Первый сон Валерии Ильиничны.

Первый сон Валерии Ильиничны.

Русскому народу место в тюрьме, причем не где нибудь, а именно у тюремной параши…

Новодворская В.И.

Предисловие.

Давно хотел написать небольшой цикл рассказов о том каким, не обязательно станет, но с большой долей вероятности может стать мир, если исполнятся мечты Новодворской, Стомахина, Боннер, Ковалёва. Каспарова, Немцова и иже с ними не рассматриваю. Это прожённые политиканы и циничные дельцы. Они хотя бы предсказуемы в той или иной мере. А вот первые - идеалисты и романтики. Ещё Некрасов (не тот, что "мужичка с ноготок" сочинил) в капитане Врунгеле написал, что помечтать дело хорошее, но когда такой мечатель надевает погоны и садится к пушке... В нашем случае приходит к власти. Потом что-то дело застопорилось, недописанный первый рассказ был оставлен до лучших времён. А сегодня на канале РБК прочёл бегущую строку, что ЕСПЧ принимает к рассмотрению иски поляков по Катыни. Там всё тоже не так просто и иски, как я понял, не напрямую связанны с расстрелами, но навеяло.

Хочу предупредить ни одна высказанная в рассказе идея не была мною придумана. Может я иной раз и через сильно сутрировал и довёл до абсурда, но все они были в разное время высказанны разными людьми, часто не такими известными как вышеперечисленные, но весьма и весьма демократичными, либеральными и толерантными.

На электричку они благодаря мастеру, точнее помощнику производственного менеджера второй линии, безнадёжно опоздали. За что он невзлюбил их, была тайна. Точнее недолюбливал он Лёху, а Серёга уже просто попадал под раздачу за то, что работал с ним на конвейере в паре, за то, что в столовке сидели за одним столом, что шкафчики в раздевалке стояли рядом и, вообще, шлялись вместе в свободное от монотонного изматывающего конвейера время. Вот и доставалась ему отдача от наездов на Лёху.

Как сегодня, когда помощник менеджера, пожилой, обрюзгший и вечно недовольный Виталий Петрович, дождавшись пока Лёха с Сергеем сдадут своё рабочее место, пост номер J-14, отстояв очередь вымоются в душе и, переодевшись, направятся к выходу, заорал на весь коридор:

- Тимченко, Шпаров! Куда? Почему рабочее место не убрали за собой? Живо убирать или думаете, что следующая смена будет за вас ваше дерьмо подтирать? Ей, работать надо!

Лёха привычно молчал, обречённо смотря на распахнутые двери, в которые вливался поток рабочих , а Серёга пытался возразить, дескать, они же убрали они всё и следующая смена всё приняла, но только заработал ещё один окрик:

- Мало что они там приняли? Я не принял. Развели тут круговую поруку, понимаешь, покрываете друг друга. Кто отвечать будет за антисанитарию, а? Помощник менеджера, а не вы козлы. Бегом переодеваться и убирать, а со сменой я ещё разберусь.

Полгода назад Виталий Петрович ещё бы и матом их покрыл, что-то, а матерился он виртуозно и со вкусом, но камеры наблюдения не только транслировали изображение на пульт охраны и писали его на «винты» компьютеров службы безопасности, но ещё ловили своими чуткими микрофонами и отфильтровывали от постороннего шума малейшее слово, а потом проверяли сказанное на совпадение с заложенными в их память условными словами и фразами, отыскивая в разговорах рабочих антидемократическую крамолу, нелояльные к компании речи, неполиткорректные высказывания, промышленный шпионаж с саботажем и содействие террористам. Шесть месяцев назад в память вели ещё и словарь русского мата, после чего управляющий издал приказ, что наряду с курением, употреблением спиртного и наркотиков на рабочем месте, запрещается ещё и использование нецензурной лексики и производной от неё, под угрозой штрафа. К приказу прилагался скрупулёзный перечень этих производных и самой лексики, аж на 2 листах. Сначала это ничего кроме смеха у работяг завода «Кербитс групп» не вызвало, а сам приказ с приложением громко и неоднократно зачитывали в раздевалке, столовой и по дороге на работу и с работы, но когда в пятницу на банковские карточки перечислили зарплату за неделю, то стало не до смеха. Наложенные штрафы, к слову не такие уж и большие, но с бухгалтерской педантичностью посчитанные за каждое нецензурное слово или сходное по звучанию с ним, съели почти всю недельную зарплату. Петрович тогда ходил мрачнее тучи, вместе с несколькими другими виртуозами, он ушёл глубоко в минус и влез ещё и в следующую неделю. Так, что материть теперь он никого мог, а вот качественно испортить вкус к жизни запросто. Вредность же его по отношению к безответным работягам (а куда им деваться, на всю округу единственная приличная и хорошо оплачиваемая работа для таких как они) начальство рассматривало как требовательность и принципиальность.

Переодевшись, напарникам пришлось ещё раз подойти к терминалу в раздевалке и, не читая, пролистать на экране инструктаж по технике безопасности, проводя периодически через сканер своим пропуском, подтверждая, что инструктаж по тому или иному разделу пройден, при этом сильно сэкономить на времени не удавалось, так как хитрый автомат позволял пролистывать электронные страницы мелкого убористого, с постоянными перекрёстными ссылками и отсылками на другие разделы, текста только с интервалом, который, по его мнению, позволял прочитать содержимое экрана и лишь после этого разрешил их пропускам разблокировать дверь в цех. Эта процедура повторялась каждый день и из-за неё приходилось являться на завод минимум на полчаса раньше положенного, в одной смене только их цеха работало около двух сотен человек, а терминалов в цеховой раздевалке было всего с десяток. Зато администрация компании полностью снимала с себя какие-либо претензии за ЧП со своими работниками на территории цеха, мол, каждый день этих дурней учим-учим и если они всё равно ухитрились залезть пальцем в крутящий момент конвейера или попасть под груз, то сами и виноваты. Тем более что в инструктаж периодически вносились какие-то на первый взгляд не слишком заметные и значимые изменения, но нарушение этих мелочей позволяло адвокатам компании обвинить пострадавшего в собственной неосторожности.

Потом напарники ещё полчаса усиленно изображали трудовую деятельность по уборке несуществующего беспорядка и отмыванию от невидимой грязи со своего, точнее уже следующей смены, рабочего места и только после этого Виталий Петрович презрительно выпятив свои толстые губы, словно говоря, такой свинарник развели, да чёрт с вами, идите, позволил им вернуться в раздевалку. В итоге они задержались на целый час. Но кроме этой и так обидной задержки, они упустили автобус, что отвозил работяг после окончания их рабочего дня на станцию к пригородному электропоезду, хорошо хоть водитель одного из грузовиков согласился подкинуть их по дороге поближе к станции и, как следствие, опоздали и на свою электричку.

Станция представляла из себя длинную платформу, с навесом, рядом бетонных, но всё равно покоцанных и исцарапанных скамеек вдоль края, огороженного металлической сеткой. Попасть на платформу можно было только миновав турникет, при этом следовало набрать на клавиатуре место назначения и провести через щель кредиткой, после чего со счёта списывались некоторая сумма, а в память загонялся виртуальный электронный билет, действующий до момента приезда на нужную станцию. Со стороны путей край платформы закрывался выдвигающимися снизу металлическими перилами, после остановки поезда, они опускались вниз. Серёга с Лёхой привычно выполнив необходимые действия, протолкнулись через стальные прутья турникета и вывалились на непривычно пустую платформу. Впрочем, другого и быть не могло. Станцию построили за счёт компании, специально для обслуживания завода концерна «Кербитс групп» и почти никто кроме рабочих и мелких клерков компании ею не пользовались. Немногочисленных жителей окрестных сел выселили отсюда ещё во время строительства завода, те, кто всё же остался, предпочитали пользоваться шоссейной дорогой. Ближе и удобнее. Менеджмент компании и клерки рангом повыше пользовались личными, а то и вовсе служебными автомобилями, когда ездили на работу и домой. В углу станции притулилась небольшая будка, из керамзитовых блоков и покрашенная темно-синей краской поверх кое-как положенной штукатурки. Вначале здесь планировалось разместить кассы, но потом отдел логистики решил, что практичнее поставить турникет с терминалом. Приятели неловко топтались ещё, не решив подойти лучше к краю или сесть в уголок на скамейку, как в будке хлопнула дверь и из неё вышла крепкая фигура в форме. Постукивая дубинкой-тонфой по левой ляжке, затянутой в синюю униформу и затягиваясь сигаретой, к ним направлялся охранник из службы безопасности «Кербитс групп». Небрежно задранное на затылок кепи, верхняя пуговица темно-синей рубашки расстегнута, узел галстука распущен, запрещенная правилами внутреннего распорядка компании сигарета, судя по развязной походке и розовому лицу, ещё и принял на грудь грамм сто-двести. Похоже, что охранник, проводив отбывающую домой смену, готовился сам отдохнуть, но из открытой кобуры в полной готовности выпирала потёртая рукоять «макарова» (зачем транжирить деньги компании, когда можно скупить по дешёвке оружие из запасов ныне несуществующей российской армии), висел на поясе тайзер (экономить на безопасности тоже надо до определённого уровня), из нагрудного кармана выпирала антенна портативного «уоки-токи» (на случай если надо вызвать поддержку). Парни напряглись. Охранники компании отличались плохим нравом, обожали по любому поводу пускать в ход кулаки или оружие и любили придираться к работникам рангом пониже.

- Кто такие? – Водянистые, бесцветные глаза подозрительно упёрлись в рабочих. Сигарета из правой ладони переместилась в угол рта, а сама ладонь теперь похлопывала по кобуре. Как бы случайно, охранник щёлчком большого пальца отстегнул клапан, удерживающий пистолет в кобуре. Понять его можно было. Место глухое, но разного сброда, шатающегося по округе, хватало. Раньше охранники на станции дежурили по двое, а по началу даже трое, но с целью сокращения непроизводственных издержек, руководство компании, в том числе урезало и такие вот посты, и число дежурных на них. Лишь на время прибытия на станцию очередной прибывающей или отъезжающей смены, число охранников увеличивалось, но потом усиление возвращалось обратно на завод. Подходы к заводу охранялись неплохо, да и сопровождение служебного транспорта было на высоте, а на пункты договора, заключённого во время строительства с местными властями, и обязывающего компанию поддерживать порядок на окружающей территории управляющий заводом просто наплевал. Власти пробовали судиться, но погрязли в судебных разбирательствах, а компания резко снизила отчисления в местный бюджет, под предлогом низкой рентабельности производства, так, что иск был очень быстро отозван назад.

- Второй сборочный цех. Первая смена. Опоздали на автобус.

Лёха вытащил из нагрудного кармана свой пропуск и показал охраннику. Серёга тоже вытащил свой и тоже из нагрудного. Лезть во внутренний или задний карман с риском получить упреждающий удар дубинки или кулака, а то и пулю или разряд шокера, давно уже никому не хотелось.

Охранник мельком взглянул на пропуска и, развернувшись, поплёлся обратно, бросив напоследок:

- Ждать долго придётся. Щас только «белые» поезда ходят. Для «негров» только через четыре часа будет.

Напарники переглянулись. А вот это было плохо и об этом они даже не подумали. На заводе они работали уже около года и весь год хорошо отработанный и смазанный механизм управления распорядком рабочего дня не давал сбоев. Ровно по окончании установленного контрактом рабочего времени, они передавали своё рабочее место следующей смене и шли в раздевалку, где в тот же отмеренный внутренним распорядком промежуток принимали душ, переодевались и выходили через проходную (какие-либо посиделки и неслужебные разговоры на территории компании не просто поощрялись, а были под запретом) на стоянку, где уже стояли автобусы, которые в точно установленный логистиком отрезок времени отвозили всех на станцию, где уже через несколько минут прибывала старая, подновлённая всего лишь косметическим ремонтом, электричка, отвозившая их в город. Только клерки из офиса завода и цеховые менеджеры, да и то не все, ну, кое-кто из рабочих позволял себе добираться до города личным транспортом. А зачем, когда электричкой проще, дешевле и веселее, в дороге уже можно было всласть потрепаться, перекинуться в карты, кое-кто даже ухитрялся где-то доставать запретные на заводской территории спиртное или коноплю, что помогало скоротать, в общем-то, неблизкую дорогу. Но поскольку всё это происходило в одно и тоже время и словно само собой, то никто даже и не задумывался над такой штукой как расписание.

