Я Иной. Часть пятнадцатая

Первыми ко мне вернулись запахи, а точнее один, но легко отличимый «аромат» разлагающегося мяса. Где – то рядом противно закаркала ворона – значит и со слухом у меня всё в порядке. Теперь осталось только открыть глаза и понять, где я, собственно, нахожусь. На память надежды не было, так как последним эпизодом моих воспоминаний был разговор с каким – то лысеющим мужиком, на одном из Рязанских заводов. А здесь, судя по лёгкому дуновению ветра, всё - таки улица.

Решив не затягивать, я тут же выполнил задуманное, но делу это не сильно помогло. В метре от меня лежал уже немолодой мужчина, уставившийся в небо мёртвыми глазами. Тёмно – синие вены, легко различимые на бледном лице, выглядели жутковато, но в остальном это был обычный мертвяк, каких сейчас много ходит по миру.

Вставать не хотелось, но и лежать тут всю жизнь тоже не вариант. Напрягшись, я не без труда сумел перейти в сидячее положение, за что тут же поплатился сильным головокружением и неприятным покалыванием в левой руке. Стараясь не обращать на это внимание, я посмотрел по сторонам, и увиденное меня не обрадовало.

Широкая площадь со странным памятником в центре, вокруг него несколько скамеек для отдыхающих, по соседству пара ларьков с разбитыми стёклами и оранжевая машина аварийной службы, замершая около одного из фонарных столбов. Вокруг меня во всевозможных позах лежало несколько десятков тел в разной степени разложения, но с одинаковой сеткой синих вен, опутывающих лица руки заражённых.

Чем – то это напоминало утро после шумной вечеринки, в которых я, при жизни, частенько принимал участие. Как назло это я помнил довольно хорошо, а вот последние события буквально вылетели из моей больной головы. Кстати, рука у меня уже прошла, что, конечно, не могло не радовать. Постепенно начали возвращаться крупицы воспоминаний, но этого было слишком мало, что бы воссоздать всю картину. Вроде бы я куда – то спешил, потом что – то искал, опять бежал, а потом вдруг отключился. Если это так, то я мог просто отлежать руку, неудачно на неё упав. С головой тоже всё понятно – приложившись о камень мостовой, глупо ожидать другого эффекта. Пощупав лицо, я понял, что оно у меня будто онемело.

Тоже не сюрприз, чего – то подобного я и ожидал.

В этот момент, чуть в стороне, я заметил высокое здание за солидным забором, показавшееся мне до боли знакомым. Не знаю почему, но оно ассоциировалось у меня с тёмными коридорами и невменяемыми людьми. В следующую секунду у меня в мозгу будто что – то щёлкнуло, и все недавние события пронеслись перед глазами чередой бессвязных картинок.

Вот я еду с Нефёдовым по мёртвому городу, устраиваю бойню в офисе и получаю заслуженное вознаграждение в виде нескольких кусков ещё тёплого мяса, сохраняю жизнь какому – то мальчишке, бьюсь один против толпы агрессивных мертвецов и ищу документы в схроне ненормального спасателя.

Вспомнив всё это, я подскочил как ужаленный. Нефёдов ждал меня с документами к сегодняшнему утру, но срок, наверняка, уже давно истёк. Он, вероятно, уже вернулся на завод и сейчас докладывает о моей подставе. А этот лысеющий мужик, он же полковник Жаров, решит, что я сбежал, наплевав на людские проблемы. А ответить за мой косяк придётся всей группе, томящейся в соседней подсобке, так что далеко за ними ходить не надо.

Всё это я додумывал уже на ходу, стремглав несясь через площадь и лишь чудом не спотыкаясь о развалившихся повсюду зомби. Боль лишь притупилась, а вот слабость в теле довольно быстро прошла, стоило мне по - настоящему напрячь мышцы. Довольно быстро миновав почти пустую дорогу, я обогнул перегородивший её грузовик и помчался дальше, по уже изведанному маршруту.

Как бы там не получилось, но других вариантов, кроме как вернуться на завод, мне в голову не приходило. Может Жаров решит ещё немного подождать или просто отвлечётся на более важные дела, отложив расправу над моей группой на более поздний срок. Вот с Нефёдовым сложнее – он привык чётко исполнять приказы и наверняка уехал тут же, как только истекло отведённое мне время. Но мой путь всё равно обрывается у кафе, так что заодно и посмотрю, есть там кто – то или все уже свалили.

Маленький шанс всегда остаётся, ведь могло что - то случиться с машиной или возникла какая – то другая причина, из – за которой солдаты были вынуждены задержаться. Такое и раньше могло случиться, а уж после Катастрофы и подавно. Надеюсь, что это так, иначе до завода мне придётся добираться самостоятельно. Да и дорогу, когда ехал в машине, я не особо запоминал. А это, если не ошибаюсь, треть, если не больше, всего расстояния от кафе до больницы. Прямо как задачки по математике с пунктами «А» и «Б», которые я так не любил в школе.

