Мёртвый закат

Выкладываю первую главу своего рассказа, пролог которого я публиковал тут ранее. Задержка, мягко говоря, вышла очень большая... Но, не без причин: сгорел начисто старый веник с почти готовой главой - пришлось набирать заного, вспоминая то что писал ранее из головы. Писалось быстро и, на мой взгляд, коряво. Не судите строго - но критика, как всегда, приветствуется! =)))

Глава 1 – Большой огрызок

По пустынной улице бежал человек, по крайней мере, она была пустынной до его появления. И без того пыльная одежда была пропитана потом, от чего неприятно липла к телу. В любой другой ситуации это бы вызвало отвращение, но сейчас было абсолютно не до этого. Лёгкие были словно залиты напалмом, ноги давно перестали давать о себе знать, сердце колотилось с такой прытью, что казалось ещё чуть-чуть, и оно просто взорвётся на мелкие кусочки от переполнившей его энергии и адреналина.

-Блядь! - порыв ветра преподнёс небольшой сюрприз в виде газеты, которая теперь запуталась в ногах. Равновесие было быстро восстановлено, но ценой потраченных, драгоценных секунд. Жалкие секунды сейчас решали, умрёт он или нет.

Казалось, уже было открыто и второе дыхание, и пятое и десятое… каждый раз, когда до ушей доносился гул корабля, находившегося в расположившемся рядом порту, организм получал новую инъекцию энергии.

Он услышал этот гул дома, стоя на табуретке с петлёй на шее. Он смирился, он хотел умереть, быстро и безболезненно, не так как погибли другие, не такой смертью. Его не волновал тот факт, станет он для них словно окороком, висящим на верёвке, или же сам станет таким как они. Затягивая петлю покрепче, слушая раздирающие душу вопли и такие удары в дверь, словно сам дьявол пожаловал, он молил лишь об одном: “Пожалуйста, пусть моя шея моментально хрустнет”. Но когда сквозь эту дьявольскую какофонию он услышал гул корабля, желание жить вернулось, да не просто вернулось – оно разорвало его изнутри, вырываясь наружу. Высвободившись из петли, он пробежал в дальнюю комнату через коридор, не обращая внимания на дверь, которая вот-вот слетит с петель. Подбежав к окну, он выглянул наружу. Картина, открывшееся перед ним, не совсем обнадёживала: второй этаж, прыгать всё равно придётся, под окнами караулит несколько заражённых: старая на вид, но жутко прыткая бабка, которую он приметил ещё несколько часов назад, парочка каких-то бизнесменов в заляпанных кровью деловых костюмах да какой-то коп средних лет. Если спрыгнуть ещё было можно, то перегруппироваться, да ещё и так, чтобы не быть укушенным в следующие несколько секунд, не представлялось возможным .

Мысль пришла в голову абсолютно неожиданно. Вылетев в соседнюю комнату, он аккуратно подошёл к окну и легонько его приоткрыл, чтобы не привлекать лишнего внимания. Как и около того окна тут его тоже ждал адский караул. Первой вещью, попавшейся ему на глаза, была фотография его подружки в позолоченной рамке.

-Ты всё равно любила мои деньги, а не меня, сучка, - небрежно взяв фото, он так же “аккуратно” выкинул его в окно.

Рамка фотографии была тяжеловатой, что как раз было и нужно – чем громче стукнет, тем лучше.

Сработало.

Едва фото упало на асфальт, издав глухой стук, как из-за угла дома послышались отвратные крики, писк, какие-то булькающие звуки. Быстрый топот нескольких пар ног свидетельствовал лишь об одном – отвлекающий манёвр сработал. Ранее стоявшие внизу инфицированные начали орать и скалиться в сторону окна, из которого пару секунд назад вылетела фотография – всё же засекли, но это уже не было важно.

Ликуя, парень выбежал из комнаты к спасительному окну, которое расположилось в комнате по соседству. Едва оказавшись в коридоре, взор его, как в замедленной съёмке, устремился к входной двери, которая всё-таки не выдержала.

-Ёб твою! – единственное что пришло ему в голову.

Добрый десяток, а то и два, заражённых устремился прямо к нему через узкий коридор квартиры. Едва влетев в дальнюю комнату, он тут же запер дверь на замок и придвинул кровать. Теперь он был словно в коробке. Либо окно, либо смерть. Моля о том, чтобы путь был чист, он подлетел к распахнутому окну, подставляя лицо под тёплый весенний ветерок. Мольбы его всё же были услышаны, и снаружи не наблюдалось ни одной живой души, или мёртвой…

Дверь в комнату была хлипкой и просто разлеталась в щепки от рухнувшего на него шквала ударов. Первые заражённые уже почти пробрались внутрь, когда он уже перекидывал вторую ногу через подоконник. Приземление получилось не совсем благополучным. Готовясь к прыжку, парень зацепился за что-то и удар при приземлении пришёлся прямо на колени. По нервам словно пустили ток, ноги сначала взвыли, давая пробежать секундному морозу по мышцам, после чего по ним словно пустился кипяток. Едва он поднялся, как из-за угла вылетели они, те самые твари которых он только что отвлёк. Животный страх овладел им и, напрочь забыв о боли в коленях, он пустился наутёк словно спринтер. От бешеных криков, издаваемых заражённым, хотелось орать самому, от страха. Он чувствовал тварей прямо за своей спиной, не замечая, как по измазанному лицу потекли слёзы, а губы сами по себе начали молить Бога о пощаде.

Сейчас он бежал по улице, оббегая брошенные машины и скапливая за собой заражённых, словно магнит. Они выбегали отовсюду: из переулков, магазинов, подъездов. Когда он уже вбегал в порт, за ним тянулся шлейф из ста, а то и более кричащих, пищащих, измазанных кровью тварей. Не останавливаясь ни на секунду, он выискивал взглядом тот самый корабль, который спасительно сигналил. Долго искать не пришлось: порт был практически пуст, лишь вдали пристроился небольшой паром. Тот это корабль или нет? Ответ, опять же, пришёл сам собой в виде очередного сигнала который, без всяких сомнений, шёл прямо оттуда. Побежав ещё быстрее, парень с ужасом заметил, что паром начал отплывать от берега.

-Нет-нет-нет, стойте! Подождите! Прошу вас! –пытался выкрикнуть он, но из горла вырывались лишь сиплые обрывки фраз.

В этот момент на борту показались две фигуры, одна из которых что-то жестикулировала второй, попутно указывая рукой в сторону бегущего со всех ног человека. Вторая фигура кивнула и куда-то повернулась, спустя пару секунд паром остановился и снова просигналил. Спасение было близко.

Корабль всё же отплыл от берега на небольшое расстояние, и теперь требовалось лишь одно – с разбегу прыгнуть и попытаться зацепиться за борт. Подбегая к краю пирса, парень, собрав все последние силы, пустился в затяжной прыжок, выставив вперёд руки. Ухватившись за поручень парома, он неожиданно почувствовал тяжесть, тянувшую его вниз. В первую секунду мозг послал мысль о том, что это просто неимоверная усталость, но во вторую секунду ногу пронзила сильная, острая боль. В прыжок, как оказалось, он пустился не один. То же самое успел сделать один из инфицированных, который бежал прямо за его спиной.

-Чёрт! Отцепись от меня, сукин сын! - проорал парень, тряся ногой в попытках скинуть ухватившеюся за неё тварь. После недолгой борьбы заражённый всё-таки упал в воду и на удивление быстро пошёл ко дну.

-Марк, иди сюда, мать твою! Помоги его поднять! –из-за края платформы показалась голова старика лет шестидесяти, с абсолютно гладкой залысиной и довольно длинной седой бородой.

В следующую секунду компанию старику составил молодой парень в кепке и своего рода шерифских очках, держащий в руках двустволку.