Такой номер Петрович выкинул с ними впервые, до этого его выходки в основном носили или чисто оскорбительный характер, когда он орал и распекал на весь цех, не слишком стесняясь до запрета на мат в выражениях, или экономический, когда он урезал выработку, срезал расценки за несуществующий брак или штрафовал по малейшему поводу.

Справа раздался чистый и пронзительный сигнал прибывающего скоростного электропоезда, так же отличавшийся от хриплого гудка старенького локомотива обычно отвозившего рабочих «Кербитс групп» и других «негров», тоже возвращавшихся в конце трудового дня в город, как и его внешний вид, по современно стремительный, каплевидно-зализанный, с огромными пузырями окон, сияющий новым лаком и хромом стальных частей, от своего менее удачного собрата, старого, в облезшей зелёной краске с такими же разболтанными и расшатанными вагонами.

- Осторожно, поезд прибывает. Отойдите, пожалуйста, от края платформы и дождитесь полного опускания автоматических заграждений, - вежливо и приветливо сообщил приятный женский голос.

Серёга с Лехой мрачно наблюдали, как прибывший, словно из другого мира, поезд мягко и почти бесшумно остановился, при этом его локомотив оказался точно за пределами платформы. С шипением раздвинулись автоматические двери вагонов, однако, из вагонов никто не вышел. Оно и не удивительно. Кому ещё надо переться на эту перевалочную базу, на пути между местом отбытия трудовой «повинности» на одном из многочисленных заводов одной из самых могущественных международных корпораций обычного рабочего быдла и депрессивными спальными районами, где это быдло после окончания работы отдыхало, ело, пило, совокуплялось и спало, перед тем как снова после двух часовой поездки приехать на завод. Более удачливые и соответственно более высокопоставленные, а значит, более оплачиваемые коллеги по заводу этого быдла предпочитали ездить на работу на своих личных или персональных служебных авто по хайвею.

Из-за огромных, блистающих как зеркала окон на них равнодушно смотрели с десяток пар глаз, принадлежащих разным людям, откинувшихся в мягких удобных креслах, другие читали газеты, журналы, что-то набирали или рассматривали на экранах ноутбуков или электронных планшетов, беседовали по телефонам, пили из банок прохладительные напитки, закусывая их шоколадными батончиками.

Если зайти в вагон, доплатить через вагонный терминал разницу между дешёвым пригородным поездом и скоростным «люксом», то можно плюхнуться на подушки откидных кресел, предварительно купив у вейндингового автомата банку «колы» или пива, поглазеть в окно или потаращиться в один из висящих в вагоне экранов с какой-нибудь видовой передачей или новостями и через полчаса, вместо утомительных двух часов тряски, доехать до города, обогнав даже своих ранее уехавших сотоварищей по производству. Дороговатое удовольствие, но оно того стоит, если не позволять себе его слишком часто и по сравнением с кучей потерянного при ожидании подходящего поезда, такой же развалюхи, на какой они ездят каждый день и тряской потом на ней с ежеминутными остановками на каждой платформе, перед каждым светофором или просто так посреди чистого поля. Среди пассажиров этих поездов ходили упорные слухи, что диспетчеры специально маринуют их по малейшему поводу или без такового. Скорее всего, враньё, да ведь и дыма без огня не бывает.

Дело в другом. Удовольствие не только дорогое, но ещё и не доступное. Возле каждой двери висела табличка, извещавшая на английском и русском, что лицам, не обладающим гражданской ответственностью, проезд запрещён. На левом запястье, что у Серёги, что Лёхи болтался узкий, но бросавшийся в глаза благодаря своему ярко-красному цвету и светоотражающему покрытию, браслет со штрих-кодом и чипом с информацией о личности владельца. Появляться без такого браслета в общественных местах вне мест компактного проживания лицам, не обладающим гражданской ответственностью, категорически запрещалось под угрозой крупного штрафа и шестимесячной тюремной отсидки. Дома и на территории своих кварталов-«гетто», пожалуйста, не запрещалось снимать и ходить без них, но замки у браслетов быстро ломались, а неисправный браслет приравнивался к его отсутствию. Поэтому почти поголовно все лица, не обладающие гражданской ответственностью, на общеупотребительном «неграждане», сокращённо «негры», носили их не снимая, благо, что браслеты без последствий переносили воздействие водой, холод, жару. Не возбранялось прятать их под одеждой, всё равно чипы в них давали пусть слабое, но специфическое излучение, абсолютно безвредное как для человека, так и для техники, но улавливающееся полицейскими сканерами за пять-десять метров. Ставить такие сканеры в частных владениях тоже не воспрепятствовалось. Даже модели из низкобюджетных порнофильмов частенько не снимали свои «украшения». Разумеется, съёмки каждый день, снимать-одевать постоянно, сломаешь замок и замучаешься с полицией объясняться, почему браслет неисправен.

Браслеты появились лет десять назад. Через пять лет после ликвидации Российской Федерации, Российской Педерации, Рашки и ещё пары-тройки насмешливо-оскорбительных названий, придуманных отечественными острословами. Леха с Серёгой тогда совсем маленькие были. Лёхе восемь лет, Серёге десять. Мало на что обращали внимание, ещё меньше, что запомнили. Но по рассказам родителей, более старших товарищей, воспоминаниям очевидцев и описаниям историков, кое-какую картину себе представляли. Сначала восставший народ сверг надоевшую всем и проворовавшуюся кремлёвскую клику. Правда, злые языки утверждали, что разоружать оставшиеся верными правительству войска, восставшим помогали американские морпехи и спецназовцы из стран НАТО. При чём восставшие выполняли роль живого щита, стрелять по своим у многих, из числа оставшихся верными присяге, просто рука не повернулась. Основная масса приняла смену власти равнодушно, подумаешь, какая разница, как сменилась власть, то ли вследствие подтасовки на выборах, то ли её при помощи оружия вытолкали взашей другие претенденты. Одна часть либерально настроенного населения рукоплескала освободителям от диктатуры, другая недовольно кривила губы, мол, что поделаешь, уж лучше так, чем как было. Всякого рода националисты, патриоты, коммунисты презрительно цедили, что за ЭТУ власть они воевать не будут, вот подождут немного и выгонят новоявленных оккупантов-освободителей вон, как их деды и прадеды выгнали фашистов.

Потом при помощи и с одобрения Совета Европы и Конгресса США и под защитой войск НАТО к власти пришло переходное правительство, которое кроме того, что должно было провести честные и всенародные выборы, также взялось осуществлять руководство страной и принять необходимый пакет законов. Переходное или как его прозвали острословы, временное правительство на обещания не скупилось. Пообещали легализовать наркотики, отменить цензуру и уголовную ответственность за педофилию и порнографию, чем подкупили часть населения считавшую себя продвинутой и жутко прогрессивной. Сторонников либерализма и демократии привлекли обещанием экономических и политических свобод и свободы узникам совести, а также списком имён в составе этого правительства, сплошь одни только закоренелые борцы с авторитарным режимом и совесть нации. Коммунисты купились на социальные льготы для бедной части населения и решение о привлечении к ответственности чиновников и политиков, имевших отношение к свергнутому режиму. Патриоты и государственники повелись на высказанное обещание ЕС помочь в объединении хотя бы части бывших советских республик в единую федерацию на основе России. Парни призывного возраста и их матери были несказанно рады обещанной отмене воинской повинности. Анархистам, антифе, нацистам и молодёжи с окраин понравилась идея расформировать МВД, как рассадник коррупции и преступности. Поэтому на всенародном референдуме переходному правительству поручили всю полноту власти, разумеется, до проведения первых демократических выборов, после чего правительство обязалось уйти в полном составе в отставку.

Одной из первых законодательных инициатив, был закон о так называемом избирательном образовании. Суть закона, инициатором его выступило объединение «Человек и демократическое развитие Азии» (ЧелИДРА), чьей политплатформой было утверждение, что вся бывшая Россия эта одна большая Азия и из этого надо исходить во всех действиях, сводилось к следующему. Поскольку носитель власти в демократическом государстве народ и от того за кого и чьи избирательные программы и лозунги народ проголосует, зависит дальнейшее благосостояние государства, то необходимо, чтобы не только чиновники, коих назначают выборные политики и сами политики, которых избирает народ, но и сам народ владел необходимым минимумом знаний в области политологии, юриспруденции, экономики, бизнеса и так далее. На всей территории бывшей Российской Федерации, к которой, действительно, примкнули на правах суверенных автономий часть республик бывшего СССР, ныне Евро-Азиатской Федерации, называть многонациональную и многоконфессиальную страну именем страны одной из, пусть и самой большой, наций новому руководству показалось не корректно, открылись многочисленные курсы, на которых учили не только вышеперечисленным наукам, но ещё преподавали основы государственного управления и общественного устройства, историю, в том числе и историю основных конфессий, основы сосуществования наций, научное название политкорректности и десяткам других наук. Потихоньку народ, бросившийся вначале сломя голову записываться на эти курсы, к слову финансировавшиеся полностью из бюджета, начал остывать и вспоминать о более насущных, хотя и менее важных делах. Многим из верующих не понравилось видение преподавателей центров на историю религий, которая свелась к мысли, что любая религия это опиум для народа и не более. Исключение было сделано только для иудаизма, да и то по причинам далёким от свободы совести. Другие отказались сдавать зачёты по российской истории, состоявшей по мнению авторов курса из одних массовых казней и захватнических войн, в которых русские войска демонстрировали верх трусости, жестокости и непрофессионализма, как при этом они завершались победой авторы либо умалчивали, либо что-то глухо бубнили о численном превосходстве и трупах, коими русские войска закидывали своего противника.

Вдобавок новый Избирком, курировавший эти обучающие центры, издал ряд приказов, окончательно преградивших путь прямо ли, косвенно в эти центры бывшим госслужащим, работникам бывшего МВД, прокуратуры, судов (работники Федеральной службы безопасности по новому закону априори считались виновными и должны были в судебном порядке доказывать свою невиновность, когда до них доходила очередь суда, а до его проведения были поражены во всех правах. Вплоть до выезда за границу и занятия бизнесом.), простым гражданам, так или иначе запятнавших себя сотрудничеством с прежним режимом, в дальнейшем в эту категорию стали ещё включать и тех, кто хоть и не сотрудничал с режимом, но и не противодействовал ему, всех состоящих или замеченных в сочувствии к коммунистам, националистам, анархистам. Затем в Избиркоме вспомнили, что в стране множество малых народов, что и так в силу своей малочисленности мало представлены в выборных органах ЕАФ и в порядке защиты их интересов издали распоряжение выдавать удостоверение избирателя представителям малых народов автоматом, без экзаменов и без посещения занятий. Потом этот перечень расширили до народов пострадавших от бывшего и всех предыдущих режимов, вплоть до Ивана Грозного. Включили в него репрессированных, начиная от Сталина и кончая последним президентом. Ни кого не удивило, что лиц из последней категории было больше, чем во всех предыдущих вместе взятых. Злые языки опять начали злословить на тему участников Куликовской битвы, притащивших справки об участии в ней, но противники свергнутого режима авторитетно заявили, что ничего удивительного в этом нет и данный факт лишь подчеркивает бесчеловечность и репрессивный характер свергнутой диктатуры. Затем такой же льготы добились и члены ЛГБТ, Демсоюза и ряда других бывших оппозиционных организаций

В итоге, когда выборы всё же состоялись (было намечено и отложено, по причине неготовности, три даты), на избирательные участки попали менее двадцати процентов от всего числа взрослого населения бывшей России. Представители правительства и общественные деятели новой формации преувеличенно бодро заявляли, что в этом ничего плохого нет, что лучше умением, а не числом. Правительство, как и обещало, ушло в отставку, впрочем, чтобы тут же многим из его состава вернуться обратно. В обновлённый парламент попали исключительно силы отстаивающие права и демократические свободы различных меньшинств, причём каждое меньшинство имело персональных защитников.

Парламент тут же начал, выпускать всё новые и новые законы. Не всегда, правда, оправдывая ожидания своих избирателей. Поправки к уголовному кодексу позволили возбудить дела практически против всех, кто имел хоть малейшее отношение к бывшей власти, даже уборщицы и водители госучреждений вынуждены были оправдываться, и не всегда успешно, в многочисленных судах и общественных трибуналах, при парламентской комиссии по расследованию злоупотреблений и нарушений прав человека. Но вместе мелкими клерками и высокопоставленными казнокрадами, под каток угодили и участники всевозможных коммунистических, патриотических и национальных движений, при этом не имело значение, то обстоятельство, что при бывшей власти кое-кого из них самих преследовали.