Вот так, стараясь пока думать о всякой ерунде, я бежал уже третий час. Пели какие – то птички, яркое солнце слепило глаза, а небо было ясным и чистым, без единого, даже самого маленького облачка. В такую погоду хорошо на природе отдыхать, шашлыки жарить да всякое зверьё, типа белочек и зайчиков подкармливать. Хотя нет, откуда у нас тут взяться зайцам? Давно их не видно, видимо все уже выродились с такой – то экологией. Вероятно, виной таким мыслям об ушастых был большой рекламный щит, мимо которого я как раз пробегал. На нём был изображён кролик в жилетке, с большими часами в лапе и очень хитрым взглядом. Его я сразу узнал – это был персонаж из одной, когда – то прочитанной мной, книги. Только теперь ушастый рекламировал услуги, какой – то страховой фирмы, что, впрочем, меня не сильно удивило.

Кстати, помнится, этот грызун всё кричал: «Ах, боже мой, боже мой! Как я опаздываю». Я его понимаю, в такой ситуации мне и самому впору кричать то же самое. Только в отличие от ушастого, мне надо не до ближайшей норы бежать, а отмахать половину города, да ещё и постараться при этом не нарваться на новые проблемы. У него ещё часы есть, а я этой полезной вещицей обзавестись так и не догадался. А зря, сейчас хоть бы немного смог ориентироваться во времени.

Отвлёкшись на ерунду, я едва не споткнулся об очередного мертвяка, в наглую разлёгшегося прямо поперёк дороги. Пожалуй, совсем уж уходить в свои мысли тоже не стоит, нужно быть немного сосредоточенней. Тем более я уже достиг кафе, а там, даже если солдаты уже уехали, я по любому сделаю небольшой привал.

Спустя примерно час, я выскочил на уже знакомую мне улицу, при этом невольно увеличивая скорость. Решил сделать последний рывок перед запланированной остановкой, так как силы уже понемногу начали убывать. Вот уже впереди замаячил фасад кафе, с широкой верандой, увитой искусственными цветами и выбитыми стёклами, не сумевшими сохраниться после массового мародёрства горожан.

К моей великой радости, пополам с немалым удивлением, оба джипа военных стояли на тех же местах, где их и припарковали водители перед моим уходом. Мне это было прекрасно видно, так как роль забора здесь играла несолидная, примерно метр в высоту, железная оградка, способная остановить разве что самого тупого и медлительно мертвяка.

С другой стороны, поблизости других зданий нет, и обзор, опять же, неплохой. Дорога рядом, так что в случае серьёзной угрозы, вояки бы легко могли запрыгнуть в джипы и умчаться на свою территорию. В общем, как я уже и говорил, не мне за них решать. Главное, что они здесь, а остальное не так уж и важно.

Почему – то я начал себя успокаивать, хотя причин для волнения, вроде бы, не было. Но всё же меня не оставляло странное предчувствие, сродни тому, что появилось у меня, когда в заброшенном санатории на нас напал мутант. На всякий случай, оглядываясь по сторонам, я перешёл на шаг и вскоре уже поднимался по деревянным ступенькам веранды. Никаких постов ни на крыше, ни тут, я не заметил, а вот внутри основного помещения, около барной стойки, спиной ко мне стояли два бойца в камуфляже.

Замерев на пороге, я стал ждать их реакции, но те наглым образом меня игнорировали. Решив, что они просто не расслышали, я не придумал ничего лучше, кроме как просто постучать по растрескавшемуся косяку. Рычать побоялся, а то ещё неизвестно, как они на мой рык среагируют. Нервы сейчас шалят у многих, в полутьме и не разберутся, кого там нашпиговали свинцом.

Затея удалась, солдаты мгновенно развернулись, сосредоточив всё своё внимание на моей скромной персоне. Улыбка мгновенно слетела с моего лица, а рука, уже начавшая подниматься в приветливом жесте, замерла на половине пути. Передо мной действительно стояли бойцы из отряда Нефёдова – один крупный и выше меня на голову, другой помельче и без особых физических данных.

В здоровяке я узнал рядового Ткаченко, всю дорогу от завода досюда тыкавшего мне в рёбра своим автоматом. Вторым оказался Синицын, не желавший трогать мёртвую тушу санаторного мутанта, но при этом не побоявшийся почти что столкнуть меня с лестницы заводского корпуса.

Самое плохое, что к моему возвращению ребята стали уже другой породы. Немного зеленоватые, как у утопленников, лица, хорошо заметные вены, в этот раз фиолетового цвета и жуткие бельма вместо нормальных глаз, чётко давали понять, за какую команду теперь играют эти парни.

Мелкий был без повреждений, а вот у его напарника виднелись множественные укусы на руках и жуткая рана на горле. Но со спины это было не заметно, да и не приглядывался я к ним вначале. Всё это я успел подумать за те несколько секунд, которые потребовались мертвякам, что бы распознать меня по системе свой – чужой. Сделав для себя определённые выводы, они тут же озвучили для меня своё решение.

Угрожающе зарычав, заражённые одновременно бросились на меня, с перекошенными от злобы мордами. К счастью коридор между столами был не слишком широким и пройти, а уж тем более пробежать там вдвоём было весьма проблемно. В итоге они почти сразу столкнулись и бывший Синицын, не выдержав конкуренции более сильного товарища, отлетел в сторону, не слабо приложившись головой о добротный стол, так кстати подвернувшийся на пути.