-Сейчас сынок я скину тебе верёвку, а ты попытае…

-Стой, Боб! –резко прервал старика его молодой компаньон. –Смотри…

Марк указывал двустволкой на порванную штанину нового попутчика, из которой довольно резво сочилась кровь.

-Что… что такое?! – парень чуть ли не запищал от испуга, по щекам новым потоком хлынули слёзы.

-Ты знаешь что делать… -помрачневшее лицо старика скрылось из виду.

-Прости, приятель. –проговорил Марк и нажал на курок.

Очередной гул парома наполовину заглушил звук выстрела. Тело с простреленной головой рухнуло в воду.

***

…на данный момент президент Соединённых Штатов находится в Великобритании…

…США захлестнула полномасштабная гражданская война?...

…началась эвакуация жителей Мексики, Канады и Соединённых Штатов включительно…

…тысячи кораблей с беженцами сейчас отходят от…

…Европа отказала в просьбе принять беженцев – причина на данный момент не ясна…

…что же на самом деле там произошло?...

…правительство Соединённых Штатов отказывается комментировать ситуацию…

…Франция закрыла своё воздушное пространство, её примеру последовала Германия…

…любые попытки Америки пересечь воздушное пространство Европы будут расцениваться как акт агрессии…

…в просьбе так же отказала Япония, корабли с беженцами продолжают находиться в море…

…в сеть просочился короткий видеоролик, показывающий страшные кадры насильственных разборок в Нью-Йорке, через несколько минут он был удалён из…

…другие страны имеющие выход в море поддержали отказ…

…беженцам будет открыт вход только в случае выяснения ситуации…

Последняя пара дней являлась настоящим шоком для всего мира. Пара дней, доверху наполненная новостями о каких-то странных беспорядках на территории чуть ли не всей Америки, а после и в прилегающих к ней странах. Слухи и теории не успели даже укрепится, как всё было кончено… Первым об эвакуации объявило правительство США, за ней последовала Канада, потом подключилась Мексика. Весь остальной мир тут же начал задавать вопросы, главным из которых являлся: “Что же может заставить США, Канаду и Мексику объявить эвакуацию?” Президент соединённых штатов наотрез отказывался комментировать ситуацию, заново и заново повторяя свою просьбу о принятии беженцев. От правительств двух других стран не было слышно вообще ничего…

***

Англия, временная штаб-квартира ООН, небоскрёб “Маяк Лондона”.

В просторном зале, занимавшем почти весь сорок восьмой и сорок девятый этаж, царил полумрак. В дальнем конце был расположен длинный стол на шестнадцать мест. Сам стол занимал лишь одну четвёртую часть всего помещения, две четвёртые были выведены под аудиторию. Несколько ламп и один огромный экран освещали множества залысин представителей высоких чинов. В воздухе нарастали напряжение и гомон.

В одну секунду все как по команде замолчали и расселись по своим местам. В гигантском помещении воцарилась и загустела библиотечная тишина. В главенстве длинного стола встал мужчина, на вид ему было примерно за пятьдесят, в отличие от многих его ровесников, присутствующих рядом, он имел густую, тёмно-серую шевелюру. Поправив тонкие очки на горбатом носу он, не утруждаясь, спокойно произнёс в микрофон:

-Экстренное совещание Совета Безопасности ООН объявляю открытым. –микрофон сделал своё дело, многократно усиленный голос ощутимо прорвал тишину. -За столом присутствуют четыре представителя постоянных членов совета, а так же представители десяти непостоянных. В свете последних событий, следить за совещанием так же будут президенты стран, являющихся постоянными членами совета.

Экран, стоявший позади стола, разделился на четыре окна, в каждом из которых в режиме конференции присутствовал президент. Представитель Совета Безопасности тем временем продолжил:

-Как нам всем известно, несколько дней назад соединённые штаты закрыли воздушное пространство своей страны, сначала в нескольких штатах южнее Нью-Йорка, после во всех остальных. Если быть точнее, то воздушное пространство не было закрыто – диспетчерские американских аэропортов просто перестали отвечать, оттуда также перестали вылетать самолёты, а заходящие на посадку садить, следовательно, было некому. Так же постепенно перестало действовать морское сообщение. Пассажирский самолёт из Италии совершил экстренную посадку в аэропорту Лос-Анджелеса, ввиду простой нехватки горючего на обратный путь. Незадолго до того, как с экипажем пропала связь, лётчики сообщали о множественных пожарах в городе, включая сам аэропорт, где их никто не встречал. Спутниковая съёмка показала идентичные пожары и разрушения во всех крупных городах. Объяснения ситуации от президента не последовало, однако оно в какой-то мере и не заставило себя ждать. Внимание на экран.

Потеснив четырёх президентов, на экране вспыхнула видеозапись, на которой вооружённые силы США зачищали улицы.

-На данной видеозаписи вы видите, как были задействованы солдаты против мирного населения. Действие происходило в Нью-Йорке. Обратите внимание на поведение гражданских – абсолютно невменяемое. Гражданские кидаются на кордоны, идут на солдат, применяющих огнестрельное оружие, без доли страха, учиняют насильственные расправы. К сожалению видеозапись короткая, и всей картины она не раскрывает. Можно предположить, что несколько штатов захлестнули гигантские, не поддающееся оценке беспорядки, частично или полностью повлиявшие на всю структуру страны без исключения. Данная ситуация абсолютно неясна для нас.

Видео закончилось так же быстро, как и началось. Основную площадь экрана снова заняли фигуры президентов.

-В этот же день начали поступать сообщения о таких же вспышках насилия по всей территории США, на следующий день – на границах Канады и Мексики. Президент Соединённых Штатов хоть и находится сейчас на территории Великобритании но, к сожалению, визитом нас не удостоил. На повестке дня важное голосование, из-за которых и были вызваны для участия президенты стран - постоянных членов совета. Итак, суть голосования: вследствие полной эвакуации и бегства жителей США, потери контроля над ситуацией вооружённых сил выше названной страны, полной недееспособности каких-либо структур, от малых до самых крупных – мировых, на общее голосование выносится вопрос о недействительности Соединённых Штатов Америки как государства. В случае принятия единогласного решения, согласно статье двадцать пять, территория США будет считаться бесхозной, не способной принимать участие в мировых регулировках и принимать право голоса.

Всегда на разного рода собраниях ООН аудитория вела себя тише воды и ниже травы, но сейчас за одну короткую секунду тишина, нарушаемая лишь одним голосом, просто испарилась под гвалтом перешёптываний, восклицаний, а кое-где даже криков. Нескрываемое удивление так же читалось на лицах президентов, наблюдавших за совещанием.

-Прошу всех успокоится! –представитель совета безопасности всё же был вынужден повысить голос, прокатившийся усиленным микрофонами громом по аудитории.

В любом другом месте обычных слов было бы далеко недостаточно, чтобы успокоить такой всплеск эмоций, но здесь всё было по-другому. Зал тут же стих, а представитель продолжил:

-Фондовые рынок и биржа США рухнули моментально, ведущие компании разных направлений просто на просто прекратили работу, везде, в каждом городе или пригороде учинялись кровавые расправы, жители страны спасаются бегством по морю. Страна просто перестала существовать в прямом смысле слова, без наших решений! В нашем случае вопрос стоит немного под другим углом: общим голосованием мы должны утвердить, перестанут ли Соединённые Штаты быть государством на политическом уровне, или же нет.

-Прошу прощения. –подал голос с экрана лидер КНР. –Ситуация, стоит согласится, ужасающая, но сейчас почему-то рассматривается только США, что же касательно Канады и Мексики?

-Касательно этих двух стран будет отдельное собрание, где будут обсуждаться более мелкие решения. Речь сейчас идёт о сверхдержаве, которая может просто исчезнуть с карты мира, как страна. Это повлечёт за собой гигантские перемены и не менее гигантские проблемы.

