Я Иной. Часть четырнадцатая

Если бы я заранее знал, во что выльется наше путешествие, конечной целью которого является мистический лагерь, возможно уже давно переставший существовать – хорошо бы подумал, прежде чем соглашаться на эту авантюру. Хотя кого в тот момент вообще волновало моё мнение? Всё как – то само организовалось, без моего непосредственного участия, но зато потом, как только Москва осталась позади, беззаботное существование быстро прекратилось.

Вот и сейчас, прикидывая все возможные варианты, я пытался понять, что ждёт меня впереди. Поможет ли этот человек в поисках папки, и если да, то как от него потом отвязаться? Убить или просто сбежать, пощадив несчастного, чьей судьбе едва ли кто мог позавидовать?

- Чёрт! – неожиданный возглас мгновенно вывел меня из задумчивости. Молчаливый проводник, до этого бегущий чуть впереди, вдруг запнулся об давно забытое всеми инвалидное кресло и, нелепо взмахнув руками, смачно впечатался в кафельный пол.

Автомат отлетел в сторону и, проскользив немного по гладкому покрытию, замер в нескольких метрах от неуклюжего хозяина. Грубо высказавшись об так некстати подвернувшемся препятствии, он быстро вскочил на ноги и, ориентируясь на лучик света от тактического фонаря, нашёл - таки потерянное оружие.

Немного отдышавшись, человек на секунду замер, будто к чему – то прислушиваясь, но так ничего и не услышав, махнул мне рукой и бросился вперёд. Мне показалось, что он вкладывает в этот рывок все оставшиеся силы, стремясь как можно скорее миновать коридор.

Интересно, с чего это он так сильно торопится, рискуя в любой момент расквасить себе нос? Неужели на территории больницы до сих пор бродят неупокоенные трупы или он просто боится заразиться вирусом, так круто изменившего жизнь для всего человечества.

Всё могло быть, хотя и то и другое казалось маловероятным. Зомби ведь народ активный, постоянно бродят туда – сюда и при этом часто стонут, будто нарочно сообщая о своём приближении. А тут тихо как ночью в библиотеке – даром что эвакуационный центр. К тому же мертвяки, будь они где – то рядом, уже давно человека учуяли и наверняка бы его убежище окружили по мере возможности, и тогда он бы так просто здесь не гулял.

Что касается особенностей распространения вируса, то тут тоже не совсем понятно. Учёные довольно быстро выяснили, что по воздуху он не передаётся, но это никому не помогло, скорее даже наоборот, так как обычно всё неизвестное пугает ещё больше. Не зная, как защититься от появляющейся повсюду заразы, люди запаниковать сильнее, а вскоре начался всеобщий хаос, и привычный мир вскоре окончательно рухнул, так и не сумев справиться с такого рода бедствием.

Тем временем, попетляв немного по тёмному коридору, мы наконец достигли нужной двери, ведущей, как оказалось, прямо на лестницу. Пропустив меня вперёд, мужик запер дверь на ключ, и уже спокойнее начал подниматься наверх, явно почувствовав себя в большей безопасности.

Когда мы шли по коридорам, я невольно пытался обнаружить следы бедствия, но к немалому моему удивлению корпус был до неприличия чист. Следы крови, горы мусора, человеческие останки и тому подобные радости стали привычным антуражем нового мира, а это место никак не вписывалось в общую картину. На улице, к слову, хоть и были видны следы давнишней эвакуации, но особого впечатления тоже не производили.

После инструктажа, полученного с утра у полковника Жарова, я решил что лагерь вместе со всеми выжившими накрыла волна мертвечины, в следствии чего связь с ним, естественно, пропала. Но прибыв на место, я понял, что поторопился делать выводы. Похоже колонны беженцев всё же успели эвакуироваться из города, но почему то никто не стал сообщать об этом основным силам, спешно уходившим в тот момент из города.

Размышляя о судьбе лагеря, я и не заметил, как мы поднялись на самый верх. На лестничном пролёте, рядом с обшарпанной дверью, примостился небольшой раскладной стульчик, на котором стоял самый обычный пульверизатор, предназначенный для полива цветов. Повесив автомат на плечо, человек схватил распылитель и навёл его на моё лицо.

- Не волнуйся, если попадёт в глаза или рот. Эта штука не смертельна для нас, но для вируса она довольно опасна. Потерпи немного, это необходимо для твоей же безопасности – объяснил солдат, одновременно с этим приступив к процедуре.

В следующую секунду холодная водяная пыль ударила мне в лицо, но я стерпел, решив пока во всём слушаться местного обитателя. Начни я упираться, и он может что то заподозрить, а этого мне сейчас совсем не надо. Пусть пока проникнется ко мне хоть каким то доверием и поможет найти нужную папку, ради чего, собственно, я и пошёл с ним на контакт.

Правда немного напрягало заявление о том, что этот состав как то способен влиять на вирус, но я не слишком в это поверил. Честно говоря я совсем в это не поверил, списав всё на психический сдвиг и окончательное помешательство моего собеседника.

Учёные всех стран пытались создать вакцину от этой дряни, проводили исследования и даже расчленяли тела упокоенных мертвяков, которыми на тот период их щедро снабжали военные. Но никаких результатов их старания не принесли, и вскоре наука отошла на второй план, уступив место грубой силе. Так неужели какой то псих, запертый в четырёх стенах уже пару месяцев, смог переплюнуть в этом нелёгком деле величайшие умы человечества?

Тем временем любитель полива обошёл меня со всех сторон, истратив на мой грязный камуфляж едва ли не весь запас волшебного средства. Решив что этого достаточно, он вернул бутылку на прежнее место и, приоткрыв тугую дверь, жестом пригласил меня следовать дальше.

