Зайкина роща.

Зайкина роща.

Этот отпуск Павел решил провести в гостях у своей дальней родственницы, Ульяны Филипповны. Она жила в небольшом поселке, окруженном глухими лесами.

Сразу с самолета он пересел на попутный «Урал», а дальше целый день трясся на вездеходе.

На удивление, поселок оказался вполне современным. Сказывалось то, что большая часть населения занималась лесозаготовками в ближайшей артели. Была даже сотовая связь. Бабушка Ульяна радостно встретила Пашу. Вот уже семь лет она была вдовой, а детей Бог не дал.

Узнав о долгожданном госте, к ним зашла, живущая через три дома, Бабка Матрена, с пятилетней внучкой Катей.

Посидели, поболтали. Паша подарил девочке цветастые часики и коробку шоколадных конфет. Когда начало темнеть, гости отправились домой.

- Э-хе-хе…. - вздохнула бабушка Ульяна. - Бедная девочка.

- Почему? - спросил Павел.

- При живых родителях - сирота. Живет с бабкой, отец в тюрьме за кражу, а мать вообще, неизвестно где. Матрена в ней души не чает…. Пошли-ка спать.

***

Утром, за чаем, Павел решил навести справки о поселке.

- Баба Ульяна. А чего у вас на окраине села, стоят заброшенные дома?

- Да понимаешь Паша…. - она замолчала и нахмурилась. - Люди у нас иногда пропадают. Примерно раз в полгода. Как по расписанию. В основном молодежь. На этой неделе как раз должно случиться. Вот звездная ночь будет, точно, кто-нибудь сгинет.

Паша перестал жевать.

- А чего это у вас тут?

- Да я и сама толком не знаю. Лесорубы говорят, видели в лесу какие-то следы. Вроде человеческие, но с шестью пальцами.

- Ни фига себе заявочки. - сказал Паша потухшим голосом.

- Да ты не пугайся. Может, брешут они. Может людей волки утаскивают.

- У вас еще и волки есть!?

- Ну да. И секачи, здоровые, как паровозы.

- Называется, отдохнул. По грибы, по ягоды сходил.

- А ты бы завтра на дискотеку сходил. С ребятами познакомился, с девчатами. Эх, девчата у нас! Одна другой краше. А ребята все веселые, да работящие.

***

Как только стемнело, в клубе началась дискотека. Павел, по совету Ульяны Филиповны, пошел знакомиться. И блин, познакомился….

- О-О-О! Кого я вижу! - Перед клубом его встретила, местная пьяная харя. - Городской фраерок!

Павел сразу стал объектом всеобщего «дружелюбного» внимания. Девки захихикали, предвкушая потеху.

- Здравствуй…те…, - не смело ответил Павел.

К нему подскочил парень, небольшого роста, в кепке.

« Метр с кепкой», – с точностью до миллиметра, определил его рост Паша.

- Ты че, «пиджак»? - оскалился он. - Наших девок охмурять приперся? А?

« Почему «пиджак»? - подумал Павел. - «Я же в рубашке».

- Да я только вчера приехал, решил вот познакомиться с….

- Ша познакомимся! Пацаны!

Поселковые стали обступать его со всех сторон.

«Я зря сюда пришел», - наконец догадался Павел. - «Пора ломиться домой».

- Погодь топтать! - крикнул здоровый парень в тельняшке. - Сначала я!

Он допил, уже далеко не первую, бутылку пива и слегка покачиваясь, вышел в образовавшийся круг. Парень стал показано прыгать вокруг Паши.

Разминал плечи и наносил удары руками в воздух. Даже криво махнул ногой. Толпа радостно улюлюкала. Слышны были звуки открывающихся бутылок. Павел внимательно следил за противником. Была маленькая надежда, на два года занятий боксом.

Парень резко провел боковой справа в голову. Паша отступил назад и он промахнулся.

- Клещ, вдарь ему! - кричали девки.

Последовал боковой слева. Паша «нырнул» под руку, выпрямился со стороны локтя противника, и провел классический с разворота в челюсть. «Клещ» рухнул в пыль и затих. Над зрителями «повисло» тягостное молчание.

- Ты чего «козел» делаешь!? - первым «вышел из анабиоза» «метр с кепкой». - Ты на кого «клешню» поднял!? Дави его пацаны!

Паша нашел в толпе самого тощего и подскочил к нему. Прямым ударом ноги, называемым в карате «мае-гери», отправил его в «полет» за круг. Перескочил распластавшееся тело и бросился бежать к «мусорному», поросшему репейником оврагу. Толпа ринулась за ним. Павел с разбегу прыгнул вниз и покатился по склону, путаясь в мусоре и гремя консервными банками. Пока долетел, до густых кустов, изорвал всю одежду.

- Где эта «гнида»! - орали сверху.

Послышался рокот мотоциклов. Свет фар «рыскал» по оврагу. Вниз полетели пустые бутылки. Преследователи не видели его, а спускаться в помойку было лень.

Через десять минут Паша был дома. Баба Ульяна крепко спала, распугивая мух богатырским храпом. Паша промыл порезы, выбросил рваную одежду и лег спать. За окнами, туда - сюда, ездили мотоциклы, было слышно нецензурную брань.

«Караулят», - думал Паша. - «Во, влип».