-Вот мы тут обговариваем возможность исчезновения соединённых штатов, –на этот раз вмешался президент России. –Смотрим и вот-вот начнём обсуждать, какие это перемены повлечёт в мире, но мы ведь собрались здесь не для этого, верно? Проблемами экономического и других уровней будут заниматься другие советы ООН, а не Совет Безопасности. Мы все, непременно, будем следить за развитием событий и в других сферах, но позвольте я выскажусь сейчас: сотни тысяч, а может и миллионы, жителей Соединённых Штатов, а так же Канады и Мексики, не провалились в никуда – они сейчас находятся в море, у границ Европы и стран дальнего востока. Обычные мирные люди там, на кораблях, скоро начнут погибать просто на просто от голода. Да, страна обезглавлена и просто стёрта страшными беспорядками, но не уничтожена. Я, от лица России, выношу решение не принимать участие в голосовании.

-Вы понимаете, что согласно закону ООН, отказ от участия не считается отрицательным ответом, и в случае единогласного решения вопрос будет подведён к концу?

-Абсолютно понимаю, Россия не будет вмешиваться в вынесение решения касательно США, другие вопросы за исключением одного мы тоже обойдём стороной. А теперь касательно самого вопроса: думаю не только меня одного интересует, пожалуй, самый важный вопрос, который, к моему удивлению, поднят не был – почему был строго закрыт прием беженцев в абсолютно все страны, имеющие выход к морю, а так же почему было закрыто воздушное пространство Европы? Сейчас я взываю к представителям временных стран-участников совета, а так же к президенту Франции и премьер-министру Великобритании в особенности – чего вы боитесь? Должна быть здравая причина, по которой миллионам беженцев был закрыт доступ. Ответ, я уверен, хочу услышать не только я.

-Слишком странно всё получается, не находите? –вновь заговорил представитель. –Кто либо из присутствующих здесь может назвать причину, по которой сверхдержава могла пасть за два-три дня?

-Если учесть видеозапись со сценами насильственных разборок – полномасштабная, да и к тому же молниеносная гражданская война? –выдвинул идею представитель Германии.

-В корне неверно. Сами подумайте над этим немного и поймёте, что ужасно глубоко заблуждаетесь. Есть объяснение, местами даже бредовое, но единственное, к которому мы могли прийти… Страшная болезнь настигла нашего западного соседа. Все мы помним зимнюю вспышку “красного” гриппа. Прошу обратить внимание, что зафиксированные случаи заболевания были замечены только в США! Ни одна другая страна во всём мире не пострадала от этой страшной болезни абсолютно. Ни единого случая, ни единого больного, ни одной смерти. Когда страшная болезнь, или, не дай Бог, чума уничтожает население человека за человеком, можно смело ожидать те бунты, которые мы недавно наблюдали на видеозаписи. “Красный” грипп, как сообщалось, был успешно побеждён, но случиться могло всякое. А теперь давайте представим что беженцы, которые сейчас рвутся в Европу, предположительно заражены вирусом “красного” гриппа, который за пару дней скосил целую страну. Остальные слова тут излишни. Именно сейчас, когда возникла потенциальная угроза всему миру, за дело берётся Совет Безопасности ООН, и в нашей компетенции решать абсолютно все вопросы касательно данной угрозы. Всё это, конечно, лишь предположения… Чтобы подтвердить данную теорию уже были приняты соответствующие меры. Все мы будем молиться о том, чтобы она не оправдалась. А теперь перейдём непосредственно к голосованию…

***

Авианосец “Королева Елизавета”, где-то около Нью-Йорка.

-Как-то мне не по себе. –проговорил слегка дрожащим голосом солдат, окидывая взглядом почти что тёмную каюту и силуэты команды.

-Не одному тебе так, Фрэнк. –вылетело откуда-то из темноты, вслед словам оттуда же вспыхнул, словно фонарик, уголёк сигареты. –Я даже не знаю как назвать то, что мы будем выполнять…

-Может, разведывательная миссия? –вмешался третий голос, явно принадлежащий ещё совсем юному парню.

-Дожили! Солдаты Великобритании пустились в разведку на территорию США. Какая цель будет потом? Шпионаж в королевском дворце Великобритании?

-Угомонись, Остин. –ответил Фрэнк. –Ситуация до жути странная, а деталей мы так и не знаем. Я, кстати, когда выходил на палубу, видел с десяток небольших кораблей, дрейфующих в море. Вроде как даже силуэты людей видел.

-Беженцы. –очередная затяжка, уголёк вспыхнул с новой силой. –Их разве что слепой не видел. Однажды с одного небольшого судёнышка даже сигнальную ракету пустили, нас заметили. Не все корабли способны пересечь море, многие так и остались у границ, подыхать.

-Так почему бы им не вернуться на берег, за провизией хотя бы? –спросил обладатель юношеского голоса.

-А чёрт его знает, если они выбрали помереть с голоду, нежели вступить обратно на берег, то и думать не знаю что там, мать вашу, творится… -Остин выпустил дым изо рта, в свете маленькой лампы, едва озарявшей центр каюты, дым начал описывать загадочные силуэты, то прячась в тень, то снова показываясь на свет извилистой кольцеобразной змеей. –Для этого нас туда и послали, чтобы узнать. И вообще, где командира носит? Обещал ввести в курс дела ещё два часа назад!

Вопрос Остина остался проигнорированным, в каюте снова повисла тишина, но не надолго:

-У меня в Атлантик-сити сестра живёт. –начал солдат с юношеским голосом. –Что с ней сейчас я не знаю… связь потерялась ещё до того, как я узнал обо всём. Господи, хоть бы она была жива. –после этих слов он дотронулся до креста, висевшего у него на шее. –У кого-нибудь ещё были родственники или знакомые там?

-У меня был. –подхватил Остин, затягиваясь в очередной раз. –Старый, так сказать, приятель. Со школы его, сукиного сына, знаю – враждовали так, что готовы были зарезать друг друга. Когда я пошёл в армию, этот выродок каким-то чудом умудрился подцепить себе богатую шлюху и устроится на престижную работу… вы не поверите… в Нью-Йорке! –каюту заполнил хриплый, грубый смех Остина. –Вот срань, надеюсь он там сдох! –очередная, но уже смачная, затяжка.

Дверь в каюту открылась, обнажив светлый коридор корабля, на пороге стоял лысый мужчина в габаритных очках и гражданской форме.

-Здравствуйте. Меня зовут Марк, я введу вас в курс дела вместо капитана.

Ответом послужила тишина и тяжёлые взгляды солдатов, устремлённых в сторону незваного гостя. Складывалось ощущение, что разговаривать их учили исключительно только с военным составом, полностью игнорируя гражданские лица.

Остин встал с насиженного места, слегка отряхиваясь, после чего подошёл к гражданскому:

-А где командир? –новая затяжка, весь выпущенный дым пришёлся прямо в лицо Марку.

-Вы могли бы не дышать на меня… кх… -еле проговорил гражданский, откашливаясь от ужасно сильного, словно удар кулаком, табачного смарда.

Его просьба осталась проигнорированной, чему свидетельствовало очередное облако, пущенное прямо в лицо. На этот раз Марк вовремя среагировал и отступил на пару шагов назад.

-Ваш командир сейчас занят, обрисовать ситуацию попросили меня. Прошу пройти со мной.

На этот раз его услышали. Все бойцы нехотя поднялись, оттряхивая свои пятые точки, после чего направились друг за другом по узкому коридору в сторону дальней двери. За дверью находилась комната потемнее их каюты, единственным источником света служил проектор, расположенный за стоящими в ряд стульями.

