Конкурс № 7. Память товарища Урицкого

Ракета прилетела внезапно, и, казалось бы, ниоткуда. Ехавший впереди старенький «Урал» расцвел огненным бутоном, и всю колонну осыпало градом стальных осколков. Рама грузовика врезалась прямо в уазик, кативший через две машины сзади.

Борис среагировал почти мгновенно – распахнул дверцу машины и выпрыгнул из нее на полном ходу. Больно ударившись о сухую землю, он пару секунд приходил в себя. Еще три ракеты разорвались посреди колонны, уничтожив два грузовика и БТР. «Апачи» заложили последний вираж и улетели, посчитав дело сделанным.

Поднявшись на ноги, Борис окинул взглядом дорогу – почти все машины, кроме одной-единственной БМП, сгорели. На шатающихся ногах капитан двинулся к головной машине колонны. Первым ехал видавший виды БТР – сейчас его остов густо дымился под жарким июльским солнцем. Следовавший за ним «Урал» просто разметало на части вместе с находившимся внутри взводом солдат. Наконец, шедший третьим уазик командира батальона догорал, лежа на боку. Стараясь не смотреть на обугленные тела, Борис побрел в сторону.

Подойдя к ближайшим кустам, он нагнулся, чтобы вытащить оттуда насмерть перепуганного бойца – тот весь дрожал, мертвой хваткой вцепившись в обшарпанный СКС.

- Вставай, нечего тут сопли размазывать. Жив остался, и то хорошо. – Борис попытался привести в чувство ошарашенного новобранца. – Ты из какой роты и взвода?

- Вторая рота, п-первый взвод. – Паренек немного отошел от пережитого ужаса.

- Понятно. Лейтенанта Кузьмина видел?

- Никак нет, т-товарищ капитан. Он вроде не успел из машины выпрыгнуть, там и с-сгорел.

- Чертовы амеры, ублюдки натовские. – Борис в ярости сплюнул себе под ноги. – Давай бери свой карабин и пошли со мной, надо живых собрать.

Остатки разбитой колонны удручали. Из всего батальона выжило около сотни солдат и три лейтенанта. Из техники осталась только древняя БМП-2 и грузовик, перевозивший пулеметы с боеприпасами.

Борис, как старший офицер, принял командование на себя - собрал выживших, построил их одной ротой и назначил взводных. Затем бойцы собрали оставшееся оружие с боеприпасами и приготовились выступать.

К вечеру добрались до ближайшей деревни – та была покинута местными жителями при первом известии о наступлении натовцев.

Солдаты вошли осторожно, проверяя каждый дом, и только после этого разместились в брошенных халупах, отогнав технику в большой коровник на востоке деревни. Деревенька была довольно крупной – две сотни домов, сельпо, сельсовет, совхоз на окраине и железная дорога в ста метрах к северу.

Капитан с офицерами разместился в бывшем сельпо и выставил часовых. Надо было дождаться ночи и выступать в темноте – так меньше риск нарваться на беспилотники, один из которых как раз сегодня и засек их колонну. Радиоэфир был весь забит сообщениями о бесчисленных натовских десантах и танковых прорывах, рвавших слабую оборону русских на части.

Борис развернул карту из своего планшета на столе и подозвал к себе командира первого взвода лейтенанта Пронина.

- Что скажешь, лейтенант? Как дальше жить-то будем? Рацию нам разбило, так что мы только сводки слушаем, а передачу послать не можем. Вести, я тебе скажу, паршивые. Семидесятый полк отрезали пиндосские десантники, прямо на шею им сели, гады. Если бы мы под обстрел не попали, нарвались бы прямо на них – вот в этом городке они засели.

Борис обвел на карте кружок.

- Так мы бы раньше успели, товарищ капитан! – воскликнул Пронин. – А уж оборону в городе мы бы организовали!

- Кем? Пацанами этими? Их же буквально вчера со сборных пунктов пригнали, они и винтовку-то в руках отродясь не держали, куда им еще воевать!

- Товарищ капитан, я думаю так. Надо роту ночью вывести и обойти городок с юга – другого варианта не вижу, назад пойдем – угодим под удар английской бригады.

- Нет, тут такой вариант не годится. Долго обходить – а если к тому времени полк отойдет, или того хуже, погибнет? Тогда мы тут в полной заднице окажемся…

Офицеры некоторое время смотрели на карту, пытаясь отыскать подходящий маршрут. И вдруг ночную тишину прорезал выстрел. Капитан и лейтенант выскочили во двор и попытались определить, откуда шла стрельба. Тут же послышались новые очереди, и лейтенант бросился к своему взводу, а Борис, прихватив трофейный ПНВ, побежал на шум пальбы.

