысли как-то сами раскладываются по полочкам и рождается что-то более-менее внятное.

Вы автор молодец, с удовольствием прочитал.

После подачи сигнала "Атомная тревога" согласно инструкциям все входы в метро закрываются немедленно, при этом все эскалаторы переключаются на спуск. Гермозатворы должны быть закрыты не позднее чем через 6 минут после подачи сигнала.

Таким образом, спастись в метро, не находясь в нем с самого начала, не получится.

В этом логическая ошибка рассказа. А вообще написано довольно хорошо.

После прочтения слов: "Всем покинуть ЖИЛЬЕ и проследовать в ближайшие БУНКЕРЫ и бомбоубежища!" и "БЕГОМ все за мной! Хватайте вещи и БЕГОМ в метро", вы уж меня извините, читать дальше не захотелось.

"Может продолжение получше?" - на этот вопрос так себе и не ответил. SHADOWWW, наверно надо было тебе еще раз перечитать. Обидно, что такие простенькие казалось бы ошибки губят весь рассказ.

_______________________________________________

Не прочь получить от Вас какую-либо помощь: http://deadland.ru/node/2156

Стихи все же у Вас, SHADOWWW, лучше получаются ;)

БРЕД, БРЕД, и ещё раз БРЕД!!!!!!! А стиль, дубоцефала!

Быстрый вход