Кровавый закат ч.1 Дорога (Окончание)

Отец продирается сквозь толпу и подхватывает сестру, вижу как бегущие оттесняют маму… Справа раздаются выстрелы, пара дальнобойщиков с охотничьими ружьями стреляют в приближающихся, но те не падают, лишь изредка покачиваются или их тело толкает назад от удара картечью… до первых уже шагов десять, я вижу красные, налитые кровью глаза, повернутые набок головы и разинутые пасти. Ближе всего ко мне оказывается цыганского вида тетка, вся увешенная бусами, с огромными золотыми серьгами в ухе, в правом, левого нет вместе с частью скальпа, всю кожу слева просто кто-то содрал и сквозь кровь виднеется лобная кость и мышцы челюсти… От ее взгляда я замираю как кролик перед удавом, но быстро нахожу в себе силы повернуться и побежать вместе со всеми. Дальнобойщики больше не стреляют, один взял ружье за ствол и пользуясь им как дубинкой отбивается от тянущихся к нему снизу рук троих окровавленных людей, второй из стрелявших закрылся в кабине своей фуры, завел двигатель и не разбирая дороги поехал через пробку, сшибая машины и пытающихся спастись людей на обочину и в поле. Вижу, что проехав метров десять его фура крепко застревает в колее размытой прошедшим недавно дождем, парень выпрыгивает и бежит без оглядки бросив машину в сторону леса. Вокруг происходит бойня, окровавленные люди, или вернее нелюди, наваливаются на пытающихся спастись в давке людей, кусая их и отгрызая куски плоти с визжащих от страха женщин, мужчин, детей…

Многие из них уже валяются под ногами с разгрызенным горлом или разорванными венами, истекая кровью…

Я не вижу ни отца ни Мамы ни Наташки, бегу в толпе людей, не соображая, куда и зачем… путь нам преграждает выезжающая из-за угла колонна военной техники, три БТР, два Урала, впереди УАЗик с, вижу – ВДВ, голубые береты, солдаты выпрыгивают на дорогу, БТР разворачивают башни направляя свои спаренные пушки в сторону пробки.

«Помогите нам!, Спасите моего мужа! Сына, сына моего не видели? Мамочка!!!» Крики нарастают, солдат теснят обступившие люди.

«Разойдись! Не мешайтесь, Рота к бою! Пулеметы – вперед!» Капитан, видимо старший в колонне раздает приказы, попутно отмахиваясь от напирающих на него гражданских. Нас отталкивают в сторонку, затем назад за шеренгу десантников, некоторые из которых ставят треноги для трех больших пулеметов, другие садясь на одно колено, передергивают затворы и проверяют рожки. Два БТРа становятся по бокам занявших оборону солдат, третий отъезжает назад и стает между нами и солдатами…

Видно мне из толпы очень плохо, слышу «Гоотовььсь!, по моей командеееее… ОГОНЬ!»

От канонады закладывает уши, я жмурюсь, нас окутывает дым, очереди продолжаются еще минут пять, пушка БТРа бумкает не смолкая, «Та-та-та-тата» станковые пулеметы, кто-то видимо бросил гранаты, Ба-Бахает два раза.

«Отставить огонь!, командирам отделений доложить!»

Толпа смещается назад и я вижу что происходит на дороге. Дым потихоньку развевается, из него выступают остовы машин, на земле то тут то там лежат тела, ближе к месту пробки уже они не лежат а создают большую гору, мясо, кровь, издалека вижу, что напавшие на нас превращены в фарш… но даже в этой куче что-то продолжает шевелиться, справа ползет наполовину перебитый человек, его нижней части просто нет, опираясь на руки он ползет к выстроившимся десантникам и та половина головы, что еще цела разевает рот…

«Сидельников!»,

«я, товарищ капитан»

«Упокой этого беспокойника»

Выстрел…

Капитан - «Рота, осмотреть тела. Мертвяков – кончаем, раненых осматриваем, фильтруем и передаем гражданским. Выполнять!»