Весь следующий день он «шифровался» в сарае. Вышел, только чтобы угостить сладостями, зашедшую по поручению Бабы Матрены, Катю.

- Бедная девочка, - причитала Ульяна Филипповна.

Поселковых нигде не было видно, все работали.

«Вечером придут «мочить», - догадывался Павел.

Стемнело, но никто не пришел.

«Странно? Где же мстители?» - начал «переживать» Павел.

Он посмотрел вверх. Звезды сияли, как россыпь алмазов. Ветра не было. Стояла «гробовая» тишина. Луна только начала подниматься из-за горизонта.

«Звездная ночь», - вспомнил он. - «Время пропаж. Все попрятались, Ждут».

***

Павел стал закрывать дверь на крыльце, как вдруг, услышал громкий детский крик. Кричали совсем рядом.

«Вот те раз», - он схватил со стола, привезенный с собой раскладной нож, и бросился на крик.

Кричала пятилетняя Катя. Павел вбежал в дом бабы Матрены, та лежала на полу без сознания. Окно было разбито. На осколке стекла висел обрывок детской пижамы.

Крик повторился где-то за окраиной поселка. Паша выскочил на улицу. В лунном свете было видно, как кто-то тащил на себе ребенка к опушке леса.

- ВСТАВАЙТЕ!!! - заорал Паша. - Подъем!!! Катю украли!!!

Ни звука. Ни скрипа. Тишина. Он начал стучать в ворота ближайшего дома.

- Вставайте!!!

В окне дома показалось испуганное лицо мужика.

- Слышь, парень, - прошептал он. - Иди домой. Ты ее не спасешь, да и себя погубишь.

Он задернул штору.

СТРАХ. Липкий страх, разъедающий душу, струился по притихшему поселку. Он закрадывался в дома, в кровати к дрожащим людям и «пожирал» их разум. Где вчерашние «герои»? Где мужики с топорами? Где хоть какой-то намек на храбрость, достойную человека? НЕТ. Только тишина и страх, переходящий в ужас. Страх и нечего кроме страха.

На шум из калитки, ежесекундно оглядываясь, выглянула Ульяна Филипповна.

- Ой, горе, горе! - плакала она.

- Что здесь происходит!? - спросил у нее Павел.

- Я мало что знаю, одни слухи. Ой, горе-то, какое. Говорят, в сорок седьмом году, перевернулось несколько вагонов с пленными немцами и «зечками». Все побежали в лес. Конвоиры положили много арестантов из пулеметов, но небольшой группе удалось скрыться. Там были и женщины и мужчины. Их долго искали, но не нашли. В пятьдесят шестом произошла авария на З…ском химическом заводе. Был сильный выброс. Наш поселок эвакуировали. Через месяц мы вернулись. А через год начали пропадать коровы, свиньи и прочая живность. В девяностых люди. Милиция ничего не нашла, сослалась на волков. Но похищения посей день, продолжаются.

- Твою ж …. - выругался Павел и бросился «сломя голову» в сторону темневшего леса.

- Куда ты!? Куда!? - заохала Ульяна Филипповна.

***

«Неужели арестанты мутировали от выброса? Нет. Они бы скорее перемерли от химии». С этими мыслями он добежал до опушки леса. В поселке по-прежнему было тихо. Даже собаки молчали. Вскрикнул ребенок. Павел бросился в лес. Пробежал через березовую рощу и углубился в ельник. Луна довольно ярко освещала окрестности, но, не смотря на это, Павел все-таки пару раз упал споткнувшись. Далеко впереди мелькала детская пижама. Иногда были слышны крики девочки и неодобрительное рычание похитителя.

«Выслежу, где прячутся, а потом по «сотовому» вызову подмогу. Главное не потерять из виду».

Пробегая через, залитую лунным светом поляну, он увидел стадо здоровенных «секачей» и десяток поросят. Паша прибавил скорость. Где-то далеко послышались раскаты грома. На лес надвигалась гроза.

***

Полная луна «подмигивала» через кроны деревьев. Запахло дождем. Павел потерял преследуемых из виду и, похоже, заблудился. Он присел передохнуть под развесистый дуб. Достал телефон. Антенка связи весело пульсировала.

«Этого и следовало ожидать. Один, в незнакомой местности с перочинным ножичком, против неизвестно кого. Больной на всю голову. Куда идти? Где их искать?»

Павел прислонил голову к дубу и закрыл глаза.

«Надо отдохнуть».

На встречу висящей над лесом луне, двигались «налитые синцом» тучи.

В нескольких метрах от Паши, по лежавшей среди травы прошлогодней листве, прошла рябь. Сломанные ветки, желуди, опавшая хвоя, гнилые дубовые листья, как по команде начали стягиваться к остаткам трухлявого пня. Куча росла, она поднималась вверх. Метр, полтора, два. Начали проявляться очертания ног и рук. Появилась утыканная ветками голова с «угольками» глаз.

Павел смотрел не отрываясь. Каждый лист и ветка, знали свое место, и четко вставали в него. Наконец метаморфозы закончились. Перед ним стояло существо двухметрового роста. Паша замер в ожидании продолжения. Существо вытянуло руку в сторону и показало пальцем на куст орешника. Листья на кусте плотно сомкнулись, образовав гладкую «стену». По ней забегали размытые тени, но постепенно резкость улучшилась. Действие напоминало просмотр кинофильма.