Перестрелка шла на северной окраине деревни – там, где проходила железная дорога. Подобравшись к насыпи, Борис спрятался за камнем и глянул через ночник в темноту. На дороге стоял товарный состав из тепловоза и пяти вагонов, и к нему сквозь ночной мрак летели трассеры крупнокалиберных пуль.

Борис посмотрел по сторонам – справа по поезду бил КПВ, а слева под прикрытием РПК к составу подбирались бойцы. Деревянные стенки товарных вагонов прошивались пулями насквозь. Везде двери были открыты – видимо, находившиеся внутри натовцы попрыгали вниз при первых выстрелах. Те, кто неудачно спрыгнул на сторону, обращенную к деревне, уже валялись под насыпью. Остальные вяло отстреливались из штурмовых винтовок поверх рельс.

Бойцы аккуратно обогнули поезд с обеих сторон, приготовив гранаты. Одна за другой «лимонки» полетели через железку, взорвавшись, они вызвали панические крики и стоны раненых. Тут же на насыпь втащили снятый с разбитого БТРа огнемет, и струя пламени в два счета выжгла все живое, что еще было по ту сторону.

Среди бойцов капитана обошлось без потерь. Через три минуты уцелевших натовцев привели в деревню под прицелами автоматов. Это оказались бельгийцы, что отчасти объясняло такое слабое сопротивление внезапной атаке.

В роте нашли солдата, говорящего по-французски, и устроили пленным допрос. Сам бой произошел случайно – столб электропередач рухнул на пути, из-за чего поезд остановился прямо напротив деревни. Капитан запретил разжигать огни во избежание налета, поэтому атака оказалась для бельгийцев полной неожиданностью. Выяснилось, что путь назад роте отрезан – аэромобильные соединения натовцев захватили город и железнодорожную станцию, откуда вышла колонна, а бельгийцев послали на помощь десантникам, окружившим семидесятый полк. С помощью таких нехитрых методов, как полевой телефон и зуботычины, капитан быстро получил все пароли, по которым состав должен был прийти к месту назначения. Дальше пленные не представляли никакой ценности – их пустили в расход в ближайшем леске.

Судьба давала капитану фантастический шанс, и он не собирался его упускать. Выход из сложившейся жопы виделся простой и легкий. Борис заставил бойцов работать всю ночь – вагоны изнутри обшивали листами металла, вбивали в полы треноги для пулеметов, проделывали в стенах бойницы. В один из вагонов даже установили безоткатное орудие, которое вполне могло бы прошить броню «Страйкера» или «Брэдли».

Состав, перегруженный солдатами и оружием, вышел в путь только к утру. Оставшееся время Борис инструктировал бойцов:

- У пиндосов там пара сотен рыл и несколько «Брэдли», больше они не могли высадить, иначе не послали бы сюда бельгийцев. Самое главное – проскочить через город к своим, а уж потом повоюем.

- Товарищ капитан! – Пронин прервал наставления Бориса своим криком. – Мы по бельгийской рации вышли на связь с полком!

- А ну-ка дай мне их сюда!

В полку страшно удивились, поймав сигнал с поезда. Положение их было очень тяжелым – амеры сжимали кольцо, постоянно устраивая обстрелы и налеты. Командир полка пообещал выделить пару рот для совместного штурма города.

А поезд тем временем приближался к станции. Когда до нее остался всего лишь километр, и радист обменялся с пиндосами паролями, Борис, не в силах унять возбуждение перед боем, неожиданно заявил Пронину:

- Лейтенант, а ведь мы с тобой командуем последним бронепоездом в истории! Не в курсе, какие имена давали им в Гражданскую? Надо бы и нам придумать подходящее…

Пронин с задумчивым видом чистил автомат.

- Память товарища Урицкого, – после короткой паузы изрек он.

Немного опешивший Борис спросил:

- А почему Урицкого?

- Не знаю, помню, в какой-то книжке прочитал.

Дальше времени на обсуждение не оставалось, потому что состав подходил к станции. Встречающие уже ожидали их прибытия – отделение десантников и «Страйкер» у перрона.

Поезд медленно остановился, и Борис рассмотрел пиндосов поближе. Ага, знаменитая 101-я воздушно-десантная. Посмотрим, каковы вы в деле.