Армию не просто перевели на профессиональную основу. Её ликвидировали вовсе, оставив только ряд соединений и частей, отвечающих за охрану и обслуживание ряда совсем уж важных объектов, которые даже в обуявшем новое правительство пацифистком угаре не решились расформировывать. Место воинских частей и подразделений заняли военные подрядчики, под предлогом отказа от призывной армии и в знак ликвидации захватнической политики, а также в целях сокращения затрат на оборону, которые заменили не только призывников, но и контрактников, а содержались на деньги, взыскиваемые в качестве специального налога введённого на лиц призывного возраста. Впрочем, можно было получить освобождение от налога на время, завербовавшись в одну из этих компаний.

Под давлением западных дипломатических и военных департаментов ряд правительств стран из числа бывших республик провели референдум о присоединении к ЕАФ. Не с очень большим, но всё же перевесом на них победили сторонники присоединения, правда, страны отличались исключительно многолюдностью и отсутствием хоть сколько-нибудь развитой экономики, так, что теперь на территории бывшей России уже работали не дешёвые нелегальные гастарбайтеры, а такие же граждане обновлённой ЕАФ. Вот только их труд от этого не подорожал и они составили успешную конкуренцию для местных.

МВД тоже заменили подрядчиками, которых по большей части оплачивали из бюджета местных властей, оставили только несколько спецподраздедений, управление по охране объектов власти и частично следственный и руководящий аппарат, рекомендовав жителям обращаться за помощью в частные детективные и охранные агентства. Поскольку денег на полицейских подрядчиков у хилых местных бюджетов не хватало, то пришлось принять закон, обязывающий частные компании за свой счёт содержать охранников, обязав их не только охранять хозяйское имущество, но и поддерживать порядок на окружающей территории. Заодно разрешили и бесконтрольное приобретение огнестрельного оружия, но с одним но. Продавали его исключительно гражданам имевшим удостоверение избирателя. К тому времени в прессе уже вместо избиратель поселилось новое определение - гражданин обладающий ответственностью или лицо, обладающее гражданской ответственностью. Заговорили о людях, которые принимают ответственные решения для блага общества и тем самым несут на себе тяжкий груз. О том как хорошо стало жить, после того как в избирательные кабинки получили доступ только граждане имеющие специальную подготовку и доказавшие, что они могут нести ответственность за всё общество. Очень быстро в анкетах солидных фирм и учебных заведений появилась соответствующая графа. Потом определение незаметно перекочевало в официальные документы сначала муниципалитетов, а там и вовсе был принят закон о гарантиях для лиц с повышенной гражданской ответственностью.

Апофеозом этого стала сначала замена паспортов. Лицам с гражданской ответственностью стали выдавать паспорта с синей корочкой, без - с красной. Мотивировали это желанием уменьшить документооборот, теперь цвет корочки заменял удостоверение избирателя. Недовольным заткнули рот, указав, что стать таким лицом может любой, кто закончит соответствующие курсы и сдаст экзамен. Разумеется, если он не виновен в совершении поступков, которые просто исключат его попадание в круг этих граждан. Правда и число курсов резко сократилось, а обучение на них стало платным и не дешёвым.

Потом после ряда инцидентов во время которых от рук безответственных лиц, как насмешливо именовали в газетах, наряду с другим кличками, типа, неграждане, подданные, «негры», пострадал ряд граждан несущих груз ответственности, власти были вынуждении принять меры по обеспечению их личной безопасности. В ряде мест негражданам просто запретили появляться без веских причин, в других ограничили время нахождения. По дорогам двинулись автобусы и электрички с табличками, гласившим, что лицам, не имеющим гражданской ответственности, проезд запрещён. Для идентификации, как потенциально опасных элементов и для того, чтобы оградить ответственных граждан, «негров» обязали носить специальные браслеты. Пустить особые авиарейсы не получилось, слишком накладно, зато ввели ограничение на число пассажиров-«негров» на одном борту и особые места в самолёте. В учебных заведениях формировали отдельные потоки, группы, классы, в больницах особые отделения, но скоро такая мера оказалась излишней, «негры» оказались вытолкнуты в отдельные районы, практически все где-то на окраинах или возле промышленных зон, а после принятия закона о выносе производственных предприятий на расстояние не менее тридцати километров от черты населённых пунктов, на территориях этих брошенных комплексов. Попасть на не то, что престижную, а просто более-менее оплачиваемую работу для неграждан было очень трудно, несмотря на то, что законодательно было закреплено неравенство между гражданами и негражданами в оплате труда. После принятия приснопамятного закона о выносе промышленных предприятий за пределы зоны экологической безопасности, составляющей минимум, тридцать километров, львиная доля отечественных предприятий просто закрылась. Работа для неграждан находилась исключительно в низкооплачиваемой сфере. Более менее существовали те, кому удалось устроиться на немногочисленные заводы, открытые вне пределов экологических зон, как правило, принадлежащие иностранным или транснациональным корпорациям, да добывающих отраслях. Нефтевышки, карьеры, шахты, строительство трубопроводов, лесоповалы, вредные производства стали для «негров» завидными местами, несмотря на то, что платили копейки.

Никто не удивился, когда всё это закончилось беспорядками, в итоге вылившимися в бунты. Не только не удивился, но и оказался готов. Число военных и полицейских подрядчиков было увеличено в разы, а их персонал набирался в основном либо за пределами ЕАФ, либо из национальностей традиционно считавших себя несправедливо обиженными. Между правительством ЕАФ и руководством НАТО был подписан ряд соглашений об оказании военной и технической помощи в случае возникновения угрозы демократии в стране. Граждане формировали «отряды самообороны» и самостоятельно зачищали близлежащие от их места жительства дома от ещё проживающих там «негров», независимо от их прав на жильё и степень участия в беспорядках. После нескольких недель ожесточённых, хотя и неравных столкновений между практически безоружными протестующими и вооружёнными до зубов правительственными силами и их сторонниками, во время которых бомбили и обстреливали ракетами кварталы «негров», а самих их без особых стеснений расстреливали из автоматического и тяжёлого оружия, что для многих из них, ещё помнивших как они закрывали солдат НАТО своими телами от пулемётов и орудий российской армии, было шоком, беспорядки были подавлены.

Следившему с замиранием сердца за событиями в бывшей России перед телевизорами, транслировавшими репортажи о зверствах красно-коричневых боевиков, западному миру сообщили, что выступления против демократии и свободы в стране покончено, каковую новость он (западный мир) воспринял с облегчением. Непредвзятые и свободные от давления властей суды пачками штамповали обвинительные приговоры всем попавшим живыми в плен участникам беспорядков и тем, кого схватили по подозрению в участии или сочувствии бунтовщикам. Благо, что теперь им можно было найти применение.

После подписания соглашения между ЕАФ и странами Балтии о материальном возмещении за оккупацию, им в бесплатную аренду на полсотни лет были переданы огромные площади лесных массивов в Сибири, с правом безвозмездной вырубки и беспошлинной вывозки леса. Подписав договор, представители пострадавшей стороны тут же завопили, мол, где это видано, чтобы пострадавшие за свой счёт взыскивали с виновника материальную компенсацию. Премьер и несколько министров и депутатов, непосредственно имевших отношению к заключению данного соглашения и очень гордые проявленной принципиальностью и уважением к правам обиженных, озабоченно и удивлённо чесали затылки, но после ряда переговоров, где истцы стояли насмерть, соответствующее дополнение было подписано. В Сибири закипела работа. Новоявленные зэки прокладывали железнодорожные пути к местам вырубки и складирования леса. Строились и обтягивались колючей проволокой бараки с вышками, коим предстояло стать центрами новых лесоповалов. Несколько полицейских подрядчиков из Прибалтики выиграли конкурс на охрану этих лесоповалов и бараков при них, что самим же прибалтам показалось очень символичным, дескать, теперь они сами теперь выполняют роль тюремщиков по отношению к тем, чьи предки были тюремщиками для их предков. И в том же месте. То обстоятельство, что подавляющее число нынешних заключённых не имело предков среди тех тюремщиков, а у многих сами отбывали срока в подобных местах, как-то игнорировалось.

Вслед за прибалтами с соответствующими исками потянулись и поляки, и западные украинцы, и страны бывшего соцлагеря, и даже ряд стран, чьим ныне свергнутым режимам когда-то помогал Советский Союз, дескать, если бы тогда СССР не помогал этим диктаторам, мы бы уже давно построили светлое будущее и жили бы счастливо, а коли помешали нам его строить самостоятельно, то стройте его теперь нам сами. Правительство ЕАФ было в шоке, от последствий их такого правильного и по человечески честного, а главное, как ему казалось, политически дальновидного решения.

Неожиданно за ЕАФ вступились экологические организации, заявившие, что массовая и бесконтрольная вырубка лесов в Сибири, вроде той, что без оглядки на предупреждения «зелёных» проводили пострадавшие прибалты, в первую очередь обернётся бедствием для Европы, а далее и всего остального человечества. Ничего заявили адвокаты потерпевших, наши доверители согласны взять полезными ископаемыми, чернозёмом, участками под строительство вредных производств и полигонов для опасных отходов, правом на беспошлинную и монопольную торговлю отдельными видами товаром, их устроит даже бесплатная рабсила и пресная вода. В международных и национальны судах закипели, с переменным успехом, юридические баталии.

Серёга с тоской глядел на сверкающий экспресс. Он уже успел войти со своего коммуникатора в сеть и убедиться, что охранник прав и ближайший доступный им поезд пройдёт только через четыре часа. Плюнуть на всё и запрыгнуть туда. Да только заверещит тоненько сигнал установленного внутри сканера и автоматическая камера тут же начнёт шарить по сторонам разыскивая осмелившегося нарушить запрет, а по вагонам помчатся, предвкушая веселье, с дубинками в одной руке и полицейскими сканерами в другой сотрудники безопасности железнодорожной компании. И велика вероятность, что возмущённые грубым нарушением их personal security и установленных законов пассажиры, обладающие гражданской ответственностью, учинят над ними расправу ещё до появления охраны.

- Осторожно, двери закрываются, - вежливо, но как показалось Серёге издевательски, произнёс тот же женский голос.

Приятели болтались по платформе, от нечего делать изучая надписи нацарапанные на спинках скамеек, перемыли косточки всем общим знакомым, провели подробное исследование генеалогического древа Петровича, вплоть до десятого колена и дальних родственников, а также его близкого и горячо желаемого ему будущего, а также возможных мутаций его потомства, причём расходясь в частностях, друзья были единодушны в главном, такого урода ещё поискать и чтоб ему пусто было. Вспомнили все старые и рассказали несколько новых анекдотов, согласно народной традиции прошлись по начальству и властям. Потом темы для болтовни кончились. Лёха через свой коммуникатор залез на какой-то порносайт и забыл обо всём на свете. Серёга порнуху скачивать не стал, пробежался по новостным сайтам. Узнал, что в Новосибирске опять волнения среди «негров», в связи, с чем Демсоюз выступил в парламенте с предложением вести дополнительные ограничения для лиц, не обладающих гражданской ответственностью, в частности, запретить им доступ на социальные сети, вести свои блоги и иметь сайты, кроме разрешённых в установленном порядке, дабы они не могли подстрекать друг друга к беспорядкам и координировать свои действия, а также ввести принцип коллективной ответственности, пока только материальный, для всех неграждан того или иного района, чьи представители допустили нарушение законов. С удивлением узнал, что Общественный совет по противодействию распространению пропаганды межнациональной вражды и авторитаризма в обществе и СМИ подал иск на десять миллионов долларов к издательскому дому «Строка». Предметом иска было то, что «Строка» выпустила «Слово о полку Игореве» в подарочном варианте, стилизованном под старинную рукописную книгу. На старославянском. Тираж аж две тыщи штук. По мнению адвокатов Совета, издатели нарушили права неопределённого круга лиц, тем, что те старославянским не владеют и, следовательно, не могут прочесть книгу в полном объёме. Также они потребовали изъять и уничтожить весь тираж, а в отношении руководителей и хозяев издательства начать уголовное преследование, так как, по мнению Совета, печатное издание пропагандировало русский империализм, героизировало славянских оккупантов и потакало самым низменным вкусам русских националистов, чем унижало достоинство других наций и народов. При этом они ссылались на мнение экспертов из Сахаров-центр и Музея преступлений русского народа имени Новодворской.

