Синдром Пика (Глава 1)

глава 1

Вам снятся кошмары? Я уверен, что Ваш самый страшный сон окажется лишь детской сказкой по сравнению с тем, что обрушилось на меня и мой маленький город. Еще неделю назад я не представлял, как выглядит мертвый человек, не умел заряжать пистолет и уж точно не знал, что делать, если хочется содрать с себя шкуру живьем. За эти семь дней жизнь научила меня радоваться тому, что не стало еще хуже. Поэтому я решил написать, что все-таки произошло здесь, в Борисоглебске, пока я могу это сделать. Вряд ли я стал бы заниматься этим в другом месте и при других обстоятельствах, но лучше писать, чем просто ждать смерти. Впрочем, все по-порядку.

Я - Александр Невитский. Неделю назад жил в Воронеже и был вполне доволен тем, чего добился. В 22 года я больше походил на подростка с тонким лицом, большими выразительными глазами и острым носом. При росте, с которым меня без проблем взяли бы в баскетбольную команду, я не обладал достаточной массой, и от этого худощавость еще больше бросалась в глаза. Моя квартира располагалась в одном из домов на улице Сенной, рядом с центром. Воронеж приютил меня совсем недавно, поэтому время от времени я скучал по родному Борисоглебску. Конечно, глупо вспоминать город, в котором меня больше ничего не держит, но я там вырос и образование я получил именно в нем. Архитектурно-строительный университет помог мне открыть талант проектировщика.

Волнение не покидало меня все утро. Пришлось проснуться раньше обычного, чтобы успеть привести одежду в порядок, выгладить рубашку и пиджак для предстоящей встречи. Директор фирмы, в которой я проходил испытательный срок, ненавидел неопрятный внешний вид у подчиненных, а если он злился, то становился настоящим монстром. Даже самым принципиальным противникам строгих костюмов пришлось приобрести их на случай вызова к начальству. В основном с директором разговаривали исключительно о совершенных проступках и допущенных оплошностях, но мой случай был уникальным - предстоящая встреча сулила постоянную работу и хорошие деньги. Меня приняли в фирму на место внештатного архитектора-проектировщика, как лучшего студента ВУЗа. У моего университета была договоренность о приеме одного из выпускников на временную работу. Это место никогда не воспринималось начальством всерьез. Вроде ты выпускался, получал специальность, но тебя попросту не замечали, поэтому многие уходили из фирмы не успев раскрыть свой потенциал. Однако мне это удалось. Мои проекты получили высокие оценки экспертов, и теперь я мог рассчитывать на постоянную работу в фирме.

За окном собирались тучи. Я поправил пиджак, который висел на мне, как на вешалке, и, захватив зонт, вышел из дома. Несмотря на то, что накрапывал дождь, лицо обдувало теплым летним воздухом. Дорога до главного офиса занимала не больше двадцати минут. Я вдохнул свежий воздух, который бывает во время летней грозы, поднял ворот плаща и направился к главному офису. Через пару минут небо окончательно сковали черные тучи. Ветер усиливался вместе с начинающимся дождем, и мне пришлось воспользоваться зонтом. Не хотелось бы промокнуть в такой момент. Странно, встреча с главой компании предвещала новый контракт и успешное будущее, но почему-то вместо радости у меня зародилось плохое предчувствие. Может быть всему виной обычное волнение, а может быть страх перед неизвестным. Я зашагал быстрее, пытаясь понять причину своей тревоги. Серые окна окрестных домов, провожали редких прохожих холодным взглядом. Пронизывающий, совсем не летний ветер, продувал насквозь и я заметно дрожал. Черное небо озарилось яркой полоской молнии. По городу прокатился раскат грома, заглушая стук дождя по окнам и крышам. К счастью дорога была недолгой, и совсем скоро передо мной возникло шикарное здание фирмы. Спасаясь от грозы, я слишком поздно заметил стоящего в фойе парня и столкнулся с ним на полной скорости. Увы, с моей комплекцией не суждено сбивать прохожих. Словно налетев на стену, я рухнул на холодный кафельный пол.

- Полегче, приятель! - начал ошарашенный парень. Оглядев людей в холле, мне стало безумно стыдно, но кажется, происшествия никто не заметил. Покраснев, я поднял глаза и только тогда понял, почему голос показался мне знакомым. Оторопев, на меня смотрел мой друг, Максим. Первый человек, с кем мне довелось познакомиться в Воронеже. Он единственный из архитекторов компании, с кем мне удалось поладить. Мы договорились встретиться здесь в половину девятого, но почему-то он пришел раньше. Я бросил взгляд на одежду парня - сухая. Машины у него не было. Компания даже квартиру не предоставила. Неужели он здесь так долго, что успел высохнуть? Наверное, кто-то подвез, и он не попал под дождь. Объяснение казалось вполне правдоподобным.

- Макс, извини, - не вставая, начал я, но мои слова утонули в его заразительном хохоте.

- Видел бы ты свою рожу! - он тоже узнал меня и громко смеялся, протягивая связку ключей, выпавших при падении.

- Перестань, - я смущенно посмотрел по сторонам и поднялся. - Спасибо, что пришел.

- О чем ты говоришь, Сань? Я знаю, что тебе необходима поддержка. Ты самый достойный среди нас. А какой мы стадион забабахали? Пизанская башня выглядит как ларек, по сравнению с ним. И ты сделал больше нас всех! Это твой стадион - его рука добродушно опустилась на плечо, а голос стал серьезным - ты единственный, кого могут назначить руководителем отдела проектировки.

Смутившись, я поблагодарил его и проскользнул в лифт. Было не по себе слушать это, хотя все сказанное являлось чистой правдой. Еще в институте мне не раз приходилось засиживаться допоздна, штурмуя очередной учебник. Теперь же я уходил в настоящую работу целиком и полностью. Основная работа лежала на моих плечах, да и сам директор заверил меня, что по окончании проекта я получу это место. Настроение постепенно улучшалось, а уверенность в успехе, благодаря словам Максима, начинала переполнять изнутри.

- Сань, меня всю ночь мучил вопрос. Как у тебя с той блондиночкой из клуба? Даже спасибо не сказал за такую девочку.

Высокий и спортивный, Макс очень легко ладил с женской половиной человечества, и часто знакомил меня. Я хотел рассказать о том насколько она соответствует стереотипу блондинки, как было противно искать темы для разговоров, но ведь он не поймет. Максим считает, что девушки хороши лишь в постели, а там сгодится любая, даже бревно, если оно не звонит в милицию.

- Никак, - буркнул я.

Максима растянулся в широкой улыбке.

- Только не говори, что ты не привел ее домой после клуба. Я думал, ты хотя бы сегодня порадуешь тараканов женским обществом, - не выдержав, Макс снова захохотал.

- Сань, она же явно запала на тебя! Как можно было упустить свой шанс?