Вот с рельс сходят вагоны. Вот пленные немцы и женщины в тюремных робах бегут в лес. Вот конвоиры открывают огонь из пулеметов. Люди падают десятками. Небольшая группа все-таки скрывается в лесу. Их ищут днем и ночью. Никого не найдя солдаты уходят.

Вот у живущих в землянках беглецов, рождаются несколько малышей.

Вот большой химический завод. В одном из цехов секретный отдел спецслужб проводит опыты с гигантским трансформатором на кислотной основе.

Вот между двумя огромными катушками проводов и колбами с сине-зеленой жидкостью, разрывается ткань пространства. Сквозь разрыв виден чуждый мир иного измерения. Туда входят два человека в тяжелых скафандрах.

Вот из разрыва вываливается один из первопроходцев в изорванном скафандре. Правой ноги до колена у него нет. К нему сбегаются люди. Неожиданно из разрыва выпрыгивают трехметровые «питекантропы» с каменными топорами и копьями. У них волосатые лица со скрещивающимися клыками. Явно не вегетарианцы. Вдоль позвоночника идут острые костяные наросты, образуя «пилу» с тридцатисантиметровыми зубьями. Короткие сильные ноги. Вытянутое гибкое туловище. Длинные руки с огромной мускулатурой. На ногах и руках по шесть пальцев.

Вот охрана объекта открывает автоматный огонь. Несколько дикарей падают. Но уже поздно, большая часть секретного отдела перебита, как мухи. Кто-то включает самоуничтожение прибора. Начинается обратный отсчет. А из разрыва все прут и прут пришельцы, снося все и всех на своем пути. Некоторые уже перемахнули забор с колючкой и бегут в лес.

Раздается взрыв. Цех, и всех кто в нем находился, разносит на атомы.

Вот дикари уничтожают лагерь беглецов, и уходят в непролазную глушь.

Убивают домашний скот. Вот несут молодого парня. После ритуала вырезают у него сердце, в честь какого-то своего бога. Начинается бурное веселье. И так каждые полгода. Попутно не брезгуют грибниками и охотниками.

Химия, арестанты и волки не имеют к пропажам людей, никакого отношения. «Кино» закончилось.

Рядом с существом из листьев появляется девочка Катя. Она берет его за руку.

- Катя…. - шепчет Павел.

Она прикладывает указательный палец к губам. Не шуми, он не любит.

Кто он? Кто это? Кто…?

« Лесной человек. Лесовик. Леший!» - наконец догадывается Паша.

Из тела лешего вылетают светлячки. Они кружат между Пашей и Катей, как бы выбирая, где присесть. Леший внимательно следит за ними. Светлячки садятся на Катю, она весело смеется, прыгает и хлопает в ладоши. Тьма вокруг Паши сгущается. Сквозь нее он видит, как Катя и леший уходят.

***

Паша проснулся. Какой чудной сон. Перед ним лежала горка пожухлой листвы. Или не сон? Сзади послышался вой. Паша выглянул из-за дерева. С пригорка спускалась стая волков.

- Вас тут еще не хватало, - прошептал он.

Встал и, стараясь не шуметь, побежал вперед. В этот момент сверкнула молния, начался ливень.

***

Небо проливало целые озера воды. Павел тут же промок насквозь. Гром - канонада корабельной артиллерии. Молнии - трещины пространства. Знатная гроза.

Серое дождливое утро нехотя поднималось над лесом. Павел продрог до мозга костей. К обеду дождь прекратился.

***

Павел вышел к заброшенному аэродрому. Бетонка терялась в высокой траве. Кругом виднелись остатки сгнивших строений и проржавевшие насквозь бочки из-под горючего. На порванной колючке висела табличка: «Внимание! Особо охраняемый объект! Огонь на поражение!» Должно быть, секретный аэродром времен войны. Павел хотел было пройти дальше, но следующая табличка с еле заметной надписью: «Мины!», разубедила его в этом. Однако через минное поле проходила утоптанная кабанья тропа. Осторожные животные чуяли скрытую в земле смерть. Можно было попробовать пройти по тропе, но Паша решил не рисковать и обойти опасное место. Хлюпая по раскисшей земле, он думал о происшедшем.

«Весь поселок попрятался. Очень сильный страх. Наверное, надо возвращаться, я потерял их. Да еще волки по пятам идут. Эдак можно и …».

В мокрой земле проступал затопленный водой шестипалый след. Он был совсем свежий и шел в сторону от аэродрома. Вот еще один, еще…. Целая щепочка отчетливых следов. Паша возобновил погоню. Позади снова раздался вой.

«Сожрут и фамилии не спросят».

***

У клуба собрался весь поселок. Обсуждали ночное происшествие и бабу Матрену, которая слегла с сердцем.

- Что же вы сволочи такие! - кричала Ульяна Филлиповна. - Сколько можно терпеть и прятаться! Вон, сколько изб уже пустуют! А вы так и будите по «норам» сидеть, пока всех детей не перетаскают!? Потом и вами займутся! Сделайте что-нибудь!

- Ты что Ульяна? Забыла, как в прошлом году, трое охотников сгинули? Опытные были. Один, даже, воевал, - отвечали из толпы.