Оказавшись на этаже, я пробежался взглядом по окружающей обстановке, но ничего особенного не заметил. Обычный коридор, освещаемый лишь появившейся на небе Луной, свет от которой пробивался через большие пыльные окна. С правой стороны располагался дежурный пост, слева небольшая часть холла была занята довольно потрёпанным диваном и парой кресел, на которых сейчас горой была навалена какая то одежда в прозрачных упаковках. Тем временем мой новый знакомый двинулся дальше по коридору, туда, где должны, по идее, располагаться палаты. Я тоже сначала дёрнулся было за ним, но он сразу же меня остановил, показав на неприметную дверь, видневшуюся прямо за столом дежурной медсестры.

- Иди пока туда, я скоро вернусь. Нужно закончить с одним делом – с этими словами он пошёл вперёд, и вскоре скрылся за одной из дверей, расположившейся почти в самом конце больничного коридора.

Поначалу я предполагал что сумасшедший вояка не спустит с меня глаз, по крайней мере первое время, но, как видно, ошибся. Похоже у него нашлись дела поважнее, но я был этому только рад, так как с недавних пор мне претило излишнее внимание. Чем больше внимания, тем больше вероятность моего разоблачения, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Этот урок я усвоил ещё после первого визита к полковнику Жарову, и надеюсь, что подобное больше не повторится.

По – хорошему, надо бы побыстрей забрать документы и валить отсюда куда подальше, пока всё ещё относительно мирно. В противном случае мне придётся продолжать играть роль доброго спасателя, непонятно как добравшегося до этой дыры, а актёр из меня, что уж говорить, довольно паршивый. Придя к такому выводу, я направился к указанной двери, очень надеясь, что именно там и лежат нужные мне бумаги.

Зайдя в комнату, я сразу понял, что это и есть берлога моего проводника. Сразу обратил внимание на специфическое освещение – большие фонари, направленные в потолок, были распихнуты по углам комнаты и давали довольно много света. Когда я подходил к больнице, эта часть здания мне была не видна, а уже попав на территорию, я просто не сообразил посмотреть наверх.

Зато я теперь точно знаю, что из этой комнаты мою драку с мертвецами видно не было, хотя по поведению человека об этом и так можно было догадаться. Стань он свидетелем моих разбирательств, и никакого контакта между нами уже не было. Я бы сразу получил пулю в лоб, это как пить дать.

Интересно, а мертвяки на свет в окне реагируют или как – то по другому сообразили, что здесь человек обитает? Жалюзи на окне были раскрыты, так что вполне может быть, что они и на свет из окна идут. Да нет, вряд ли. Свет же только в одном окне горит, а зомби больницу в кольцо взяли и топчутся теперь со всех сторон. Видимо так рассудил и местный, но окно всё таки мог бы и прикрыть, что бы лишний раз не раздражать «соседей». Хотя, вполне возможно, что после долгого пребывания в одиночестве ему просто стало всё равно.

Размышляя, я ещё раз пробежался взглядом по комнате. Насколько можно было судить по обстановке помещения, когда то это была комната отдыха для свободного от дел персонала. Довольно широкий диван, заваленный какими – то коробками, стоял прямо напротив старого телевизора, пара шкафов, тянущихся вдоль противоположной стены, компактный стол у окна, полностью заставленный банками и бутылками, и несколько стульев по соседству – всё это ничем особо моё внимание не привлекло. Единственным предметом, сразу бросившемся в глаза, была довольно внушительная на вид винтовка, прислонённая к одному из стульев.

Вроде бы у нас таких не делали, хотя в оружии и при жизни то не очень разбирался и не всегда мог отличить один ствол от другого, а после воскрешения вообще часть знаний испарилась. Видимо моё возвращение к жизни не прошло без последствий для мозга, но эта жертва вполне терпима и не столь уж велика, как та, которую заплатили мои собратья, завывающие сейчас за окном. В обмен на вторую жизнь они отдали всё человеческое, что у них когда то было, в итоге став бездушными марионетками в руках самой Смерти.

Что – то я расчувствовался, хотя обычно мне это не свойственно. Но меня всё не покидает мысль, что я в итоге могу стать одним из них, превращусь в неутомимого охотника за человеческим мясом, только более сильным и умным, чем большинство заражённых. Сегодня, блуждая весь день по мёртвому городу, я будто вернулся в то время, когда впервые взглянул на мир глазами Иного. Выбравшись из того злополучного подвала, я несколько дней бродил просто так, без какой либо цели и смысла, привыкая к своему новому телу и тем странным чувствам, появившемся у меня сразу после воскрешения.

Человек и чудовище схлестнулись внутри меня, одолевая друг друга с переменным успехом. Я впадал в ярость, желая убивать каждого встреченного на своём пути и неважно, будет он человеком или уже на половину разложившемся трупом. Потом неожиданно на меня накатывал неконтролируемый страх, хотелось забиться куда нибудь, спрятавшись от всего мира, и больше никогда оттуда не вылезать.

Пару раз я даже хотел покончить с собой, надеясь разом разобраться со всеми мучениями, но так и не решился совершить задуманное. Получить второй шанс хотели бы многие, но выпал он именно мне. Пусть и в несколько уродливой форме, но всё таки шанс, за который я решил держаться до самого конца.

В итоге разум возобладал над инстинктами и отправился в гости к своему лучшему другу, хотя надежда найти его, тем более живым и здоровым, была довольно призрачной, учитывая те события, что происходили в первые месяцы Катастрофы. Но мне повезло и во второй раз и даже в третий, когда появилась информация о лагере беженцев, в котором, по слухам, пытались вернуть заражённых к нормальной жизни.

Кто и когда распространял эти слухи, для меня так и осталось загадкой, но тут уж выбирать было не из чего. Сама судьба толкала меня на союз с людьми, и я согласился, но иногда находиться рядом с ними мне просто невыносимо. Что не говори, а мне спокойнее всего быть одиночкой, ни от кого не зависящего и никому не обязанного.