Двери лифта выпустили нас на нужном этаже. Перед дверью начальника вдоль стены располагались места для ожидания. Макс забрал у меня зонт, прыгнул в один из мягких стульев и добавил - Ладно, сегодня отметим завершение проекта и подцепим тебе еще кого-нибудь. Удачи, дружище!

Дверь негромко скрипнула, и я вошел в кабинет. Те же дорогие, сделанные на заказ кресла, тот же стол из красного дерева, ничего не изменилось с момента, когда я подписывал первый контракт. За большим крутящимся троном восседала женщина средних лет. Надменный взгляд характеризовал всю ее сущность гораздо лучше дорогих колец и высокопарных жестов. Я невольно съежился при виде нее, а руки предательски задрожали. Странно, что вместо начальника, меня встречала его жена. Что ж, возможно это к лучшему.

- Господин Невитский, вы довольно пунктуальны. Прошу, присаживайтесь, - она указала на офисное кресло перед собой. Только сейчас я заметил, что нервно тереблю ключи, поэтому стараясь не привлекать внимания, отложил их на маленький столик рядом.

- У вас действительно задатки профессионального архитектора. Своей работой вы доказали это сполна. Стадион, спроектированный командой лучших архитекторов, в числе которых трудились и вы, превзошел все наши ожидания.

- Спасибо, госпожа Майорова, - смутившись, пробубнил я.

Она продолжила, не дослушав слова благодарности.

- Строители уже заканчивают основной каркас. Мой муж, будучи главой компании, распорядился...- мое сердце неожиданно взмыло вверх и застряло где-то в горле. Сейчас произойдет то, чего я ждал все эти годы.

- Господин Невитский, как человеку, внесшему столь большой вклад в создание объекта, я уполномочена выписать чек, на оговоренную сумму и лично поблагодарить Вас.

С этими словами госпожа Майорова подошла и протянула руку. Я проигнорировал этот жест и взглянул ей в черные, как деготь, глаза. "И всё? А где же обещанная работа?" - мысль поразила током всё тело.

Казалось, подо мной открылся люк, и я стремительно полетел вниз. Пришлось потратить какое-то время, чтобы придти в себя.

- У меня закончился испытательный срок. Это будет значить, что я уволен. Здесь какая-то ошибка. Может меня назначили на другую должность?

- Не испытывайте мое терпение, господин Невитский. Я похожа на старую маразматичку? Наверное, я знаю, что говорю. Не хотелось портить себе настроение, но Вы вынудили меня. Никакой ошибки здесь нет! Вы больше не работаете в нашей фирме! - Она ударила ладонями по столу.

Я смотрел на ее руки, изъеденные морщинами, изучал изгибы пальцев, цвет ногтей и никак не мог поверить, что мой колоссальный труд не дал результатов. Очнувшись от оцепенения, я поднялся с кресла и неуверенно пожал руку. Губы госпожи Майоровой продолжали двигаться, но я не слышал слов. Последнее, что донеслось до моего сознания, когда я выходил за дверь, это изменившийся резкий голос начальницы: "Не забудьте, к завтрашнему утру вы должны освободить квартиру!". В голове вырисовывалась красочная картина будущего: архитектор, выброшенный на помойку, никаких предложений к дальнейшему сотрудничеству, никакого заработка, даже самого мелкого, нет даже крыши над головой!

* * *

Когда я вышел, Макс все понял по моему лицу. Держу пари, бледностью оно напоминало глиняную статую.

- Сань, тебе нужно выпить. Наплюй на все и иди в бар. Я попробую убедить ее и присоединюсь, - рука крепко сжала мне плечо.

- Спасибо, Макс, хотя ты вряд ли сможешь что-то сделать...

Дверь за ним закрылась, а я всё не двигался с места. Не знаю сколько времени прошло. мне показалось, что пара секунд, но ноги сильно затекли от неподвижного стояния.

"Больше ничего не остается делать, как подчиниться. Надо радоваться тому, что у меня еще есть деньги" - тщетные попытки себя успокоить выглядели жалко. Собравшись уходить, я чудом вспомнил, что забыл ключи в кабинете. Вот кретин!

За дверью не было слышно разговоров. Я мялся под кабинетом, не решаясь войти, чтобы ненароком не помешать Максиму. Вдруг я все испорчу своим появлением. И в этот момент новая волна ярости накрыла меня с головой. Шесть месяцев жизни я потратил на этот проект. Пахал за те же деньги, которые получал еще в Борисоглебске, проектируя дачи богачам. Меня выкинули, как использованный презерватив. Какая мне теперь разница? От негодования я так сильно рванул дверь, что и не заметил, как с треском выбил запертый замок. С чего бы им закрываться? Я ожидал увидеть все что угодно, но только не это. В воздухе пахло сексом. На том самом кресле, где несколько минут назад меня втоптали в грязь, развалился абсолютно голый Максим. На нем, извивалась в оргазме госпожа Майорова, эта старая калоша! Сволочь даже не открыла глаза, когда я появился. Опешив, Макс испуганно уставился на меня.

Сказать, что я был в шоке - ничего не сказать. Приложив немалые усилия, чтобы не вылить на них тонну грязи, я, молча, прошел мимо остолбеневшей пары к столику. Мое подорванное со школы доверие к людям разлетелось на мельчайшие кусочки, без шанса на восстановление. Связка ключей лежала на своем месте, а рядом с ним находился тот самый бесценный контракт с неприметной подписью в самом углу - Максим Догадов.

Не помню, как я ушел. На улице было холодно, зато дождь прекратился.

- Проклятое такси! - я едва не кричал. Стоя на обочине, ненавидел проезжающих мимо таксистов и их пассажиров, ненавидел прохожих, бросающих на меня любопытные взгляды, ненавидел серое небо, превратившее летний день в сумерки и, конечно же, всем сердцем я презирал мерзкого предателя.

Отчаявшись поймать машину, я развернулся в сторону дома и встретил подбегающего Макса с забытым мною зонтом. Никогда ничего подобного не делал. Не дожидаясь пока он остановится, я сжал в кулаке связку ключей и со всего маху приложился в лицо бывшему другу. По инерции ноги парня взметнулись в воздух, и он рухнул, как подкошенный. Голова с глухим стуком встретила асфальт. Из сломанного носа текла ярко-алая струйка. Максим едва шевелился, держась за окровавленное лицо. Зонт выкатился на дорогу и был тут же раздавлен. Тогда я не понимал, что только удача и случай помогли мне избежать мести Максима. Если бы мой удар не разбил ему нос, я не знаю, что бы он со мной сделал. Ужас от содеянного заставил выплеснуться лошадиную долю адреналина.

