Изделие №300 Часть 1 глава 6

Уходя, Вальтер заметил, что один из охранников что-то записал себе в книжку, однако большого значения этому не придал, так как его внимание привлек громадный грузовик с мусором, который тащили быки.

Город выглядел просто фантастически. Нет, конечно, автомобилей кроме пресловутого мусоровоза не наблюдалось. Однако такой чистоты как среды, так и людей трехсотый никогда не видел, даже дома. Казалось, войны тут и никогда не было. Правда, зайдя за угол, Артём понял, что это не совсем верно, так как все же часть города была довольно разрушена, возможно, не обжита.

Первым делом надо было понять, какие тут порядки. Из письма было ясно, что город строился первыми, вышедшими на поверхность людьми, поэтому на останках прошлой памяти они смогли построить достойное общество. Вероятно, люди были из бомбоубежища Артёма, так как иерархия была схожа, но с гораздо большей свободой, можно сказать демократией на первый взгляд. Жители города отличались высокомерием и идеей о чистоте человека. Свой город они считали чистым. Отношение к Армии РФ никогда не выносилось наружу. Остальных же просто презирали. Это была вся информация, указанная в письме, к сожалению, больше о Гильдии не было ничего. Вернее было. В письме говорилось, где искать архив. Трехсотый подошёл к доске объявлений. Помимо мелких новостей на ней были написаны основные правила, обязательные к соблюдению жителями города. Там он нашёл то, чего боялся больше всего: «Комендантский час с десяти вечера. Исполняется практически всеми категориями граждан. Исключениями являются граждане, подходящие под категории 1 и 2.» Логично было предположить, что категория 1 – верхушка, а 2 – силовые структуры. Мысли бегали с огромной скоростью. Получалось два варианта: все делать днём, однако очень опасно так поступать или же раздобыть форму милиции...нет....с заведенной здесь номерной системой тоже не очень действенно. Ночевать негде. Придётся идти напролом – сумасшествие? Вальтер усмехнулся. Безумие было бежать из дома, безумие было становиться наемником, безумие было соглашаться на задание. А сейчас лишь просто сумасшествие. Без труда был найден стенд с картой города, где не менее легко нашлось здание администрации. Даже странно, что всё так легко.

Зданием администрации оказалась обычная городская дума. Легко её было найти лишь потому, что внутри была общественная приемная. Архив в бункере прямо под зданием. Вальтер вздохнул и пошёл внутрь. Хорошо пистолет остался дома, так как детектор сработал бы сразу же, прервав миссию в её начальном состоянии. Внутри было тесно и душно от стоявшей давки. Трехсотый скользнул к двери, на которой висел значок "Для персонала". Коридор оказался пустым. Такая легкость уже настораживала. Тихо пройдя вдоль стены, он вышел на техническую площадку. Оттуда можно было попасть в бункер. Окончательно уверовав в удачный день, Вальтер спустился вниз. Здесь была система охраны, однако дверь открыта. Или? Или тот скрежет шел отсюда? Открывалась дверь? Нет, ерунда, просто везение. По табличкам, висящим на стенах, можно было легко сориентироваться, куда идти. Вот и архив. Опять пусто. Холодный пот пробил юношу. «Это невозможно», - шептал он себе. – «В таком городе это невозможно». Но, тем не менее, происходящее было правдой.

Вальтер подошёл к компьютеру и в течение продолжительного времени старательно копировал всю информацию на диск. В виду малых размеров диска, для него заранее было вырезано отверстия в подошве, если специально там не искать, то найти почти невозможно. Неожиданно в голову пришла идея посмотреть список жителей, вдруг он сможет найти знакомую фамилию. Однако в городе таких не нашлось. Но был найден ещё один раздел: «Довоенные семьи Черты». Напротив большинства фамилий стояли надписи «информация отсутствует» или убиты. Изредка встречалось «проживают в Гильдии». Напротив некоторых было сразу несколько записей. Пролистав до своей фамилии, Артём замер – «Возможно, проживает один член/потомок семьи, данные требуют уточнения», «Приговор: убить».

Волосы встали дыбом. Неужели. Неужели он, правда, не один в сером мире, где солнце вечно находилось за тучами? Но убить? За что? Быстро пробежав глазами по остальным, трехсотый увидел аналогичный приговор у всех людей, кто не являлся гражданином города, и чьё существование было установлено или поставлено под вопрос. Гильдия чистила этот мир, стирая людей, как ластик стирает карандаш. Ещё немного и Кордон будет не нужен ей. Кордон, подвластный Дилеру. Может поэтому этот городок и нужно стереть с лица земли? Неплохая теория, только тогда неясно одно, почему местное правление не свергнет Дилера и не возьмёт под контроль город? Наверное, только он может грамотно и продуктивно руководить шахтами и рабочими. Или все же рабами? Вопрос. Однако это уже сдерживающий фактор для Гильдии.

В коридоре послышались шаги, сердце юноши оборвалось. Вот она – расплата за везение. Бежать некуда, значит нужно встретить опасность лицом.

- Стоять! Руки за голову! – охранник целился в голову Артема.

- Простите, я искал приемную.

- Молчать! Там разберутся.