Уйдя в размышления, я немного подзабыл о своём плане. Надо проверить тут всё, найти документ, и если таковые имеются – по тихому свалить, не привлекая к себе внимания. Особо прятаться тут было негде, бумаги могли лежать разве что в одном из шкафов или в ящиках письменного стола, так что поиски надолго не затянутся. На всякий случай я прислушался, вплотную подойдя к двери, но в коридоре по - прежнему было тихо.

Интересно, здешний хозяин, так, кстати, мне и не представившейся, готовит мне торжественный приём или вспомнил о каких – то других, не менее важных делах? Видимо у него тут куча неотложных дел, гораздо более важных, чем моя скромная персона. Ну что же, это даже лучше. Может мне у правда удастся всё по тихому провернуть, не нарвавшись в этот раз на проблемы. В который раз эта мысль пришла мне в голову, но дальше рассуждений дело пока не пошло. Но ничего, как раз сейчас самое время этим заняться.

Решив начать с чего – то более вместительного, я открыл дверцы одного из шкафов. Часть полок была пуста, на некоторых лежали книги по медицине и папки с записями, но здешние, больничные, совсем не те, которые я искал. К моему удивлению на верхней полке нашлось множество чьих – то паспортов, аккуратно сложенных в несколько стопок.

Раскрыв один из них, зачем то посмотрел на фотографию. Молодой мужчина с овальным лицом, узким лбом и прямым носом. Да, не сказать, что красавец. Положив паспорт на место, я продолжил поиски.

Второй шкаф порадовал ещё меньше – внутри, кроме нескольких пачек патронов и противогаза, как две капли воды похожего на тот, что был у здешнего обитателя, ничего интересного не нашлось.

А вот в письменном столе обнаружились какие – то бумаги, которые я поначалу принял за медицинские документы. Ни на что, особо не надеясь, взял первый попавшийся листок, пробежался глазами по корявому тексту и… не поверил своим глазам. То, что эти записи никак не относятся к больнице, было понятно с первых строк.

В руках я держал список мест, которые, когда – то, нуждались в немедленной эвакуации. Тут значились несколько школ, торговый центр, здание крупной фирмы по продаже недвижимости и прочие места, где по мнению военных, могли находиться большие группы осаждённых мертвяками людей. Список оказался довольно длинный – сразу видно, что на тот момент ещё было кого спасать.

Отложив в сторону бесполезный для меня лист, принялся изучать другой. На этот раз мне попался отчёт, тоже, естественно, написанный от руки на обычном листе бумаги. Ничего удивительного, в то время даже военным было не до бюрократии. Даже удивительно, что в таком бардаке кто - то ещё смог сохранить хоть какое – то подобие порядка.

В отчёте говорилось об удачной эвакуации первой волны гражданских, причём все без исключения были пациентами этой больницы. Зараза, опять не то. Конечно, я помнил, что документы должны были лежать в папке, но ведь за столь длительное время их оттуда уже сто раз могли вытряхнуть. В моей ситуации провал задания не вариант, поэтому лучше перестраховаться и тщательно всё проверить.

- Эй, ты чего там делаешь?

От неожиданности я резко развернулся, хотя прекрасно понимал, кто именно мог задать этот вопрос. С головой уйдя в поиски, я и не заметил. как вернулся мой новый знакомый. За это время он успел избавиться от своей «упаковки», став ,наконец, похожим на нормального человека.

Мужчина лет сорока, со спутанными русыми волосами и хорошо заметной уже сединой на висках. Средний рост легко компенсировался за счёт ширины плеч, отчего он чем – то напоминал мне квадрат. Подтянут и хорошо сбит, сразу видно, что человек держит себя в форме. Лицо невзрачное, а вот глаза довольно интересного, серо – зелёного цвета.

Правда вот с военным я, похоже, слегка промахнулся. На мужике была форменная куртка тёмно- синего цвета, а на груди красовалась нашивка «МЧС России», а рядом « Равич. А.И». А вот низ был в гражданском стиле: потёртые джинсы и старые кроссовки, видимо исполнявшие роль сменной обуви. В руках у него был уже знакомый мне автомат, но ствол, к счастью, пока смотрел в пол. Хотя это ещё не показатель – ситуация может измениться в любой момент.

- Что ты искал? – повторил человек, делая шаг в мою сторону.

Первой мыслью было просто кинуться на него и порвать на куски, сразу разобравшись с единственной возможной угрозой в этой больнице. Я прошёл не самый лёгкий путь и совсем не хочу влезть в проблемы уже на финише. Стопка бумаг так и лежит у меня за спиной и шестое чувство подсказывает мне, что до выполнения задания остался один шаг.

Но потом я засомневался в правильности своих действий, тем более никто на меня пока не нападает, и убивать не собирается. В конце концов, нашинковать его я всегда успею, особенно сейчас, когда противник избавился от своего защитного костюма, сделать это будет ещё легче. По глазам МЧСовца я понял, что ждать всю ночь он не собирается и не придумал ничего лучше, кроме как слегка сместиться в сторону, показав результат своего деяния.

- Так вот в чём дело – сразу успокоившись, мужчина сел на стул, а на соседний положив своё оружие – Садись. В ногах, как говорится, правды нет.

С этим я спорить не стал, тем более что недавняя пробежка меня всё же вымотала, да и после того, как меня опрыскали непонятным составом, появилась ощутимая слабость во всём теле. Но я всё равно не верил в существование лекарства, и списывал это на тяжёлый день и недавнюю схватку с мертвяками, неожиданно напавшими на меня без особой причины.