- Интересно, - хмыкнул про себя Серёга. – Если книга и впрямь такая вредная, то надо радоваться, что её не может прочесть неопределённый круг лиц.

Он заглянул по ссылке в размещённый в сети перечень произведений, кои Совет считал идеологически вредными, неполиткорректными и демократически не выдержанными и удивлённо присвистнул. Перечень уже разросся до пятидесяти с лишним тысяч пунктов и последние позиции включали в себя целый ряд детских русских сказок. Заглянув в аннотацию, Серёга узнал, что они включены в перечень как пропагандирующие русский национализм, пропаганду агрессивных войн и оскорбляющие чувства сексуальных меньшинств. Последнее его сильно удивило, но потом он сообразил. Точно, там же во всех сказках Добрыни с Иванушками любят Забав да Василис, а не друг друга.

- Ленку Схимову из третьей смены знаешь? - вдруг оторвавшись от коммуникатора спросил Лёха.

- Да, вроде, - неуверенно ответил Серёга и вспомнил высокую, крупную и крепко сбитую деваху, с короткой стрижкой и татушкой в виде дракона с розой в костистых лапах на левом, и нехилом, впрочем, как и правый, бицепсе. Девушка был любвеобильной, но с тяжёлой и быстрой на расправу рукой, поэтому заводские ловеласы не лезли к ней с предложениями, а терпеливо ждали, когда она обратит на кого-нибудь из них внимание.

- Пять лет ей дали, - сухо сообщил Лёха и выключил коммуникатор.

- За что? – растерялся Серёга, не понимая как связь между порно и невесть за что осужденной Ленкой.

- Не слышал, что ли? – зло взглянул на его Лёха.

- Да, говорили, что её какие-то чёрные изнасиловать пытались, а она этим сексманьякам отвесила конкретно.

- Да, - кивнул Лёха. – Челюсть уроду одному чёрнозадому свернула, а другому яйца отбила. Она же айкидо занимается… занималась. Ну, полиция, следаки, всё такое. Ей превышение впарить попытались. Не посмотрели, что тех двое и с ножом, закрыли её до суда. Позавчера суд был. Игорь рассказывал. Он сосед её, вот с матерью Ленкиной туда пошёл. Адвокат обещал, что даже если признают виновной, то наказание будет условным. Защищалась всё ж. А на суде прокурорский её спрашивает, дескать, а, за что ты их так? Она говорит, изнасиловать, придурки, пытались, думали ножа их задрипанного испугаюсь. А тот ей, а чего ж не дала? Она говорит, с какой стати? Прокурорский ей, ты девочка, что ли в твоём-то возрасте, не трахаешься? Она говорит, почему девочка, трахаюсь, ещё как, всей бригаде уже дала. А им что не дала? Она и брякни, буду я ещё всяким там уродам чёрным давать или за щеку у них брать. И всё. Вместо превышения самообороны, ей тут же разжигание межнациональной вражды и сегрегацию по национальному признаку. Игорь говорит судья в свою комнату только и выходил, что на пять минут, а потом сразу назад и молоточком своим тук-тук. Как гвозди в гроб, - нервно засмеялся Лёха. – Адвокат из суда сразу удрал после приговора. Сказал, что ему репутация дороже и русских националистов он защищать не будет. А Ленкиным родителям ещё иск впаяли за тех двоих и клубу, где она занималась, специальным решением судьи запретили всех «негров» принимать для занятий любыми единоборствами.

- Ничего себе, - только и смог произнести Серёга.

На свою станцию они попали далеко за полночь. После нескольких часов отупляющего ожидания на станции и утомительной двух часовой тряски в раздолбанном вагоне пригородной электрички для «негров» и при мысли, что спасть они смогут лечь только в лучшем случае через час, а вставать завтра уже в пять утра, дабы поспеть на свой автобус, поезд и снова автобус ни сил, ни желания трепать языком уже не было. Парни выбрались на замусоренную платформу, в окружении таких же угрюмых, но ещё более измотанных работяг. Им не повезло куда более, чем работникам «Кэрбитс групп», так как они батрачили на полях одной из многочисленных агрофирм и мало того, что рабочий день у них был длиннее аж в два раза, а сама работа под палящим солнцем или проливным дождём, так и заработки были в разы меньше, а сама работа носила сезонный характер. Впрочем, если у Петровича войдёт в привычку задерживать их каждый день после работы, то скоро они будут выглядеть не лучше.

Лёха что-то бурчал о том, как он однажды разберётся с этим старым педиком Петровичем. Но песня эта была уже привычная. На территории завода, с его простреливаемыми телекамерами даже самыми дальними углами и электронной системой пропусков (не то что в туалет, а даже в кабинку можно было попасть только проведя своим пропуском через сканер) подловить зловредного и пакостного мастера было невозможно. На работу он ездил на своём не новом, но ещё ходком «форде», жил в не в сильно богатом, но «белом» районе, поскольку был лицом, обладающим гражданской ответственностью, куда «неграм» путь если и не закрыт, то изрядно ограничен и все они под контролем и следовательно поймать мастера где-нибудь возле дома или места отдыха практически не возможно. Серёга мысленно прикидывал, насколько накладно будет регулярно ездить одним из рейсовых автобусов. Выходило, что тогда он будет экономить во времени целый час, зато расходы на дорогу возрастут аж втрое. И ещё к своему стыду, прикидывал, а если удастся поменять напарника, то сменит ли Петрович по отношению к нему гнев на милость. Были изрядные опасения, что нет.

Мастер прессовал их так ещё полгода, а потом вдруг его машина на хайвее на полной скорости потеряла управление и вылетела навстречку, прямо лоб в лоб с тяжёлым джипом.

Автобусы уже не ходили, и друзья двинулись к краю привокзальной площади, где тусовались нелегальные, т.е. не имеющие лицензии, таксисты, сами «негры» и перевозившие исключительно «негров». Но рассчитывать на взаимовыручку со стороны коллег по социальному слою не приходилось. Каждый выживает как может и каждый кормит свой и ещё кучу голодных ртов и явно заломит цену по максимуму, учитывая ночное время и измученный вид приятелей. Но они оба так устали, а мысль о том, что придётся топать пешком ещё целый час, рискуя нарваться на какую-нибудь гопоту или что хуже полицейский патруль, вызывала такой ужас, что, не сговариваясь и наплевав на суперцены, приятели целеустремлённо рванули к месту стоянки.

- Стоять! Патруль комитета бдительности, предъявить документы! – раздался откуда-то сзади глумливый голос, сопровождаемый взрывом хохота.

Приятели замерли. Из всех напастей – это была самая худшая. От гопников можно попытаться отбиться или откупиться. Полицейский патруль, точнее подрядчики на службе местного муниципалитета, исполняющие полицейские функции, редко чинили расправу на месте, если уж цепляли «негров». Обычно после утомительной и придирчивой проверки документы и личного обыска, если не торопились и было скучно, либо поверхностного осмотра и пары оплеух, если копаться было лень, полицейские подрядчики отпускали «негров». Могли забрать в участок. Это было хуже. Практически стопроцентная гарантия, что проведёшь ночь в участке и с большой вероятностью уплаты утром штрафа, а ночью возможности быть избитым скучающим дежурным или отдыхающей сменой. Но после их побоев редко требовалась медицинская помощь, чаще это было просто больно и унизительно. Устав и договор, как правило, держали подрядчиков в рамках и мало кому хотелось ради сомнительного удовольствия отбить почки «негру» потом лишаться части жалования, поскольку одним из показателей работы подрядчиков было отсутствие инцидентов с задержанными. И если судьи делали разницу между зубом, выбитым гражданину и зубом «негра», то муниципальные финансисты проявляли завидную непредвзятость, немилосердно штрафуя компании подрядчиков за нарушение условий договора. А договор разницы между избитым гражданином и «негром» не делал. Зато встреча с добровольным патрулём самодеятельного комитета бдительности из местных граждан, всегда сулила нехилые неприятности в виде тех же выбитых зубов, сломанных конечностей, отбитых внутренностей и прочих радостей жизни. Бить подобно полицейским, чтобы было больно и ничего серьёзного не повредить, ну, хотя бы не оставить следов, добровольцы не умели и не особо стремились. Всегда находился свидетель или даже свидетели, готовые под присягой показать, что пострадавший сам набросился на следящих за порядком благонадёжных граждан и долго бился об их ноги, костяшки пальцев, а также асфальт и окружающие предметы лицом, головой, грудной клеткой и половыми органами. Откупиться от них, как от гопов и даже полицейских, не удавалось. Если добровольцы хотели, то сами забирали что понравилось, хотя их достаток редко позволял им опускаться до банального грабежа обычно нищих «негров», а вот поиздеваться, помучить попавшего к ним «негра», было для них излюбленной забавой. Прозвище «ку-клук-склановцы» им дали не зря и не только за то, что их жертвами были в большинстве «негры». Отбиться тоже было проблематично. Перемещались добровольцы всегда на машинах или мотоциклах, группами не менее, чем по десять человек, поддерживали между собой связь, что позволяло в случае опасности вызвать подмогу из своих или полицию. Запросто могли догнать любую жертву или смыться, либо продержаться до прихода помощи. И главное. Наряду с откровенным потаканием со стороны местных властей и судей, выбираемых из тех же местных граждан, в отличие от бесправных «негров», у которых недавним законом отобрали даже перочинные ножи и запретили носить любые инструменты, кроме как на работе (после того как нескольким добровольцам проткнули ливер заточенной отвёрткой или проломили голову молотком), добровольцы были увешаны оружием с ног до головы, нередко даже лучше вооружены, чем полицейские. Благодаря этому добровольцы частенько проводили, как они их сами называли, профилактические рейды в гетто.

Лёха с Сергеем медленно обернулись. Так и есть. Метрах в двадцати от них стояли семь мотоциклов, разной марки и расцветки, но сидевшие за рулём были, как один, облачены в чёрные куртки, чёрные или темно-синие джинсы, заправленные в высокие, шнурованные ботинки, в шлемах с опущенными забралами из прозрачного пластика. Обычная, полувоенная униформа добровольцев. Особенно ставшая популярной после выхода телесериала о том, как пятеро, именно так одетых гражданина, возмущённые засильем преступности и равнодушием местных властей в своём городке, организовали свой городской комитет бдительности и кулаками, дробовиками и коктейлями Молотова избавили своих земляков от преступников. Разумеется преступники были из числа «негров».

- Чё мы тут делаем? – издевательским тоном спросил высокий, симпатичный, даже красивый и спортивно сложенный парень, единственный из всех без шлема. – В такой поздний час? Ищете кого на гоп-стоп взять?

Шлем висел на руле единственного стоявшего без седока мотоцикла. В руке парень держал обрезок металлической трубы. Ещё двое, в шлемах, но с оружием обходили Лёху и Серёгу по бокам. Один держал помповый семизарядный «моссберг». Приклад упёрт в правое плечо, ствол немного опущен, но палец правой на спусковом крючке, а левая крепко сжимает цевьё ружья, в случае чего хозяин пальнёт навскидку не раздумывая. Другой держит перед собой, пока тоже опущенный дулом вниз, двумя руками довольно крупный пистолет. В марках пистолетов Серёга разбирался плохо. Отличал только «беретту» и то только за счёт приметного ствола, да «стечкин», потому, что все бандиты из гетто «негров» в кино и телефильмах были вооружены исключительно АК и АПС.

- Вывернуть карманы, руки за голову и встать на колени, - уже будничным тоном скомандовал главарь.

Парни стояли молча и не двигаясь с места. Большой разницы не имело подчиняться или нет. Итог один. Так хотя бы гордость сохранить удастся. Только не сопротивляться и не давать повода открыть стрельбу, иначе к приезду полиции в руках их хладных трупов окажутся зажатыми дешёвые ножи или розочки из разбитых бутылок, после чего местный судья, с большей долей вероятности, лично знающий кого-нибудь из патрульных или их родственников, не колеблясь, вынесет решение о правомерной обороне от ничем не спровоцированного нападения.

- Вы чё, по русски что ли не понимаете, русские свиньи? – закипая спросил главарь и замахиваясь начал подступать к парням.