Я рванул в переулок подальше от этого места. Только завернув в грязный пустынный проход между домами, я смог восстановить дух и оглядеться. С непривычки легкие немного болели, а кожа горела огнем. Я не вспомню, когда мне приходилось столько бегать в последний раз. Проход украшали старые, уже подгнившие коробки и ящики. Грязные контейнеры, следы разложения и старости на стенах старых домов создавали ощущение, будто ты попал в другой мир. Секунду назад ты шел по богатому городу, ловил взгляды прохожих, вдыхал смок улицы, а сейчас пытаешься не угодить в грязные лужи, да зловонные кучи крысиного дерьма. "Когда же кончится этот сумасшедший день?" - думал я, осторожно пробираясь вперед. Неожиданно из-за контейнера, в десяти шагах от меня, показался мужчина, одетый в какие-то лохмотья. Просто нищий, обросший и грязный. Таких тысячи в городе. Не шевелясь, он стоял у стены.

Я продолжил шаг. Мужчина и не думал обращать на меня внимание. Переступая через лужи, я не мог не следить за движениями стоящего в метре от меня человека. Нужно быть начеку, сегодня точно не мой день.

Я слишком увлекся и не заметил лежащий под ногами ящик. Чертова деревяшка! С неё-то и начался этот кошмар.

Хруст досок, неуклюжий поворот и, потеряв равновесие, я полетел на ничего не ожидавшего беднягу. Больно ударившись о контейнер, мы приземлились в грязь. Его массивная туша оказалась сверху, положив меня на лопатки. Подняться не было шансов. Лицом к лицу со мной лежал грязный вонючий старик.

Такого я еще не видел. Щеки впали внутрь, на сухих щеках пенились кровью свежие язвы, а в глазах зияли темно вишневые белки.

- Спаси... - хрип прервался и человек захлебнулся кашлем.

Что-то влажное попало мне на лицо, и я в панике забил ногами. Сбросив с себя тяжелое тело бродяги, я прыгнул в сторону. Странный человек согнулся от сильнейшего приступа кашля. Изо рта вырывались фонтаны крови. Вот что за дрянь сейчас на мне! Недолго думая я упал на колени рядом с глубокой лужей и опустил лицо в воду. Пришлось пожертвовать рубашкой, чтобы насухо вытереть лицо. Я бросил ее в контейнер, накинул пиджак и постарался убраться оттуда поскорее, пока не подхватил воспаление легких.

Когда я оказался в квартире, то первым делом принял душ и смыл кровь нищего, застывшую на шее и лице, а лишь затем лег на кровать. Укутавшись в одеяло, я не мог понять, что же мне теперь делать. Собственная квартира в Борисоглебске, оставшаяся после смерти отца, не была пригодна для жилья. Сосед сверху, заядлый пьяница, уснул с сигаретой у себя в спальне. Начался пожар. Квартира выгорела почти полностью. Это произошло, когда я находился в Воронеже, оформлял документы для приема на работу. Сосед сгорел заживо и компенсацию мне никто не вернул. Друзей в Воронеже не было, поэтому я становился настоящим бомжем. Утешало только то, что на карточке лежал гонорар, о размере которого я мог только догадываться. Откровенно говоря, я не собирался думать о будущем сейчас. Единственным желанием, которое у меня оставалось, было напиться, и с этим я вполне справился.

* * *

Голова сильно кружилась. Стены расплывались перед глазами, бесконечно вращаясь. Пришлось постараться, чтобы подавить приступ тошноты. Стараясь не делать резких движений, я медленно встал с кровати. Мысли путались, цепляясь за вспышки воспоминаний о двух прошедших днях.

К положенному времени я освободил квартиру, прихватив небольшую коробку из-под чертежей проклятого стадиона. Она легко уместила мои немногочисленные вещи. Широколицый таксист был немало удивлен, когда я попросил отвести меня в самый бедный отель на окраине города. B тот момент я искренне хотел, чтобы люди вымерли. Судьба сделала все, чтобы загнать меня на помойку, но самое удивительное - сейчас ничего другого не хотелось, и изгнание стало добровольным выбором.

Что было дальше, вспоминается с трудом. Я скупил целый прилавок спиртного на остатки наличности и два дня не выходил из грязной комнаты забытого богом отеля. Когда водка заканчивалась, бутылку ждала участь ее собратьев - небрежное существование в куче других таких же. Через несколько часов весь пол был усеян пустым "Парламентом" и "Эталоном". Сказать по правде, сгодилось бы любое поило.

Туман заполнял голову, память никак не могла склеить мозаику лиц, мыслей, действий, слов и фантазий. Я пил, засыпал, просыпался и снова брался за бутылку. Кажется, пил не один... С молодым парнем... Или это сон? Впервые в жизни алкоголь превратился в спасение. Либо я пил до тех пор, пока забывал про все на свете, либо наступало утро и становилось так плохо, что другие проблемы казались песчинками на фоне огромной скалы.

Я оглядел комнату, если ее можно так назвать: пустые стены, с остатками оборванных обоев, потолок изменил цвет на буро-зеленый от распространявшейся плесени, полуголый ковер хранил следы кровавой драки. Видно, что пятна пытались оттереть, но безуспешно. Из дальнего конца комнаты угрюмо выглядывал телевизор без кнопок. Одни были расплавлены до основания, других не было вовсе. Весь пол усыпан бутылками - мой вклад в общий антураж. Разложение этого места демонстрировало, во что можно превратить жизнь, если опустить руки. Откопав в коробке чистую одежду, я пробрался сквозь горы бутылок в ванную. Я бы хотел найти себе место в другой фирме, но проблема в том, что меня никто не знал. Кто захочет давать работу человеку с улицы без рекомендаций? А перспектива работать дворником за еду мне не очень-то нравилась. Холодная вода немного отрезвила.

Я поднес лицо к зеркалу. На меня смотрел неудачник, тот же, что в школе. С детства я ждал момента, когда жизнь раздаст хорошие карты: когда терпел нападки одноклассников, когда из кожи вон лез, борясь за стипендию. Последние шесть месяцев бессонных ночей бессмысленной работы подтвердили - ты не можешь повлиять на свою жизнь.

Только сейчас я различил среди запаха алкоголя, перегара и сырости отвратительный запах. Кажется из вентиляции над ванной. Поднявшись на цыпочки прямо под решеткой, я задохнулся от неожиданно острого запаха. Вонь жуткая. Я только однажды чувствовал нечто подобное. B пятом классе нам с отцом пришлось вскрывать полы в доме. Огромная крыса каким-то образом забралась туда и почти неделю разлагалась, пока едкое зловоние не просочилось наружу. Твердо решив, что сегодня съеду из этой дыры, я направился к выходу.

В холле меня встретил мальчишка в рубашке с логотипом отеля. Из-под коротких рукавов выглядывали тощие руки. Молодое лицо показалось до боли знакомым.

- Доброе утро. Как себя чувствуете? - он мне подмигнул?

Голова слишком сильно болела, чтобы думать и я спросил в лоб:

- Мы знакомы?

Улыбка парня медленно сползла на нет.