-Присаживайтесь. –Марк расположился около проектора, уставившись в ноутбук.

Когда все расселись, белый квадрат на стене сменился спутниковой фотографией местности.

-Это что, Нью-Йорк…? –донёсся из темноты удивлённый и одновременно наполненный непониманием голос.

-Нью-Йорк. –повторил в подтверждение Марк. –Снимки сделаны пол часа назад. Прошу ознакомится с общей картиной.

-Да с чем тут ознакамливаться… от Большого яблока остался лишь Большой огрызок.

-Ха, здорово подметил! –в темноту ударил тяжёлый голос Остина.

-Как видите, картина довольно печальная. Город просто на просто был охвачен пожарами, многие из которых до сих пор продолжаются. В некоторых районах видны тотальные разрушения, будто поработала бомбардировка.

-И что это, блядь, такое?

-Если бы мы знали, то не посылали отряд морских пехотинцев в разведку. Официальная, но не подтверждённая версия такова: чума, что-то на подобие американского “красного” гриппа, которая скосила целую кучу народа за пару дней.

-Какое отношение сранный грипп имеет ко всем этим разрушениям? Он что, подрос, поумнел и научился брать в руки автомат?!

-Если вы не будете меня перебивать, мистер Остин, то я доскажу до конца! Вспышка вируса и мгновенные повсеместные смерти вызвали панику у ещё оставшегося живого населения: люди пытались бежать, хватали всё что могли, начали мародёрствовать, игнорировать власти, в разгул пошла преступность, у многих в руках оказалось оружие. Скорее всего был установлен карантин, но слишком поздно. Как вам уже известно, многие спасались бегством по воде, на кораблях и лодках. Некоторые лодки были зафиксированы в непосредственной близости от берега, однако люди, находящиеся на них, уже который день не причаливают обратно. Какие у вас на этот счёт предположения?

-Может это действительно какой-то грипп, и если здоровый человек вернётся на землю, то просто на просто заболеет и умрёт? –выдал свою версию один из солдат.

-Ответ очевидный, но, к сожалению, не верный.

Спутниковая фотография на стене сменилась другой, более увеличенной.

-Этот снимок тоже был сделан пол часа назад. Вы видите супермаркет, а вокруг него столпившихся людей, много людей. Судя по фотографиям они до сих пор живы, что не соответствует теории с “красным” гриппом, который убивает за день, максимум два. Всё идёт крест на крест, одно с другим не совпадает. Здесь явно что-то не так, и вы должны выяснить, что именно.

-Ха, и зачем такому количеству народу там находится? Распродажа? –Остин снова хрипло засмеялся над своей же шуткой, как всегда не разделённой его же товарищами.

-Так почему бы не подплыть к какой-нибудь из лодок с беженцами и не спросить лично у них в чём дело? –новый вопрос от одного из солдат.

-Любой контакт с беженцами запрещён, приказ сверху.

-Вот те на! Значит с беженцами общаться запрещено, а в загаженный каким-то дерьмом Нью-Йорк – добро пожаловать? –пробасил Остин.

-Беженцами займутся, и вас это дело не касается. Повторяю: ваша задача – разведка, сбор любой информации о случившемся. Любой контакт с местными – запрещён из-за риска заражения. Если к вам кто-то захочется приблизится – пригрозите оружием, в крайнем случае разрешено открывать огонь на поражение.

-Стрелять по гражданским?! –один из солдат приподнялся, это был Фрэнк. –Вы там что, с ума посходили?! Надо сначала узнать в чём там дело, вдруг вовсе нету никакого гриппа!

-Прошу вас, успокойтесь. Лучше присядьте и посмотрите видеозапись, вдруг она вас переубедит.

Проектор выдал то же видео, что было на заседании совета безопасности: короткий, пятнадцатисекундный фрагмент довольно наглядно демонстрировал весь тот хаос, который творился в то время на улицах. В кадр попали два солдата, стреляющих в кого-то за границу камеры. В самые последние секунды видео на одного из солдат набросился гражданский, а в последнюю секунду, судя по всему, сбили с ног оператора, так как камера резко упала на землю и видеозапись тут же отключилась.

-Ого-го, там явно жарко! –снова не удержался от своей вставки Остин. –Не ну вы видели это? Безоружный гражданский напал на вооружённого, мать вашу, солдата!

Марк просто проигнорировал очередной всплеск громких эмоций:

-В данный момент видеозапись обрабатывается, на ней выискиваются детали, которые смогут помочь делу.

-Погодите-погодите… -обратился Фрэнк. –Это что, единственная видеозапись? Больше ничего нету? Выпусков новостей, любительской съёмки? Кто-то же должен был что-то заснять! А как же радиопередачи, независимые радиостанции, какой-нибудь призыв о помощи, сигнал сос?

-Честно сказать я не знаю в чём тут причина. С момента начала всей это заварушки в сеть просачивались простые статьи, в которых говорилось о беспорядках, но без деталей и уж тем более фотографий. Об этом вещали даже по телевидению, но без каких либо видеовставок. Спустя день, если верить словам, вся Американская сеть накрылась большим медным тазом, а до этого, ходят слухи, жителям туда был запрещён практически любой доступ. Это лишь слухи. Говорят так же что кто-то глушит радиочастоты. Эфир молчит и не отвечает. Что касательно видеозаписей, то, возможно, материал успели заснять как следует, но объявить публично так и не успели, в любом случае, мой вам совет: если во время задания наткнётесь на здание новостей, не поленитесь заглянуть туда. Времени у вас будет предостаточно.

-Это всё смахивает на тщательно спланированную террористическую атаку, или же их правительство специально хотело что-то скрыть от нас. Будто кто-то не хотел чтобы мы увидели что там творится.

-Вы это и выясните. Теперь, когда вы более-менее введены в курс дела, перед вами ставится одна задача: узнать как можно больше о том, что случилось. По моменту высадки у вас будет ровно восемь часов, прежде чем вас заберут обратно. Ищите всё, что может помочь делу, гражданских не подпускать к себе ни при каких обстоятельствах, огонь на поражение открывать разрешается. На этом всё, вертолёт будет ждать вас на палубе через пятнадцать минут.

-Заговорил прямо как солдат. –встав, Остин пару раз хлопнул по плечу Марка, от чего тот чуть не согнулся в три погибели.

Солдаты не спеша вышли в коридор и направились к лестнице.

-Что это было? –заговорил солдат довольно солидного возраста, правую щеку его украшал глубокий шрам, протянувшийся от виска до подбородка, разрывая рвом участок тёмной щетины на два берега. –Это больше было похоже на дискуссию с чаепитием, а не на постановку задачи. Столько болтовни впервые слышу. Раньше было строже: один человек объясняет задачу солдатам, когда те молчат в тряпочку и глотают каждое слово словно кислород, впитывая и усваивая, а тут развели беседу как придворные дамы.

Остин только презрительно хмыкнул, за него ответил Фрэнк:

-Ситуация далеко нестандартная, вопросы сами собой напрашиваются. Какие раньше были задачи? Выбить противника с точки, просочится в тыл, захватить и удержать здание? А теперь какова наша задача? Внедрение в Нью-Йорк, где случилось непонятно что? У Вас разве нет вопросов, сэр?

-Нет, нету. Это и отличает солдата со стажем от новичка: мы не будем задавать вопросов, даже если нам скажут, что от нашей задачи зависит судьба планеты. На данный момент для нас цель ясна как божий день – идём в разведку.

-Так, солдаты, вам задачу поставили? –неожиданно раздалось из тёмного проёма, где начиналась лестница.

-Так точно, сэр! –кто-то отчеканил это слово, шлифуя каждую букву, кто-то промямлил, ссылаясь на мирную, не боевую обстановку.

-Давайте все за мной.