С мутантом, кстати, я тоже не так давно бился. К сожалению, боль в спине, появляющаяся у меня время от времени, не даёт забыть о той встрече. Заняв последний свободный стул, я замер в ожидании дальнейших событий, при этом невольно косясь на разбросанные по столу бумаги.

- Антон Равич, будем знакомы – наконец – то представился собеседник, слегка откидываясь на спинку стула – Ты извини, что я сразу наезжать начал. Просто доверия к людям уже не осталось, вот и от тебя ждал чего – то плохого. Достаточно я здесь повидал, уже нервы сдавать начали. А я ведь прекрасно понимал, что спасатели придут, и не за мной, а за этими документами. Специально их все из того корпуса забрал, где мы штаб вначале организовали. Много важного в них осталось, что даже в нынешнее время полезным будет. Это, считай, мой гарант спасения, если так можно выразиться. Всю медицинскую макулатуру, кстати, тоже вынесли, но так, на всякий случай, если вдруг огонь пришлось бы разжигать.

Порывшись немного в бумагах, Антон достал одну из папок и потряс ею перед моим носом.

- Вот тут указанно месторасположение нескольких палаточных лагерей, разбитых специально для тех, кому удалось сбежать из города. А вон в той, тёмно – зелёной, сказано куда эвакуировали Рязанского мэра и его семью. Какой нибудь начальник может это и так знал, только вот жив ли он ещё? Всё и не перечислишь, что здесь лежит, лучше сам посмотри.

С этими словами он достал по такой же солидной пачке бумаг из двух оставшихся ящиков стола, до которых я ещё не успел добраться, и выжидательно посмотрел на меня.

Да, повезло мне, не каждый раз такого человека встретишь. Будто мысли мои читает и сам же их озвучивает. Всё таки не зря я решил с ним пойти, а то сам бы в этом корпусе ещё не скоро поиски бы начал, а уж на верхнем этаже тем более. Только вот с ценность этих бумаг уже ничтожна и эта информация даром никому не нужна. Палаточные лагеря давно прекратили своё существование, да и вообще были плохой идеей. Мэра Рязани сейчас будет искать только полный дурак, которому просто нечем больше заняться.

Да и план коммуникаций мог и не понадобиться, ведь Жаров говорил, что при необходимости можно обойтись и без него. Все бумаги с по-настоящему важной информацией должны были забрать в первую очередь, но мой собеседник, видимо считает по другому. Вот и пусть так думает, если ему хочется, а я никого переубеждать не стану.

Не дожидаясь повторного приглашения, начал просматривать документы, мысленно повторяя номер нужной мне папки. К счастью не забыл, что, в принципе, не удивительно – за время пути я не раз заглядывал в карту, так что эти числа буквально стояли у меня перед глазами.

Тем временем мужчина вскрыл пару банок с консервами, после чего одну пододвинул ко мне, добавив к ней заодно и пластиковую вилку. Так сказать предложил мне поздний ужин вкупе с занимательной беседой, которой, по всей видимости мне не избежать.

Хотя какая тут беседа, если я и говорить то не могу. Нет, при желании конечно можно попробовать и даже, пожалуй, нужно, но не здесь и не сейчас, когда от моих решений, по сути, зависит судьба всего рейда. Скорее всего, мужику просто надо выговориться, а я здесь единственный и к тому же безотказный слушатель. Но это ненадолго, а пока пусть говорит, раз уж на душе накипело.

- Я так понял, ты один из группы остался? – Как я и предполагал, Антон начал беседу, не забывая, впрочем, попутно опустошать свою банку – А как сюда добрался? Наверное, транспорт к воротам подогнал и с него через ворота перелез? Хотя нет, не проедешь там так просто. Почти все дороги в округе машинами забиты, остались с тех пор, когда люди ещё сами могли к нам прорваться. Значит уже на подходе к больнице, вы вынуждены были идти пешком, но добрался только благодаря «водному перемирию», которое сегодня у мертвяков случилось. Я правильно говорю?

Видя что он ждёт от меня ответа, я быстро кивнул, правда так и не понял, о чём он рассуждает. Вроде бы человек ведёт себя нормально, на меня по крайней мере не кидается, но при этом несёт какую – то ахинею, прямо указывающую на его помешательство. К эвакуационному центру сейчас пешком разве что рота спецназа прорвётся и то не факт. Это на меня мертвяки слабо реагируют, а при появлении настоящих людей, да ещё и под звуки стрельбы, сюда сбегутся червеносы со всей округи, не говоря уже о мутантах, без которых, как я предполагаю, не обходится ни одно солидное пиршество.

- А я предполагал, что вы на вертолёте прилетите, так безопасней всего сюда добраться. Только все на Канавина надеялись, но я знал, что спасатели к нам от основной группы прибудут. Впрочем, ладно, об этом позже. – Удовлетворившись моим кивком, МЧСовец вновь возобновил монолог – Я, кстати, не здешний. В первый раз этот город увидел, только когда нас в помощь местным службам перебросили. До того как у нас началась эпидемия, я работал в одной из Московских частей. Тогда в новостях только и говорили о заражённой Европе, беспорядках и толпах беженцев, которых, как обычно, некуда было пристроить.

Голос зазвучал тише и грустнее. Видимо спасатель вспоминал о тех событиях, ставших в итоге преддверием конца.

- Вскоре нам поступил приказ сверху, но был он какой – то странный и довольно расплывчатый. Обычно всё чётко и ясно, а в тот раз всё было совсем наоборот. Вроде как надо было быть готовыми, а к чему именно, никто не пояснил. Мы ожидали, что со дня на день введут военное положение, но правительство всё медлило, будто надеялось, что нас беда не коснётся. Только вот чуда – то не случилось, не удалось нам в стороне отсидеться. Началось, если не ошибаюсь, со Смоленска, а через пару дней уже и в других городах аукнулось.