Зато Ткаченко, ревя как раненый бизон, мгновенно сократил разделявшие нас метры. Меня спасли только улучшенные рефлексы и сильная любовь к жизни. Мозг ещё не успел дать команду, а тело уже само сместилось в сторону, уворачиваясь от несущейся на него туши. Если бы не этот манёвр, я бы сейчас уже лежал на полу со сбитым дыханием и нехилым грузом килограммов под сто.

Теперь же, когда первая атака провалилась, и моё удивление сменилось боевой яростью, наши шансы стали примерно равны. Будь это Ларги, я даже не стал бы напрягаться, а вот с Прэстами сталкиваться мне ещё не доводилось. Нет, я их, конечно, видел. Например, на рынке в Москве и в деревне, где нам довелось столкнуться с Владом. Но тогда рядом со мной были люди - их первичные противники и питательные рационы. Да и без причины на меня мертвяки нападают только здесь, в Рязани, а до этого у нас разве что из – за еды конфликты случались.

Все эти мысли пронеслись в моей голове за какую - то секунду, а потом я начал действовать. Схватив с ближайшего стола первое, что подвернулось под руку, я опустил своё импровизированное оружие на голову врага, уже начавшего разворачиваться в мою сторону. Как оказалось, под руку мне попалась бутылка из под вина, даром никому не нужная, и потому спокойно пережившая все месяцы Катастрофы. От удара сосуд разлетелся вдребезги, оросив нас обоих дождём из мелкого стекла, но мертвяк от моих потуг даже не поморщился.

Прошипев что – то угрожающее, Ткаченко начал размахивать огромными кулаками, постепенно загоняя меня вглубь помещения. Первый удар меня просто не достал, от второго лишь чудом увернулся, но третий был столь стремителен, что уйти от него я просто не успел. Мощный хук в челюсть едва не свалил меня с ног, но я устоял, хотя без последствий этот выпад не прошёл. В голове зашумело, в глазах появились чёрные точки, а в довершении ко всему я до крови прокусил язык, что совсем не придало мне оптимизма.

Наоборот, я понял, что глухая оборона в моём случае не вариант. Рано или поздно мертвяк просто загонит меня в угол и там будет пинать до тех пор, пока я, наконец, не сдохну от многочисленных травм. Такой исход меня не прельщал, так что следовало срочно менять тактику. Быстро стянув перчатки, отбросил их куда подальше и вновь попытался перейти в наступление. Увернувшись от очередного взмаха, я тут же кинулся вперёд, полоснув когтями по лицу солдата.

Мои лезвия, ставшие с недавних пор ещё длиннее и опаснее на вид, пропахали его лицо ото лба до подбородка, немного охладив пыл зарвавшегося мертвяка. Убить, конечно, такая рана его не могла, а должна была лишь ненадолго задержать, что бы у меня было время сообразить, как прикончить этого гада, но всё получилось даже лучше, чем я ожидал. Из рассечённой кожи мертвеца потекла бурая слизь, назвать которую кровью можно было лишь с очень большим натягом.

Мерзкая жидкость начала заливать заражённому глаза, окончательно сбив его боевой настрой. Напрочь забыв обо мне, Ткаченко замер на месте, и начал неистово тереть глаза. Получалось у него плохо и в итоге он просто размазал эту дрянь по всей морде, назвать которую лицом у меня язык не поворачивался. В этот момент я понял, что это идеальная возможность, и другой такой уже точно не будет. В следующую секунду я приложил его ногой по колену, вложив в удар всю имеющуюся силу. Не выдержав столь подлого приёма, новоиспечённый Прэст начал оседать на пол, всё так же держась руками за лицо.

В памяти неожиданно всплыло негласное правило, согласно которому дерущимся запрещалось добивать беззащитных противников. Но я даже не сталь пытаться развить мысль, сразу же признав эту информацию устаревшей и не актуальной. Мораль, благородство и общепринятые нормы остались в том, относительно безопасном и комфортом мире, о котором все уже благополучно успели забыть. Этот фарс уже не катит, сейчас играют другие пьесы.

Как бы то ни было, но именно сейчас совсем не тот случай. Если среди встреченных мной людей есть те, кто действительно должен жить, то среди мертвяков мне такие экземпляры ещё не попадались. Их надо убивать сразу, при первой же возможности, ибо этим поступком любой лишь окажет им неоценимую услугу. Странная у меня, конечно, позиция, учитывая, что я и сам - то не совсем человек. Но возможно причина моей агрессии заключается в том, что я просто не хочу считать их собратьями. А раз они мне не друзья, значит кровные враги, которых нужно истреблять по мере сил.

Вспомнив об одном таком враге, я кинулся на Ткаченко и, зарычав во всю мощь лёгких, свернул шею начавшему уже оклёмываться солдату. Всё, этот готов. Наберись по миру сотня таких же как я и из нас получился бы элитный отряд по борьбе с некро – фауной, но я единственный в своём роде, так что и бремя это мне придётся нести в одиночку.