Спасти их могло только чудо. И явилось это чудо в виде полицейского бронированного «хаммера», раскрашенного в чёрно-белые цвета и намалёванными эмблемами федеральной полиции. Окружающие дома, деревья, столбы и рекламные щиты озарились цветными вспышками испускаемыми проблесковыми маячками на крыше полицейской машины. Скрипнули тормоза. Хлопнула дверь, украшенная большим флюросцирующим номером и надписью: «Служить защищая». Из машины выбрался рослый, широкоплечий гигант, затянутый в бронежилет высшего класса защиты, увешенный разгрузками, чехлами и кобурами со спецсредствами, радиостанцией, пистолетом, светошумовыми и газовыми гранатами и не торопясь, с компактным автоматом подмышкой, вперевалочку направился к стоящим. Установленная на крыше джипа турель с пулемётом и телекамерой прицела бесшумно развернулась в сторону самодеятельного патруля. Это были не полицейские подрядчики, а самый настоящий полицейский спецназ.

- Сержант федеральной полиции Степанов, - отрекомендовался гигант. – Что за собрание на ночь глядя?

- Задержались на работе и опоздали на электричку, - ответил за себя и Лёху Серёга. – Щас домой добираемся.

- Делаем за вас вашу же работу, - презрительно кривя губы сказал главарь патрульных. – Защищаем покой добропорядочных граждан.

Своей издёвки главарь даже и не думал скрывать. Полицейский уставился своим тяжелым взглядом ему в переносицу, словно, дуло своего автомата наставил в лоб, чем того нимало не смутил. Ни патрульные, ни полицейские, особенно федералы, друг друга на дух не переносили. Первые считали, что полиция покрывает уголовников и потакает разному сброду, особенно неграм, в угоду правительству и монополиям и на безопасность граждан ей плевать. Вторые, и вполне справедливо, считали патрульных обычными бандитами и хулиганами, только всего лишь из «хороших» районов, а посему до поры, до времени безнаказанных и к тому же им не нравилось, что посягательство на их, полицейских, монополию творить беспредел с жителями «гетто». Кроме того полицейский был хоть и лицом, обладающим гражданской ответственностью, а других в федеральную полицию, особенно в спецназ, не брали, был ещё и, судя по фамилии, русским или как минимум имеющим русские корни. Патрульные, главарь уж точно, были откуда-то из западных районов бывшего СССР, а то и вовсе Восточной Европы. Когда он не слишком грубо, но всё же нахамил полицейскому, в голосе его явно проступил акцент. Поэтому терпеть хамство от какого-то полукриминального хмыря, что находится на свободе только благодаря недоработке местного полицейского управления и попустительства местных же властей, ко всему прочему ещё и пришлого, полицейский не собирался.

- Значит так, - рявкнул в ответ гигант, махом потеряв официальность и уставную вежливость.

Автомат сам собой выскользнул из подмышки и упал рукоятью в правую ладонь, разложенный телескопический приклад упёрся затыльником в сгиб локтя, громко и чётко щёлкнул предохранитель. Полицейский с легкостью, как пушинку, вскинул правой рукой компактное, но всё же достаточно тяжёлое оружие

- Значит, так, вы… - указательный палец левой руки упёрся в превратившихся в живые статуи работяг. – Валите на хер отсюда. Там, - палец переместился в угол площади, на стоянку нелегальных таксистов, куда до этого спешили приятели, - возьмёте тачку и что б через пять минут я обыскал всю площадь и очень удивился, что вас уже нет. Заодно скажите бомбилам, что это относится к ним тоже.

- Вы, - в сторону патрульных полицейский навёл уже не палец, а автомат. – Пошли вон отсюда и сидите по домам, сосите пиво и минетьте своих шлюх. Увижу ещё кого-нибудь на улице, особенно возле вокзала или «гетто», лично раздеру задницу на «британский» флаг и отвезу в управление, но только не в местное, а окружное и пусть ваши родители разорятся на адвокатов, чтобы вытащить оттуда.

- А чё ты за них заступаешься? – завёлся главарь. – Чё платят за крышу, что ли?

Похоже, полицейских он не боялся и не прочь был если не сцепиться с ними, то хотя бы полаяться. Дружки его такого желания не испытывали. Связываться с полицией, даже с учётом численного перевеса, вряд ли в машине ещё больше трёх-четырёх человек сидит, они не горели желанием. Наверное, не столько из уважения к закону и пиетета перед полицейской формой, сколько из-за нацеленного на них ствола полицейского пулемёта на крыше «хаммера» и как-то незаметно выскользнувших из нутра патрульного автомобиля и занявших удобные для стрельбы позиции со своим оружием наперевес пары спецназовцев. Ничуть или незначительно уступавших сержанту по габаритам, но двигавшихся с бесшумностью и грациозностью балерин. Если полицейские разом вдарят из всех четырёх стволов, даже у десятка самостийных патрульных не будет никакого шанса. Оружие наготове только у двоих и то смотрит не в сторону полицейских, да и сравнения ни какого не выдержит с огневой мощью трёх автоматов и одного единого пулемёта.

- А то, - парировал уже спокойней сержант. – Три часа назад такие же укурки как вы устроили налёт на Новодмитриевское «гетто» и убили одиннадцать «негров». Вот только удрать не успели. Собралась толпа. Сначала линчевала ваших ку-клукс-склановцев, а потом снесла полицейский пост и пошла громить ближайший «белый» поселок. Там сейчас вояки порядок наводят, а я вместо того, чтобы попить пивка перед телевизором, трахнуть жену и лечь спать, теперь должен всю ночь шататься по округе и следить, чтобы такие уроды как они, не трогали таких уродов как вы. Хотите, чтобы и здесь такое же палево началось. Учтите достанется всем, не только «неграм».

- Короче объявлена жёлтая тревога. Всем запрещается бесцельное шатание по улица и особенно с оружием. Даю всем пять минут очистить площадь и валить домой, к херам собачим или свинячим, только не появляться на улице до утра.

Ждать второго приглашения приятели не стали и задали натурального драпака в указанном направлении, благо, что оно совпадало с их маршрутом, забив на гордость и не обращая внимания на раздававшиеся позади голоса. Главарь патрульных ещё пытался спорить с полицейским. Вряд ли это приведёт к чему-либо хорошему. Они успели отбежать всего лишь на десяток-другой метров, как сзади послышался смачный и сильный удар. Серёга бросил взгляд через плечо. Главарь лежал на асфальте, опрокинувшись на спину и безжизненно разбросав руки, полицейский стоял над ним и не обращая внимания на дружков, которые торопливо грузились на свои железные машины и разворачивали их, готовясь выполнить, может быть даже буквально, его приказ, деловито снимал с пояса с наручники, впрочем автомат он не выпустил из руки, как и его напарники.

- Повезло, - отдуваясь, пробормотал Серёга.

- Повезёт когда до хаты без приключений на свою задницу доберемся, - возразил, и надо сказать по существу, Лёха. – Не факт, что больше таких придурков не встретим.

- И не факт, что полиция в следующий раз заступится, - согласил Серёга.

Резон в его словах был. Им дважды повезло. Первый, что почти сразу на площади появился полицейский автомобиль и что полицейские были не подрядчики, которым всё по барабану и которые значительно уступали по выучке и вооружению настоящему полицейскому спецназу, а посему вряд ли бы стали вступаться за каких-то там «негров», даже учитывая, что среди подрядчиков «негров» хватало, граждане, взявшие на себя груз ответственности за общество, не стремились в опасные и тяжёлые места. И во вторых, что для спецназовца вид наглых и самоуверенных вооружённых отморозков, пусть и из категории «белых» граждан, сработал, словно плащ матадора перед носом разъярённого быка. Иначе были большие шансы, что свои навыки полицейский отработал бы на них с Лёхой.

Приятели добежали до края площади, где спрятавшись в закуток, огороженный рекламными щитами, паслись нелегальные, т.е. не имеющие лицензии таксисты. Их удел, в отличие от более удачливых коллег с лицензиями, прятаться от полиции и транспортных чиновников из мэрии, устраивающих на них облавы и возить за гроши всякую шантрапу или голытьбу. Ни один более-менее состоятельный «негр» к ним не сядет, не то, что «белый». И дело не в том, что они лица, не имеющие гражданской ответственности. И среди легальных таксистов, гордо возящих на панели закатанный в пластик бейджик, с номером лицензии и самого авто, фоткой физии хозяина и его именем, а также сложноцветной и узорчатой голограммой, хватает «негров», даже, скорее они там большинство, о чём любят повторить в своих выступлениях муниципальные политики, делающие себе имя на защите прав граждан от засилья «негров», как доказательство того, что правительство всячески потакает «неграм» и предоставляет им различные преференции. Просто в машине легального таксиста стоит опломбированный спецрегистратор, выданый ему вместе с лицензией, фиксирующий всё происходящее в салоне, причём снять информацию и очистить память можно только при помощи специального же оборудования и программного обеспечения, GPS помогает не только разобраться в хитросплетениях улиц, но фиксирует на жёсткий диск в окружном полицейском управлении все передвижения за последние тридцать дней. Поэтому наряду с тотальной проверкой водителей такси, на предмет потребления наркотиков и спиртного и порочащих связей с нелояльностью, эти меры позволяют практически полностью исключить преступления со стороны водителей легальных такси.

Ходят слухи, что регистраторы, каким-то хитрым способом, могут ещё и передавать изображение на полицейские мониторы, благодаря чему полиции частенько удаётся поймать преступников по «горячим» следам, выследить находящихся в розыске и отследить передвижения подозреваемых. Напрасно полицейские чины убеждают, что это не так, технические специалисты и просто подкованные в этом вопросе утверждают, что сие просто не возможно технически, слухи упорно продолжают циркулировать и среди уголовного и радикального элемента, во всяком случае, тех, что попроще, считается, что передвигаться на легальных такси небезопасно.

Когда приятели заскочили за рекламный щит, их сразу окружила толпа из семи таксёров, каждый дергал их за руку и наперебой предлагал ехать с ним, при этом мудро избегая сразу называть цену и предупреждая, что двоих не повезёт. Последнее было понятно. Во-первых, есть риск, что с двоих никакого двойного или тройного тарифа не получишь, а при худшем раскладе ещё и сам без машины и части здоровья останешься. Ну и о других коллегах надо подумать. Серёга открыл было рот, чтобы поторговаться, но дальновидный Лёха тихонько толкнул его в бок локтём и поведал присутствующим о том, что по привокзальной площади шляется полицейский патруль, начальник которого пообещал кары земные и анальные всем кто попадётся ему на глаза по прошествии ближайших пяти минут, а три уже между прочим истекли. Также он рассказал об изгнанном с позором, но скорее всего ошивающемся по близости патруле бдительных граждан и скорее всего жаждущих реванша, но отнюдь не с полицейским спецназом.

После услышанного нелегальные представители общественного транспорта заторопились покинуть опасное место и договориться за разумную сумму не стоило особых усилий. Через двадцать минут потрёпанная старенькая «тойота» въехала на территории жилого посёлка Выхино, место компактного проживания лиц, не имеющих гражданской ответственности, бывшая воинская часть номер.… А чёрт его уже знает. Только кое-кто из старожилов, служивших в ней, ещё помнил и номер части, и зачем она, вообще, существовала.

Ещё один день закончился.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 19
Комментарии

Маленькая просьба: выкладывайте такие большие вещи несколькими главами, а то во времени ограничен, за один раз не успеваю прочитать.

ПА-рассказ а ля 1984.

Шизухой какой-то отдает, если это "сон". Разве Лера Новодворская изрекала когда-нибудь такой "план Ост"? Или это все-таки экстраполяция автором какой-нибудь ее фразы в полстрочки? Так это с кого хочешь можно такой "сон" снять, хоть с меня, хоть с Серпа, особенно если перед этим мозги прое**** сильно.

Напомню, что в Польше и Чехии люстрация прошла без особых чисток и расстрелов. Бывшие сотрудники безопасности там даже книжки пишут и издают...

________________________________________________________________

Назад, в Москву-2042

Я же написал, что несколько утрировал ряд идей и высказываний. И не только ВИН.

Идею избирательного права для избранных высказывал один очень сильно демократичный и толерантный участник другого форума.

Несколько лет назад сайт одной правозащитной организации, кажется из Н. Новгорода, разместил у себя призыв к правительству США немедленно объявить войну России и нанести ракетно-бомбовый удар по наиболее крупным городам.