- Вы меня не помните? Сегодня ночью мы отмечали Ваш день рождения. Вы же сами позвали меня, сказали, что ни разу не справляли этот день в одиночку и сейчас не хотите. Меня зовут Костя.

Я редко напиваюсь до потери памяти, зато вместе с ней теряю рассудок. Видимо мне не хотелось пить одному, и я наплел сказок о юбилее.

- Конечно, Костя, вспомнил, - солгав, я поплелся к выходу.

- Сегодня утром сюда приходили из милиции. Мне показывали эту фотографию, - быстрым движением паренек извлек из кармана рубашки мое изображение.

Я застрял в дверях с выпученными глазами. Чем быстрее билось сердце, тем больше страх заполнял тело. Я узнал эту фотографию. Такая прилагалась к моему личному делу в фирме. Это значит только одно - Максим заявил в милицию!

- Вы скрываетесь? - в голосе клерка слышалось скорее любопытство, нежели удивление.

- Наверное, какое-то недоразумение, - мямлил я.

Мозги заработали на полную мощность. И почему они не зашли в номер? Может, не достучались? Я спал как убитый. Куча вопросов, обрушившихся на голову, отпала сама собой.

- Я сказал, что вы выехали вчера вечером, - парень засиял от своего подвига.

Вот уж не ожидал такой бескорыстной помощи от малознакомого человека. Зачем ему это нужно? Мы пили вместе, но это не делает нас лучшими друзьями. Может быть, мир не окончательно прогнил? Хотя скорее всего он просто насмотрелся фильмов про шпионов.

- Костя, ты меня спас. Обещаю, я угощу тебя лучшим коньяком, который у тебя продается!

- Спасибо, но мне хватило вчерашнего. До сих пор кружится голова. Лучше не попадайтесь на глаза милиции.

Я благодарно кивнул и покинул отель.

Нужно искать выход из положения. Бесцельно бродя по городу, я завернул в крупный торговый центр, где можно привести мысли в порядок. Непрекращающийся поток людей принял меня в объятия и поглотил с головой. Проходя мимо нарядных витрин богатых магазинов, я думал о Максиме. Вот сукин сын! Украл мои деньги, мое будущее, мою счастливую жизнь. Как он только посмел на меня заявить? Глубоко во мне засел страх, что Макс найдет меня раньше властей. Вот тогда конец. В драке он выбьет из меня всю душу. Не понимаю, как удалось так сильно ему врезать? Надо было просто уйти.

Нет смысла оставаться в городе. Вот только куда идти? Воронеж отпадает. Ехать в другой город наудачу глупо, а значит остается Борисоглебск. Мой лучший друг, Стас Копалов, полгода звал меня в гости, но я был связан по рукам и ногам работой. Ему будет приятно, если я устрою сюрприз неожиданным приездом. Не хватало всего лишь сумки для вещей, чтобы отправиться в путь.

* * *

Я шел по улице, разглядывая вывески магазинов по обеим сторонам. Сгодился бы любой, где продавались сумки, и оплата производилась кредиткой. Пара брюк, рубашки, футболки и несколько фотографий - все мое имущество, хватит и небольшого рюкзака. Справа показался туристический магазин, и я заглянул внутрь. За прилавком стоял зрелый мужчина, теребя носовой платок. Он мельком взглянул мне в глаза и залился кашлем, похожим на гортанный рык. Ко мне подбежала молодая девочка. Тот же вздернутый нос, та же ямочка на щеках. Сомневаться не приходилось, мне улыбалась его юная дочурка.

- Вам помочь? - приветливо спросила она.

- Мне нужен рюкзак.

- Что, простите? - она не расслышала, поскольку одновременно со мной снова раздался оглушающий кашель.

- Рюкзак, вот этот, - я указал на полку за ее плечом.

- Хороший выбор. Наличные или карточка?

В карманах было пусто. Оставалась только кредитка с выручкой от последней работы. Девочка скрылась за прилавком и вернула карту вместе с рюкзаком, тотчас повисшим на плече.

- Спасибо за покупку, - услышал я низкий усталый голос мужчины, и через мгновенье измученное лицо искривилось от кашля. Девочка с жалостью смотрела на отца, забыв о моем существовании. Мне стало неловко, и я поспешил выйти за дверь.

Стрелки часов приближались к четырем. Оставалось только заехать в отель, забрать вещи и отправиться на вокзал. Но для начала нужно поесть. Урчание желудка выдавало мое изможденное состояние. Последние дни во рту не было ни крошки. Сидя в кафе, я жадно хлебал ледяную минералку, пока готовилась курица-гриль. Настоящий бальзам с похмелья. Рядом не было посетителей. В пустом помещении с дюжиной столов я смотрелся, по меньшей мере, странно. За барной стойкой над моим заказом колдовала официантка. Чтобы убить время, я прислушался к звукам за спиной. Сзади под потолком ворчал старенький телевизор:

"...вспышка обусловлена жаркой погодой. В целом аллергия не представляет никакого вреда. Представители РАМН склоняются к мнению, что головокружение и зуд, пройдут через несколько дней. А пока мы советуем не выходить из дома тем, кто почувствует эти симптомы...".

Я поздно развернулся. Официант переключил скучные новости, и на экране появилась какая-то молодая певица.

- Ваш заказ, - своим ароматом курица разожгла нечеловеческий аппетит.

Процесс поедания завершился очень скоро. Я быстро расплатился и вышел на улицу. Погода не шла ни в какое сравнение с тем холодным мокрым утром, когда я еще надеялся на светлое будущее и шел получать пинок под зад. Поймать такси удалось на удивление быстро.

Через несколько минут я уже вдыхал запах горячего асфальта на парковке перед отелем. Летнее солнце клонилось к горизонту. За время прогулки следы похмелья сошли на нет. Мне было стыдно перед клерком. Паренек сложил совсем неправильное мнение обо мне. Я же абсолютно другой. Входная дверь скрипнула и я, улыбнувшись Kосте, повернул в тесный коридор. По обеим сторонам располагались ряды дверей. Мой номер находился в дальнем конце, но зловоние, которое я почувствовал утром, распространилось даже сюда. Резкий запах гниения раздирал ноздри и забивал легкие так, что было тяжело дышать. Чем ближе я подходил к номеру, тем сильнее обострялись ощущения. Я чуть ли не бегом возвратился в холл, где, как ни странно, воздух не имел отвратительного оттенка.

- Парень, у тебя там кладбище? - я кивнул в сторону коридора, - там адская вонь!

Закрываясь рукавом, мы кое-как отыскали источник. Соседний с моим номер источал резкий зловонный запах. На двери висела табличка "Не беспокоить".

- У меня есть соседи? - изумленно спросил я.

- Да. Девушка лет 25. Она сняла комнату 5 дней назад. Вообще-то я больше ее не видел, - с этими словами Костя извлек из кармана связку ключей.

