Путь

Ощущение будто бы на качели раскачивает. Темень непроглядная обволакивает тело и сознание, но ощущение качки. И с каждым рывком, потихоньку, но очень быстро, слабо, но в то же время громче взрыва нашептывает кто-то.

А вески огромные!

Давит журавля!!

Падает сосновая!!!!

Макро сатана!!!!!!!!

Да, бывают же сны. Вроде бы и не страшно, просто бред и баламуть, однако же в таких снах очень страшно, страшно не так, как может быть на самом деле, а так, что сам рассудок рвется на части. Как раз такого рода сон и пришел в его головушку, и это был не первый раз. Но он уже "привык". Всегда начинается с чего то очень тихого, маленького, но в геометрической прогрессии растущего, и вызывающего тем самым бешеный крик до небес. Титаническая нагрузка на психику, но он справится как и всегда. Со слезами на глазах он очнулся, кажется, что зря, ведь он умер. Как же? А руки то не чувствуют ни чего, да и ноги. Кроме всего этого еще же и не видно ни хрена. И если он мертв, то как же тогда он мыслит?

Он попробовал пошевелиться и понял, что лежит в очень неудобной позе. Одна рука лежала на голове, другая под туловищем, сам он лежал на боку, да так, что все ноги и руки затекли. Лишь немного растормошившись и пропустив кровь в сосуды он стал ощущать, что замерз. В горле скопилась неприятная перхота, а нос и уши были просто ледяными на ощупь. Бетонный пол под ним, однако, нагрелся достаточно и потому он еще некоторое время валялся не желая вставать. Но как только он осознал в полной мере, что лежит в абсолютно темном помещении, на полу, и не знает, что это за место и как он тут оказался - его передернуло и он даже подскочил. Он боялся даже издать какой-либо звук. Звать или не звать? Рука его судорожно стала обыскивать пол вокруг него, он стал крабиком передвигаться назад. Тихо-тихо. А вдруг - тут еще кто-то вроде него? А вдруг, если он издаст лишний звук и на него из этой густой мглы набросится упырь или огромная крыса-мутант? Упырей не существует, все это сказки. Их нет, это все выдумки. Они только в кино. Ни каких тут монстров нету, ни зомби, ни вампиров, ни жутких гулей... Что это там шаркнуло?.. Их нет, их не существует, их нет, их нет, их не бывает. Их не бывает. Монстры лишь в кино. Их не существует, нет, нет, нееет. С широко раскрытым ртом, что бы тише дышать, и глазами, что бы пытаться увидеть угрозу, он наткнулся затылком на стену и в этот же миг его сердце резко сжалось, замерло, а после стало колотиться в грудь с еще большей ожесточенностью, чем до этого. Теперь шум пульса предательски забивал слух. А он в ужасе так и застыл, не понимая, что наткнулся вовсе не на голень огромной чупокабры, а на жесткую стенку, после которой у него на затылке остались следы штукатурки. Вскоре, поняв это, он стал медленно, с ещё большей осторожностью, подниматься на ноги, упираясь спиной в стенку. Мокрая холодная майка неприятно терлась о неровную поверхность, выпрямляя её и растягивая до копчика. Теперь он сложил руки перед собой в "боевое" положение готовясь к чему угодно, к любым минотаврам. Внезапно ему представилось, что на него набрасывается высокий страхолюд с гладким черепом и вытянутым лицом, протыкает своей когтистой лапой брюхо жертвы и впивается в морду бедняги. У него снова ёкнуло, но это придало ему сил, он почти отчаялся и решил, что кто бы там во тьме ни был - он будет биться до конца, не дастся просто так. Его глаза налились жизнью и чуть-ли не светились в темноте. Он решительно стал двигаться вдоль стены влево, стирая спиной пыль со штукатурки и осторожно переставляя ноги. Да, теперь ничего не должно грозить, их нет, их нет, а если есть, то идите сюда, идите сюда и получите все. Сегодня нет бесплатных обедов, сегодня мишень не так проста, ну же, где там все эти упыри? Подходите, подходите... Нога задела какую-то железячку и это вызвало неприемлемый в данной ситуации шум, который, в свою очередь, вызвал содрогание икроножных мышц и ануса. Он снова затаился в ожидании. Страх вновь начинает накатывать, но железяка же! Вдруг, она достаточно тяжелая, что бы успешно отбиваться?