Цитату из г-на Стомахина не хотите?

Quote:
Россию можно только уничтожить. И ее НАДО уничтожить, - это мера превентивной самообороны рода человеческого от той изуверской дьявольщины, которую несет в себе Россия со времен первых массовых убийств и казней за критику властей, со времен взятия Новгорода и Казани. Русских надо убивать, и только убивать - среди них нет тех нормальных, умных, интеллигентных, с которыми можно было бы говорить и на понимание которых можно было бы надеяться. Должна быть введена жесткая коллективная ответственность всех русских, всех лояльных граждан России за действия избираемых ими властей, - за геноцид, за массовые убийства, казни, пытки, торговлю трупами... Никакого деления убийц на мирных и немирных, сознательных и невольных отныне быть не должно.

А ещё?

Quote:
Убивать, убивать, убивать! Залить кровью всю Россию, не давать ни малейшей пощады никому, постараться непременно устроить хотя бы один ядерный взрыв на территории РФ - вот какова должна быть программа радикального Сопротивления, и русского, и чеченского, и любого! Пусть русские по заслугам пожинают то, что они плодили.

Скажете трепло... Чего его слушать? Но ведь все громадные потрясения начинались с кем-то сказанных слов. И я хотел напомнить, что этим трепачам, что "слово есть дело" и даже слово, может вызвать нешуточные потрясения.

Потом я ведь не страшику в духе "Невозравщенца" Кабакова писал. Это скорее уж подражание Рыбакову "На будущий год в Москве". С той разницей, что я оказался менее едок и более реалистичен, чем он. Там один только американский римейк "Иван Васильевич меняет профессию" чего стоит.

Насчёт люстраций... Ну, это где и как. В ФРГ бывшие работники Штази и МВД подвергались увольнению и публичной травле. В Венгрии первоначально любому, даже в самой незначительной форме сотрудничашвему с властью, реально светило пожизненное. Во время одумались. Отменили. Латвия. Там не могут избираться и проходить натурализацию бывшие члены компартии, работники КГБ и ряда организаций.

К слову. Описанная мною схема люстрации - тоже не моя выдумка. Взято у одного либерально-антикоммунистического деятеля.

Про утрирование принято :)

Насчет Стомахина:

"гость из настоящего" пишет:
все громадные потрясения начинались с кем-то сказанных слов.

Позволю себе не согласиться. Нелюбимый мной Ленин сформулировал революционную ситуацию как нежелание экономических низов играть по прежним правилам, накладывающееся на неумение верхов формулировать систему таких правил, необходимых для выживания общества. "Низы не хотят жить по старому, а верхи не могут по старому управлять."

Вот это тот случай, когда я с ним согласен. Потрясения начинаются не со слов Ленина, Троцкого, Ельцина, Горбачева, и тем более некоего Стомахина (о котором я даже и не слышал). Потрясения начинаются с накопления протестного потенциала и его актуализации.

В чем сейчас актуализируется протестный потенциал в России?

"Синие ведерки"? Смешно - это же форма фактически сотрудничества с властями. Причем достаточно часто результативная.

"Стратегия 31"? Вы там были хоть раз? Вот и я нет. Проку - ноль.

"Русский марш"? Не смешите. Филиал ФСБ для контроля над ребятками на машинах с номерами типа аXXXкр95.

Самая эффективная протестная стратегия в России сейчас - эмиграция. Власти это вполне устраивает, даже подыграть готовы. Посмотрите - адвокаты за деньги организуют и политические преследования, и все остальное. Языки изучить - не проблема. И краткосрочно это ничем не угрожает. А долгосрочно путинские уже не думают.

Поэтому Стомахин остается Стомахиным - такие к власти не приходят.

Что касается Штази - они были с БНД на ножах с 195* года, еще когда по-другому назывались. Тут просто прорвалось.

"гость из настоящего" пишет:
в дальнейшем в эту категорию стали ещё включать и тех, кто хоть и не сотрудничал с режимом, но и не противодействовал ему

Это уже неправдоподобно. Никакая власть на это не пойдет, поскольку власть опирается на активное меньшинство и индифферентное большинство.

________________________________________________________________

Назад, в Москву-2042

О "протестном потенциале". А как в вашу схему укладываются события в Кондопоге, Зеленокумску, Сагре и других городах и городках, где произошли массовые столкновения русского населения и инородцев ?

Кондопожский котел ("плавильный"), Зеленокумский рейд и Сагринская битва - это не есть серьезный протестный потенциал. Тут проблему легко решить в рамках существующей системы - убрать катализатор (этнические банды), была бы политическая воля.

Серьезный протестный потенциал - это озвучивание проблем, которые системой не решаются. Коррупция, право на предпринимательство, условия жизни. Посадка хоть Басаева, хоть самого Кадырова их не решит. А эмиграция их решает - там готовая институциональная среда (имеется в виду, что эмигрант к трудностям адаптации морально готов на фоне "бытовой романтики"). На революцию же народ не соберешь - все устали, как черти после атомной войны.

________________________________________________________________

Назад, в Москву-2042

Проблема в том, что такие, как Стомахин, к власти порой приходят. Если для них благоприятно складываются обстоятельства. Так было с Гамсахурдия в Грузии, например. Если же такие и не получают официальных постов и назначений, то обретают статус в обществе, позволяющий капать населению на мозги - с определённой целью, кстати.

А фамилия Адам Кузнецов - о чем-нибудь говорит? Тоже известный правозаSHITник. Помню, по РЕН-ТВ был фильм, «Чеченский капкан», 2004 год. Там эта тема была раскрыта )

Адам Кузнецов - вроде как пожилой правозащитник "старой гвардии", где он успел отметиться? "Бедность народов" написать, что ли? Да мы и без него про дефицит все знали, открытие нашел. И про "Березки", и радиодетали дефицитные я добывал "своими каналами" со списанных и утилизированных ЛА - где новости-то?

Про посадки диссидентов тоже знали, это было не новостью.

"Чеченский капкан" - это фильм не Кузнецова, а Смирнова, насколько я помню. И там много правды, какие бы оценки ей не давали. Тогда про эту войну вообще ни фига не говорили, под предлогом секретности. Теперь хоть знаем, как "повоевали"... Или про Кузнецова в этом фильме какие-то сведения?

________________________________________________________________

Назад, в Москву-2042

Вот именно, что сведения. Как нельзя лучше характеризуют наших правозащитников - что это за люди и на какие подлости они способны. Но не буду делать спойлер, а то облом выйдет.

Принято к сведению, пересмотрю при случае.

________________________________________________________________

Назад, в Москву-2042

kv-astakhov пишет:

Позволю себе не согласиться. Нелюбимый мной Ленин сформулировал революционную ситуацию как нежелание экономических низов играть по прежним правилам, накладывающееся на неумение верхов формулировать систему таких правил, необходимых для выживания общества. "Низы не хотят жить по старому, а верхи не могут по старому управлять."

Вот это тот случай, когда я с ним согласен. Потрясения начинаются не со слов Ленина, Троцкого, Ельцина, Горбачева, и тем более некоего Стомахина (о котором я даже и не слышал). Потрясения начинаются с накопления протестного потенциала и его актуализации.

Представьте себе толпу. Бурляющую, заведённую, агрессивную, но ещё пока не громящую и не убивающую.

Можно крикнуть из толпы "Бей" и она будет бить.

А можно сказать "Давайте, жить мирно". Может и успокоится. Не факт, но возможно.

kv-astakhov пишет:
В чем сейчас актуализируется протестный потенциал в России?

"Синие ведерки"? Смешно - это же форма фактически сотрудничества с властями. Причем достаточно часто результативная.

"Стратегия 31"? Вы там были хоть раз? Вот и я нет. Проку - ноль.

"Русский марш"? Не смешите. Филиал ФСБ для контроля над ребятками на машинах с номерами типа аXXXкр95.

Ну, так сами же пишите, правда, чуть далее, что смотреть надо в перспективу. Нет сегодня, возникнет завтра. Японские и немецкие террористы, в теме про которых, наши коллеги по форуму тут копья ломали, между прочим люди отнюдь не нуждавшиеся. Лидеры, во всяком случае. В протест может, что угодно повести. Буза, она ж, ещё ради бузы бывает.

kv-astakhov пишет:
Самая эффективная протестная стратегия в России сейчас - эмиграция. Власти это вполне устраивает, даже подыграть готовы. Посмотрите - адвокаты за деньги организуют и политические преследования, и все остальное. Языки изучить - не проблема. И краткосрочно это ничем не угрожает. А долгосрочно путинские уже не думают.

Вы ещё про внутреннюю эмиграцию забыли. Самый наименее затратный вариант. Ни на билеты не тратиться, ни языки учить. И посудомойщиком работать не придётся. Можно быть обласканным проклятым режимом, получать свои дивиденды, находясь при этом в молчаливой оппозиции.

Мне вот одно интересно. Если и там, всё прошляпят эмигранты-протестанты, куда эмигрируют то?

kv-astakhov пишет:
Поэтому Стомахин остается Стомахиным - такие к власти не приходят.

Да, ну? А как же Ваш не любимый Ленин? И вряд ли более любимый Гитлер? Оба были изрядные говоруны, ораторы от Бога, крутые демагоги и вещи, которые они говорили, во многом переплетаются со сказанным Стомахиным.

kv-astakhov пишет:
Что касается Штази - они были с БНД на ножах с 195* года, еще когда по-другому назывались. Тут просто прорвалось.

Т.е. в демократической ФРГ, тон в политике диктовали и писали законы, спецслужбы? Кого они хотели, того и прессовали независимые СМИ и непредвзятые суды? Вы всё ещё считаете люстрацию безобидным явлением?

kv-astakhov пишет:
"гость из настоящего" пишет:
в дальнейшем в эту категорию стали ещё включать и тех, кто хоть и не сотрудничал с режимом, но и не противодействовал ему

Это уже неправдоподобно. Никакая власть на это не пойдет, поскольку власть опирается на активное меньшинство и индифферентное большинство.

Вот именно индифферетное. У них же не бесплатный проезд отнимали, не прибавку к пенсии, не повышение цен на водку и компьютерные игры. У них (в моём произведении) отобрали то, что многим ив реальной жизни даром не нужно. Право придти на избирательный участок и высказать там своё мнение. Кто ж знал, чем это обернётся дальше. И учтите. Я не вписал ни одной своей идеи.

Всё это было высказанно в разное время и разными людьми, но придерживающихся довольно либеральных и демократических убеждений.

kv-astakhov пишет:
Тут проблему легко решить в рамках существующей системы - убрать катализатор (этнические банды), была бы политическая воля.

Какие же это банды? А? Это такие же граждане России, которых злобное, недалекое и нетерпимое русское население обижает. И думает так не только и не столько глупая власть, но целая куча совести и ума нации.

"гость из настоящего" пишет:
Представьте себе толпу. Бурляющую, заведённую, агрессивную, но ещё пока не громящую и не убивающую.

Но толпа же собралась с какой-то стати? Значит, потенциал есть, и слова падают на почву. Сами же пишете: "Не факт, но возможно".

"гость из настоящего" пишет:
Ну, так сами же пишите, правда, чуть далее, что смотреть надо в перспективу. ... В протест может, что угодно повести. Буза, она ж, ещё ради бузы бывает.

Вот перспективы для здорового оппозиционного движения я и не вижу. Сначала власти вытаптывали эту поляну (в т.ч. лояльные системные партии и движухи), а потом народ просто все достало.

"гость из настоящего" пишет:
А как же Ваш не любимый Ленин? И вряд ли более любимый Гитлер? Оба были изрядные говоруны, ораторы от Бога, крутые демагоги и вещи, которые они говорили, во многом переплетаются со сказанным Стомахиным.

Стомахин не стоял рядом ни с Лениным, ни Гитлером.

Ленин - интеллектуал с юридическим дипломом (не купленным! нормальным!), не поленившийся, пусть для своей интерпретации, адаптировать теорию Маркса к реалиям Российской Империи. Он подводил экономическую теорию под свою партийную политику (захват власти) и государственную политику (в качестве премьера).