Любопытство - единственное, что не давало собрать вещи и убежать подальше из этой дыры. Мы тревожно переглянулись. Костя вошел первым, но тут же вцепился в дверную ручку. Я выглянул из-за его плеча и на мгновение перестал дышать. B этот момент я пожалел, что вообще что-то сегодня ел. Содержимое желудка подступило к горлу и чудом удержалось внутри.

Рядом с перевернутым столиком лежал труп молодой девушки. Глаза с темными белками смотрели прямо на меня. Под мертвым взглядом я инстинктивно съежился. Ноги неестественно поджаты, словно сведенные судорогой, а тонкие руки со сломанными ногтями вцепились в шею, разодрав ее в кровь. Язвы на руках и лице прожгли тело до костей, выставляя напоказ смесь крови и гноя. Зловоние, парализующее легкие, дополняло ужасную картину. Рядом с телом лежал использованный шприц. Я посмотрел на тоненькие ручки. Вены с трудом просматривались от обилия следов уколов. Неужели это сделали наркотики?

- Что с ней произошло? - Костя показал на ее рот. Из приоткрытого рта вывалился черный как деготь язык. Такого кошмара мне не приходилось видеть никогда. Отшатнувшись, я бросился в комнату, схватил рюкзак и постарался убраться до приезда милиции. Как я не старался выкинуть из головы эту ужасную картину, она преследовала всю дорогу до вокзала.

Железнодорожный вокзал находился рядом с отелем. Не теряя времени, я сразу направился к кассам. Все поезда на Борисоглебск уже ушли. Ближайший отправлялся утром. Я бы мог поехать в центр и постараться успеть на автобус, но сказать по правде, не хотел этого делать. Лучше просто найти место, где я смогу успокоить нервы и поспать до утра.

Зал ожидания вмещал около сотни человек, защищая от вечерней прохлады. За день помещение хорошо прогрелось, а слабая вентиляция в довесок к духоте, принуждала закрыть глаза и забыться в глубоком сне. Я не стал бороться и прошел в дальний конец зала, сквозь частокол вытянутых в проход ног. Где-то в стороне раздавался раздражающий храп, рыдал малыш на груди матери, но это не мешало мирно спать остальным. С трудом отыскав свободное место, я растворился в мягком кресле. Ночь пролетела незаметно.

Проспал я удивительно спокойно. За окном загоралась заря. Справа, на соседнем кресле, опустив голову на грудь, посапывал пожилой мужчина. Слева парень моего возраста крутил в руках наушники. По сосредоточенному лицу было видно, как отчаянно он пытается заставить их работать. B то время портативный радиоприемник щебетал на его коленях:

"...они встретятся на своем поле и сразятся за первое место кубка мира. Будем ждать новых интересных матчей летней серии игр... Дорогие слушатели, просим прощения. Мы вынуждены прервать репортаж в связи с экстренным выпуском новостей. Аллергия прогрессирует на всей территории города, поэтому убедительно просим вас не покидать своих домов. В случае обнаружение симптомов, таких как…"

С тихим щелчком динамики приемника замолчали. Парень вставил наушники и направился в сторону пирона. Неужели это та же аллергия, о которой говорили днем? Странно, что из-за нее крутят экстренные выпуски новостей. Интересно, что еще сказали по радио. Не помню, чтобы в России так пристально следили за здоровьем горожан. Не знаю почему, но перед глазами снова возникло обезображенное болью лицо блондинки из отеля. Как то слишком подозрительно совпадали эти сообщения с тем, что мне пришлось увидеть. Тот бомж в переулке умирал от неизвестной мне болезни. Труп в отеле не результат передозировки. Не раздирают себе шею, если умирают от наркоты. Не хотелось в это верить, но кажется, власти скрывают от жителей города правду. Похоже, это была болезнь, от которой гибли люди. И заразиться можно всего лишь "покинув свой дом", вроде бы так выразились в новостях.

Нужно вспомнить симптомы. Черт! Следовало внимательнее слушать новости в кафе. Как я не старался, но в голову ничего не приходило. Я помнил только зуд и жжение, а может еще и температура? Мысленно проверив свое состояние, я не выявил никаких отклонений. Вовремя я сваливаю из этого места. Неизвестно, чем могла обернуться эта инфекция.

- Вы можете перестать? Я не могу уснуть! - мой сосед, совсем недавно спавший, негодующе хмурился.

- Да, конечно, - автоматически ответил я, не понимая, о чем он говорит.

Проследив за его взглядом, меня окатило волной ужаса. Сотрясая соседние сиденья, я остервенело расчесывал уже малиновое от стараний плечо...

* * *

За окном проплывали небольшие домики, ограды участков, большие каменные заборы заводов. Поезд замедлил ход. В моем купе ехала молодая супружеская пара. Из обрывков разговоров стало ясно, город приютит их на время медового месяца. Большую часть пути пришлось проваляться на верхней полке, не обращая на них внимания. Хватит с меня новых знакомств. Максим не выходил из головы. Скорее всего, сломанный нос уже вправлен, кредитка пополнена дополнительной суммой страховки, которую я ему подарил, а похотливые ручонки дотянулись до моего места старшего архитектора. Пусть скажет мне спасибо. Я не нытик, но мне стало жалко себя, по-человечески жалко. Надеюсь, это чувство пройдет после встречи со Стасом.

Я валялся на верхней полке погруженный в мысли, отвернувшись от всего мира и буравя стену невидящим взглядом. Мне это нравилось, избавляло от лишних расспросов, да и молодожен нисколько не напрягало. Они вообще не замечали меня. Приходилось слушать сбивчивое дыхание обоих, слившихся в страстном поцелуе, шорохи, возню, идиотское хихиканье. Это не сильно действовало на нервы, но я почувствовал себя лишним, тихо слез и покинул купе. Состав еле-еле катился. В жарком купе лицо вспотело и неприятно покалывало. В моем распоряжении оставалось минут пять, чтобы умыться. Покачиваясь, я направился в дальний конец вагона.

Насколько я успел заметить, все остальные купе были забиты людьми. В туалете, мягко говоря не первого класса, едва хватало места, чтобы развернуться. Ржавая раковина рассеивала солнечные лучи во все стороны: на обитые фанерой стены, на грязный пол, на загаженный металлический ободок унитаза. Вонь стояла нечеловеческая, как в общественных туалетах в метро. Не завидую тому, кто будет наводить здесь чистоту. По-видимому, здесь давно этого не делали. Стараясь не дышать глубоко, я повернулся к зеркалу над раковиной. Оттуда на меня уставился небритый худой неудачник, нисколько не изменившийся со времен школы. Дополняли образ раскрасневшиеся непонятно отчего глаза. Я умывался, растворяясь в живительной влаге. Хорошо, что вода здесь самая обычная. Чистая и холодная, она приятно щекотала лицо. С каждым новым разом все больше и больше.