- В каждом втором доме ружье, а ни кто и носа на улицу не показал! Сволочи! Пашка один в погоню пошел, без оружия!

- Ну и дурак! Смерти ищет!

- А вы, за «жопы» свои трясетесь! Трусы!

Иногда, в критические моменты, люди, услышавшие это в свой адрес, превозмогая страх, совершали подвиги или шли на верную смерть. Вот и сейчас это многих задело.

- Верно, Ульяна говорит! Надо что-то делать! Сколько можно трястись!? - Сказал здоровенный детина.

- У кого какие предложения? - для поддержки своего авторитета вмешался староста поселка. - Выходи!

***

Складывалось впечатление, что волки куда-то загоняют Павла. Они не нападали, хотя могли спокойно разорвать его в любое время. Но стоило ему остановиться, как слышался их жуткий вой. И волей неволей приходилось двигаться дальше. По пути Павел «забивал» желудок ягодами и орехами, пил из родников и луж. По горло в воде перешел небольшую речку. Постепенно стемнело, и след стал теряться. Снова пошел ливень, сверкнула молния. Паша споткнулся и упал в теплую грязь.

«Все, сил больше нет. Вздремну чуток в луже».

Он закрыл глаза.

Леший появился внезапно. Он подошел так близко, что Павел почувствовал, как от него пахнет мхом и грибами.

- Вставай! - сказал он скрипучим голосом. - Рожа городская, не время ванны принимать. Этой ночью девочку принесут в жертву неземному Богу - покровителю этих людоедов. Я бы рад им хребты переломать, да не под силу мне с их Богами тягаться.

Он пнул его ногой.

- Вставай человече!

Павел проснулся от удара, рядом лежала куча сгнившей листвы. Он встал и побежал вперед. Сзади снова завыли волки.

«Это не сон. Я видел лешего, - думал Паша. - Пытается помочь. Значит, верна пословица: «Свой леший, лучше чужого Бога»».

***

Насколько хватало глаз, деревья были повалены, последствия давнишнего урагана. Сквозь них прорастал новый мощный лес. Возле возвышавшейся над деревьями, поросшей кустарником и соснами скалы, еле заметно мерцали отблески костра. Паша взобрался по пологому склону на ее макушку и посмотрел вниз с обрыва. Из пещеры, находившейся у подножия скалы, выходил дым. Дрожали отблески пламени. Они освещали, что-то вроде двора с каменным алтарем посередине. Из пещеры донесся крик девочки.

Гроза продолжала бушевать и она явно не мешала дикарскому «празднику». Паша спустился вниз тем же путем и решил спрятаться напротив входа в пещеру. Он слабо представлял, что теперь надо делать, ведь позвонить он не мог.

Пробираясь зарослями Павел свалился в яму набитую каким-то хламом. Осветив дно ямы, вспыхнула молния. Он еле сдержал крик. Яма была забита костями. Снова вспышка. Куча человеческих черепов вперемешку с кабаньими, волчьими, а так же неизвестно кому принадлежащими. Истлевшая одежда и обувь, сломанные и погнутые ружья, корзинки, детские игрушки, рюкзаки, мангал и пластиковая канистра с бензином. И на всем следы зубов. Паша поднял два полных охотничьих патронташа. В голове появился план действий.

Он прикрепил поломанные ружья к поваленному дереву, к ним привязал канистру. Протянул через спусковые крючки капроновую веревку, взвел курки. Насыпал в дырявый целлофановый пакет звенящие металлические патроны. Выстругал перочинным ножом из молодого деревца, подобие рогатины на медведя. Взял в руку веревку, привязанную к спусковым крючкам, и начал ждать событий.

***

Сквозь раскаты грома было слышно рычание, доносившееся из пещеры. У самого входа горел костер. Из глубины пещеры двинулась «праздничная процессия», это были потомки проникнувших в наш мир дикарей. Первым шел вожак с громадной мускулатурой, за ним, примерно такие же особи мужского пола. Замыкали «процессию» три самки с венками из цветов на головах. Одна вела за руку детеныша. Самым последним вышел седой, сгорбленный самец, он тащил перепуганную девочку. Судя по черепу медведя, привязанному к голове, это был жрец культа. В руке у него был каменный нож.

«Процессия» остановилась у входа в пещеру, всего их было двенадцать плюс детеныш. Под ливень вышел жрец. Он поставил Катю на ноги. Она с криком упала, схватившись за вывихнутую ступню. Жрец положил ее на алтарь и оглушил ударом по голове. Произнес в небо, что-то типа молитвы. Придерживая одной рукой девочку, другую с ножом, он поднял вверх для удара.

Гроза взяла минутную передышку, и в этот миг Павел дернул за веревку. Погнутые стволы ружей разорвало. Оглушительный грохот, и взметнувшийся в небо огненный шар, заставил жреца отпрыгнуть в сторону зарослей. Зрители, вопя, побежали в пещеру.

Не теряя ни секунды, Павел подбежал к входу в логово и бросил в костер пакет с патронами. Подскочил к алтарю. В это мгновение из зарослей на него прыгнул жрец, замахиваясь жертвенным ножом. Паша упер один конец рогатины в землю, а другой, раздвоенный, выставил на встречу нападавшему. Жрец налетел на нее и, молча, повалился на бок, по его телу пробежала предсмертная судорога.