Через некоторое время находим друг друга. Отец и матерью и Наташкой были на противоположной стороне оцепления. Вместе идем к месту, где оставили машину… только теперь тут ее нет, вижу в кювете перевернутую кверху колесами, также вижу, кто нас столкнул, потому как автобус ЛИАЗ с дырявым как решето корпусом, следами от попадания пуль стоит уткнувшись носом в камыши там же в кювете. Насколько понимаю по лицу отца машина наша дальше не поедет, тоесть мы теперь пешеходы. Собираем монатки, в первую очередь продукты, воду, отец вынимает из бардачка копию Макарова – пневматика на баллончике, стреляющая маленькими металлическими шариками (мы несколько раз с ним устраивали проверку оружия по банкам еще полгода назад на даче). Размещаем все пожитки в 3 сумки и трогаемся пешком по М4 в сторону Горячего ключа…

Дорога полна беженцев, видны следы нападения на людей, на обочинах лежат расстрелянные мертвяки со снесенными черепами, в одном месте вдоль дороги были выставлены колья с насаженными головами и чуть поодаль из безголовых трупов соорудили пирамиду… видны и признаки мародерства на дорогах, сгоревшие машины, нам попались две раскуроченные инкассаторские машины и с десяток разграбленных фур, рядом с которыми валялись видимо их бывшие водители и охранники. Периодически, то сзади то спереди, то сбоку слышны выстрелы автоматического оружия, то и дело мимо проезжают военные грузовики и техника с солдатами на броне. На второй день уже выбившиеся из сил сворачиваем в сторону от трассы на дорогу обрамленную тополями, проходим еще метров триста и падаем без сил в тенек… Отец отходит по малой нужде и натыкается на машину ППС, спрятанную в кустах, в салоне кто-то уже почистил, ничего полезного нет, а вот багажник видимо не открывали, отец наклоняется, лезет вниз машины, слышно как он матерится, но через какое-то время щелкает замок и крышка багажника ползет вверх.

Две каски, два бронежилета, дубинки, полосатый жезл, черный мешок на молнии, там два пистолета, одна кобура, и автомат, короткий такой, кажется АКСУ и два рожка к нему… вот это находка… теперь мы не беззащитны.

Поискав по кустам находим и хозяев машины, два трупа, с выстрелами в голову, штаны сняты, как и сапоги но оба в кителях прикрыты ветками в овраге чуть поодаль, уже запах и мухи… копаться в их вещах не хочется…

Возвращаемся на трассу, поток беженцев уже редкий, не хочется в одиночку остаться на дороге, немного страшновато после увиденного и мы опять сворачиваем уже в сторону виднеющегося поселка. Станица … нас встречает тишиной, даже лая собак не слышно, ветер гуляет по улице поднимая пыль и перекатывая какие-то кусты… Идем в центр, вот кажется здание гостиницы, по крайней мере написано «Гостевой дом Гермес». На стук никто не открывает, дверь не закрыта – заходим. Запах этот уже не спутаешь, воняет очень сильно, источник – видимо хозяин, лежит прямо у входа, башка вся разбита, по ковру растеклись мозги и огромное пятно крови. Фу, гадость, Наташка с мамой выходят, а мы с отцом осматриваем дом, на втором этаж е в комнате на большой постели кто-то шевелится, и запах, опять тяжелый трупный запах, воняет так, что из глаз текут слезы и рвота просто сотрясает, но так как не ел уже со вчера то блевать нечем… беру из угла швабру, поднимаю простыню, «Аааа!» на кровати, привязанная за руки и ноги лежит женщина, кровяные красные глаза сразу говорят нам, что с ней случилось. Отец передергивает затвор автомата, я отворачиваюсь и закрываю уши…

Мы спускаемся вниз, заходим в столовую, в холодильнике лежит упаковка пива, 2 пачки пельменей, мясной окорок, находим хлеб, сахар, соль, яйца, все сгружаем в пакеты, тут есть невозможно.. вонь жуткая…

Во дворе гостиницы стоят три машины, Жигули «Копейка» – отцова ровесница, «Нива» и «Лэндкрузер 100» с правым рулем, отец возвращается в гостиницу, на стойке ресепшн находит ключи подбираем которые подходят к Ниве, потом шлангом перекачиваем бензин с «Крузера» и «Копейки» в «Ниву», закидываем вещи и выезжаем обратно на шоссе.