Сползая вниз по стене, он ощутил, как задирается майка и голая спина касается этой чертовой стены. Быстро нащупал левой рукой от себя тот самый предмет и поднял спеша убедиться в том, что это действительно... Пистолет. Воняет, правда, обоняется эта вонь даже на расстоянии вытянутой руки. Тьма чуть было не расступилась от такой сияющей хари, какова была на у него в ту минуту. Пистолет, надо же... Главное, что бы патроны были в обойме. А пока что можно надеяться на удачу.

Пройдя приставными шажками еще несколько метров, он набрел на поворот. Сначала он, поглаживая стену, нашел угол, а затем уж и проем. Для проверки протянул одну ногу вперед и, с размаху, больно наткнулся пальцами на стену. Только сейчас вспомнил он, что не имеет на ногах даже носков. Ладно, что там дальше? Выйти из темной комнаты и попасть в не мение темный коридор - просто великолепно. Теперь спину крыть будет легче. Он провел по противоположной стенке пистолетом, производя неприятный шорох шелушащейся краски, прижался уже привычно к "своей" стене и потопал все тем же приставным шагом влево, но уже более смело. Противоположная стена была так близко, что он касался её рукой не вытягивая оную полностью. Он вел, по мере продвижения, указательным и средним пальцами по окрашенной поверхности. Местами краска была буграми, кое-где облупившееся чешуя, которая отваливалась при соприкосновении с пальцем и падала на пол. Но встречались места, где пальцами было вести противно, а то и даже страшно. Непонятная плесень или слизь осталась на коже и от этого пошли мурашки по телу. Он поспешно обтёр пальцы о шорты и остановился. Он вгляделся тщательно в глубь коридора и заметил слабенький свет. На душе отлегло. И вот уже ближе, ближе. Его пульс участился, он по прежнему не хотел шуметь, но и медлить не желал.

Дойдя до места, он обнаружил старую деревянную дверь, обитую с одной стороны алюминием с облупившейся белой краской. Дверь была слегка приоткрыта, было еще заметно, что дверь покоится на ржавых петельках. Нет толку открывать медленно, придется резко дернуть на себя и выставить вперёд пистолет.

Но перед этим он достал обойму из оружия и посчитал патроны. Слабое освещение лишь немного улучшало условия для этого дела, но все же он считал на ощупь. Каждый патрон выдавливал из магазина на ладонь, а потом снарядил их обратно. Всего их оказалось четыре. Стоя так, с патронами в руках и пистолетом под мышкой он был беззащитен прежнего, но его уже переполняла уверенность.

Наконец, когда информация о боезапасе вонючего пистолета была получена, а само оружие готово к бою, он резко открыл дверь...

Стул. Перевернутый. Слабая лампочка свисающая на проводах с потолка разливает желтый свет по небольшой комнатке. В углу тумбочка, шкаф, какая-то раскладушка рваная и грязная.