Павел взвалил Катю на плечо и бросился в заливаемый дождем лес.

В пещере загрохотали взрывающееся патроны. Послышались крики. Это дало Павлу небольшую фору. Оглушенная девочка безвольно висела на плече.

***

Дым от потухшего при взрывах костра рассеялся. На полу пещеры лежали две мертвые самки и детеныш. Один самец был тяжело ранен. Вожак добил его каменным топором. Он вместе с оставшимися в живых шестью самцами и одной самкой, метнулся к выходу.

Увидев мертвого жреца и отсутствие девочки, вожак громко зарычал. Погоня началась.

***

Паша несся изо всех сил. Вспышки молний освещали извилистый путь. Дождь заливал глаза. За спиной болтался дырявый, покрытый плесенью рюкзак, найденный в яме. Девочка зашевелилась и застонала. Павел остановился, положил ее на мокрую землю. Она очнулась. Что бы приглушить крик, Паша закрыл ей рот ладонью.

- Тихо Катя, это я, Паша.

Он подсветил свое лицо телефоном.

Катя узнала его, заплакала и прижалась к груди.

- Я… хочу… домой…. - сквозь слезы произнесла она.

- Идти можешь?

- Нет. Нога… болит.

Павел пропорол в дне рюкзака две дырки для ног.

- Полезай. На мне поедешь.

***

Пробежав несколько километров, Павел понял, что дальше не сможет даже ползти. Он рухнул на опавшую хвою. Где-то далеко позади, послышался хруст падающего дерева и звериный рев.

- Дяденька вставай. Вставай. Они приближаются.

Боль во всем теле и измученные легкие не давали подняться.

« Больше не могу».

- Дядя Паша-а-а. Вставай.

Она трясла его за плечи.

Павел попробовал встать. Кровь ударила в виски, сердце бешено колотилось, перед глазами поплыли красные круги и посыпались серебряные блестки.

« Я загнал себя».

Он снова упал, катя, заплакала.

«Сейчас. Только один шаг. Один».

Павел поднялся и шагнул.

«Еще один».

Снова шагнул. Боль пропала, сердце вошло в обычный ритм, смертельной усталости, как не бывало. У него открылось «второе дыхание».

( Возможности человеческого организма, как ни странно, не ограничиваются «набиванием чрева» и «заливанием глаз» в кабаке.)

Павел рванул вперед с утроенной скоростью, с каждым шагом увеличивая расстояние между ними и преследователями.

« Питекантропы» бежали медленно и неказисто, но в таком темпе они могли передвигаться очень долго. Иногда при беге они помогали себе руками.

***

Паша оторвался на приличное расстояние. В лесу быстро светало. Дождь понемногу пошел на убыль.

- Я есть хочу, - прошептала успокоившаяся Катя.

Они сделали короткий привал у небольшого овражка, поросшего сверху малиной. Напились из лосиного следа. Катя стала жадно поедать крупные спелые ягоды. На дне овражка росли несколько чахлых березок. Паша спустился вниз, срезал у них кроны и заточил стволы. Этими же кронами накрыл сверху овражек. Нарезал еловых лап, положил на них и присыпал все гниющей прошлогодней листвой. Получилась корявая ловушка на карликового мамонта с заточенными кольями. Он снял один носок и бросил его в самый центр западни - чем черт не шутит.

- Бежим, - обратился Павел к Кате. - Они скоро будут здесь.

Катя влезла в рюкзак. Погоня продолжалась.

***

Стая дикарей шла по следу. Они приближались к месту трапезы беглецов. Молодой самец решил показать свое рвение вожаку и рванулся вперед на усиливающийся запах человека.

Лес огласил предсмертный рев. Стая затихла на краю овражка, наблюдая за конвульсиями пронзенного, в разных местах тела своего соплеменника. Вожак взмахнул дубиной, и стая продолжила преследование.

***

Павел с Катей слышали рев, но это их совсем не взбодрило.

Рассвело. Они вышли к реке. Павел срезал с дерева кусок коры, выставил на телефоне будильник, осторожно положил его на «плот» и отправил вниз по течению. А сам, подняв Катю над головой, перешел речку. Местность была уже знакома, где-то впереди должен быть аэродром.

***

Каннибалы выскочили к реке. Практически сразу обнаружили след кроссовка на илистом берегу. Собрались переправляться, как вдруг, ниже по течению раздался незнакомый повторяющийся через равные промежутки времени, звук. Вожак застыл в нерешительности, звук явно принадлежал беглецам. Он скомандовал, и стая побежала за удаляющимся звоном.

***

Впереди показалось минное поле. Павел снял второй носок и вытер им потное лицо и подмышки. Духовито получилось. Насыпал внутрь немного земли и, переходя поле по кабаньей тропе, бросил его в сторону.

Беглецы преодолели аэродром и углубились в густой ельник.

***

Вожак был вне себя от ярости. Остатки племени стояли, потупив глаза. Он держал в лапе вибрирующий и звенящий «камень». Сжал его со всей силой и на мокрую землю посыпались осколки корпуса, экрана и микросхем, телефон замолчал. Здоровенный самец пытался прорычать, что-то одобрительное, но получив кулаком по зубам, заткнулся. Стая повернула назад к обнаруженному накануне следу.