Не любя "поповщину" и православие, Ленин в то же время не говорил стомахинских богомерзостей о русских как о народе, больше давая пинков правящим классам царской России. Если я неправ, поправьте меня, но Ленин все же хотел не уничтожить русских, а "переформатировать" идеологически и использовать для мировой революции. Не геноцид, а скорее социоцид - истребление социальных групп (казаки, духовенство, профессура, бывшие дворяне, даже перешедшие на сторону Сов.власти) в форме открытой либо латентной Гражданской войны - нанес основной ущерб России.

Идеология, в т.ч. Мировой Революции, у него служила инструментальным целям. Хотя последствий это не отменяет.

Гитлера не назовешь интеллектуалом, не назовешь великим теоретиком. Гитлер ближе к Стомахину, чем Ленин. Но на Гитлера работали европейские теоретики-интеллектуалы - Чемберлен, Гобино, научное сообщество Германии.

И еще, истребительная политика Гитлера была направлена вовне своего общества, по большей части. А общество III Рейха внутри себя имело и социальные ниши, и имперскую стратегию, и государственную политику.

Поэтому воевать с Рейхом было столь непросто.

А Стомахин сам хочет разрушить имперскую парадигму и парадигму сверхдержавы в России, вплоть до уничтожения государствообразующей нации. (Отмечу, он не говорит "уничтожение сырьевой парадигмы", )

Вот цитата из Стомахина, для понимания моей сравнительной критики:

"Даже о формально «либеральной» части «оппозиции» не находится практически ни одного доброго слова: в основном они профанируют и идею Свободы, и идею оппозиции как таковой. Оппозиция с реакционных позиций… Собственно, критерий простой; это можно считать чертой, гранью, водоразделом на «мы» и «они»: все «оппозиционеры», кто мыслит себя как политиков и партии ЭТОГО государства, в его нынешних границах и в нынешнем качестве «суверенного государства» на мировой арене; тем паче, кто предлагает все это «спасать» и нести с собой в завтра, – все это махровые реакционеры и пособники Путина. А в дальнейшем – может быть, враги Свободы и похуже, чем Путин…"

Еще Бог сказал Моисею: "Других евреев у меня для тебя нет, Моше" (вариант: "Другых пысатэлэй, таварыш Сымонов, у мэна дла Вас нэту!" :) Но Стомахину не дано прислушаться к этим мыслям.

Вот еще цитата из Стомахина, оттуда же:

"Кавказских моджахедов я поддерживаю не ЗА их радикальный исламизм, а НЕСМОТРЯ на него, как врагов моего врага ..., как людей, идущих в авангарде разрушения нынешней людоедской империи."

Детская позиция "враг моего врага - мой друг" - это Средневековье, агрессивное детство Европы, скажем прямо. Зададимся всего парочкой вопросов для понимания:

1. А считают ли Стомахина безусловным "другом" (да и вообще человеком) эти самые "моджахеды", т.е. джихадники? Или просто исползуют разногласия среди "гяуров" в свою пользу, ведь им, в отличие от Стомахина, еще многим и грамоте учиться надо?

Не пора ли Стомахину перечитать план Ост и послушать одну бабу из Кувейта? Впрочем, я для него имперски-закомплексованный либерал, куда мне... :)

2. Станет ли "освобождение" России от государственности силами "моджахедов" началом свободы, или нового IV Рейха, на этот раз "Халифата" (замена одной "людоедской империи" на другую, но с официально закрепленной религиозной и национальной дискриминацией)? В особенности для тех республик Кавказа, которые нормально уживаются с русскими (Осетия, Армения, Грузия ! да, оставим галстук в покое!).

Или теперь принято бросать бывших союзников на произвол судьбы? Так не делают даже нелюбимые на этом сайте США - они все-таки, хоть чуть-чуть, подготовили полицейские силы и армию Ирака и Афганистана к своему уходу.

Еще цитата из Стомахина:

"Вопрос: ...что вы можете сказать в отношении Приморских Партизан? Как вы относитесь к факту принятия ислама некоторыми плененными партизанами?...

К принятию же некоторыми из них в тюрьме ислама отношусь отрицательно ... Это их законное право, конечно. Но все равно, по моему глубочайшему убеждения, ислам, как и любая религия вообще – это путь не туда..."

Эти цитаты характеризует состояние интеллектуальной деятельности Стомахина как метания и шарахания вокруг идеи-фикс: разрушения России. И при этом полное отсутствие воззрений на макросоциальные процессы, которые политик, замахивающийся на такие проблемы, должен понимать. Отдает шизофренией, если честно.

На такого политика опираться не станут. Если только говном поплескать с его помощью, на политических оппонентов. Но к власти его не пустят.

"гость из настоящего" пишет:
Вы ещё про внутреннюю эмиграцию забыли. Самый наименее затратный вариант. Ни на билеты не тратиться, ни языки учить. И посудомойщиком работать не придётся. Можно быть обласканным проклятым режимом, получать свои дивиденды, находясь при этом в молчаливой оппозиции.

Ну Вы же сами говорите, что это не протестная стратегия. При чем это здесь? Кстати, никаких особых "ласк" и "дивидендов" эти внутренние эмигранты не получают. А социальные выплаты, образование и др.- это не "ласки", а обычные мероприятия, не разбирающие свой-чужой (по большей части). Это же не "кремлевский пул" журналистов...

"гость из настоящего" пишет:
Какие же это банды? Это такие же граждане России, которых злобное, недалекое и нетерпимое русское население обижает. И думает так не только и не столько глупая власть, но целая куча совести и ума нации.

Вы нарочно, чтобы вспомнить цитату из Ленина про "мозг нации"? :) юмор понят, но не принят. Он здесь не по делу.

Просто власть.ру искусственно создала ситуацию, когда люди из-за плохой жизни ищут виновных в соседе с другой формой носа, а не в мудаках во властных кабинетах. А этнические банды формируются по той причине, что это единственный путь социальной адаптации, который знают выходцы из диковатой южной деревни. Ибо горожан там мало, а советские горожане с в/о либо вымерли, либо удрали во время войн.

Если постараться, можно найти и русских "черных ястребов" (пардон, "белых"), и кавказских. И про них конкретно "ум нации" думает правильно. Но жители Сагры, Кондопоги, обитатели окрестностей лагеря "Дон" не сами искали знакомства с этнобандитами - те пришли первыми, и, как правило, с оружием. А крыша у них - вплоть до уровня консульств Азербайджана, повязанных с наркомафией, похоже. Вот о чем надо подумать "уму нации", если осталось чем думать. Этот бедлам - результат "свободы" бандитизма, т.е. отсутствия работающего Закона как цивилизующего фактора. Национальная принадлежность полковника из ОВД, оказавшегося наркодилером - не причина, и не результат нерабочих законов. Она - маркер общности нерабочих законов его исторической родины и России.

Надо ради интереса формально проверить (с помощью рейда налоговой) имущество семей у этих защитничков, и у защитничков Тихонова и Хасис за компанию. Всю шоблу (будет очень смешно, когда выяснится что это на 70% одни и те же люди). Сопоставить с зарплатой, и спросить: откуда деньги, Зин?

________________________________________________________________

Назад, в Москву-2042

kv-astakhov пишет:
Но толпа же собралась с какой-то стати? Значит, потенциал есть, и слова падают на почву. Сами же пишете: "Не факт, но возможно".

Ну и что? Как собралась, так и разойдётся. Она же толпа, а команда единомышленников.

При условии, что настоящих буйных мало.

Или Вы мнение толпы в ранг абсолюта возводите? Дескать, не может же она быть не права, её же много?

kv-astakhov пишет:
Вот перспективы для здорового оппозиционного движения я и не вижу. Сначала власти вытаптывали эту поляну (в т.ч. лояльные системные партии и движухи), а потом народ просто все достало.

Многого ли стоит оппозиционное движение, которому власть должна тепличные условия создавать?

kv-astakhov пишет:
Стомахин не стоял рядом ни с Лениным, ни Гитлером.

Это потому, что он лидер мелкой партии, даже не партии, а так компании. Но вот представьте, что его судьба закинула его на самый верх.

kv-astakhov пишет:
Не любя "поповщину" и православие, Ленин в то же время не говорил стомахинских богомерзостей о русских как о народе, больше давая пинков правящим классам царской России.

Извините, но мне в лом искать на просторах инета подборку высказываний В.И. Ленина о России и русском народе, в частности. Но вот поражения России в войне с Японией, да и не только с ней, он категорически желал.

kv-astakhov пишет:
Гитлер ближе к Стомахину, чем Ленин. Но на Гитлера работали европейские теоретики-интеллектуалы - Чемберлен, Гобино, научное сообщество Германии.

Думаете политик а-ля Стомахин не сможет найти поддержки? Кстати, про шашни Ленина с немцами тоже масса слухов ходит. Но большинство сходятся на том, что это Ленин в итоге немцев переиграл. На их деньги сделал революцию в России, а потом она перекинулась на Германию. И хоть потерпела поражение, да вот режим, что Ленина (якобы) спонсировал, тоже рухнул.

kv-astakhov пишет:
1. А считают ли Стомахина безусловным "другом" (да и вообще человеком) эти самые "моджахеды", т.е. джихадники? Или просто исползуют разногласия среди "гяуров" в свою пользу, ведь им, в отличие от Стомахина, еще многим и грамоте учиться надо?

Ну, г-жа Масюк изрядно поменяла взгляды, после того, как посидела в яме у чеченов. И что? Это ж надо каждого Стомахина сначала к ним в яму сунуть.

kv-astakhov пишет:
2. Станет ли "освобождение" России от государственности силами "моджахедов" началом свободы, или нового IV Рейха, на этот раз "Халифата" (замена одной "людоедской империи" на другую, но с официально закрепленной религиозной и национальной дискриминацией)?

По мнению Стомахина, конечно, станет эрой либерализма и свободы. Не спрашивайте только как? Если помните, то Болванщик с Мартовским зайцем на вопрос Алисы, что они будут делать, когда стол кончится, сменили тему беседы.

Я вот как раз и думаю о последствиях, пусть они даже кажутся, иногда, невероятными.

kv-astakhov пишет:
Или теперь принято бросать бывших союзников на произвол судьбы? Так не делают даже нелюбимые на этом сайте США - они все-таки, хоть чуть-чуть, подготовили полицейские силы и армию Ирака и Афганистана к своему уходу.

Чуть-чуть. Именно.

Есть такой анекдот.

1905. Городовой ведёт революционера.

1917. Революционер ведёт городового.

1937. Агент ГПУ ведёт городового и революционера.

1991. Городовой и революционер встречаются на рынке.

Городовой обводит рукой: "Ну и за что ж вы батюшку-то царя в расход пустили?"

Вот и хочется, не любимых здесь США, а за что их любить?, спросить: за что ж вы Саддама-то?

kv-astakhov пишет:
На такого политика опираться не станут. Если только говном поплескать с его помощью, на политических оппонентов. Но к власти его не пустят.

Не пустит кто? Здоровые и демократичные силы?

kv-astakhov пишет:
Ну Вы же сами говорите, что это не протестная стратегия. При чем это здесь? Кстати, никаких особых "ласк" и "дивидендов" эти внутренние эмигранты не получают. А социальные выплаты, образование и др.- это не "ласки", а обычные мероприятия, не разбирающие свой-чужой (по большей части). Это же не "кремлевский пул" журналистов...

Каждый как хочет - так и протестует. Украинские девки во по любому поводу грудями трясут.

И чем внутренняя эмиграция хуже внешней? И почему она менее простестна?

kv-astakhov пишет:
Просто власть.ру искусственно создала ситуацию, когда люди из-за плохой жизни ищут виновных в соседе с другой формой носа, а не в мудаках во властных кабинетах. А этнические банды формируются по той причине, что это единственный путь социальной адаптации, который знают выходцы из диковатой южной деревни. Ибо горожан там мало, а советские горожане с в/о либо вымерли, либо удрали во время войн.

Да? А откуда тогда берутся ищущие не ту форму носа в благополучных странах?

Мне не нравится когда власти благодушно взирают на нарушение закона на местах. Мне также не нравится, когда правозащитные организации записывают, всех кто не с ними в нацисты. Мне не нравится также когда выходцы из южных республик, используя благодушие властей и поддержку правозащитных организаций, не просто устраиваются, но ещё и пролезают в те самые властные структуры.

Не хочу защищать власть, но она всем представляется, как некая монолитная структура, скованная одной целью и цепью. А там на самом деле свои центробежные процессы и разновекторные интересы. И не всегда они вольны вести себя как хотят. Это Вам кажется, решил глава и выгнал криминальную диаспору из своего городка. На самом деле такой глава с большей долей вероятности стане мишенью прокуроров и журналистов.