Парень был абсолютно прав, все проблемы начались именно там. Город – герой, в чьей области, как мне помнится, жил небезызвестный для всех космонавт, буквально захлебнулся в волнах мертвечины за какие – то жалкие сутки. Если кто и был готов к такому повороту, то точно не тамошние обыватели. Ещё накануне СМИ писали статьи о провальных операциях НАТО и новой политике Австралии, в одночасье разорвавшей какие либо отношения со всем миром, а уже на следующее утро их место заняли новые, столь же печальные, но куда более волнительные для Россиян заголовки.

Правда всему миру к тому моменту было на это глубоко плевать, да и жители других Российских городов, в двери к которым вскоре тоже постучалась беда, недолго вспоминали о Смоленске.

Пока я рылся в бумагах, Антом кратко рассказал мне свою историю.

Как только в Рязани появились первые заражённые, туда сразу же была выслана колона солдат и несколько бригад МЧС, в одну из которых и входил мой новый знакомый. В Москве тогда ещё было тихо, поэтому правительство решило, что может выделить немного людей для оказания помощи Рязанским службам. Тогда рассчитывали отстоять не только Москву, но и её промышленного соседа, остановив распространение вируса на ранних этапах. Тоже самое планировали сделать в Питере, Новосибирске и прочих больших городах, после чего армейские соединения должны были перегруппироваться и оказать помощь городам поменьше. К сожалению ничего лучше правительству придумать не удалось, но винить их за это сложно, ведь с такой проблемой человечество столкнулось впервые.

Но всё было совсем не так радужно, как это казалось вначале. Прибывшее из Москвы подкрепление помогло частично зачистить центр Рязани, но на большее сил у них уже не хватило. Как и везде, заражённые появились сразу во многих районах города, сильно усложняя задачу его защитникам. Крепкий кулак, состоящий в основном из солдат и милиционеров, распался на множество небольших отрядов, всеми силами пытающихся локализовать всё новые очаги инфекции.

План властей с треском провалился, идей спасения города уже казалась плохой шуткой. А через пару дней неприятности начались в столице и у правящей верхушки нашлись дела поважнее, чем забота об уже сдавшемся и фактически умершем городе. В последнем приказе, пришедшем тогда из Москвы, говорилось об организации спасательных центров и создании безопасных коридоров для потока беженцев. Именно эти центры стали последним рубежом обороны и единственным шансом для тех немногих, кто ещё не успел покинуть город.

С этим проблем как раз не возникло, военные организовали спасательные лагеря прямо на своих временных базах, которые они заняли ещё в первые дни битвы за Рязань. Одной из таких баз и была эта больница, куда, к счастью, в отличие от большинства других медицинских учреждений, ни одного заразившегося так и не привезли. Здешние медработники быстро поняли, что помочь заболевшим уже не смогут, и просто отказались приезжать на вызовы.

Большинство вместе с ходячими пациентами вскоре просто разбежались по домам, но некоторые не ушли, чувствуя ответственность за оставшихся пациентов, не способных к самостоятельному передвижению. Их то солдаты и эвакуировали в первую очередь, потом стали посылать группы туда, где по их мнению ещё могли остаться люди. Затем выживших сажали на автобусы, позаимствованные у ближайшего автопарка и отправляли в безопасные места уже за городской чертой.

А затем ситуация резко ухудшилась, перейдя из очень плохой, уже в катастрофическую. Начался так называемый «гон», мертвяки сбивались в огромные толпы и осаждали последние людские анклавы, каким – то чудом ещё сохранившиеся в этом городе. Здешним обитателям повезло меньше всего – за ночь вокруг больницы собралось несколько сотен голодных мертвецов, явно решивших перейти на длительную осаду.

Последних гражданских эвакуировали как раз накануне, но тут ещё оставалась небольшая группа солдат и трое МЧСовцев, считая Антона. Связь почему – то накрылась, на призыв о помощи никто не отвечал, и жителям больницы пришлось выпутываться из этой передряги самостоятельно.

У осаждённых был в распоряжении вертолёт, на котором они ранее совершали облёты близлежащих районов и изредка забирали с крыш домов измождённых людей, ещё как – то существовавших в таких условиях. Тогда его вновь подняли в воздух, с целью изучения ситуации в округе, но вернувшийся экипаж хороших новостей не принёс.

Единственный коридор, расчищённый военными от машин, был напрочь заблокирован непонятно откуда взявшимся там грузовиком. Возможно кто – то ещё пытался прорваться к лагерю, но попал в «гон», и погиб, заодно обрекая на смерть оставшихся в центре людей.

В итоге было решено лететь на вертолёте до ближайшего пригородного спасательного лагеря, там заправиться и вернуться за оставшимися людьми, так как всех сразу винтокрылая машина в себя не вместит. Кто – то из МЧСовцев предложил тянуть жребий, коллеги идею поддержали, но зато упёрся капитан Канавин, старший по званию среди оставшихся в больнице солдат.

По его мнению первыми должны были отправиться в полёт военные, как более подготовленная и организованная группа. Будучи в меньшинстве и видя направленные на них, как бы невзначай, стволы автоматов, коллеги Антона согласились с таким вариантом. Правда одного вояку пришлось оставить – за неделю до отлёта он умудрился серьёзно повредить ногу, в одночасье превратившись из боевой единицы в бесполезную обузу.

Вскоре военные улетели, прихватив с собой почти всё оружие, часть запасов еды и большую половину оставшихся лекарств. Как и следовало ожидать, ни вечером, ни на следующий день пилоты так и не вернулись. К тому времени вокруг больницы плескалось целое море живой мертвечины, при виде которого у брошенный людей пропала последняя надежда на самостоятельное спасение.