Солдаты поднялись на палубу авианосца, где их уже поджидал вертолёт, с которым возилось несколько человек из техобслуживания.

-Расчётное время прибытия – двадцать пять минут! Детали буду объяснять уже в ходе операции! –командир старался перекричать звук только что запустившихся лопастей. –Мы полетим с вами на двух птичках, вместе с нами так же будет медик и учённый из ЦКЗ! Познакомитесь с ними позже!

Солдаты погрузились в вертолёты, компанию им составили две девушки, на каждой из которых красовался бронежилет, по крайней мере, на пару размеров больше положенного.

-Баба на корабле – не к добру, а две – тем более. –не удержался Остин.

Очередную шутку никто не услышал из-за звука раскрученных лопастей, однако многие товарищи успели увидеть ехидную ухмылку на выбритом начисто, кроме ирокеза на макушке головы, лице и проследили за его взглядом в сторону двух тощеньких фигур, расположившихся на противоположных сиденьях.

Вертолёты плавно оторвались от палубы и полетели по направлению к Нью-Йорку. Авианосец расположился недалеко от города, и многие ещё до посадки на вертолёт успели увидеть чёрный, как смоль, дым, резко контрастирующий с голубым небом. Внизу, на воде, было множество разнообразного мусора, спасательных шлюпок, небольших лодок. Все как один смотрели на всю эту картину с ужасом и недоумением. Из прострации солдат вырвал голос пилота:

-Так, внимание, сейчас будем пролетать над задымленным участком, настоятельно рекомендую надеть респираторы.

Не успели все потянутся к дыхательным маскам, как открытый борт заволок непроницаемый дым. Надевать пришлось в спешке, перебиваясь кашлем. Дым рассеялся так же быстро, как и начался, и перед всеми предстала картина полного разрушения: бесчисленное количество мусора, гигантское столпотворение машин; частично обрушившееся двадцатиэтажное здание; горящий, словно сигара, стоящий рядом небоскрёб; танк, застрявший на вмятых в лепёшку гусеницами машинах; военная колонна из покинутых хаммеров вдалеке.

-Ничего себе… -проговорил Фрэнк наряду с удивлённым присвистыванием Остина.

-Уму непостежимо. –подхватил солдат с молодым голосом – Вик, и снова схватился за свой крестик.

Девушки смотрели на всё это молча, но гигантский всплеск эмоций и без того читался в их удивлённых глазах, а их рты под респираторами, наверное, были раскрыты от удивлёния.

-Ребята, я высаживаю вас вон на том участке рядом с пристанью – здесь раньше проводились вертолётные туры – места лучше для посадки и не пожелаешь! –прокричал пилот, указывая на относительно свободное пространство рядом с берегом, изначально созданное для посадки вертолётов. –Через восемь часов отсюда же вас и заберу! Вторая группа подтянется прямо после вашей высадки, места для двух вертолётов здесь нет – площадка забита!

-Вас понял! –ответил командир и нажал на таймер. –Восемь часов!

Едва борт вертолёта дотронулся до земли, как солдаты тут же рассыпались в разные стороны, подстраховывая друг друга. Копошились только девушки, неуклюжими движениями вытаскивая два габаритных рюкзака с оборудованием. К одной из них уже подбежал Фрэнк, предлагая помощь.

-Давайте помогу. –командир подбежал ко второй девушке и схватил рюкзак. –Ух ты! Тяжёлый! Что у вас там?

-Переносная лаборатория. –ответила та и собрала свои тёмные волосы в хвост, полностью показывая на свет большие, голубые глаза с длинными чёрными ресницами. –Я, кстати, не представилась, меня зовут Анна.

-Вэйланд. –коротко ответил командир. –Вам ещё нужно со всеми познакомится. Эй, Остин! Иди сюда!

Остин, будучи похожим больше на каменное изваяние высотой в два метра с лишним, чем на человека, довольно юрко подбежал к Вэйланду, оставив свою позицию.

-Понесёшь это.

Анна, заметив как небрежно Остин вздёрнул рюкзак, побелела на месте:

-Прошу вас, осторожнее! Там дорогое и хрупкое оборудование!

Громила лишь хмыкнул, но под взглядом командира всё же аккуратно продел руки в лямки и так же аккуратно закрепил груз на спине.

-Прошу его простить. –обратился к Анне командир. –Остин – парень простой, без особого склада ума, но вот когда нужно – пёрышко через поля боя в открытой ладони пронесёт. Обычно он шуточки отжигает, но сейчас почему-то вообще ни слова не сказал, хм… странно даже как-то.

-А вы оглядитесь, посмотрите что кругом творится. Лично по-моему тут даже самый душевнонепробиваемый человек скиснет. Из меня словно все счастливые чувства выкачали, как только я увидела всё это. До капли выкачали.

Вэйланд отвернулся и поднял вверх руку, показывая пилоту большой палец. Вертолёт незамедлительно оторвался от земли и полетел в сторону моря, на его место тут же приземлился второй, выгружая остальных бойцов.

-Главное, чтобы в моей команде все оставались дееспособными, как физически, так и духовно. А как нам известно, недееспособность на поле боя ведёт к смерти. –прозвучало из-за спины командира. –Так, внимание! Делимся на две группы! Со мной пойдут: Остин, Фрэнк, Вик, Гарнет и Анна – учённый из ЦКЗ. Все остальные, включая медика - во второй команде! Передвигаемся поэтапно, одна группа идёт - другая прикрывает. Следить за любым движением, о контакте докладывать незамедлительно, гражданских лиц к себе ни в коем случае не подпускать, если кто-то подойдёт ближе чем на пять метров – стрелять на поражение! Конец маршрута: госпиталь в трёх милях отсюда, там должно быть много информации. Всем всё ясно?

-Так точно, сэр! –на этот раз слова отчеканили абсолютно все, за исключением двух девушек.

-Вик, осмотри местность. –поступил первый приказ.

Солдат достал бинокль и забрался по ящикам на небольшое одноэтажное офисное здание, являющееся частью пирса.

-Чисто! Движений нет, в восточном направлении пройти не получится – многочисленные пожары. Так, вижу газетный киоск на десять часов! Наверное там есть информация.

-Внимание, все выдвигаемся в северо-западном направлении, первая группа – за мной!

***

-Мама, я есть хочу…

-Ничего сынок, подожди немного, скоро папа принесёт еды. –утешала сына мать, легонько обнимая того за плечи и трепетно прижимая к себе, буквально телом чувствуя, как истощал семилетний мальчонка.

Они находились в трюме огромного грузового судна, вместе с великим множеством таких же обездоленных и несчастных людей, умирающих от голода. Гигантское помещение было еле освещено, от чего огромное, окутанное полумраком пространство напоминало свод исполинской пещеры. Тут и там огоньками светили небольшие фонари и лампы, вокруг которых сгрудились люди, укутанные кто во что попало. Можно было увидеть группу людей, где все плотно прижались друг к другу – это семья, уцелевшая семья, счастливчики; а можно было увидеть и одиноких людей, с потухшим взглядом и заплаканными глазами – одиночки, которые потеряли самое дорогое, что у них было.

В душе Альма радовалась, очень радовалась, ведь её муж и сын были здесь, вместе с ней. Она сохранила то самое ценное, чего многие лишились. Семей в полном составе здесь пересчитать можно было по пальцам, не всем судьба оказала столь широкий жест милосердия. Она старалась не смотреть на тех, кому повезло меньше. При виде сгорбленного, поникшего тела, смотрящего стеклянными глазами в никуда и отбрасывающего длинную, костлявую тень от маленькой лампы, в душу Альмы моментально закрадывался холод и уныние. В первое время она не знала куда себя деть: многие плакали, закатывали скандалы, истерили и уходили в депрессию. Гигантское пространство грузового судна принимало в себя каждый стон, каждый плач, превращая всё это в загробное эхо, кружащее под стальным сводом и среди многочисленных контейнеров. Но со временем многие успокоились, их депрессии перешли в тихую стадию. Люди разбрелись по укромным уголкам этого железного лабиринта и притаились, словно в ожидании. Альма со своей семьёй нашла себе укромное углубление между контейнеров, где сейчас вместе с сыном ждала мужа.

