Изделие №300 часть 1 глава 13

В итоге караван отправился на час позже запланированного. На этот раз Иван не поскупился и собрал приличную исследовательскую бригаду, он понимал всю важность похода для него, как практически для монополиста (мелкие одиночки не в счёт, они занимаются только разовыми клиентами, но никак не поставками товаров в промышленных масштабах). Кроме Вальтера и Мельхиота, здесь присутствовали ещё пятеро наемников, находившиеся в иерархии гораздо ниже юноши. Так уж сложились их судьбы, что, не смотря на зрелый возраст, они все ещё плелись в хвосте везунчиков. Ещё четверо – ученые. Картограф, биолог, геодезист и техник, уже знакомый трехсотому по предыдущему походу, номинально он являлся главой кампании. Вооружение так же было достойно внимания: чистенькие ружья и пистолеты, способные отстрелять ещё не один патрон, давали огромное преимущество перед кочевниками, а один из наемников и вовсе нес в руках автомат, единственную свою гордость. Подобное снаряжение делало отряд крепким орешком для врага. Кочевники набрасывались на столь сильных соперников разве что от отчаяния. А Гильдия и Армия являлись редкими гостями в такой глуши.

Мельхиот молча сидел на повозке и следил за тем, как погонщик гнал быков вперёд туда, где не был даже Хан, где ещё не было власти Черты. Он знал, что не вернется в Кордон, как минимум месяц, а может и больше. Иван сказал, чтобы без результата не возвращались, и они будут искать другие поселения, конечно будут. Взору открывалась совсем уж безрадостная картина. Песок да камни и только местами росли чахлые кусты в окружении нескольких пучков жухлой травы. Вдали виднелась небольшая гора, там располагалось Кладбище. Напротив скалы можно было узреть город, то самое радиоактивное поселение кочевников. «Бедные люди» - подумалось мальчику – «никогда им не быть счастливыми, никто не приведёт их к Богу, разве что я…».

Вальтер тихо пел гимн страны, ему так хотелось петь что-то другое, да ничего другого он не знал, поэтому приходилось мурлыкать себе под нос до смерти затертую мелодию. Ему казалось, только вчера он встретил Хана, хотя в масштабах планеты это и было вчера, если не секунду назад, правда вот неизвестно, нужно ли это понятие - планета. Дикое везение встретить столь хорошего человека в столь жутком мире, слишком хорошего. А ведь ещё на другой стороне телеги сидит Мельхиот, тоже хороший, только глупый. Артём облокотился на мешки и закрыл глаза, как хорошо, когда дежурят другие, можно и вздремнуть, набрать давно растраченные силы.

Первая часть пути пролегала уже по известному маршруту, поэтому можно было не опасаться за встречи с оборванцами. А хищные звери в округе практически не встречались. После войны, первым делом начали вымирать травоядными, оставшиеся без корма. По законам биологии, следом последовали хищники и только за ними насекомые. Быки же, таскавшие караваны, являлись потомками быков, забранных людьми в бомбоубежища. Государство считало, что они будут полезными животными после выхода наверх, однако оно не учло, что за годы войны растений осталось совсем мало, и кормить их было нечем. Люди тоже понимали полезность сильных животных, поэтому искали им еду буквально всюду, в итоге популяцию удалось сохранить, но их шерсть окрасилась в кирпичный цвет. Остается заметить, что подобный окрас был только у животных Кордона, а у Армии РФ и Гильдии рогатые внешне не отличались от довоенных. В целом, люди и быки занимали первое и второе место соответственно по численности среди живых существ, не считая совсем мелких насекомых. Встреча с остальными животными являлась настоящей редкость, поэтому об их существовании рассказывали много пьяных историй, а их внешний вид, описанный в подобных рассказах, имел мало общего с реальным, настолько мало, что пчелы, о которых говорил Хан, порой казались маленькой проблемой.

Проснулся Вальтер от крика одного из подчиненных. Справа от каравана, на горизонте, кружило что-то непонятное, но живое. Расстояние, как объяснил биолог, было безопасным, но у трехсотого возник вопрос, а чем собственно питалось это. Ответа никто не знал, но слухи говорили о похищениях людей. Все возможно в этом безумно мире.

Все размышления путников были прерваны ужасным ревом. Путники в неподдельном ужасе пригнулись, но любопытство взяло верх и они вгляделись в небо. Там было на что посмотреть. Огромная машина летела над пустыней. Зрелище, в самом деле, было столь великолепно, что люди застыли в благоговейном страхе. Никто и никогда не видел подобного, и лишь Артём прошептал: «самолет».

- Это же та самая машина, о которой ходят легенды, значит правда, что люди умели летать. – восторженно заорал техник.

- Во-первых, говори тише. Во-вторых, глупо отрицать полёты человека, ибо война велась гораздо более высокотехнологичным способом – перебил его Вальтер. – и к слову, самолет кому-то принадлежит и этот кто-то сейчас наделен огромным преимущество. Полагаю, это не кочевники. Уходим быстрее.