- Вот так всё и получилось – сквозь зубы процедил Антон – Канавин помощи так и не прислал, да и не собирался, как я думаю. Понятно, что не к нашим он полетел, а куда – то ещё. Он вообще странно себя вести начал, ещё до того, как первую колонну отправили. Перестал с командованием на связь выходить, отправил чёрт знает куда три бульдозера, расчищавших от машин дороги, и изменил маршрут, отправив беженцев совсем в другую сторону, куда – то в район Пензы. Я в основном в рейды не ездил, работы и тут хватало, вот и узнавал понемногу об этих странностях. А когда нас вояки тут кинули, начал все мысли в блокнот записывать, что бы совсем от скуки не сдохнуть.

Антон отложил в сторону пустую банку и вдруг как – то странно заулыбался. Выглядел он сейчас совсем не так, как раньше. Лицо покраснело, на лбу появилась испарина, а в глазах появился странный блеск. Чем больше спасатель углублялся в воспоминания, тем сильнее было заметно его помешательство. Это мне совсем не понравилось, но ничего поделать с этим я пока не мог.

- Солдата мы сначала вообще чуть не убили, но Женя нас сдержал, сказал что пообщается с ним лично. Оттащили бойца в другой корпус, надеялись что ощущение одиночества на него психологически повлияет и он расскажет нам что – то важное. Потом кормить стали через раз, приковали наручниками, перестали колоть обезболивающее, но он так по делу ничего и не сказал, клялся, что о планах лейтенанта ничего не знает и сам не доволен его командованием. Но планы здесь были не причём, нам от них же никакого проку не было. Просто если бы не эти допросы, мы бы тогда друг друга поубивали, а пока у нас в распоряжении был общий враг, между собой ещё удавалось сохранить какое – то подобие дружбы.

В этом момент я посмотрел на номер очередной папки и от радости едва не подпрыгнул на стуле. Это была та самая папка, с соответствующим номером и несколькими схемами внутри. Вытащив столь ценные для меня листки я, не задумываясь, запихал их в карман, лишь только потом сообразив, что сидящий рядом человек может понять эти действия как – то по своему. Но к моему счастью он даже не обратил на это внимание, окончательно потерявшись в своих воспоминаниях.

- Но дни шли, а лучше не становилось – продолжал спасатель, зачем – то переведя взгляд на входную дверь - От завываний этих тварей и собственной беспомощности у моих напарников начало сносить крышу, да и я, чего таить, стал дёргаться из – за каждого пустяка. Мы всё меньше общались, почти всё время, кроме ночи, старались держаться отдельно друг от друга, что бы не сорваться и не наделать глупостей. В один из дней, после очередного бесполезного допроса, Женя не выдержал и забил солдата до смерти, но никто не стал его хоронить. На следующий вечер он просто ушёл и главным воротам, а через час мы услышали выстрел. А всему виной Канавин. Он, и никто другой!

Неожиданно МЧСовец выхватил из кармана куртки небольшой чёрный пистолет и с размаху винул рукояткой по поверхности ни в чём не повинного стола. Вниз полетели несколько бутылок из тёмно – зелёного стекла, звонко разлетевшиеся об кафельный пол. От такого поворота событий я впал в ступор, не зная как лучше поступить в данной ситуации. Я вдруг понял, что, по сути, выполнил поставленную задачу, но при этом почему – то до сих пор тут рассиживаюсь.

-Спустя три дня пришла очередь Стаса, хотя мне он казался самым спокойным из нас. Но, как оказалось, я ошибся. Парень просто взял свой автомат, забрался на крышу этого проклятого корпуса и начал поливать мертвецов очередями, тратя один магазин за другим. А когда мы наконец поняли в чём дело и забрались на крышу, он посмотрел на нас и лишь рассмеялся, а потом спрыгнул вниз, навсегда освободив себя из этого заточения.

Парень был самым молодым в нашей группе, ещё до Катастрофы ровнялся на Женю, как на более опытного члена команды, вот и здесь долго не тянул. Его смех и этот взгляд, полный тоски и одновременно безграничного счастья, я уже никогда не забуду. Земли тут, считай и нет, в основном асфальт, да и не чем мне копать, так что тела обоих я оставил в здешнем крематории. Так и существовал с тех пор, вплоть до твоего появления.

Сделав паузу, Антон свободной от оружия рукой свинтил крышку с одной из бутылок и начал пить большими глотками, частично проливая содержимое на форменную куртку. Посмотрев ему в глаза, я понял, что этот человек безумен. Простым помешательством он явно не отделался, хотя вначале выглядел и говорил вполне нормально. Как я и предполагал, чем больше он вспоминал о минувших события, тем быстрее терял над собой контроль. Я в этом полный профан и понятия не имею кокой будет следующая стадия, но ни чем хорошим для меня это точно не кончится.

Переведя взгляд на окно, я едва не зарычал от досады. Снаружи было совсем темно, но ночь сейчас ещё довольно короткая, так что долго ждать рассвета не придётся. Этот спектакль одного актёра явно затянулся, пора уже в обратный путь. Есть ситуации, которые требуют крутых мер, и сейчас как раз одна из них.

- Я ведь не просто так сегодня вышел, хотел посмотреть на мертвяков поближе. Потом уже услышал, как ты стёкла бьёшь, и на шум прибежал. А так целый день за ними смотрел, и не зря, как оказалось. За пару часов до твоего прихода они агрессивнее стали, даже друг с другом сцепились пару раз. Зато до этого как шёлковые были, все без исключения на колени встали и воду из луж пили. Им вообще не до чего дела не было, хоть ты хороводы вокруг них води. Понимаешь, к чему я клоню?

Когда дождик вновь заморосит, мы мимо них пробраться сможем! Потом найдём Канавина, и за всё с ним поквитаемся! В последнее время осадков тут почти не было, вот я и не знал о такой возможности. Зато знал о другом, но ведь и ты об этом знаешь. А теперь то другое дело, тем более я уже не один. Пройдём мимо них спокойно и прямиком в твой штаб рванём. Ну, как идейка?