***

Преследователи подошли к минному полю и остановились, пахло опасным металлом. Но с другой стороны этот запах перебивала основательная вонь человека. Он точно укрылся где-то рядом. Вожак подозревал, что после двух последних «проколов» будет и третий. Но запах человека, и жажда мести приглушили зачатки разума. Плюс ко всему они давно не ели, а человек «штука» вкусная. Вожак представил кусок жареной человечины со сладким жирком по краю, густая слюна потекла у него из пасти.

- ГРЫХАРМ! - гаркнул он.

Двое дюжих самцов бросились на запах в высокую траву.

***

Паша быстрым шагом продолжал отрываться то погони. Раздался мощный взрыв, животные крики. Снова взрыв, и громогласный рев вожака, жаждавшего крови и отмщения. Мало того, его дикарский Бог был сильно оскорблен не получив очередной жертвы, а судя по все увеличивающимся потерям стаи, вообще от них отвернулся. Нужно было, как можно скорее вернуть его расположение, любой ценой и отомстить за погибших. Вожак предаст беглецов такой мучительной смерти, что даже его соплеменники поседеют.

***

Стае пришлось идти в обход аэродрома. Почти все были посечены осколками, а куски двух дикарей остывали на минном поле. Обойдя опасность, вожак разрешил сделать привал, у всех давно урчало в животе. Одного самца он послал на охоту. Ближе к вечеру тот вернулся с тушей молодой оленихи на плечах. Сначала наелся предводитель, а за тем и вся стая стала рвать зубами свежее мясо.

***

Вечерело. Паша устало брел по лесу со своей уснувшей ношей. Краем глаза он видел, как уже полчаса совсем близко от него справа и слева двигалась, разбившись на две группы, стая волков. Они, то отставали, то забегали вперед, но по-прежнему шли параллельным с ним курсом.

«Почему не нападают? Чего ждут? Им нас разорвать, как нечего делать».

Наступила ночь. Павел сделал привал и тут же уснул. Волки кружили вокруг них, но близко не подходили. В темноте был виден вращающийся хоровод из светящихся глаз.

***

На рассвете вожак поднял отдохнувшую стаю, и они продолжили затянувшуюся погоню.

***

Паша проснулся от светившего в глаза солнца. Катя сидела рядом и играла с обломком ветки. Заворачивала его в обрывок пижамы и убаюкивала. Павел поднялся на ноги, все тело ломило.

- Странно. Нас еще не съели? По ступам! - скомандовал он.

Катя заползла в рюкзак, ее нога сильно распухла. Они снова побежали. До поселка было совсем близко.

Часто останавливаясь и переводя дыхание, он взобрался на поросший соснами холм. Снизу была знакомая березовая роща, а за ней, вдалеке, поселок. Еле передвигая ноги он, стал спускаться с холма. Плечи отваливались от заметно потяжелевшей от усталости ноши.

***

Стая дикарей приближалась к холму. Они быстро наверстали упущенное время. Взяв в зубы первобытное оружие, они помчались на четвереньках. Примерно так бегают гориллы. Стая неслась во весь опор вверх по холму. Запах Павла и Кати бил в раздувавшиеся ноздри. Костяной гребень на спине раскачивался в такт могучим движениям. Жертва близко. Предвкушая расправу, стая как по команде зарычала.

Павел остановился и испуганно посмотрел назад. На вершине лесистого холма показалось пять огромных фигур. Он взял Катю на руки, а рюкзак бросил догнивать. Девочка закричала от ужаса.

- Дяденька Паша! Беги быстрее!

Он, качаясь от усталости, побежал под уклон. Где-то справа, заметил человекоподобную фигуру из листьев и веток. Глаза лешего недобро блестели. А может, уставшему мозгу, это только почудилось?

У подножия холма, наперерез Павлу выскочила стая волков и, растянувшись в шеренгу, двинулась на него, постепенно увеличивая темп.

Павел бежал и не мог остановиться. От голода и страха шумело в голове. Перед глазами, то и дело, возникали темные пятна, дыхание сбилось.

Он вбежал в строй волков, запах дикого животного резанул ноздри. Павел пронесся сквозь стаю, волки и ухом не повели. Они, рыча, бросились на «питекантропов», похоже у них были свои счеты с дикарями.

Завязался бой.

Павел бежал не оборачиваясь, Катя навзрыд рыдала ему в плечо. Слышно было, как ломаются от ударов кости, хрипит перекушенное горло. Визг, крики, удары, стоны. Павел на ходу обернулся. Окровавленный вожак наткнул на сук последнего живого волка. Он и два оставшихся самца продолжили погоню. На месте схватки остались лежать: самец, самка и пятнадцать волков.

Паша еле переставлял ноги, дикари тоже не могли похвастаться скоростью, они были серьезно ранены.

Происходившее в роще, Павел видел, как в замедленной съемке.

Слева от него каменный топор разнес в щепки высохшую березу. Справа в землю вонзилось копье, за ним другое. Будто предчувствуя, что-то он выставил Катю перед собой, насколько позволяли задеревеневшие руки. В это мгновение спину пронзила боль, из груди показался наконечник копья, второй, третий. В поясницу воткнулся кремниевый кинжал, а левую ногу, как тростинку, переломил здоровый булыжник. Павел насколько мог аккуратно поставил на землю девочку.