Пустыня Черты соблюдала все законы старого мира, поэтому даже вечером стояла обманчивая жара. Обманчивая, потому, что ещё через час или два температура падала почти до нуля и ночевка превращалась в сущий кошмар. В прошлый поход, Артём как-то не обратил на это внимание, видимо, был слишком разгорячен, но сейчас его очень сильно трясло. Он оказался не готов к подобной погоде. Надо было срочно разбивать стоянку. Минировать подходы не стали, ибо не было уверенности в агрессии окружающей среды, а разминирование обратно заняло бы слишком много времени.

Мельхиоту тоже приходилось нелегко, у него ещё держалась легкая температура от воспаления, однако всё равно он чувствовал себя лучше, поэтому ему пришлось помогать старшему товарищу, отвлекая его разговорами. Впервые они разговорились по душам. Артём рассказывал мальчику о своем детстве, о подземке, причем рассказывал то, что ещё никому не говорил. За хорошей беседой ночь пролетела незаметно.

«Кажется, план Хана работает» - поднимаясь, лениво подумал Вальтер. Он потянулся и совершенно неожиданно увидел на горизонте человека, махавшего ему рукой. Трехсотый зажмурился и помотал головой. Человек исчез. «Странно, либо у меня галлюцинации, либо Армия следит за ним. Хотя это реально, мы же рядом с их территорией, а экспедиции, как оказалось, нужна не только нам» - размышлял трехсотый.

- Вальтер, пора выходить. Время не ждёт. – один из охранников вьюнов вертелся вокруг юноши.

- Если собрались, выходим.

Подобным образом прошла вся последующая неделя. Днём Артём и Мельхиот спали в телеге, ночью болтали обо всё подряд. Единственная сложность, с которой столкнулись путники, это отвалившиеся колесо. Для такой большой экспедиции это не являлось проблемой. Порой участники каравана просили у Мельхиота почитать им Библию, и в такой момент Вальтер исчезал из поля зрения. Он бродил по округе, вспоминая прошлое, размышляя о будущем. Он обдумывал, как ему себя вести, с кем сражаться, а кому помогать. Прогнуться под Армию, или погибнуть на месте? Хотя какая разница? Цивилизации нет, а значит, гуляй, пока душа просит. А ночью вновь продолжались разговоры.

Но в конце недели произошла необычная история, на караван напал тигр, обычный тигр. И особых проблем он не принёс, так как был сражен меткой пулей одного из охранников. Однако, откуда он здесь? Неужели животные, следуя инстинктам, перебираются туда, где им комфортнее? Не могли же твари из зоопарков так расплодиться, они и выжить то не могли в войну. Значит, пояса съехали, потому и климат так изменился. Картограф был в диком восторге, считая, что теперь познал всё в этой жизни. А Вальтер тихонько запоминал его слова, чтобы вечером записать и предоставить Армии отчёт. Их двоих, больше всех поразило открытие, так как остальные мало представляли, что всё это значит. «Был бы Хан, он бы тоже оценил» - вдруг вспомнил о старике Артём. Ему стало скучно без своего наставника и друга. Сильно он привязался к нему. А впереди было ещё много недель пути и никакой надежды на скорую встречу. «Ну, что же, зато более самостоятельным стану, путешествие интересное намечается» - так размышлял Вальтер, и он не ошибся.

А вечером у него состоялся диалог с руководителем караваном.

- Вот скажи, мы куда-то идём, а что мы там ищем? – сидя у костра заговорил трехсотый.

- Наша цель найти поселение, или ограничить зоны путешествия. – формальный лидер растянулся рядом с огнем и вдумчиво наблюдал за искрами, стреляющими вверх.

- В смысле?

- Смотри. Ракеты же не везде били, вот в Черте, почему жизнь хорошая? Потому что сюда не одна бомба не попала. Ну, в Кладбище, там черти что, а в целом территория незаразна. Поэтому здесь собрались люди. А Черта, она почему так называется? Твой друг однажды забрел очень далеко и его счетчик Гейгера просто взбесился, значит там ракета была или ещё что и рядом уже никто не селится. Не повезло ему, что счётчик он нашёл уже после своего заражения. Так вот, с тех пор он как бы черту провел, куда идти нельзя. Но это по ту сторону Кордона. В сторону Гильдии мы сами идти боимся, они нас перехватывают. В направлении города, тоже большого смысла идти нет, через него товар возить очень неудобно, однако, Иван вторую экспедицию хотел вокруг него пустить. Всё возможно. Ну и четвертый путь это территория Армии, мы для них мошки и нас не трогают. Так следят только, думаю, ты заметил.

- А вы знали?

- Конечно у них это нормальная практика. А наша практика, узнать, как далеко тянется Черта. Может вон за тем холмом уже всё заражено, ну это я так, теоретически.А вообще, тебе это знать положенно. Двадцать лет топчешь эти земли и никогда не интересовался. Эх, наемники... Ну ладно, главное наконец задание мне по душе…эх... Давай, Вальтер, иди спать, а то днем опять в телеге проваляешься всю дорогу. – ученый завернулся в грязное одеяло и по крайней мере сделал вид, что спит.

- Угу – Артёму захотелось отвлечься от набегавших мыслей, поэтому он пошёл на крайний для себя шаг. Он отправился слушать чтение Мельхиота. Не для того, чтобы понять, для того, чтобы забыться.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 4

Быстрый вход