Трехсотого отвели в тюрьму. Обстановка в камерах была лучше чем обстановка в домах Кордона и лучше намного. До блеска чистые стены и мебель. Вальтер задумался, а не остаться ли тут навечно, но сразу вспомнились пометки «Приговор: убить» и на душе стало не по себе.

Утром пришли новые охранники. Вместо приветствия один из них резким движением ударил Вальтера в живот. У того в животе всё перевернулось, словно он проглотил факел и пытался извлечь его наружу. Охрана хорошо знала своё дело. Несколько мгновений и они уже у начальства. Сытый начальник сидел за столом. В кабинете не было ничего лишнего, как и во внешнем виде командира охраны. Казалось, что если отвернуться, то сразу забудешь, как он выглядит.

- Присаживайтесь, юноша, и постарайтесь мне объяснить, от кого вы и зачем здесь? – голос звучал практически без интонаций.

- Думаете, я дам ответы на эти вопросы?

- Дадите, у вас выхода нет. Иначе следующий месяц, это срок до очередного допроса, будет худшим в вашей жизни. Хотя на эти вопросы мы ответы знаем. Послал вас Дилер, это очевидно, больше и некому. Добывали вы наши архивы. Прошу сюда носитель информации.

- У меня его нет. – Вальтер решил всё отрицать.

- Хотите сказать вы полагались только на память? Тогда вы ещё более бездарный наемник, чем я думал. Мы наблюдали за вами от самых ворот. Как же было забавно смотреть, как вы беззаветно верите в своё везение.

- Я полагался только на память, – трехсотый думал о том, что о тайнике в подошве уже должно было быть известно.

- Логично, откуда в таком отсталом месте компьютер. Однако… обыщите его и его камеру.

Пока Артёма обыскивали, начальник процедил сквозь зубы: «надо было камеру по-другому ставить». Эта фраза от слуха юноши не ушла, и он понял, что им неизвестно о диске. Обыск ничего не дал.

- Имя? – допрос продолжался.

- Нет.

- Отлично, не хочешь говорить, не говори. В специальные камеры его. Вещички снимите, чтобы не запачкал.

Новая камера была полной противоположностью старой. Грязные стены, покрытые слизью, на полу произрастал мох. Но всё это меркло перед тем, как содержался пленник. Что это была за еда и еда ли, неизвестно. Каждый день на нем проверяли различные приборы, такие как электрические шокеры, маленькие огнеметы, а так же различные древние орудия пыток. Пытки были настолько искусны, что никаких постоянных следов от них не оставалось, но боль при этом была просто сумасшедшая. Каждый раз, когда приходило время выйти из камеры, Артём просто хотел умереть. Умереть, чтобы не ощущать это вновь, однако палачи даже не давали ему потерять сознание. Большая часть месяца просто выпала из памяти, смешавшись в одну общую грязную массу в голове. Все, что он помнил, это боль и его крики, стоявшие в ушах, словно они были чужими, настолько голос не был похож на его. Многие бы сошли с ума, но не он. Здоровье, вернее его остатки выручало трехсотого день за днем.

Но к концу месяца всё изменилось, Артёма снова перевели в хорошую камеру, начали кормить, разговаривать с ним, разрабатывая слегка забытую речь. Сознание возвращалось, тем не менее, голова ещё работала не полностью. Апогеем стало возвращение одежды, а также пришедший парикмахер.

И вот он снова Вальтер, сидит перед тем же начальником охраны, хотя возможно это был уже другой чиновник, такой же безликий, с таким же голосом без интонаций.

- Имя?

- Вальтер.

- Цель миссии?

- Добыть архивы Гильдии.

- Кто отправил?

- Дилер.

- Место вашего проживания?

- Кордон.

- Место рождения?

- Бомбоубежище.

- Ты выходец из подземелья? - охранник отложил ручку и удивленно посмотрел на юношу. - Так что тебя понесло в Кордон? Любой выходец подземелья имеет право на гражданство в Гильдии. А теперь ты преступник, однако в виду твоей наивности перед незнакомой Чертой, Гильдия дарит тебе свободу, но с изгнанием из города. Так же ты вносишься в список смертников. Попадешься на глаза нашему – смерть. А пока живи, пока мы вам ещё разрешаем жить. Срок, чтобы покинуть город полчаса. Отпустить его, – последнюю часть монолога начальник предназначались для удивленного секретаря, - он свою роль ещё сыграет, на нашей стороне. Сам знаешь, что и звать его Артём и носитель у него в ботинке. Жаль, малый не помнит, что всё уже нам рассказал, лишь бы мы его не били.

Уходя, Артём мог бы услышать эти слова, но его состояние не позволило это сделать. Он вышел из здания, и его довели до ворот, которые тут же захлопнулись за спиной. Шаги делались на автомате, мыслей не было. Не было ничего. Он просто шёл. Шёл вперед, не останавливаясь на ночлег. И, наконец, он пришёл, но не в Кордон, а домой, к огромным литым воротам. Артём бил по ним кулаками, надеясь, что дверь отворится. Но ворота величественно молчали, ни звука, ни шороха. Когда руки были разбиты в кровь, трехсотый упал на колени и рыдал, рыдал, рыдал…

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 2

Быстрый вход