Вот думаете, что я ерунду написал. А вот до этого бреда додумались вполне нормальные люди.

Правда, расширяют кругозор детей несколько странным способом. Например, в детском саду запрещены сказки про Дюймовочку и Белоснежку — видимо, они слишком наглядно демонстрируют, к чему приводят гендерные различия. Вместо них детям читают историю о двух самцах-жирафах, которые очень переживали, что не могут иметь детей, пока не нашли брошенное крокодилье яйцо. Да и вообще, почти все книжки здесь рассказывают об однополых семьях, одиноких родителях и детях-сиротах.

http://www.pravda.ru/society/family/pbringing/20-0...

Я ведь свой список неполиткорректных книг не сам придумал. Это тоже чья-то идея и уже была высказан.

Ок, с Вами можно вечно эту тему мусолить. За список "неполиткорректных" книг - спасибо :) жену развлеку. За анекдот тоже спасибо :)

А Стомахина не пустят наверх более практичные и прожженные, которые понимают, чем кончается идеализм, и хотят усидеть у власти, при поддержке внешних сил или без нее, или независимо от наличия таковой поддержки. Даже среди революционеров. В любом случае долго он продержаться не сможет - быстро наживет активных врагов.

"Форма носа" в благополучных странах вспоминается, когда начинаются проблемы с благополучием. Ну, как в Веймарской (или Меркелевской мультикультурной :) ) Германии...

"Вытаптывание поляны" вовсе не означает разрушения неких изначально тепличных условий. Вы попробуйте просто зарегистрировать общественную организацию, самую неполитическую, да хоть по поддержке народного искусства, хоть по изучению природы. Вам от бумаг, согласований, взяток и сбора подписей участников тошно станет. Сами станете политиком, чисто со злости. А Вы говорите - "были тепличные условия, а их власть разломала"... где они были - на Марсе?

________________________________________________________________

Назад, в Москву-2042

"гость из настоящего" пишет:
Вот думаете, что я ерунду написал. А вот до этого бреда додумались вполне нормальные люди.

Конечно, додумались.

Кстати, в юнгианской психологии есть версия, что отрицание своей биологической природы (т.е. элемента животности) является частным случаем реакции вытеснения признаков собственного несовершенства перед успехами других, или, что то же самое, комплексом самоутверждения в заданном самим собой имидже (в данном случае - успешного сверхчеловека-асексуала :) ) Так что, насчет нормальности - это можно поспорить...

Не только секретным спецкурсам учили в советском радиотехническом вузе :)

________________________________________________________________

Назад, в Москву-2042

"гость из настоящего" пишет:
Т.е. в демократической ФРГ, тон в политике диктовали и писали законы, спецслужбы? Кого они хотели, того и прессовали независимые СМИ и непредвзятые суды? Вы всё ещё считаете люстрацию безобидным явлением?

Не считаю люстрацию безобидным явлением, считаю полезным. Не безобидно же ядерное оружие. Зато как действует: ни на США, ни на СССР, потом-на Россию уже больше полувека с войсками и флотом никто не напал...

Это на тему люстрации в ФРГ:

http://www.novayagazeta.ru/society/53551.html,

http://www.novayagazeta.ru/society/53561.htm

Вот по этой причине нацисты, хоть и присутствовали, но не выеживались. Тем более, базы демократизаторов :) были рядом...

________________________________________________________________

Гуманизм - наша профессия. Никто не должен страдать бессмысленно, ибо это садизм.

Очередная картинка Мёртвой России.

Вы даже тэг придумайте "Мёртвая Россия". *типа смайл*

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МЫ ВСЕ УМРЁМ!!! - одна из самых известных и широко используемых фраз на Земле.

Это пародия на сны Веры Павловны из "Что делать" только есле там было про коммунестическую утопию, то здесь про либерастическую, есле это так то автору надо быть болие оброзным. Я вобще то читать не стал уж больно меня подобное задевает. А Я вобще думаю что Новодворская работает на кремль, для того что бы своими высказываниями вызвать у простых людей полное отвращение к заподу и аппозицие.

Читал я "Что делать"(честное слово, забыл автора, мог бы соврать что помню его, зайдя в Википедию, но не хочется =] ). Но мне не напомнило. Вообще, я помню там было про преобразование пустынь, стеклянные дома и "все одинаковые", и даже, вроде, "всё белое")) Но вот про социальный аспект я забыл =(

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МЫ ВСЕ УМРЁМ!!! - одна из самых известных и широко используемых фраз на Земле.

ВИН она искренна в своей ненависти и не работает она Кремль. Имея такого врага и союзники не нужны. Её как-то Соловьёв святой назвал. Нет, она блаженная, в смысле съехавшая с катушек.

В каком-то романе однажды дьявол сказал своему собеседнику: люди так часто оказывают мне услуги и совершенно безвозмездно, что я больше не нуждаюсь в покупке душ.

Думаете обличитель властного беспредела Немцов, сам изрядно облегчивший бюджет в свою бытность у власти, не компрометирует оппозицию? А Каспаров? Вы знаете, что "Хопёр-инвест" в своё время финансировал Гарри Кимовича? Глава "Хопра" Лев Константинов прозябает в Израиле, работая охранников супермаркете, а г-н Каспаров не бедствует до сих пор. И, кстати, Бахмина, за которую он так боролся, в своё время работала и в "Хопре" юристом.

Поэтому ВИН - это не проект. Это шизофрения.

"Хантер" пишет:
думаю что Новодворская работает на кремль, для того что бы своими высказываниями вызвать у простых людей полное отвращение к заподу и аппозицие

Я скорее поверю, что Новодворская искренне выражает свою позицию. Такой человек, как она, работать в системе, вызывающей острую аллергию, не сможет. Общался чуть-чуть с этими людьми (имею в виду власть.ру, а именно уровень принимающих решения реально), уж какое там ощущение классового-расового превосходства и собственной значимости даже у мелких винтиков - сразу вспоминается "Государство SS-Бургундия" имени Г.Гиммлера. Арт-богема в сто раз приятнее, честное слово.

Единственный способ быть в этой системе - начать чувствовать себя говном, быть говном, иметь мироощущения говна. Не случайно туда принимают только с компроматом. И поэтому там так много силовиков - разведчиков и контрразведчиков - это их образ жизни (особенность работы разведчика - вживание в среду разработки).

Поэтому, не думаю, что тетя Лера, при всей экзотичности своих взглядов,

а) человек, на которого можно найти серьезный компромат (про ее речения не говорю - это пропаганда или эмоциональные наезды) и

б) человек, способный вести образ жизни разведчика. Я, например, даже не пытался пойти на работу в такие структуры.

________________________________________________________________

Назад, в Москву-2042

Честно говоря затянуто. Такие вещи должны читаться на одном дыхании. Или уходить в рОман или повЕсть. А так ничего.

Красава. Прочел с упоением. Но слишком тягомотно, действия мало.

Так, а кто там из наших правозащитников как-то заявил: За нарушение прав человека надо расстреливать без суда и следствия? ))) Тоже Стомахин вроде?

Безвыходный утопический ад для нас, как я понимаю продолжения не будет. Даже самое большое восстание подавиться, эти два чурбана будут до конца своих дней ходить на завод, и умрут в картонных коробках. Или это новые Фидель и Че, которые решат судьбу мира?)))) Если так и рассказ перерастет в действительно живой, интересный, а не вялое ЭТО, то я бы почитал.

особого утрирования или вымысла не нашел

жизненно

10/10

"kv-astakhov" пишет:
в системе, вызывающей острую аллергию, не сможет. Общался чуть-чуть с этими людьми (имею в виду власть.ру, а именно уровень принимающих решения реально), уж какое там ощущение классового-расового превосходства и собственной значимости даже у мелких винтиков

Знаете ли, это от личности зависит. Я одно время с нашей местной арт-богемой имел возможность тесно пообщаться. Столько самомнения и мрази не видел в своей жизни. И повидал богатеньких нуворишей, которые думали, что весь мир (в т.ч. и власти) созданы только для одного, чтобы эти нувориши их скупили. И желательно подешевле. Я одно время в филиале московского торгового дома работал. Очень часто приходилось объяснять призежим московским менеджерам, что не всё покупается. И уж тем более за три копейки.

Да и эти гиганты духа и мысли, которые думают, что все дружно падут в ниц только при их появлении. И дикая злоба, когда так не происходит. Оттуда и начинается. "Россия, ты сошла с ума!", "Да, это, быдло, ногтя не стоит на руке Шендеровича, а они его не выбрали!" и т.п.

"kv-astakhov" пишет:
И поэтому там так много силовиков - разведчиков и контрразведчиков - это их образ жизни (особенность работы разведчика - вживание в среду разработки).

И сколько их же там? В процентном соотношении.

"гость из настоящего" пишет:

Я одно время с нашей местной арт-богемой имел возможность тесно пообщаться. Столько самомнения и мрази не видел в своей жизни.

Если арт-богема пересекается с этими (далее упомянутыми) манагерами - согласен.

"гость из настоящего" пишет:
И сколько их же там? В процентном соотношении.

Процент не так важен. Важно - кто на каких должностях. А на должностях руководства аппарата безопасности в организациях силовиков (бывших не бывает) - абсолютное большинство. Ведь в России закон что дышло, и именно аппарат безопасности рекомендует директорам, проводить или не проводить сделку, посадят или не посадят за нее, а если посадят - то есть ли у замдиректора по безопасности канал для отмазки конкретно по этому случаю. Вот и думайте. Или в торговых домах, где Вы работали - святое руководство?

________________________________________________________________

Назад, в Москву-2042

Вы тут смачно пререкались, что не хотел мешать вашей милой беседе, но, подобно Нине Андревой, не могу посту... пардон, промолчать.

Помню как уже в хоть и далёкие, но постперестроечные времена, мне один бывший партаппаратчик (реальный, из самых верхов, хоть и малоизвестный) сказал: все эти сказки по всесилье гебни - фигня. Мы эту чеку как хотели на х...ю крутили. На кого покажем, на того и бросались. А если бы попробовали не лаять по команде голос, то на место любой слишком много о себе воображающей шавки набежала бы толпа других псов. Из этой же стаи, но голодных. И разорвала бы её на мелкие куски. Потому, что мы - реальная власть. Мы решали кого куда посадить. В кресло или на нары. А они выполняли наши команды и сами мечтали попасть к нам. А попав у них появлялись другие интересы и другие цели.

Я его спрашиваю: а как же, типа там, мафии всякие ихние?

Он мне: вот именно, что мафия. Мафия - это бандиты. Богатые, сильные, но бандиты. Нарушители законов, которые устанавливает власть. Мы всё про них знали. Про что молчал один, стучал другой. Если гулеванили менты, то им укорот давали чекисты. Если наглели чекисты, то на них доносили менты. Баланс сил. Паритет. И наша задча была его удержать. И даже когда нас (это он КПСС имел ввиду) не стало, то они (там речь не только про КГБ шла) повели себя как лакей, чьего барина большевики на расстрел повели. И он теперь валяется на его кровати и пьёт его коньяк. Но ровно до того момента, пока большевики назад не вернутся.

Несколько выспренно, но он реальна, примерно, в таких выражениях говорил. Мужик, между прочим неплохие рассказики пописывал. И даже печатался под псевдонимом. И даже в самиздате. Сам не читал. Но человек, что нас познакомил, точнее у кого за столом сидели, врать не будет.

Путин своих тащит, не потому, что он выполняет задание чекистко-массонской ложи. Он тащит, тех кому может доверять. С кем не один пуд соли съел и не одну цистерну водки выпил, а также тащил лямку, когда никто и не подозревал, что он станет не то, что президентом, а хотя бы директором ФСБ. Или тех, кому ему эти люди посоветовали.

Я ради интереса посмотрел биографии председателей КГБ. Из 8 человек, только 2 вышли из системы. Все остальные никакого отношения не имели. Чебриков и вовсе хозяйственник. Крючков прокуроский. Главу ставили исходя из политической целесообразности.

С чего ты взял, что сейчас иначе. Вот подсидит Дима Вову и директором ФСБ станет бывший преподаватель римского права или начальник отдела кадров из Газпрома.

И враньё, что бывших не бывает. Бывает. Ещё как.

Быстрый вход