- Беги…. - прохрипел он и упал на бок, изо рта хлынула кровь.

Только теперь, умирая, он понял, что означали светлячки лешего. Это была ЖИЗНЬ, она выбирала с кем остаться и выбрала девочку.

Измученное тело отпустило душу.

***

Катя, крича и прыгая на одной ноге, добралась до неглубокой канавы пересекавшую березовую рощу. Она обернулась, остановившись у самого края, и еще сильнее закричала. Земля вздрагивала от тяжелой поступи каннибалов, они уже добежали до тела Павла.

Чья-то сильная рука внезапно сдернула кричащую девочку в канаву. Раздался залп. Все в селе, что могло стрелять, сейчас было здесь. Селяне видели финал погони, но стрелять не могли, боялись попасть в людей.

Вожак с самцом рухнули, как подкошенные, с расколотыми черепами. Коверкая и распахивая телами сырую землю. Последний представитель племени развернулся и пытался бежать. Его спину нашпиговали свинцом так, что не осталось не одной целой кости. Селяне с криком «УРА», бросились добивать диковинных пришельцев. Каждый выпустил в них по горсти патрон.

***

Леший смотрел, как светящееся облачко души Павла медленно поднимается к макушкам берез. К ней присоединились еще пятнадцать волчьих душ. Леший помахал им рукой или, что там у него, они ответили ему яркой вспышкой и скрылись из виду. Он глубоко вздохнул и пошел по своим лесным делам.

***

На похоронах Павла все село откровенно рыдало. Девки размазывали по лицу тушь и помаду. Бабе Ульяне стало плохо и ее, подхватив под руки, отвели в сторонку. После речи старосты села, местный кузнец водрузил на могилу большое кованое сердце, с тремя рваными ранами посередине. «Метр с кепкой» уверял собравшихся, что Павел был его корешем, а Клещ, пуская скупую мужскую слезу, называл его своим братаном.

Катя гладила одной рукой железное сердце, другой прижимала к груди Пашин перочинный нож. По гладким детским щекам текли соленые слезы.

***

А рощу, где погиб Павел, с тех пор называют Зайкиной, потому, что фамилия у него была Зайка.

07.04.2010.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.3 / голосов: 125
Комментарии

Начинаем разнос!:)

" с гигантским трансформатором на кислотной основе." - промашка, однако. Как ГГ увидел на травянистом "экране", что трансформатор кислотный!?

"наросты, образуя «пилу» с тридцатисантиметровыми зубьями" - уточнение можно убрать. Человек, находящийся в состоянии шока не может точно определять время и величины (чаще, наоборот, возникают галлюцинации, связанные с искажением форм, размеров и пр. оптические иллюзии).

"Выстругал перочинным ножом из молодого деревца, подобие рогатины на медведя. " , "несколько чахлых березок. Паша спустился вниз, срезал у них кроны и заточил стволы. "- деревце - не карандаш. Перочинным ножом его в необходимое состояние не приведешь. Автор! Иде реализьм???:)

"Он вбежал в строй волков, запах дикого животного резанул ноздри." - стилистика прихрамывает, извините уж, ежели чего. Да и сомнения у меня по поводу того, что человек, вторые сутки бегущий по лесу, почувствует запах животного. После такого кросса он будет дышать только ртом, да и то взахлеб. Это ж среднестатический тинейджер, а не боец САС, елы-палы!

"горсти патрон." - "патронОВ";

... ну и еще есть режущее взгляд "добро". Тем не менее, твердая "10" от меня. Напомнило историю про борьбу журналиста с вампиром, публиковавшуюся на ресурсе ранее. Не совсем в тему сайта, конечно, но в раздел "дарк"-литературы - очень даже ничего. И напоследок, увлечение кавычками (сам такой, понимаю:)), не есть гуд. Иногда( в описательных образах),они не нужны. Удачных творческих идей! С уважением, FaktorX.

" Гром - канонада корабельной артиллерии. Молнии - трещины пространства. Знатная гроза." - отличная метафора! Только за нее уйма плюсов.

...И вообще, какая разница, упадёт тебе на голову тонна кирпича или десять тонн?..

Перочинным ножом выстрогать можно, что угодно.Главное желание. Попробуйте. Спасибо за комментарий. Сие есть героический эпоссссссссссссссссс.

Когда в Аду заканчивается место, мертвецы выходят на улицы.

Камрад ФакторХ показал пальцем на нюансы, а я их не ищу. При желании ить можно и полирнуть. А если нет идеи или сюжета, хоть Гоголя вписывай - не поможет. Сюжет е, но написано оч схематично, а потому и читается также. Поставлю 8.

Редактирую крайне медленно и не все рассказы. Плюс этого сайта в том, что здесь читают.

А мне рассказ понравился! Поставил 10! При прочтении, не обращал внимания на недочеты, сам сюжет уж больно захватил! Автор молодец, но вставлю свои пять копеек:

1) Хорошо изобразил деревенскую молодежь, все как есть. Лично я иногда сам приезжаю в деревню к родственникам, соответственно вижу всё что там происходит. Но вот не ручаюсь за все деревни, но про свою скажу, случись у нас что нибудь подобное, бравые деревенские парни уничтожили бы всё живое и неживое поблизости своей деревушки! Выжгли бы леса нахрен, а всяких там пикантропов и прочую нечисть на вилах бы вынесли!!! Шучу, "на вилах" бы конечно не вынесли, но уничтожили бы это точно! Стакан самогона и вперёд давить всяких супустатов!