Дверь вагона отъехала в сторону, открыв дневному свету его содержимое. Приветливые улыбки на лицах пиндосов медленно сползли в гримасу изумления, а затем ближайшему из них снесло полбашки. КПВ принялся поливать станцию свинцово-стальным градом, превращая людей в кровавые ошметки. Двери вагонов отодвинулись, и бронепоезд изрыгнул шквал огня. Безоткатное орудие превратило «Страйкер» в груду дымящегося металла, а подъехавший на звуки выстрелов «Брэдли» получил в лоб гранату из РПГ-7 и задымился.

Тогда амеры подтянули к станции еще пару взводов и принялись обстреливать поезд из всего, что у них было.

Борис понял, что настало время делать ноги. Поезд тронулся с места и покатил дальше через город, оставив позади себя несколько десятков трупов и остовы разбитой техники.

Пронин с тремя солдатами прошел мимо капитана, обвешанный пулеметными лентами от «Корда». Борис с усмешкой поддел его:

- Ну, ты прямо как матрос Железняк, слушай!

- Врагу не сдается наш гордый Варяг! - прогорланил лейтенант. – Ударим железнодорожными войсками по гидре мирового империализма!

Состав промчался к выходу из города, протаранив на полном ходу слабый деревянный щит, поставленный пиндосами на выезде. Солдаты семидесятого полка уже были здесь – между амеровскими десантниками и нашими мотострелками вовсю шла перестрелка.

Бронепоезд остановился прямо поперек американских позиций и принялся усердно работать по ним их всех стволов. Уходя в прорыв, Борис хотел нанести врагу как можно больше урона.

Внезапно вагон сильно тряхнуло, отчего капитана швырнуло на пол. Борис поднялся на ноги, через бойницу ему был виден выехавший из-за угла дома «Абрамс».

- Твою мать, откуда он здесь взялся? Валите его, ребята!

Танковое орудие вновь полыхнуло огнем, вагон содрогнулся, и Борис снова отлетел к противоположной стене, больно приложившись об нее затылком. Хорошо еще, что амеры не стали бить фугасными, иначе поезду пришла бы хана. Похоже, экипаж танка еще не догадался, что бить надо по тепловозу, а не бронированным вагонам – болванки прошивали их насквозь, не причиняя особого вреда.

Капитан подбежал к ближайшей турели и заорал в ухо оглохшему пулеметчику:

- Где ПТУРы? ПТУРы остались, я тебя спрашиваю?!

Боец помотал головой и показал на соседний вагон. Борис бросился туда, а состав снова тряхнуло - еще одно попадание! Добравшись до второго вагона, Борис увидел, как Пронин с двумя потрепанными солдатами устанавливает на полу перед дверным проемом «Корнет».

- А ну с дороги, пустите! – Борис в три прыжка подскочил к ПТРК и одним рывком поставил его на все три опоры.

- Заряжай! – прорычал капитан, прильнув к прицелу.

Сейчас он молился только о том, чтобы удалось опередить танковый экипаж. Похоже, что предыдущим выстрелом повредило тепловоз – иначе поезд давно бы отошел.

Наконец снаряд оказался в стволе, и Борис сразу выстрелил. ПТУР огненной стрелой промчался в воздухе, броня под срезом башни «Абрамса» ослепительно вспыхнула, вспучилась, и танк задымился.

Борис со вздохом облегчения откинулся на пол. Все-таки они прорвались.

В вагон забрался суровый мужик в форме майора и подал руку Борису:

- Майор Жорин, семидесятый полк. И вот на этой колымаге вы перебили столько элитных натовских головорезов? Отчаянные парни!

Борис поднялся на ноги и с легкой ухмылкой отдал честь:

- Капитан Васильев докладывает: бронепоезд «Память товарища Урицкого» к бою готов, нам только тепловоз починить дайте. Мы еще этим пиндосам покажем кузькину мать!

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 33
Комментарии

1000+ всегда любил когда убивали амеров а это просто сказка

Недурно. Правда, матчасть хромает. Не самая реалистичная боевка. Какой-такой огнемет на БТР? Ну и ребята то с СКС (остатки-сладки?), то уже с "корнетами" (их стал быть много на складах?).

Написано хорошо. Подтянуть реалистичность, композицию развернуть и было бы вообще отлично.

Подумаешь, СКС! Может, автор имел ввиду что-нибудь свое, т. с., "из головы". Хорошо написано, читается легко, нигде не "пережато". От себя: хотелось бы более масштабного описания второго боя, а то смазано как-то действие.:( Ну и "фишка" с названием: дополнительный плюсик. Итого: +9

...И вообще, какая разница, упадёт тебе на голову тонна кирпича или десять тонн?..

Дьявол в деталях. А на мобрезерв калашей усе равно хватит.

Молодец автор. Плюсую.

Быстрый вход