В следующую секунду мой кулак впечатался в лицо спасателя, разом ответив тому на все вопросы. От удара МЧСовец свалился со стула, выронив пистолет и придавив заодно своим телом какую – то коробку. Он никак не мог придти в себя, а я и не собирался давать ему такую возможность. Конечно, не такой реакции ждал Антон, но тут уж ничего не поделаешь. У каждого есть лимит терпимости, мой же уже давно превышен.

Набросившись на человека, я наградил его несколькими ударами по лицу, стараясь поскорее вырубить невменяемого противника. Антон толком и не отбивался, зато что – то громко кричал, но я так и не смог разобрать хоть слово. Да и не особо пытался, если быть честным. Время слов уже прошло, пора было переходить к делу.

В этот момент спасатель дёрнул от очередного удара и затих, подарив мне наконец немного благодатной тишины. Всё, нокаут. Но долго это, к сожалению, не продлится, так что тянуть никак нельзя. Не тратя время даром, я начал быстро обыскивать карманы побеждённого, попутно пытаясь прикинуть путь отхода из этой гостеприимной больницы.

К счастью ключи нашлись довольно быстро, а заодно в одном из нагрудных карманов обнаружился небольшой, и довольно потрёпанный блокнот. Видимо в него Антон и записывал все события последних месяцев, но едва ли это кому – то надо. Тем не менее я всё же забрал писанину себе, на случай, если вдруг Жаров захочет узнать о судьбе лагеря.

Больше тут делать нечего, пора уже в обратный путь. Последний раз взглянув на Антона, я мысленно его пожалел. Участь его незавидна, но и спасать кого – то я не подряжался. Просто физически не смогу это сделать, даже если бы очень хотел. Плохо конечно, но у каждого свой путь, и с этим ничего не сделаешь.

Выскочив в коридор, я сразу же бросился к двери, ведущёй на лестницу. В этот момент в комнате отдыха послышалось какое – то шуршание, видимо спасатель начал приходить в себя. Но я уже мчался вниз, стремясь поскорее оказаться за пределами больницы. Спуск много времени не занял, а вот на первом этаже произошла заминка. Дверь, ведущую на первый этаж, Антон, как мне помнится, запер, но на какой именно ключ, я внимания, конечно же, не обратил.

Пришлось какое – то время перебирать связку в поисках нужного ключа, который, как назло, никак не хотел находиться. Ни первый, ни второй, ни третий моих надежд не оправдал, и лишь только после седьмой попытки дверь соизволила открыться.

Дальше всё пошло гораздо быстрее – миновав по памяти несколько поворотов, оказался в длинном коридоре, к конце которого, по идее, должен был находиться вестибюль корпуса. Я не ошибся, и уже через несколько минут, оттащив в сторону мешавшую тумбу, открывал двери главного входа.

В этот раз гадать не пришлось – лишь взглянув на форму замочной скважины, я сразу понял, что именно нужно искать. Ключ от этой двери отличался от остальных, с виду напоминая букву «Т», так что особых проблем с его поиском не возникло. Вскоре я, справившись с последней преградой, выбежал из душного помещения на свежий воздух.

Хотя нет, с этим я, конечно, поторопился. Смрад от десятков оживших мертвецов, топчущихся сейчас за забором, тут же ударил в ноздри, заставив меня невольно поморщиться. К хорошему быстро привыкаешь, вот и я, посидев немного в спокойной обстановке, на время забыл о реалиях нового мира. Но ничего, сейчас я с головой погружусь в суровую действительность, и от больничного «релакса» не останется и следа.

Бросившись вправо, обогнул корпус и оказался на узкой асфальтной дороге, тянущейся прямиком до заблокированных «скорой» ворот. Миновал кучи из чемоданов и сумок, проскочил мимо вытянутого здания пищеблока и спустя пару минут уже стоял у заброшенной будки охранника. Теперь, после рассказа Антона, я точно знал откуда там столько крови, да и труп военного, найденного мной в одном из корпусов, уже не казался таким загадочным.

Конечно, некоторые моменты так и не прояснились, но сейчас это уже совершенно не важно. Судьба этого места и оставшихся тут людей довольно печальна, но с этим ничего не поделаешь. То, что раньше казалось немыслимым, уже давно стало нормой, которую оставшиеся в живых люди так или иначе должны были для себя принять.

Никто больше не смотрит назад, не вспоминает о тех месяцах, ставших переломными в судьбе каждого человека. Уже не вернёшь двух спасателей – самоубийц, не накажешь подлого лейтенанта, с лёгкостью обрёкшего на смерть несколько человек. Что было, то прошло. Надо жить сегодняшним днём, ведь завтрашнего может и не быть.

Посмотрев на небо, я понял, что пора в обратный путь. Тьма постепенно уходила, нехотя уступая права новому дню. С Антоном мы разговаривали, если так можно выразиться, часа два, и до этого я около сорока минут бродил по территории. Совсем не плохо, я думал, что выйдет дольше. Если бы не отвлекался на ерунду, вообще бы уложился в рекордные сроки, но тут уж ничего не поделаешь. Рассеянность - одно из отрицательных качеств, появившихся у меня как раз после возрождения. Но это вполне терпимо и не доставляет мне много проблем, чего нельзя сказать о моём непомерном аппетите.

Как и в прошлый раз, через забор я сумел перелезть с первой попытки. С недавних пор я стал сильнее и выносливее, но, как мне кажется, это далеко не предел. Мой организм явно способен сделать больше, чем я от него сейчас требую. Но пока не проверишь – не узнаешь. Так что, как только выполню задание, сразу же постараюсь разобраться со своими способностями, что бы потом максимально эффективно их применять.