Свежесть разливалась по всему телу, наполняя новой порцией энергии. Незаметно ощущения изменились, кожа начала чесаться. Теперь это не было приятно, даже больше того, это начинало доставлять неудобства. Я убрал руки, но лицо назойливо шептало "чеши! чеши!". Казалось, под кожей забегали муравьи. Не может быть - пронеслось в мозгу. Я почесался, и это разожгло еще большее желание. Чем дольше тер кожу, тем сильнее мне хотелось продолжать. Дикое желание превратилось в панику. Никогда раньше мне не приходилось чувствовать подобного. Представьте себе комариный укус, который безумно чешется, и умножьте желание в тысячу раз. Я врезался спиной в стену спиной и прижал заведенные за спину руки, пытаясь совладать с собой. Хотелось впиться ногтями, разодрать кожу и добраться до маленьких паразитов, снующих внутри. Сжав кулаки, я терпел, понимая, что не смогу остановиться.

Как пришла эта идея, не знаю, но она спасла меня. Я упал на колени, наклонился к грязному ободку унитаза и наполнил легкие. От неожиданности дыхание перехватило. Внимание переключилось на борьбу с рвотой. Калейдоскоп самых разных отвратительных запахов, образовывал страшную смесь. Голодный желудок беспомощно сократился, и тошнота отступила вместе с безумным желанием изуродовать лицо.

Отдышавшись, я с трудом собрался с мыслями, прополоскал рот и вышел. Ума не приложу, что произошло. Ничего подобного раньше не случалось. Судьба, похоже, решила сравнять меня с дерьмом. Мало того, что мне негде жить, так теперь еще и это.

* * *

На стоянке перед вокзалом суетился народ, пряча сумки и пакеты в багажники машин. В отдалении выстроились ряды таксистов. Как ни странно, их услуги не пользовались спросом. Борисоглебск - маленький городок, каких-то девяносто тысяч жителей. Сюда не приезжают без приглашения и всех ждут родственники или друзья. Поднявшийся ветер обжигал мое многострадальное лицо и мне стало страшно. Я прислушался к ощущениям, но кроме городской пыли, не почувствовал кожей ничего подозрительного. Больше чесаться не хотелось. Седой таксист, секунду назад допивавший кофе перед стареньким фордом, учтиво открыл заднюю дверь и протянул руку, чтобы забрать рюкзак. Он широко улыбнулся, демонстрируя глубокие дорожки морщин вокруг глаз.

- Нет, спасибо. Пусть он останется у меня, - я так давно не слышал собственный голос, что он показался чужим.

- Как пожелаете.

Таксист захлопнул за собой дверцу и, не оборачиваясь, спросил: «Куда?»

- Красноармейская 15, - ответил я и вновь услышал незнакомые нотки в собственном голосе.

Причина таилась в испепеляющем солнце, в раскаленном летнем воздухе, засевшем глубоко в горле. Я откашлялся, но не так тихо, как хотел. Носовой платок плохо заглушал звуки, больше похожие на ворчание старого двигателя. Водитель боязливо отодвинул кресло подальше от меня. Сложив платок аккуратным квадратом, я спрятал его в кармане шорт и провалился в сиденье, в предвкушении предстоящей встречи.

Таксист высадил меня перед нужным домом. На меня смотрел большой двухэтажный дом с высоким забором. Нажав на звонок, я прислушался к тихим шагам за дверью. Мелодия, даже не мелодия, а птичья песня, возвращала в те времена, когда впервые позвонил сюда. Мы со Стасом учились в одном городе в разных университетах. В отличие от меня он выбрал профессию журналиста, хотя скорее она выбрала его. Еще со школы помню его хищные глаза, когда кто-то рассказывал очередную сплетню или обсуждал новую жертву Тольки-задиры - самого отвязного хулигана улицы. Журналистская хватка дана Стасу с рождения. Чего уж там говорить, о том, что умерла дальняя родственница, он узнал раньше, чем об этом сообщили родители. Покойная старушка преподнесла хороший подарок его семье, оставив в наследство двухэтажный домик во втором по величине городе Воронежской области.

За дверью щелкнули замки, лязгнула цепочка. Вот-вот откроется дверь и барьер, разделяющий двух лучших друзей, исчезнет. Улыбка осветила моё лицо, когда представил удивление Стаса от моего неожиданного визита. Я и предположить не мог, что удивлюсь сильнее его самого. Тонкая деревянная дверь отворилась почти бесшумно.

«Черт возьми!» - только и сумел выдавить я. Передо мной, вместо добродушного, веселого парня в гавайской рубашке и шортах, стоял как минимум межгалактический шпион. Он смахивал на штурмовика из Звездных войн. Почти всё тело закрывал шерстяной балахон едко-зеленого цвета (и это в такую-то жару!), на ногах начищенные высокие туфли, перчатки, по виду не уступающие тем, что носят вратари футбольных команд. Я надеялся разглядеть под капюшоном знакомые широкие скулы на круглом лице, небольшой подбородок с ямочкой, глубоко посаженные черные глаза с тонкими полосками бровей, но тщетно. На нос Стас нацепил маску, видимо выполняющую роль респиратора. На глазах широкие темные очки, закрывающие ту половину лба, которую не смогли спрятать густые волосы.

Я раскрыл от удивления рот и забыл разом всё, что готовился сказать при встрече. Стояла полная тишина. Он снял очки и уставился на меня. Его голубые глаза на секунду вспыхнули искренней радостью от моего приезда, но потом резко похолодели, как будто он что-то вспомнил. Вместо того чтобы пригласить меня в дом, он негромко спросил:

- Саня, ты не говорил, что приедешь. Что-то случилось? - этот голос я слышал тысячи раз и мог смело сказать, он старается скрыть своё волнение. В нем вибрировали осторожность и страх, но я не мог взять в толк, почему.

- Стас, дружище, как я рад тебя видеть! - шагнув навстречу, я всего-навсего протянул руку, но этот жест вызвал странную реакцию. Мой друг отклонился назад всем корпусом. Рука в перчатке неуверенно коснулась моей. Рукопожатие длилось меньше секунды, и Стас быстро отдернул руку. Я почти поверил, что обмазан грязью с ног до головы и поздороваться со мной за руку - настоящий подвиг. Моё возвышенное настроение сменилось досадой и легкой обидой. Конечно, незваный гость хуже татарина, но мы же всю жизнь прошли рука об руку. Вместе учились, вместе влюблялись, вместе впервые пробовали курить, делились тем, что другим и сказать-то страшно. А что теперь? Меня встречают, как надоедливого распространителя, который десятый раз за день предлагает купить тостер или кофеварку. Того хуже, меня боятся.

- Сань, я очень рад, что ты приехал, но… сейчас не самое подходящее время, - Стас мямлил, как маленький ребенок, извиняясь перед мамой за развитую вазу.

Меня начал раздражать этот спектакль. Передо мной стоял старший брат, а не просто друг. От него я предпочитал услышать любую правду, какой бы она ни была.