А в целом, ещё раз повторюсь, рассказ отличный!

Молодца.

Леший и пятнадцать волчих душ из Зайкиной рощи.. Да, Земля будет спасать жизнь - и нас, в том числе, - до конца. Вот только человечество - в целом - пока на другой стороне баррикады. +10!

"Люди - страшные существа. Иммунная система Земли пытается нас уничтожить. Я считаю, что она поступает верно."(С)Курт Воннегут

Б...ть поздно прочитал 10+

Рассказ порадовал. Интересный сюжет, легко читается.

Спасибо.

и снова отлично!

есть мелкие несоответствия:

- охотничьи патроны в большинстве своем идут с бумажными гильзами - сам из семьи охотника, так что не вру. И после длительного времяпрепровождения на свежем воздушке патроны, даже в металлической оболочке, придут в негодность.

- перочинкой заточить "несколько деревьев" не сможет даже спец по выживанию Беар Гриллз, а что уж говорить про среднестатистического парня, с нагрузкой на плечах и после кросса. Развечто него был "перочинный топорик"... Это архигероично :)

- "окровавленный вожак наткнулся на сук живого волка"... нестыковочка!

"Они сделали короткий привал у небольшого овражка, поросшего сверху малиной. Напились из лосиного следа. Катя стала жадно поедать крупные спелые ягоды."

Природа, Земля. Они дают нам всё. Почему мы рвёмся к техногенезу, который нарушает хрупкое равновесие между до конца непонятыми нами мирами - нами и природой? Тем самым теряя почву под ногами.

____________________________________________________________________

"Люди - страшные существа. Иммунная система Земли пытается нас уничтожить. Я считаю, что она поступает верно."(С)Курт Воннегут

Владимир - вы самородок. У вас ТАЛАНТИЩЕ!!! Столько разных направлений в творчестве и все удачно. Но больше всего понравился именно этот рассказ, тут есть все - красивые пейзажи, чувства, экшен. Даже конец нравится - не банальный хэппи энд! Творите больше, читатель не простит вам лени)) Желаю вам, чтобы муза вас не покидала, я к вам на вы, так как чую, что автор уже пожил и не мало повидал на своем веку, ну а если вы парнишка молодой - то вообще снимаю шляпу перед таким тонким психологом.

Спасибо Вам большое. Но подобного творчества полный интернет.

-----------------------------------------

СОБАКА - ЛАЕТ, КАРАВАН - ИДЁТ.

Зря Вы так, Владимир, никакие - именно так (слитно! - сливаю я их, вообщем в унитаз, "Метро", "Еда и патроны" и т.д. и т.п.) и близко не то что не приближаются, не могут увидеть Ваше творчество, через призму любви к Земле, а не только к конкретному (для них, скорее всего, любви к "конкуренто-способному") человеку.

Запутано говорю? Не пеняйте не злым тихим словом, так у нас в Одессе все гутарят.

Не мажор Вы. Нет фальши. Есть - любовь к жизни и правде, точнее к истине, ибо - сейчас на меня набросятся (особенно нацик-Кулешов) - мол правда у каждого своя. Знаю. Но есть - доброта, чувство прекрасного, любовь к живому.

И этого у Вас несомненно больше, чем у современных авторов. С классиками я Вас не ровняю, но ... сравниваю, в то время - когда никого более сравить с ними невозможно!

Долго удерживался от дифирамбов в Ваш адрес, но ещё более долгое фактическое молчание аудитории (за исключением разумного ответа Pferda) меня раздражало, всё более и более. Спасибо этой девушке. Я то думал, что мир уже окончательно опустился во тьму и такого чуда, как Ваши произведения, уже ни кто не понимает. Вот после её письма и последовало более полное моё письмо Вам. Простите уж старика.

Не упускайте нить Ариадны. Мне нравятся все Ваши произведения. (Какие больше, какие меньше - не скажу, это только Вам решать их участь.) Успехов Вам в Вашем творчестве. Спасибо Вам за всё!

__________________________________________________________________

"Люди - страшные существа. Иммунная система Земли пытается нас уничтожить. Я считаю, что она поступает верно."(С)Курт Воннегут

Апокалипсис - это сейчас.

Уф, какой старик (со стариком - явно прибавили себе лет 30-ть))) и какие дифирамбы, а темперамент))))) Хотя полностью согласна с вами.

Есть много авторов, произведений на подобную тему, но только еденицы могут зацепить.

Так что, Владимир, не скромничайте (хотя и это вас красит)) и продолжайте творить))

Творите!!! Ваши произведения гениальны. Меня цепляют до глубины души. Ни секунды не жалею что послушался совета и решил почитать Ваши рассказы. Обязательно пишите дальше, я уже год пытаюсь писать но еще и на сотую долю не приблизился к Вашему мастерству. вы просто писатель-гора и удовольствие отдохнуть и набраться опыта в Вашей тени.

СОБАКА - ЛАЕТ, КАРАВАН - ИДЁТ.

=======================

Спасибо.

Быстрый вход