Порадоваться победе, мне, конечно же, не дали. За спиной раздался быстрый топот и уже в следующее мгновение мёртвые руки обхватили меня сзади, довольно умело зажав мою шею в «замок». Сначала я растерялся, но когда чьи – то зубы впились мне в плечо, мозг от такого стимула заработал гораздо быстрее.

Нанеся несколько ударов головой назад, я не без удовольствия отметил, как хрустнула переносица врага, а потом, напрягшись, сумел таки расцепить мертвецкий захват. Вывернувшись из объятий заражённого, я добавил ему локтём в живот, только ради того, что бы хоть немного выпустить зашкаливающий адреналин, после чего развернулся, дабы покончить уже с затянувшейся потасовкой.

Как я и предполагал, атаковал меня рядовой Синицын. А кто, собственно, мог ещё в два прыжка до меня добраться, если поблизости были только эти два брата – акробата? Очухался, дружок, и решил заступиться за товарища. Ладно бы только это, так ещё и укусил, зараза. Вцепился так, будто я какой – то деликатес, да ещё и скалится в наглую, даже не устыдившись своего поступка.

Куртка, пережившая всего за несколько дней целый ряд испытаний на прочность, и в этот раз меня не подвела, сведя на нет все старания этого гадёныша. И вот как с ними после этого дружить, если они и сами во мне ничего родного не видят. К слову мне Синицын и раньше не нравился, хотя знакомство наше было довольно условным, а теперь он со своими выкрутасами окончательно упал в моих глазах.

Будто уловив мой настрой, мертвяк что – то зашипел на своём языке, мне, к сожалению, не понятному, но получилось у него совсем не убедительно, и мне даже показалось, что это больше похоже на извинения. Посочувствовав его стараниям, я решил ответить, но уже на своём языке, который, как ни странно, все прекрасно понимают. Молниеносно схватив рядового за испачканный камуфляж, я толкнул довольно лёгкое тело в сторону ближайшей стены. Зацепив по дороге пару стульев, боец растянулся на полу, но я уже был рядом, с удовольствием готовый помочь, так как не любил оставлять дела не завершёнными.

Поставив вяло сопротивляющегося зомби на ноги, протащил его немного вперёд, после чего пару раз приложил головой о стену, решив проверить прочность здешней конструкции. Естественно она не развалилась, а вот о голове мертвяка я бы такого не сказал. Уже после второго удара что – то громко хрустнуло и Синицын, щедро сдобрив стену кафе дурно пахнущей слизью, вытекшей из его головы, окончательно сник, завалившись на пол как бездушная кукла, с которой владелец по какой – то причине вдруг расхотел играть.

На всякий случай посмотрев по сторонам и убедившись, что других служивых поблизости не наблюдается, я поставил на место перевёрнутый убитым стул и, усевшись на него, стал размышлять. Мыслей было много и одна другой веселее, но я решил начать с главного. Первым делом нужно было понять, что здесь произошло, потом решить, как мне добираться до завода, учитывая то, что дорогу до него я и не думал запоминать и, на сладкое, оставалась проблема добычи пищи.

Скудный паёк, предложенный мне не так давно больничным психом, я съесть не догадался, а то мясо, которым поделился один из зеков, по всей видимости ушло на улучшение организма и, как мне кажется, в первую очередь на залечивание того пулевого отверстия, которое, щедрый на подарки бандит, сам же мне и оставил. Правда регенерация тогда прошла уж слишком быстро, но я ведь тоже постепенно развиваюсь, а такой особенности, как самоизлечение, внимание должно уделяться в первую очередь.

Я ещё раз посмотрел на упокоенных мертвяков, на царящий вокруг бардак и настежь распахнутую дверь, через которую недавно вошёл. Скорее всего, дожидаясь меня, солдаты случайно привлекли внимание заражённых, а те, в свою очередь, начали осаждать кафе. Скорее всего среди нападавших было много Прэстов, так как от медлительных Ларгов, сплочённая и хорошо вооружённая группа вполне бы могла отбиться. Но даже эта версия не кажется правдоподобной, ведь ни у входа, ни в самом помещении я не видел не одного застреленного зомби.

Может к ним вообще вломился сильный и быстрый мутант, покромсал всех и ушёл восвояси, предварительно слегка пожевав рядового Ткаченко? Пускай это будет рабочая версия, но тогда куда делись остальные бойцы во главе с сержантом Нефёдовым? Либо они сумели отсюда выбраться и просто удрали, бросив двух бойцов на произвол судьбы, либо тоже погибли, а после воскрешения решили поохотиться в другом месте. Скорее второе, потому что мне слабо верится, что военные, забыв про машины, предпочли пешую прогулку по замертвяченному городу.

Кстати о прогулке – мне бы тоже не помешало подумать о предстоявшем путешествии. Не знаю, боится меня Жаров или просто решил перестраховаться, но на выданной им карте нужный мне завод не отмечен. Значит придётся действовать на авось, тыкаясь в ворота каждого похожего здания, которых здесь, к сожалению, довольно много. Что поделать, это промышленный город, а значит и предприятий тут должно быть немало. Но это ладно, по некоторым признакам я, допустим, нежный объект найду. А вот что дальше, ещё большой вопрос.