Едем не спеша, объезжая горящие или сгоревшие остовы машин, один раз за нами пытается увязаться старая Бэха, отец передает мне автомат, поставленный на одиночные, я не целясь два раза стреляю в преследователей и те разворачиваются… На остановках, отец мне показывает как заряжать, снаряжать магазин, ставить/снимать на/с предохранителя, пробую пару раз стрелять в банки, даже попадаю…

На третий день подъезжаем к горам в Горячем ключе, дорога через перевал немного беспокоит, если там засада, то уйти просто не удастся, дорога одна прямо или в ущелье кубарем вниз… а если еще и камешками сверху навалить, мало не покажется, год разгребать будут, ну если будут… Надеемся, что простая Нива это плохая добыча и нас пропустят…

Но вопреки страхам перевал контролируется военными, несколько БМП и один БТР, танк Т-90, построенный капитальный дот из блоков… нас досматривают, на автомат даже не смотрят, уже норма… Наташка делает глазки и старлей улыбаясь машет, «проезжайте»…

Спускаемся в долину, Новороссийск налево, Анапа направо… нам в Новороссийск, к флотским. СО стороны Анапы виден дым, черый, жирный дым, он стелится над верхушками древьев, закрывая закатное солнце.

Я не говорил, что отец служил? Нет? Ну так он служил в Архангельске на катере «За родину» назывался, пару раз он рассказывал, как будучи матросом «драил палубу» и ходил в эти.. как их? а - «Самоволки» и про чью-то «Губу» которая потом была и про «Дембель» но я так ничего и не понял, знал только, что он моряк или даже может капитан… и вот сейчас мы тоже едем к морякам, представляю, как нас встречают оркестром, выходит такой адмирал с кинжалом, ну то есть кортиком…

Мы остановились? Что такое?

Выходим из машины, море, это же МОРЕ!!! Мы доехали!!! Мы живы!!! И мы НА МОРЕ!!!

Вместо Эпилога:

До Новороссийска мы доехали уже утром, ночью двигаться не рискнули и сделали остановку на обочине, съехав чуть в сторону от дороги. Отец дежурил первую половину ночи, в 4 часа он разбудил меня и я досидел до 6, когда проснулась мама…

Уже подъезжая к «городу воинской славы» мы увидели дым и пламя пожаров, горел порт, вернее нефтехранилища, сам город стоял окутанный черным дымом, с почерневшими зданиями, и черным пеплом падающим как снег…

Флота не было, как нам сказали те, кого нам удалось повстречать из Новороссийцев, флот снялся пару дней назад, забрав семьи, главу города, пару каких-то шишек-депутатов, губернатора края и полпреда президента в ЮФО, куда они отплыли никто не знал, по слухам в Крым, в Севастополь объединятся с ЧМ флотом и основывать поселение в Крыму…

Город был забит мертвяками, уже стали появляться какие-то странные животные полулюди-полуволки, видимо результат каких-то мутаций, оставаться здесь было опасно и мы поехали к Геленджику. Канатная дорога в Геленджике работала, мало того выжившие из окрестностей основали поселение на вершине горы, и мы решили на некоторое время остаться здесь. Нас приняли хорошо, Отца взяли в ополчение, через год возьмут и меня, а пока я тренируюсь из пневматики по банкам, да иногда удается пострелять из охотничьей винтовки моего нового друга - Теймураза,

Мама работает на кухне, готовить она всегда умела вкусно, Наташка пошла в школу, детей набралось столько, что класс в обсерватории еле вмещает всех желающих…

Внизу, в бинокль на улицах видны люди, и если не знать правды, то кажется что в Геленджик в этом году приехало много отдыхающих, и можно позавидовать им, что они уже на пляже, но если спуститься и попробовать рискнуть заглянуть в глаза этим «отдыхающим», то думаю в них можно увидеть свою смерть...

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 31
Комментарии

вери гуд

сенкью

вилл би континьед вери сун...

Are you ready for Z-war?

www.zombiewar.ru

хД, русско-английский язык), очень понравилось чувак), продолжай в том же духей!), 10-очку тебе).

филен данк :)

это из русско-немецкого

спасибо!

Are you ready for Z-war?

www.zombiewar.ru

Слуш-ка, преуспевающий начальник.... Последняя фраза прямо шикарная )))

хм... конечно такой фразой надо книгу завершать :) но у меня планы еще на 2 главы как минимум...

Спасибо,

Are you ready for Z-war?

www.zombiewar.ru

Быстрый вход