Честно говоря я ожидал, что за территорией больницы меня встретит толпа мертвяков, вновь желающая помериться силой, но к немалому моему удивлению всё оказалось совсем наоборот. Нет, зомби, разумеется, никуда не делись, но и активность проявлять не спешили. Никто больше не ходил туда – сюда по площади, не рычал на соседа и не пытался скрести забор больницы.

Некоторые из заражённых сидели, привалившись к стенам домов и брошенным машинам, но большинство из них просто развалилось прямо на земле, раскинув в стороны руки и уставившись белёсыми глазами в светлеющее небо. Сейчас они выглядели как обычные трупы, наподобие тех, что лежат спокойно в моргах и не пытаются напасть на живых.

Такое ощущение, что пока меня не было, сюда наведалось несколько пулемётных расчётов, разом упокоивших весь этот сброд. Я даже пригляделся повнимательнее к ближайшему мертвяку, но никаких пулевых отверстий на нем, разумеется, не было. Зато теперь на бледном лице мертвяка чётко проступали вены, причём какого – то жуткого, тёмно – синего цвета.

Неужели вынужденное голодание окончательно их доконало?

Я по себе знаю, что такое дикий, буквально нестерпимый голод, вытесняющий из головы другие мысли и толкающий на необдуманные поступки. От недоедания вполне можно загнуться, но не столь же дружно.

Осторожно переступая через недвижные тела, я перешёл дорогу и потихоньку начал пересекать площадь, заранее готовясь к какому нибудь сюрпризу. Что – то тут не так, что – то я упустил.

Вдруг на душе стало тревожно, захотелось поскорее отсюда убежать. Но сейчас я заторопился не потому, что мог не успеть на поклон к Жарову. Сейчас, не понятно почему, но мне стало по настоящему страшно. Неожиданно дыхание перехватило, меня резко замутило. Голова сильно закружилась, и я понял, что «плыву».

Через секунду тело перестало слушаться, и последним, что я увидел, была грязная мостовая тихой площади, стремительно приближающаяся к моему лицу.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 103
Комментарии

Выкладываю новую часть. Экшена тут нет, от него тоже иногда надо отдыхать. Следующая часть будет поживее, но я надеюсь увидеть отзывы и к этой. Текст большой, все ошибки, скорее всего, не заметил, так что прошу указывать на них, если таковые найдутся.

Приятного чтения

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Имей совесть!) Я уже с армии вернулся, а ты только 14-ую выложил. Кошмар)

*Конец света* - конец ли это, или просто очередная попытка человека стать богом?

ФАНАТКА

ФАНАТКА

Ура!!!!! Следующая часть.Я уж испугалась, что автор нас бросил. Читала на одном дыхании.Ну как так получается.Вроде нет крови, драк, всего такого, а читаешь и опа, все-конец главы. Даже не замечаешь, как прочитал.Как будто в тот мир попадаешь.Здорово.Правда. Мне очень понравилось.

10, и еще много десяток от сестры и ее подруг, которые тоже зачитываются уже этой

майн гад......

*Конец света* - конец ли это, или просто очередная попытка человека стать богом?

как всегда 10 просто кул, жду скорее новую главу, когда примерно будет?

Пока сказать точно не могу, так как объём части будет не маленький, но уже сегодня начну писать продолжение.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Если посмотреть статичность выхода новых глав, то последнею главу, нам будут читать наши правнуки, когда мы будем лежать на смертном одре)

*Конец света* - конец ли это, или просто очередная попытка человека стать богом?

Да нет, не всё так плохо)

Просто было много экзаменов, появилась работа, а недавно компьютер был заблокирован каким - то вирусом. Пришлось сначала его чинить, потом документы спасать. Файл с этой частью почти не пострадал, но немного всё же пришлось переписать.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Ы, понимаю) от самого сейчас институт требует хренову тучу справок, то что я после него, не бандитствовал, а в армии бегал, да и новый институт экзамены занебесные выдумал, думаю 2-ой диплом мне не грозит =(

*Конец света* - конец ли это, или просто очередная попытка человека стать богом?

Как я вовремя зашел.На почту скинули, что появились новинки.Прям именины сердца.Вчера сел с холодненьким пивком да и почитал.Могу сказать , что автор совершенствуется.Зря винился, что нет экшена, сам доказываешь, что можно и без этого отлично держать читателя за одно место... я имею ввиду интерес.Респект.

Жду продолжения.Понимаю, что не всегда быстро, но лучше дольше, но лучше.

Вот так,брат.

Конечно, десяточка.

ну наконец то 10+!!!!!!!!!!!!! супер глава!!! когда продолжение??????

Спасибо всем за отзывы)

"когда продолжение??????"

Пока не знаю. Сначала определюсь с объёмом, разберусь с сюжетом. Иногда несколько вариантов продолжения появляется, решаю какой из них лучше. Ну и читатели, может что-то ещё дельное посоветуют.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

я уже совсем отчаялся... думать начал что ты умер ....... нет правда 10+

Ох, ну наконец-то, заждался уже, думал ты в отпуск ушёл, до осени))

Десятка и мои аплодисменты.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МЫ ВСЕ УМРЁМ!!! - одна из самых известных и широко используемых фраз на Земле.

Спасибо, постараюсь с продолжением не затягивать.

"думать начал что ты умер"

Ну зачем так мрачно, я на сайте каждый день появляюсь)

"думал ты в отпуск ушёл"

О таком я обычно сообщаю заранее)))

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Спасибо за рассказ,очень интересно. Особенно понравилось:Получить второй шанс хотели бы многие, но выпал он именно мне. Пусть и в несколько уродливой форме, но всё таки шанс, за который я решил держаться до самого конца.

Согласна с мнением многих,что новые части выходят долго,но рассказ стоит того. Жду продолжения, +10.

Быстрый вход