Просто постучать, понадеявшись что охрана спокойно пустит меня на территорию, даже не о чём не спросив и не потребовав снять маску, для установления моей личности? Разгильдяйство в России, явление обычное, но не до такой же степени. В лучшем случае меня просто пошлют куда подальше, а в худшем я просто получу пулю в лоб и буду ещё долго отдыхать в ближайшей канаве, совершенно справедливо расплачиваясь за собственную глупость.

От этих мыслей на душе стало тоскливо, а есть захотелось ещё больше. Хорошо, раз мозговой штурм провалился и не на один вопрос я нужного ответа не знаю, придётся отложить их на потом и вновь перейти к физическим нагрузкам. Следует тут всё хорошенько обыскать, а уже потом отправляться в путь.

Можно было, конечно, сразу начать с осмотра, но после длительной пробежки и последовавшей за ней драки я окончательно вымотался, и эти несколько минут спокойствия мне были просто необходимы. Зато теперь я буду искать не только оставшиеся от солдат продукты, но и их карты, на одной из которых может быть обозначена «резиденция» Жарова. Эта идея пришла ко мне в голову только что, и сейчас я очень гордился своей догадливостью. Заодно, возможно, найду ещё какие нибудь следы прошедшей схватки, хотя вряд ли это мне чем – то уже поможет.

Сначала я пробежался взглядом по столам, но ничего интересного там не обнаружил. В основном они были заставлены грязной посудой с давно уже сгнившей едой, но два крайних стола, расположившиеся в глубине помещения, явно выпадали из общего ряда. На них стояли початые бутылки с минеральной водой, несколько пустых упаковок из - под еды, видимо изготавливающиеся специально для армии, так как в магазинах я таких ещё не разу не видел. Рядом лежали три автомата и пластиковая утварь в виде вилок и стаканчиков, заменяющая в тяжёлые времена нормальную посуду.

Что бы утолить сильную жажду, донимавшую меня последнее время, я допил воду из всех четырёх бутылочек, что стояли на столе и сразу же почувствовал себя намного счастливее. Здоровую пищу жидкость не заменит, но надо же с чего то начинать . Потом, на всякий случай, заглянул под столы. Под одним из них обнаружился ещё один автомат, брат-близнец тех, что сейчас лежали на столе, но поднимать его я, естественно, не стал. За барной стойкой, тоже ничего интересного не нашлось, зато рядом я обнаружил узкий коридорчик.

Пройдя по нему немного, я замер в нерешительности. С обеих сторон по хлипкой фанерной двери, которые неплохо бы проверить, прежде чем следовать дальше. Правая открываться наотрез отказалась, а вот левая поддалась, с лёгкостью впустив меня в полутёмное помещение. Это была небольшая кухня, которую, по всей видимости, не посещали ещё с первых дней Катастрофы.

Никому не нужная посуда навеки замерла на широком столе, из холодильника тянуло какой – то кислятиной, из –за чего дышать этим, и без того спёртым, воздухом, не было никакой возможности. Солдатам, как мне кажется, это помещение было без надобности, а значит и мне тут делать нечего.

Убедившись в безопасности обеих комнат, я пошёл вперёд, но дальше коридор заворачивал вправо. Что там таится за поворотом, я не знал, но на всякий случай был готов ко всему. Медленно выглянув из – за угла, я понял, что осторожность тут как раз к месту. Через несколько метров коридор обрывался, заканчиваясь тупиком в виде закрытой двери, на вид гораздо более крепкой, чем две предыдущие. Рядом, ногами к двери, лежал упокоенный труп в потрёпанном камуфляже. В голове мертвеца были хорошо видны два пулевых отверстия, вокруг тела образовалась кровавая лужа, уже начавшая постепенно подсыхать, да и стены, усеянные мелкими красными каплями, назвать чистыми я бы теперь побоялся.

Двигаясь как можно осторожнее, я аккуратно перешагнул тело и оказался у самой двери. Подёргав ручку и убедившись, что она заперта, я уже собрался было вернуться в основное помещение ни с чем, но в этот момент с той стороны послышалось едва уловимое шуршание. Идей не было, так что я просто стукнул несколько раз по деревянному покрытию, впрочем не особо надеясь, что мне отопрут. Может там просто таракан пробежал, а я пытаюсь выдать желаемое за действительное.

Старался я не зря – результат себя ждать не заставил, хотя был он совсем не таким, какой я ожидал. За дверью кто – то закряхтел, а потом меня откровенно послали, но очень знакомым голосом. Причём сделали это с чувством, отправив меня куда подальше несколько раз, да ещё и по разным адресам. Да, больно хамоват оратор для насекомого. Так высказаться может только человек, у которого в жизни что – то не ладится, а сейчас как раз такой случай. Так что я совсем на него не обиделся, наоборот, был очень рад обнаружить здесь спасшегося.