- Может разрешишь мне хотя бы войти? - радостные нотки в моём голосе сошли на нет.

Стас секунду колебался, но всё-таки отошел и пропустил меня. Мы оказались в широкой прихожей, наполненной солнечным светом. По плотному слою пыли, покрывающему весь первый этаж, можно было предположить, что здесь вообще никто не живет.

- Честно признаться, ты меня удивил, нежданно нагрянув, - он произнес это таким тоном, каким обычно спрашивают «Какого черта ты здесь делаешь?».

Я больше не собирался терпеть эту глупую игру с его стороны.

- Стас, что случилось? Я же прекрасно вижу, ты сам не свой и это не считая твоего клоунского костюма.

До меня донесся странный шипящий звук. Он доносился со второго этажа с постоянной периодичностью. Я взглянул в глаза друга, но новых вопросов задавать не стал. Он сам всё расскажет, нужно только дать ему время.

- Ничего не случилось, правда, - тем же неуверенным голосом отозвался он, - Просто я весь в работе. И к тому же я жду девушку. Да. Скоро ко мне придет девушка.

Я конечно не гений, но и дураком никогда не был. Самым серьезным тоном я прямо спросил:

- Послушай, я надеюсь, мы еще друзья?

Стас уверенно кивнул.

- Мне больше не к кому пойти. В Воронеже меня предал единственный человек, которому доверял, и я больше не намерен ошибаться в людях. Моя служебная квартира возвращена компании и фактически я - бомж. Если бы мне было куда идти, то я не стал бы тебя стеснять.

Стас достал из верхнего ящика стола бутылку виски и нервно отпил. Очки вернулись на прежнее место, но перед этим я разглядел в глазах две силы, одна из которых заставляла скрывать что-то от меня, а другая изо всех сил требовала рассказать правду. Я продолжил:

- К чему этот цирк? Я же прекрасно знаю, что мифическая девушка существует только в твоем воображении. Неужели ты привел бы девушку в дом, больше похожий на пылесборник? Скажи честно, когда последний раз ты спускался со второго этажа? Держу пари, запасов еды там, как в бункере. Можешь объяснить, что случилось? - я начинал терять терпение и неожиданно для себя чуть не прокричал это.

Стас что-то решил для себя, и это что-то дало ему сил смотреть мне в глаза не мигая, забыть непонятные предрассудки, которые мешали встретить меня как старого доброго друга. На меня смотрел прежний яростный борец за правду и справедливость. Даже осанка изменилась. Он выпрямился и стал выше на пару дюймов.

- Пошли ко мне в комнату. Я всё расскажу.

Мы поднимались на второй этаж молча, не считая приближающегося треска рации. Уже перед входом в его комнату Стас развернулся, снял очки и внимательно на меня посмотрел. В этом взгляде больше не осталось слабости, неуверенности.

- Ты наверняка слышал про вирус.

- Ты про ту аллергию в Воронеже? - неуверенно спросил я.

- Только не повторяй этот телевизионный бред. Это вирус. Самый настоящий, а также самый смертоносный и самый заразный. Это не мои слова, а тех, кто своими глазами видел, как умирали люди. Ты глотал то, чем тебя пичкали газеты и зомбоящик. А сейчас я открою тебе глаза.

Обстановка комнаты, в которую он провел меня, больше напоминала штаб-квартиру Джеймса Бонда. Стены украшали бесконечные газетные вырезки, фотографии, заметки от руки. На журнальном столе расположился компьютер бок обок с радиостанцией, издающей громкий треск. На углу недоеденная коробка пончиков. Далеко не первая, судя по наполненной корзине для мусора.

- Сколько дней ты сидишь перед этой рацией?

Стас проигнорировал вопрос и продолжал говорить:

- Воронежский вирус, так мы его называем, отличается от всего, с чем люди когда-то сталкивались.

- Постой, постой! - перебил я, - Кто это, мы?

- Мы - это журналисты. Когда ты закончил архитектурно-строительный и уехал за счастьем и легкими деньгами в Воронеж, я остался здесь. Мне дали колонку в утренней газете. Платили немного, но ты же знаешь, для меня это не главное. Я делал то, что умел и любил. Несколько статей встретились читателями с небывалым успехом, так я получил место специального репортера от самой крупной газеты в области. Ты можешь представить? На лице Стаса сияла блаженная улыбка. Казалось, он и сам пока не верил своему счастью. Теперь я в состоянии дать ход уголовному делу или заставить власти позаботиться о бродяге. В моих руках оружие - народ. Они верят телевизору больше, чем самим себе. А знаешь почему? У людей никого не осталось, вокруг одни враги. Нельзя доверять соседу - он хочет обокрасть тебя, нельзя доверять тренеру по фитнесу - он мечтает увести твою жену, и самое главное ни в коем случае не надо доверять другу - он может соврать, подставить, погубить.

С этими словами он печально вздохнул, отвернулся от меня, но продолжил:

- А если нет никого рядом, то кого слушать? Вот они и начинают искренне верить в ту чушь, которая льется с экранов.

Спертый воздух пагубно подействовал на мои легкие. Не отрывая глаз от маски на широком лице Стаса, я достал платок и откашлялся.

Знаешь почему в Воронеже еще не ввели ЧП? Почему оттуда люди не бегут как крысы? Да потому что мы, приказали им не бояться. Журналисты поддерживают постоянную связь друг с другом. Я знал, что там происходит еще 3 дня назад. Он резко развернулся и посмотрел мне в глаза. По масштабам эта эпидемия грозит стать мощнее бубонной чумы 1347 года. Тогда «черная смерть» уничтожила почти треть населения Европы.

Я сглотнул. Рука с платком нервно дернулась к капельке пота, медленно спускающейся по горлу. Мне снова хотелось чесаться, слава богу, меньше прошлого раза. Стараясь не раздражать кожу, я аккуратно вытер пот. Стас подозрительно покосился на меня.

- С тобой всё в порядке?

- Да, просто у тебя здесь так жарко, - соврал я.

На самом деле меня начинал охватывать страх. Я находился в самом центре смертоносного вируса, если верить его словам.

- Как ты еще терпишь в этом балахоне?

- Я привык, - с тихим смешком сказал он, - На чем я остановился? Ах, да! Мы постоянно связываемся друг с другом. Так я узнал, что прямо перед появлением первых случаев заражения в Воронеж въехала колонна военных машин. Ты веришь в подобные случайности?

До этого момента мне и в голову не приходило, что вирус мог быть создан искусственно.

- Хочешь сказать это разработки военных? Думаешь, они специально заразили город?

- Военных? Да. Специально? Может быть. Они все время находились рядом и ничего не предпринимали. Не похоже, что военные стремятся остановить заражение. Это наводит на подозрения. Появились военные лагеря. Даже у нас в Борисоглебске вчера развернули один. Вот только зачем? Туда всё равно никого не пускают.

- Не знал, что всё обстоит так, - я и не заметил, как сказал это вслух.