-Альма, ты не спишь..? –донеслось шёпотом из темноты.

-Нет, милый, заходи.

-А Курт?

-Я тоже не сплю, папа. –ответил детский голос.

В эту же секунду за поворотом контейнера зажёгся свет и показалась фигура отца:

-Я всё-таки выбил у капитана лишнюю порцию. –отец присел перед Куртом, протягивая ему плитку шоколада. –Личный подарок от капитана, ещё он просил передать тебе привет.

Сын закивал головой и с небывалой скоростью стал уплетать шоколад.

-Держи, дорогая, возьмите с Куртом мою порцию сухофруктов, вам как раз должно хватить.

-Но, Кевин! –пыталась возразить жена.

-Никаких “но”! Я не голоден, а ты и сын с каждым днём становитесь всё тоще и тоще, я не могу на это смотреть.

-Как думаешь, мы скоро отсюда выберемся?

-Понятия не имею… я говорил с капитаном, он сказал мне что по рации ему приказали остановить корабль, иначе будет открыт огонь на поражение. Что они там себе возомнили? Могли хотя бы гуманитарную помощь оказать! Лишь о своих шкурах пекутся!

-Милый, пожалуйста, не при ребёнке…

-Прости.

Неожиданно в стальное чрево корабля, наполненное глухими отголосками привычных звуков и стуков, вторгся какой-то новый, неизвестный, но до жути знакомый.

-О господи… ты слышишь?! Вертолёт! –возликовал Кевин. –Они прилетели к нам!

Водрузив сына на плечи, Кевин со своей женой мигом направился наверх, к палубе. Не он один услышал звук вертолёта, многие уже в спешке поднимались по лестнице, а некоторые даже схватили свои мелкие пожитки, в надежде на то что их сейчас увезут отсюда. Тёмный трюм корабля сменился сильным, прожигающим светом – солнце беспощадно палило и ослепляло, а на небе не было видно ни единого облачка. Под лучами Кевин едва смог углядеть тушу грузового вертолёта, которая плавно шла на сближение с судном. Все замерли в ожидании.

Вертолёт немного покружил в воздухе, выискивая пригодное для посадки место, которое нашлось на носу корабля. Едва задняя дверца начала открываться, как люди поспешили к спасительному транспорту, жадно друг друга отпихивая и толкая. Гонка закончилась через несколько секунд, как только из вертолёта вышли вооружённые солдаты, надетые в противогазы с замкнутой системой дыхания. Оцепив пространство вокруг вертолёта, каждый из бойцов занял позицию и уставился в сторону беженцев парой стеклянных, безжизненных окуляров защитной маски. Один из них что-то сказал в рацию, и из вертолёта вышли новые люди, все сплошь в белых защитных костюмах и с контейнерами в руках.

Впереди толпы вышел капитан корабля. Он единственный набрался смелости и пошёл навстречу солдатам, которые застыли на своих местах словно инопланетные стражники. Когда до военных оставалось пару метров, все солдаты, словно по команде, подняли автоматы и направили их в сторону капитана, прицеливаясь.

-Что здесь происходит?! –остановившись, капитан гневно выкрикнул эти слова солдатам. –У меня на борту свыше трёх тысяч человек и все они медленно погибают! Здесь дети, в конце концов! Пожалели бы их хотя бы!

-Позовите сюда переводчика! –произнёс по-французски человек в белом костюме.

Из вертолёта вышел ещё один человек в белой химзащите. Пошептавшись немного с остальными, он направился в сторону капитана, за ним последовали и остальные.

-Добрый де…

-Добрый день?! –тут же прервал капитан. –Добрый, ебать его, день?! И это всё, что вы можете сказать?!

-Если вас не устраивает жест приличия. –твёрдо и глухо прозвучало из под фильтров. –То мы можем быть и менее культурными, не говоря уже о сговорчивости.

-Зачем вы здесь? –чуть-чуть успокоился капитан и достал некогда белый платок, вытирая крупные капли пота на загорелом, слегка сморщенном лице. –Вот смотрю на вас и удивляюсь: тут, наверное, градусов тридцать, а вы в этих резиновых клоунских нарядах. Наверное запеклись уже, как курицы гриль.

-Мы здесь чтобы помочь вам. –ответил человек по делу и сказал что-то на французском своим товарищам.

Все учёные, включая солдат, тронулись с места, огибая капитана.

-Эй... ЭЙ! И это всё?! –не понял ситуации капитан. –Мы не договорили!

Огромная толпа людей смотрела на эту сцену молча, боясь проронить и единого звука. Все надеялись на спасение, а получили в итоге вертолёт, полный военных и учёных в химзащите. Ещё когда все в спешке погружались на корабль, хватая свои семьи или пожитки, была гигантская надежда на то, что корабль, переплывший через океан, гостеприимно встретит Европа, даруя надежду на новую жизнь его пассажирам. Торговое судно положило курс на Францию, об этом сообщил капитан практически в самом начале плавания. Когда корабль был в каких-то трёхстах километров от берега, поступил сигнал от военно-морского флота, что если они сдвинутся вперёд ещё хоть чуть-чуть – будет открыт огонь на поражение. Больше никаких сигналов не было, радиосвязь тоже молчала и корабль простоял в таком положении ещё несколько суток. Тем временем незваные гости приближались всё ближе к толпе, солдаты держали оружие на изготовке, а учёные стали распаковывать содержимое своих контейнеров, доставая на свет разнообразные нехитрые приборы для анализов.

-Вы! –указал англоговорящий учённый на Альму и её семью. –Прошу, подойдите.

-Мам, мне страшно… -жалобно прошептал Курт.

-Ничего, солнышко, всё будет в порядке.

-Да, не волнуйся, сынок, папа не даст тебя в обиду. –отец опустил сына с плеч и крепко схватил за руку.

Семья подошла к группе учённых, которые вовсю возились с оборудованием. Небольшие чемоданчики в общей сумме превратились в довольно габаритную лабораторию, расположенную на переносных столиках. Здесь, казалось, было всё что нужно: обрабатывающие жидкости, шприцы, какие-то растворы в маленьких баночках, микроскопы и даже маленькая центрифуга.

-Вы не будете против, если мы возьмём анализ вашей крови? –учённый старался быть как можно вежливее, однако добиться в ответ того же он никак не сумел.

-С какой стати нам вам содействовать? –задал прямой вопрос Кевин.

-А если я скажу вам, что от ваших анализов будет зависеть судьба всех этих людей? Пожалуйста, нам нужно проверить, не заражены ли вы.

Альма слегка испугалась, это было видно по её лицу, а вот лик Кевина приобрёл негативные оттенки: кожа на переносице собралась в складки, нижняя челюсть заиграла, а глаза, казалось, вот-вот начнут пускать искры.

-Мы не заражены! –выпалил он и начал танцевать на месте, поворачиваясь из стороны в сторону, демонстрируя части тела. –Посмотрите – ни единого укуса! Да и если бы я был укушен, то не стоял бы здесь сейчас перед вами!

-О каких укусах вы говорите? –глухие слова, наполненные непониманием, просочились из под фильтров.

-Так вы не в курсе?! –капитан всё это время подслушивал разговор. –Вы не знаете что там творится? Это шутка такая, да?