Но, тем не менее, вечно слушать высказывания увлёкшегося грубияна я не мог, поэтому был вынужден со всей силы ударить по двери кулаком, дабы слегка остудить пыл увлёкшегося человека. От удара преграда затрещала, а с той стороны вдруг стало удивительно тихо. Это было как раз то, чего я и добивался, а теперь пора приступить ко второй части моего нехитрого плана. Подумав пару секунд, я простучал знаменитую когда-то кричалку «Спартак – чемпион», и замер, ожидая ответной реакции.

Некоторое время всё было тихо, а потом сиплый голос произнёс:

- Мутант, это ты?

Конечно я, кто бы ещё на протяжении десяти минут вытанцовывал тут перед дверью, как последний дурак. Но вот как объяснить это с помощью жестов, да ещё человеку, который меня не видит, я так и не придумал. Пришлось импровизировать, несколько раз громко хлопнув в ладоши. Вроде как поаплодировал человеческой проницательности, чего обычные зомби точно никогда не сделают, даже если у них на это хватит мозгов.

Ещё пара минут молчания, потом послышался какой – то топот, будто сидящий взаперти человек переступал с ноги на ногу, разминая затёкшие мышцы, и вот, наконец, дверь начала медленно открываться. Давно потеряв терпение, я не выдержал и со всей силы рванул её на себя, о чём, впрочем, сразу же пожалел.

На пороге маленькой комнатушки, на проверку оказавшуюся обычным туалетом, стоял сержант Нефёдов собственной персоной. Выглядел солдат уже не так бодро, как при нашей последней встрече. Грязная одежда, заляпанная кровью, бледное, чуть ли не белое лицо и растрёпанные волосы делали его донельзя похожим на среднестатистического зомби.

Если бы не знал, прошёл мимо и даже не заметил разницы. Некстати захотелось улыбнуться, но я не посмел, так как внушающий уважение пистолет, направленным мне в переносицу, явственно намекал, что делать этого не стоит. Руки Кирила слегка подрагивали, но оружие он держал уверенно, при этом не сводя с меня внимательного взгляда.

- Ты опоздал – сказал он это таким тоном, каким, наверное, выносят приговор перед казнью.

Я даже на секунду поверил, что он в меня выстрелит, но сержант лишь тяжело вздохнул и, к моему немалому облегчению, всё же опустил пистолет.

- С ними покончено? – спросил он, видимо подразумевая заразившихся солдат.

Я кивнул и, тут же развернувшись, пошёл обратно в зал, надеясь таким образом поторопить человека. Мне уже стало понятно, что искать здесь больше нечего. Всю еду, солдаты, уже благополучно съели, а карты если и существуют, то лежат, скорее всего, в одной из машин. Жаль я раньше об этом не подумал, но теперь это уже не важно, ведь со мной теперь есть живой навигатор.

- Несколько часов после твоего ухода прошли спокойно – не отставая от меня не на шаг, сержант решил прояснить ситуацию – Яглова я сразу на крышу отправил, что бы оттуда за обстановкой следил. Лыков, который ещё на гражданке автомехаником подрабатывал, собрался что – то в джипах ремонтировать, не понравилось ему, как у них моторы работают. Сейчас от машин может жизнь зависеть, вот я его и отпустил, а заодно в охрану Касирина поставил. Мы, тем временем, перекусить решили, а когда доели, вся эта хрень и началась.

Слышу, на улице орёт кто – то. Мы повскакивали, видим в окна, как наши на земле дёргаются, а что случилось, не понятно. Яглов не стреляет, значит, врагов рядом нет. Ну, мы с Назаровым и кинулись к ним сразу, а Ткаченко с Синицыным я приказал тыл на всякий случай прикрывать. Назаров парень шустрый, сразу меня обогнал, а в этот момент бойцы уже сами подниматься стали. Только вот когда они повернулись, я сразу понял, во что мы вляпались. Видел их морды? Два месяца я этих тварей истребляю, а такого ещё не встречал.

Назаров это тоже просёк, но видно перепугался сильно и вместо того, что бы обратно бежать, закричал и дёрнул куда – то вниз по улице. Автомат он захватить забыл, а пистолет выхватить уже не успел. Салага, что с него взять. Нормальных бойцов сейчас и рота не наберётся, а зеков сдерживает только наше превосходство в боевой технике.

Нефёдов вновь вздохнул, но мы уже дошли до зала и открывшаяся картина ненадолго отвлекла бойца от воспоминаний. Посмотрев на привалившегося к стене Синицына, он перевёл взгляд на Ткаченко, вокруг которого уже натекла большая лужа тошнотворной слизи. Постояв так минуту, он подошёл к покоящимся на столе автоматам и начал поочерёдно отсоединять от них рожки, на всякий случай проверяя каждый на наличие патронов. Лишь один он не стал трогать, видимо решив вооружиться именно им. После этого он распихал рожки по карманам разгрузки и вновь обратился ко мне.

- Дораскажу о случившемся по дороге, сейчас у нас уже не так много времени. – сержант посмотрев по сторонам, будто что – то выискивая среди ненужного хлама - Патроны я возьму себе, на случай, если придётся отбиваться от заражённых, но и оружие оставлять нельзя. Свой автомат я тут потерял, найдём его, когда во вторую ходку пойдём. Сейчас бери два пустых ствола и ещё тут где – то пара коробок оставалась. За два раза всё отнесёшь, а я тебя прикрою. Потом как можно скорее едем на завод, пока ещё не слишком поздно. Хотя, боюсь, нам этого арсенала ни на что уже не хватит. Ты представляешь сколько времени уже прошло и сколько людей этим дождём умылось?