- Конечно не знал. Ты и не узнал бы. Всё это время по ящику мои всемогущие коллеги убеждают домохозяек и их мужей, что всё чудесно.

- Но зачем нужно обманывать всех? - мне не верилось, что Стас мог оправдать эту ложь. Он был другим человеком.

- Это не обман. На самом деле люди так боятся принимать решение, что будет разумнее сделать это за них. Когда вокруг творится ужас, не хватает только паники, - он почесал подбородок и тихо добавил:

- Хотя надо было рассказать. Всегда надо сообщать людям правду. Журналистика - удел благородных людей, а значит, приоритетом должна оставаться истина. Именно поэтому я уже неделю по крупицам собираю пазлы мозаики воедино, - Стас обвел рукой стены с записями событий последних дней.

- Скоро мне станут известны все подробности, и я выпущу сенсационный материал. Пусть моя газета - не центральный канал с прямым вещанием, но хотя бы несколько сотен тысяч узнают то, что творится на самом деле.

Стоящая на столе рация неожиданно щелкнула и ожила. Металлический мужской голос взволнованно кричал:

- 731 базе, Вызов проверен. Это какой-то кошмар! Двенадцать трупов. Я никогда такого не видел! Мужчины, женщины, дети... Они сами содрали с себя кожу! Клянусь!

- Принял, 731, - донесся женский голос.

Стас бросился к столу, нашарил ручку и принялся лихорадочно фиксировать услышанное. Не прошло и минуты, как динамик снова зашипел и низкий голос сообщил:

- 1478 базе. Поезда из Воронежа переполнены больными. Мы пытались их задержать, но здесь настоящий хаос. Столпотворение, давка, паника. Пришлите подкрепление.

Последовало секундное молчание, и тот же женский голос приказал:

- 1478, прекратить патрулирование. Немедленно возвращайтесь.

Пара секунд и снова мужской голос:

- 125 базе, обнаружены новые жертвы в Северном микрорайоне.

- 157 базе, пришлите скорую на улицу Закгейма. Отель «рай», комната 219, три обезображенных трупа.

- 342 базе, обнаружен притон, все мертвы.

Сперва руки Стаса успевали записывать, но очень скоро мы оба неподвижно пялились на переговорное устройство не в силах сказать ни слова. Я снова откашлялся и стер липкий пот с шеи тем же платком. Щелкнув выключателем, Стас прервал бесконечный поток сообщений и развернулся. Он намеревался что-то сказать, но набранный воздух застрял в легких. Трясущейся рукой указав на мое горло, он прошептал:

- Я все-таки ошибался...

Развернувшись к зеркалу на двери, я испуганно вгляделся в отражение. Липким был вовсе не пот. На запотевшей шее виднелись кровавые разводы, словно их аккуратно сюда нанесли.

Ошарашенный, я силился найти объяснение. Ответ был ближе, чем я думал - в правой руке, в той самой, в которой я держал свой платок. Впервые за день я обратил внимание, что он поменял цвет. Теперь он напоминал кожу далматинца, только на белом фоне были не черные пятна, а алые брызги моей крови. То ли от испуга, то ли от духоты горло сдавило, и я закашлялся, подставляя платок.

Стас отступил на шаг и тихо произнес:

- Саша, ты кашляешь кровью…

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 69
Комментарии

довольно интересно 10+

отлично на мой взгляд:)

Наконец-то что-то интересное. 9. Когда продолжение?

Очень интригующе, да и к тому же написано красиво и грамотно! 10 - безусловно)) Буду ждать продолжения.

Да, интересно :)

+10.

Только как-то рановато главный герой помирать собрался, еще же первая глава только.

Всем спасибо за прочтение. Очень приятно читать положительные отзывы. А насчет ранней смерти... Как же ещё придумать интересную историю, если не писать о том, чего раньше не было? :) (если и было, то я этих книг не читал)

Так что ждите следующих глав. Будет ещё интереснее.

Ждём.

Меня очень заинтриговало. Не люблю книги, где с первой же страницы неизвестно откуда взявшиеся зомби начинают терроризировать город. Для меня вся изюминка как раз в плавном переходе от спокойной жизни героя к совершенному ужасу. Кстати Ваш главный герой какой-то хлюпик. Надеюсь в дальнейшем он проявит себя?

Это же выпускник архитектурного университета, да еще и ботаник в школе. Тут уж никак не стать вторым Брюсом Ли.

Да и не нужны Сане горы мышц. Тут справиться бы с тем, что на него обрушилось. Не знаю, как он будет это разгребать. Когда я сочиняю, то только успеваю записывать то, что делают герои. Поэтому самому интересно ))) Если честно, то уже написана вторая глава, но впереди редактура. Как только завершу, сразу предоставлю на суд публики.

Большое спасибо за прочтение. Голосование и отзывы - лучшее топливо для продолжения истории.

Чем-то отдаленно "Противостояние" напоминает =) +9

Да, хорошая глава. Но почему-то я почти предугадывал о чем ты будешь писать дальше.

Начало действительно типично для американских развлекательных книг и фильмов, именно поэтому в следующей главе я постарался избежать повторов.

Это моё первое произведение. С каждым новым отзывом я приобретаю необходимый опыт и буду стараться учесть критику в последующем. Именно поэтому очень прошу, не ленитесь и пишите что понравилось особенно, а что раздражало и злило. Азмаилович, хорошо, что Вы смогли предугадать события. Любопытно, удастся ли это во второй главе. Она скоро будет опубликована.

С уважением, Александр.

Интересно в каком штате США находится этот Воронеж, а то мне слабо верится что в российском Воронеже посетителям кафе говорят "сэр".

))) Штат называть не стану, но скажу, что начало пришлось переписывать, чтобы перенести действие в родную Россию. Не до конца все почистил. Исправлюсь и в последствии обещаю таких ошибок не допускать ))

Даешь продолжение!!! 10+

_________________

незаменимых нет...

Жду продолжение, очень понравилось), ничего плохого не заметил), очень интересно что будет дальше), +10!

жду продолжения с нетерпением

Спешу порадовать тех, кого заинтриговало начало. Я выложил продолжение повести и буду рад узнать мнение о второй главе.

http://deadland.ru/node/6602

Впечатляет,прочитала первую часть на одном дыхании. +10,автор постарался.

Название классное, сразу привлекло внимание среди других!

Спасибо. Хотя суть названия еще не раскрыта, но думаю в ближайших главах все станет понятно. А как насчет содержания? Понравилось?

Браво, Маэстро! +10

________________________________________________________________

Страх. Люди гниют изнутри от страха. Они несут его в себе как заразу. Он войдёт в душу каждого, кто подхватит его. Он уже смутил твой покой

Ver thik, her ek kom!

==============

одно "но"- не будет милиция (полиция) из-за сломанного носа проводить такую спецоперацию по поиску злодея.

Ну не будет.

Быстрый вход