-Нет, мы не в курсе. И я уверен, что вы нам всё расскажите, только не здесь. –в быстром темпе отозвался человек в химзащите, после чего повернулся к Альме и её семье. –Мы можем вас увести отсюда на наш корабль, там вам зададут пару вопросов, сделают ещё парочку анализов и, основываясь на всём этом, вынесут вердикт касательно всех людей, которые находятся на этом корабле и не только. Мы вас не заставляем, ибо кроме вас найдутся люди, которые согласятся, но это ваш шанс побыстрее добраться до нового дома.

Альма не знала куда себя девать и как реагировать на эти слова. Взгляд её был направлен прямо в стёкла противогаза говорившего – одного ответного взгляда было бы достаточно, чтобы определить, ложь это или нет, но, к сожалению, человеческие глаза были скрыты под чёрной, адской маской, а слова надежды пугающе искажались фильтрами, не позволяя в себя верить. Кевин как продолжал мерить злостным взглядом посетителей, так и остался. Молчание затянулось, и из под маски снова вылетели слова:

-Послушайте, давайте на чистоту… -слова, казалось, были отосланы всем, но вот взгляд был прикован к Альме – она это чувствовала. –Я вижу, у вас семья: муж и прекрасный ребёнок. Знаете, у меня ведь там тоже семья: жена, трое детей, отец с матерью. И я не хочу, чтобы их постигла та же участь, что навалилась так неожиданно на вас. Я тоже хочу их защитить, и сделаю всё для этого. Если это вирус – я не впущу его в наш дом, чего бы мне это ни стоило. Но это не значит, что я или кто либо ещё, присутствующий здесь – нелюдь. Это не так! Именно по этому мы хотим побыстрее решить конфликт с невинными людьми как можно скорее, но и просто так впустить мы вас не можем.

-Посмотрите какие все благородные! –зло сплюнул капитан корабля. –Почему мы все видим это благородство только в ваших словах? Если ты такой благородный, то сними свой сранный противогаз, посмотри мне в глаза и скажи, что к нам хотя бы привезут гуманитарную помощь! Это у нас тут в качестве груза перевозились контейнеры с продовольствием, а какого тем, у кого на корабле не оказалось вообще ничего? Они ж там с голоду мрут, если уже не померли! Ну, где твоя смелость?!

Маска противогаза дёрнулась в сторону капитана. Пальцы в резиновых перчатках сжались в кулаки – было заметно что всё тело напряглось несмотря на мешковатый, белый костюм. Пара резких шагов, отдающих глухим топотом и звуком резины – и медик стоял прямо перед капитаном, лицом к лицу. На несколько секунд воцарилась тишина, нарушаемая лишь всплесками волн. Так же резко, буквально за мгновение, медик чуть ли не содрал с себя чёрную маску, игнорируя дёрнувшихся к нему коллег, что-то закричавших на французском. Его лицо было молодым и светлым, голубые глаза цвета неба пристально всматривались в недоумённые зрачки капитана, а губы так и играли вверх-вниз, образуя гримасу недовольства.

-Я обещаю, что в ближайшее время вам предоставят помощь. –медленно, забивая каждую букву словно гвоздь молотком, проговорил медик. –Не в моих силах решать вопрос такого уровня, но я донесу вашу просьбу до самого верха и потребую чтобы вам и другим пострадавшим оказали всю нужную помощь. А теперь дайте нам делать свою работу, которую мы выполняем ради вас!

Капитан ничего не ответил, лишь едва кивнул. Медик повернулся к толпе зрителей, среди которых была и семья Альмы.

-Какого Ваше решение? Вы полетите с нами?

Немного постояв, но так ничего не ответив, Альма вместе с мужем и сыном двинулась в сторону вертолёта. Она увидела его глаза – они не врали.

***

Нью-Йорк, Уотер-стрит, недалеко от здания Нью-Йоркских вертолётных туров.

-Тысячи смертей – неожиданная атака неизвестного вируса… Хммм, ну по крайней мере мы теперь знаем хоть что-то.

Газета вылетела из рук командира и, немного поплыв в воздухе, легла на разбросанную гору мусора, заголовком вверх. На первой странице, прямо под заголовком, красовалась фотография, на которой силы правопорядка, пользуясь тяжелыми щитами, пытались оттеснить толпу людей, которая, словно бешенная, наплывала на них целой волной.

В лабиринте из покинутых машин аккуратно передвигались солдаты, страхуя друг друга и высматривая в прицелы любые ближайшие проёмы. Город был пуст. Из-за жары трудно было различить, покрывала асфальт под ногами простая грязь, сажа или же тёмная, высохшая кровь. Редкий порыв ветра был настоящей благодатью, и то не всегда: часто с порывом ветра приходил запах гари с лёгким привкусом разложения. Небольшой, некогда зелёный сквер, мимо которого прошла вооружённая группа, выгорел дотла, а памятник в центре превратился в чёрный, словно уголь, кусок камня.

-Группа один, сектор чист – можете выдвигаться. –послышалось в рации.

-Так, рассредоточились! –шикнул из под фильтров Вэйланд. –Остин, прикрываешь Анну.

Небольшая группа, рассредотачиваясь, маневрировала среди брошенных машин. Горячий воздух, плавившийся над асфальтом, перешёл в лёгкое дуновение прохлады, созданное тенью небоскрёба.

-У меня болит голова… -послышался в рации голос Вика.

-Отставить, говорить только по делу. –отозвался командир.

-Вик прав, сэр. Мне тоже как-то не по себе… Дрожь пробирает и, кажется, страх. -отозвался другой голос.

Вэйланд вопросительно глянул на Анну, которая шла в нескольких метрах правее, прикрываемая Остином. Завидев немой вопрос, та лишь покачала головой и указала на рацию, Вэйланд кивнул.

-Сразу говорю вам это не вирус. –мгновенно отозвался голос Анны в рации. –Никто из нас не заражён. Если вам не по себе, постарайтесь успокоиться. У меня тоже странное ощущение и неприятная головная боль.

-Почему так, док? –спросил Вик.

-Смею предположить, что дело в городе. Всем непривычно видеть Нью-Йорк, один из самых крупных городов мира, абсолютно пустым. Гигантские коробки небоскрёбов вместе со звенящей тишиной в буквальном смысле давят на наши головы. Ситуация очень схожа с агорафобией, но это не совсем она… просто дышите глубже.

Первая группа приближалась ко второй, уже занявшей свои позиции и вовсю смотрящую в бинокли.

-Куда дальше, сэр? –спросил Альфред – один из членов второй группы.

-Идём строго по Уотер-стрит, пока не наткнёмся на мемориальный парк Титаник. Сейчас наша группа пойдёт вперёд, а вы пока…

-Контакт на двенадцать часов! –прокричал один из солдат.

***

Где-то на корабле ВМС Франции.

-Проходи, садись. –приветственно улыбнулась женщина в медицинском халате.

Курт неуверенной, спотыкающейся походкой пошёл к столу, очень заметно вздрогнув, когда за ним с хлопком закрылась дверь.

-Я не хочу быть один…

-Не волнуйся, дорогой, мама и папа прямо за дверью, ждут тебя. Я просто задам тебе пару вопросов, и если ты ответишь честно, то получишь… -женщина нагнулась, доставая что-то из ящика стола. –Конфету!

Глаза мальчика приковала большая карамель на палочке, закрученная разноцветной спиралью.

-Ну как, дружок, мы с тобой договорились?

Курт энергично закивал.

-Вот и славненько! А теперь скажи, что случилось у тебя дома?

-Я сидел дома с Рэйчел.

-Рэйчел? А кто такая Рэйчел?

-Девочка с соседнего дома. Она ходит в школу и встречается со страаашным парнем –Курт скорчил рожицу отвращения, после чего подался вперёд и прошептал. –Скажу вам по секрету, что встречается она с ним только из-за его машины.

Доктор сдержанно засмеялась:

-Так значит Рэйчел – твоя няня?