Я, наклонившись уже, что бы достать из под стола тот самый автомат, о котором так беспокоился сержант, замер на месте как вкопанный.

- А ты разве ещё не понял – заметив моё смятение, удивился Нефёдов – Я пока взаперти сидел, всё это раз пятьдесят осмыслил. Не могли мои люди другим способом так быстро заразиться, я же почти всё время глаз с них не спускал. Везде мы вместе были и никого ещё не кусали. Я не знаю, почему сам цел остался, но когда дождь шёл, я на коже покалывание чувствовал. Теперь – то мне ясно, что это было.

Я его уже не слушал, мысленно ища опровержение бредовой теории. Но, вместо этого, в голове всплывали воспоминания, лишь подтверждающие невероятную гипотезу.

Городские зомби, с жадностью поглощающие дождевую воду прямо из луж. Таким образом Ларги подпитывали свои тела, стараясь хоть немного затормозить процесс разложения.

Защитный костюм больничного психа, который, так же как и Нефёдов, догадался об источнике угрозы, и старался себя обезопасить, смывая заражённые капли с одежды обычной водой. Даже в некоторых его словах можно было найти подсказку, но мне тогда было не до того.

Частые разговоры о том, как быстро вирус захватывал целые города. Если это правда, то под дождь могли попасть одновременно сотни, а в некоторых случаях и тысячи человек. И все они разъезжались потом кто куда, шли в метро, возвращались домой к родным и близким, спешили на работу или отправлялись в места проведения досуга. А потом, почти в одно время, они превращались в бездушных монстров, пожирающих всех, до кого только успевали дотянуться. Концертные площадки, открытые стадионы, ярмарки и тому подобные места за пару минут превращались в рассадник мертвечины. Об этом невозможно даже думать, но факты говорят сами за себя.

Но самое главное заключалось в том, что я наконец понял, в чём разница между Прэстом и Ларгом. Первые попали под дождь, начав эту кровопролитную войну, а вторые оказались их жертвами, вскоре пополнившими ряды мёртвой армии.

Знало ли правительство страны об этом и по какой – то причине не захотело пускать информацию в СМИ или оно действительно было не в курсе, я сказать не мог. В любом случае в этом мне ещё предстояло разобраться, а сейчас меня волновало совсем другое.

Из головы не выходили те кадры, запечатлённые в мозгу, когда я, под конвоем бойцов Нефёдова, выходил из заводского корпуса. Механики и грузчики, спешащие укрыться от начавшегося ливня, часовые на крышах, невзирая на погоду, продолжавшие нести свои вахты и охранники у ворот заводской территории, открывавшие нам ворота под проливным дождём. Сколько людей приняло на себя удар стихии, и сколькие после этого сумели сохранить человеческий облик, как это удалось сержанту Нефёдову.

Представив эту жуткую картину, я вдруг понял, что нам действительно нужно спешить.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 126
Комментарии

Выкладываю новую часть. Возможно это будет сюрпризом для тех, кто ждал продолжение не раньше, чем через месяц. Меня очень вдохнавляют комментарии, так что если кому – то есть, что сказать, не стесняйтесь, вы мне этим сильно поможете.

P.S За ошибки, если они есть, извините, компьютер ещё немного сбоит после чистки. Буду отслеживать их по мере возможности

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Слежу за вашим творчеством-оно лучшее!

"Но это ладно, по некоторым признакам я, допустим, нежный объект найду."

+10

Очень радует, что долго ждать продолжения не пришлось! Теперь стало понятно, почему так быстро происходило заражение и зачем мертвецам было пить дождевую воду. Десяточка!

__________

Every day, humans come one step closer to self destruction! I'm not destroying the world, I'm saving it! © Albert Wesker.

Классно, ждем следующих глав

ФАНАТКА

Ставлю 10.Очень рада, что часть так быстро вышла.Она очень хорошо написана, многое объясняется.Наш герой приобретает такие прям ощутимые очертания, кажется уже очень знакомым человеком.Сюжет-супер!!!!!

Жду.

Жду.

Жду.

Спасибо всем за отзывы. Рад, что не зря старался)

Жаль, не мог ответить раньше. Был в гостях пару недель, а там интернета нет. Приходилось заходить с телефона, а с него писать ответы мне очень неудобно.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Вирусный дождь. Неужто это из-за высокой концентрации вируса в атмосфере? Наверное, ведь заражённых многие миллионы, они же выделяют какую-нибудь гадость, например эта бурая жидкость, она же испаряется в воздух, а потом наверх летит. Вот тебе и дождик.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

МЫ ВСЕ УМРЁМ!!! - одна из самых известных и широко используемых фраз на Земле.