Он вошел в эту странную комнату и прикрыл за собой дверь. Оказалось, что на стене, со стороны двери висел выцветший плакат с сисястой мулаткой. Естественно, голой сисястой мулаткой. Что-ж, теперь время разбираться, что это за место. Он открыл шкаф, как выяснилось - пустой, обшарил тумбочку, найдя там зажигалку "ЗИПУ", зеркальце и несколько обрывков материи белого цвета. Белого, как его заляпанная, окровавленная, зачуханная майка. Кстати, откуда на майке кровь, что произошло? Надо осмотреть себя - решил он и взял в зеркальце с пластиковой ручкой. О да, произошло. Морда синяя, глаза так вообще жуть, кровью налиты. Но самое ужасное и удивительное - это лоб. Лоб представлял из себя одну сплошную ссадину, местами свисала кожа с засохшей кровью, стало понятно, что шрам останется, но, вот ведь чудеса, боли совсем не чувствовал он, пока не глянул в зеркало. Как только он увидел это, так ему сразу поплохело, гулким ударом нахлынула боль в голову, затошнило, захотелось есть. Что же это здесь за херь делается? Он положил зеркальце на тумбочку, за пояс уткнул пистолет и подошел к шкафу. В нем была длинная балка для одежды, которая легко снимается. Он вынул её из шкафа, достал кусочки материи из тумбочки, ткань урвал с раскладушки несколькими резвыми движениями и намотал на балку все это дело. Правда, не хотел загораться импровизированный факел. Тогда он сорвал со стены мулатку, поджег старую бумагу и таки сумел подпалить ткань. Горело не очень по началу, но зато через пару минут так хорошо стало гореть, что пришлось живо выбираться из комнаты, дабы успеть пройти при свете огня тот чертов тоннель.

Он быстро шагал разрезая тьмы вуаль и угрожая неведомой силе, прячущейся во мгле, вонючим пистолетом. Он оставлял за собой шлейф тяжелого смога, который с хлопьями сажи оседал на потолке, полу, стенах. Теперь он что-то из себя представляет, теперь он знает, чувствует...

Факел догорел аккурат к прибытию его к следующему помещению. Им была шахта лифта. Черная, погорелая, без самого лифта. Тросы все оборваны, но зато есть лестница. Грязная, правда, но ему все равно. Он разорвал свою майку и намотал на ладони, делал он это уже в кромешной тьме, ориентиром служил лучик света где-то высоко, этажа три выше. Он как ошпаренный прыгнул к лестнице и чуть не выронил пистолет, когда услышал странный шорох в коридоре. Мысли его стали напоминать болиды, проносящиеся мимо на огромной скорости. Он карабкался быстро, если что, то у него есть пистолет, за ним опасно лазать вверх. Пусть только попробуют, пусть только посмеют...

Свет, казавшийся фантомным свечением снизу, на самом деле был достаточно ярок, он шел от ламп дневного света, но поодаль от шахты лифта, из которой он выполз. Тут он встал на скользкий, матовый кафельный пол, кирпичного цвета со следами белой краски или еще чего-то. Он легонько ступал по нему, он шел из полутемного пустого помещения туда, где было больше света.

Шконки. Уютно даже. Два ряда двухъярусных металлических кроватей с матрасами, пропитанными пахучим антиклопином и тумбочками рядом с ними. Вот только где все?

Эта комната сквозная, то бишь, имеет два прохода. Один ведет во тьму, где лифт, другой ведет в другую тьму, где вообще неизвестно что. Он, растерянный, вышел в середину этих апартаментов и вдруг, его охватила паника! О, какой же идиот! Наверняка сейчас смотрят с обеих темных сторон, ждут спину... При таких мыслях он стал вращаться, показывая в оба прохода, что у него имеется ствол, заряженный, боевой. Нет тут ни кого, не может быть, ведь тут так тихо, значит, нет ни кого и быть не может... Их нет! Тут только кровати. Здесь только он и кровати.

Его охватила мелка дрожь, он стал в мыслях метаться о правильных действиях. Крикнуть:"КТО ЗДЕСЬ? ВЫХОДИ!" или тихонько попятиться в сторону? Что же, что же...

И что бы удовлетворить свою потребность говорить он произнес в пол шепота, поглаживая спусковой крючок:

- Кто здесь?

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 16
Комментарии

А вот и продолжение моего убертрешевого психо-экшена.

________________________

вся сила в правде.

Редактор - моя обожаемая жена Ольга.

________________________

вся сила в правде.

Интересный психодел) Ставлю +10. Нравится, что все описано досконально !

------------------------------------------

Нет ничего нового под солнцем.

Прикольно) Напомнило чем-то мой собственный рассказ, атмосферой что ли...

Быстрый вход