Курт кивнул.

-Хорошо, а что было дальше?

-Потом приехали мама с папой. Мама всегда приходила раньше папы, но тогда они приехали одновременно. Они странно себя вели, что-то сказали Рэйчел и она убежала домой.

-А потом?

-Потом они сказали мне, что мы едем отдыхать, далеко-далеко. Мы сели в папину машину и поехали.

-А ты ничего… ммм… странного не видел, пока вы ехали… отдыхать? –продолжая держать улыбку, женщина поправила короткие очки в тёмной оправе.

Курт снова закивал.

-И что же ты видел?

-Кусачек…

***

-Господи… да он весь в крови. –прошептал Вэйланд, разглядывая в бинокль человека в порванной, залитой запёкшейся кровью одежде рабочего. –Анна, посмотрите на это!

-Невероятно… -выдохнула Анна, разглядывая окровавленную фигуру. –У него нарушена координация, шатается из стороны в сторону, зрачки… о Господи! –она чуть не подпрыгнула на месте.

-Что такое? –спохватился Остин.

-Мне показалось он посмотрел на меня!

-Вам не показалось, мэм. Он нас заметил и бежит сюда! –бросил Альфред.

Вооружённую группу и незнакомца отделяло расстояние в тридцать метров, сплошь забитое машинами. Фигура человека довольно резво оббегала остовы автомобилей, сокращая дистанцию. Дикий крик, будто у орущего от боли психа, вырвался из горла незнакомца, заставляя всех тут же вскинуть своё оружие.

-Приказываю остановится! –прокричал Вэйланд. –Иначе будет открыт огонь на поражение!

Неизвестный отреагировал лишь одним способом – ещё больше прибавил в скорости. Расстояние заметно сокращалось.

-Огонь!

Человек был уже в нескольких метрах от группы, когда был открыт огонь. Ещё до того как спустить курок, Вэйланд увидел его глаза, наполненные страшной, пробирающей до кости дикостью. Чёрные зрачки-точки на абсолютно белых глазах, казалось, смотрели одновременно никуда и прямо на тебя.

Солдаты тратили патроны экономно, стреляя одиночными. Несколько пуль угодили в грудь и живот, несколько в ноги. Неизвестный упал, отброшенный назад. Анна схватилась за свой респиратор – привычка во время испуга подносить руки ко рту. Вторая девушка-врач вообще отскочила назад на добрых пару метров.

-Прямо как на том видео… -недоумённо пробасил Остин.

-Давайте убираться отсю… что за чёрт?!

Только что скошенный пулями человек без каких либо проблем поднялся на ноги и резко бросился вперёд. Реакция солдат была молниеносной, но и этого не хватило – взяв разбег, неизвестный со всей силы навалился на Альфреда, который стоял ближе всех.

***

-Кусачки? А это кто?

-Мама сказала, что это больные люди… она говорила, что если тебя укусит кусачка, то ты тоже заболеешь и тебе будет больно, а потом ты сам станешь кусачкой и будешь всех кусать. Она сказала, чтобы я внимательнее смотрел по сторонам и не позволял себя кусать.

***

-Снимите этого урода с меня! –заорал Альфред.

Человек буквально вгрызся в бронежилет пехотинца с завидной силой. После безуспешной попытки прогрызть прочную ткань, неизвестный нашёл более лёгкую цель – шею. Вместе с усилившимся криком Альфреда на асфальт потекла струйка крови.

-Уберите! Уберите его!!!

Психа от жертвы словно за секунду отдёрнули прямо в небо. Остин, не смотря на габаритный вес за своей спиной, на метр поднял тварь, попутно выбивая кулаком окровавленные зубы из клацающего рта. Несмотря на монолитные удары, обрушившееся на психа снова и снова – сознание он не терял, наоборот, пытался всё сильнее и сильнее дотянутся до руки, которая его держала.

-Остин, свяжи его! Только аккуратно, смотри чтобы не укусил! –Закричал Вэйланд, стараясь перекрикнуть Альфреда, возле которого уже вовсю суетились две женщины-медика.

Укус на шее не был сильным, кровь получилось довольно быстро остановить. Но Альфреда по прежнему трясло, а вены на шее возле укуса как-то неестественно вздулись.

-Альфред, дружище, слушай меня! –склонился над ним Фрэнк. –С тобой всё будет в порядке!

-Да всё итак в порядке… -сдержанно ответил Альфред. –Мне жена дома засосы страшнее ставила.

Хриплый смех товарища, пробивающийся сквозь кашель, заставил Фрэнка улыбнуться:

-Шутишь. Хороший это признак.

-Как у него дела? –спросил Вэйланд, подходя к двум возившимся с аптечкой девушкам.

Анна встала и, ничего не ответив, отвела командира в сторону:

-Нам нужно где-то отдохнуть. Мы не можем идти вперёд когда у него такое состояние. Ему вкололи двойную дозу обезболивающего но, похоже, это не помогает… Давайте где-нибудь укроемся на время, помимо раненого у нас появились вопросы. –взгляд Анны устремился в сторону связанного, дёргающегося со всей силы и безуспешно мычащего в кляп, окровавленного человека. –Нужно исследовать его.

-Нам приказывали не контактировать с гражданскими. –отбросил Вэйланд.

-И, тем не менее, мы уже вышли с ними на контакт, без нашего желания. –дополнила Анна. –Я здесь не только для того чтобы замерять окружающую среду на предмет вирусов. Нью-Йорк – большой город, и жителей тут много. Меня не покидает ощущение, что где-то тут ещё бродят сотни таких, как этот.

Командир немного помолчал, потерев рукой подбородок, затем повернулся к отряду:

-Внимание всем! Через пять минут выдвигаемся по намеченному курсу. Высматриваем место, которое может подойти в качестве укрытия на пару часов! –отдал приказ Вэйланд, после чего повернулся обратно к Анне. –Времени у нас чертовски мало, пара часов – всё что я могу.

Учённая из ЦКЗ кивнула в ответ.

***

-А потом мы с мамой и папой оказались на боооольшом, –Курт развёл руки настолько, насколько смог. –Корабле! Мама сказала, что мы уплывём далеко-далеко, туда, где нет кусачек.

-Спасибо за историю, дружок. –улыбнулась женщина в халате, протягивая мальчику заслуженную конфету.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 35
Комментарии

Слишком длинно, но на определённых моментах заставляет почуствовать атмосферу. Довольно силно. Ставлю 9.

Прошу прощения, не могу писать короткие главы =))

человек-человеку-волк

а зомби-зомби-зомби

блять Satoshi ты выполняешь мои желания читателя -зомби и геноцид Америки +10

ну и что-что длинно Domovoy главное содержание!

Очень рад, что угодил целому желанию читателя!))

Спасибо большое, Satoshi!)))

Красава!Пиши дальше,чертовски интересно!

очень круто! особенно изза обьема;) читал пролог давно, и уже забыть успел, а тут продолжение!! с меня 10(хотя хотелось бы поставить 20;))

Отлично, просто отлично! Жаждем продолжения!

___________

semper fidelis

На днях вспоминал пролог твоего рассказа и уж было подумал, что ты его забросил, ан нет, недавно выложил продолжение! Чудом нашел эту главу, обязательно прочитаю)

__________

Every day, humans come one step closer to self destruction! I'm not destroying the world, I'm saving it! © Albert Wesker.

Читайте на здоровье! =) Ну и, соответственно, Следите за темой - на подходе вторая глава))

Отлично.

домовому: на вкус и цвет... фломастеры разные!

мне вот наоборот по душе когда текста много:))

автору: друже! у тебя есть стиль! заняТОЙ ради такого текста будет отрываться от дел и читать;)

с меня 9!

Бляя опять неокоченный

Быстрый вход