Отчасти верно, но я лучше не буду сейчас объяснять. Думаю, это интереснее будет узнать из рассказа)

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Блин! Вся почта слетела.Не поленился зарегистрироваться снова. А все почему? Потому что, для меня на этом сайие , в этом разделе есть лучшее- и это" Я ИНОЙ ".

Сразу видно, что автор уважает своих читателей, так держит напряжение_ хочется в день по главе читать.Ну, это я так.

Еще по вопросу оценок.

Уважаемый мной Peacemaker! Как сказал кто-то из великих, что только тогда твой талант признан, когда у тебя появились завистники. Поздравляю,судя по оценкам, они у тебя есть.

Хотелось бы одно сказать им, если тебе что то не понравилось, будь мужиком- зарегистрируйся и напиши. А не так крысячничать.Это мое мнение.

Друг, держи десять. И не парься.Есть люди которым действительно интересно, что ты пишешь и не в оценках дело.

"хочется в день по главе читать.Ну, это я так"

Буду стараться не затягивать, сейчас как раз несколько свободных недель появилось.

"Поздравляю,судя по оценкам, они у тебя есть."

Спасибо, теперь я не выбиваюсь из общей массы. А то многих минусуют, а меня стороной обходят. Ну, точнее обходили.

"будь мужиком- зарегистрируйся и напиши."

Точно, пускай выходят на словесный батл. Всё по пунктам обсудим, как тогда, в десятой части. Только сомневаюсь, что такие среди "единичников" найдутся. Это не их метода)

"И не парься"

Было бы из - за чего. Мне, честное слово, все эти манёвры до лампочки. Конструктив - это дело, а банальное занижение лишь шелуха, уж точно не на что не влияющая. Мою позицию они знают - есть один читатель, будет и продолжение. Советую всем пишущим проще к этому относиться и не тратить нервы на такую ерунду.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Во, во, Дункан прав, впервые когда прочитал Я ИНОЙ просто офигел, так хорошо написано, просто интересно читать и чатать дальше, ставлю 10, жду продолжения =).

+10 как всегда супер, идея про дождь понравилась), действительно было неожиданностью когда зашёл и увидел новую главу) Спасибо что продолжаешь писать:)

"идея про дождь понравилась"

Да, людям выживать с каждым днём всё сложнее.

Хочу подробнее раскрыть тему, но это не влезает в формат произведения. Слишком много идей, всё может и не уместиться. Ещё подумаю над этим вопросом.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

На следующей неделе стоит ждать продолжения?

__________

Every day, humans come one step closer to self destruction! I'm not destroying the world, I'm saving it! © Albert Wesker.

Следующая часть есть в тетрадке. В ближайшее время перекину в компьютер и отредактирую. К среде уже точно должен закончить.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

очень недурно, логично, интересно! даже предложить больше нечего, все и так хорошо, на деадленд только за продолжением и захожу, более не посещаю этот сайт, спасибо, ну и подумай о самиздате, правда там могут закритиковать так, что писать больше не захочется, но ты ведь сам подпись себе поставил о свободе критики, так что - удачи!

заслужено тут 8, но кто то напорол тебе косяков в оценке, поэтому я поставил тут 10, фанатье - меня не судим за оценку ибо: 8 - потому что соответсвует таблице оценок, то есть брилиантов я тут вобще не видел (разве что за брилиант раньше половину сайта принимал), в голове прокручивать не особо охото еще раз, и чувства не нахлынули. А автор постарался - то есть действительно вложил душу в свое произведение, а это и соответсвует оценке 8, да ну и не в оценках дело на самом деле, а во впечатлениях!

отлично 10+ такова я ващпе не ожидал!!!))))) жду продолжения! у меня2 любимых рассказа и твой один из них!!! продолжай в том же духе!!! молодец!!! жду продолжения!!!!!!

Мои бурные и продолжительные аплодисменты!

Ставлю заслуженную 10ку, потому что (кто бы что не говорил) произведение получается отличное! Из всего, что я тут прочитала на тему зомби-апокалипсиса, это самое лучшее, самое нестандартное и самое захватывающее.

Спасибо автору за труд.

С диким нетерпением жду продолжения.

___________________

Spread your legs,

And f@ck the world,

This is war, yeah...

Рад, что многим понравилось.

С такой подачей вдохновение от меня уже не ускользнёт)))

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Читал с нетерпением,отлично 10 от меня,мучает вопрос зачем только ему гранату вручили?)Жду следующей главы.

Я бы сказал предложили, но он отказался. Вместо этого взял кое - что другое. Что именно, однажды узнаете из текста. А сделали это, потому что хотели помочь тому,кто рисковал жизнью по их инициативе. Но огнестрельное оружие герою не нравится, а ножи и свои есть, причём аж десять штук. Вот и получилось, что ничего другого, из имеющегося под рукой, предлагать герою смысла не было

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Автор отличный рассказ когда продолжение? +100000000

Уже скоро. На днях продумывал сюжет для следующих глав, теперь вновь взялся за дело.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Отличный рассказ, все так точно и подробно написано, прям очень легко представить. С дождем тоже интересно, мне понравилась эта идея. Пиши дальше, надеюсь на счастливый конец повести.

_______________________________________________________________

Хай живе рідна Україна!

Быстрый вход