I.Партизаны.

Давненько не писал, прошу критики, ну и конечно немножко похвалы.

Я любил это заведение за его посетителей. Только тут можно было увидеть отъявленных негодяев и простых фермеров. Фанатиков и военных. Все они ненавидели друг друга, но, заходя в это заведение, все скидывали с себя свои статусные маски и становились простыми людьми, которые хотели вкусно поесть и горячо запить. Здесь всегда подавали свежее мясо, и именно за это таверна пользовалась огромной популярностью. Сегодня было не так людно. Сказался сильный дождь, который вот-вот закончил моросить. В наши дни никто не хочет лишний раз получить дозу облучения. За соседним столиком сидели двое оборванцев. По-видимому, они пришли с юга. Одежда была с тех краев. Только там местные швеи умели сшивать собачьи шкуры. Но вероятнее всего голодранцы просто стащили жилеты с мертвецов. В углу располагался длинный стол. Его использовали для крупных собраний или дебатов. За него, как правило, никого не садили, но сегодня там располагалась шумная компания, что меня очень удивило. Человек восемь, если мне не изменяет зрение. Должно быть, прибыл какой-то очень хороший друг владельца заведения, только это объясняло непозволительное поведение компании.

Мой собеседник опаздывал на полтора часа и это меня настораживало. Он никогда не отличался пунктуальностью, но он всегда предупреждал меня что задержится. Всегда. Я вышел покурить. Мимо прошелся патруль, один из военных пристально на меня посмотрел и что-то шепнул на ухо своему командиру. Остановившись на углу дома, они развернулись и двинулись в мою сторону. Я потушил сигарету о кирпичную стенку и стал терпеливо дожидаться своих защитников. Бежать было бессмысленно. Уже как три года на территории России действовал закон о побеге от защитников отечества, за нарушение которого военные могли пустить пулю тебе в спину, а потом еще и выставить счет твоей семье за потраченные патроны, или не дай бог гранаты. Бред, но под этим бредом жили все мы.

Неспешным шагом они подошли ко мне. Двое рядовых переглянулись и встали по углам дома, третий, по-видимому, офицер, незаметно нащупав кобуру, подошел ко мне. Одет он был совсем не по размеру, что меня и насторожило. Одно дело рядовой солдат - бездомный, прошедший полугодовую подготовку и получивший в руки автомат и указания. У него и размера ботинок не спросят. Другое дело офицер. К ним относились получше. Во всяком случаи одевали и обували, как подобает.

Офицер долго стоял, глядя на меня, однако я делал вид, что сосредоточенно читаю смс-ку в телефоне. Он не выдержал и начал разговор:

-Куришь?

-Покурил уже. Что-то хотел, начальник?

-Вот держи, еще покури. – С этими словами вояка достал из нагрудного кармана сигарету марки “Российские” – Чего не спим в столь поздний час?

- Отдыхаю после трудного дня. Работа у меня тяжелая, требует ежедневной релаксации. А сигаретки у меня свои есть, – на самом деле сигареты были дефицитом в наши дни, однако всем известно, что от вояк никогда ничего брать нельзя, - что-то хотели? – Переспросил я, уже обращаясь на “ВЫ”.

-Хотели о помощи попросить. Ты же местный? Человека найти одного надо, может, подскажешь? Марат Агдеев, знаешь такого?

-Может и слышал, но так не вспомню. Очередной террорист? – Поинтересовался я.

-До террориста ему как мне до Америки. Тупой гопник. Вчера одного из наших забил в переулке. Бедняга всю ночь в реанимации загибался, до утра не дожил, успел только в бреду имя и фамилию промямлить. Поймаю суку, сразу убью.

Моя рука медленно потянулась к рюкзаку. Он стоял на куче кирпичей, но в темноте его не было видно и вояка ничего не заподозрив, вновь задал вопрос:

- Может все-таки вспомнишь? С меня будет причитаться. – Подмигнул правым глазом, офицер достал из кармана купюру в сто рублей.

В одну секунду я рывком выдернул руку из рюкзака и глаза у вояки мгновенно округлились. Первым выстрелом обрезанный Иж-43-КН отнял у офицера запястье, в которой были сжаты сто заветных рублей. Второй патрон изрешетил военному всю грудь. С нахмуренным лицом, офицер завалился на бок. Двое рядовых, которые все это время терпеливо стояли по углам дома и наблюдали по сторонам, мгновенно среагировали на выстрелы и начали доставать свои автоматы. Я присел за кучей кирпичей и стал перезаряжать обрез. Я знал, что рядовые без офицеров мало что смогут сделать, особенно на чужой территории. Этот район был для меня родным, кроме того жил я в соседнем доме. Пьяный мужик в шапке-ушанке начал вылезать из забегаловки, выкрикивая недовольные вопли в сторону стрелявших, но толстая подошва моего ботика отправила его обратно внутрь. Подперев дверь снаружи, я начал ждать выстрелов, однако к моему удивлению, кроме криков и ругани, доносившихся из заведения, вокруг стояла полная тишина. Я подтащил обездвиженное тело офицера к себе и начал его обыскивать. Кроме двух пачек сигарет, удостоверения, пистолета с тремя обоймами и телефона я ничего не нашел.

Прошло пять минут. Или около того. Я знал, что рядовые уже давно вызвали два, а то и три наряда, которые вот-вот примчатся за мной. За убийство офицера они могли расстрелять меня на месте, а могли и увезти в отделение, где после недельных пыток они все равно убьют меня. Я решился бежать. До моего дома всего километр, а спину прикроют кирпичные стены домов. По крайней мере, я на это очень надеюсь. Запрокинув тело офицера на плечо, я побежал за соседний дом. Мужик попался здоровый, килограмм 100, и уже через семьдесят метров я начал покрываться потом. Где-то вдалеке открыли огонь. Он был абсолютно беспорядочен. Складывалось такое впечатление, что или стреляли впервые в жизни, или стреляли на бегу. Добежав до соседнего дома, я скинул труп на углу и со всей мочи помчался к своему дому.

Дело было в шляпе. Вот мой дом, а вот подъезд. Типичные девятиэтажки 1974 года постройки заполонили почти весь мой город. В одной из таких я и проживал. Подбежав к подъезду, я оглянулся. Где-то вдалеке запела сирена, и прошумели короткие очереди. Несмотря на шумную обстановку во втором часу ночи, люди продолжали спать в своих квартирах. Они уже давно привыкли к подобным происшествиям и не считали нужным разменивать свой ценный сон на очередную ночную разборку.

Закрыв подъездную дверь, я начал подниматься на свой этаж. Лифты не работали уже четыре года и поэтому я каждый день совершал 9-ти этажную пробежку. Я уже был в предвкушении безопасности за моими стенами квартиры, как вдруг к затылку моей головы приставили ствол. Мой обидчик громко сопел, а руки дрожали. Это было видно по тому, как ствол его автомата неслабо гулял по моей голове.

-Ты кто? – Громко, но робко, провизжал он.

- Я Марат Агдеев. Слыхал про такого?

-Т-т-ты? Но как… - не успев задать вопрос до конца, он получил резкий удар с локтя в живот. Повалившись на ступеньки, он испуганно взглянул меня. Я сразу узнал его…

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 4
Комментарии

Прочитал. Ничего так, сносно. Объём бы увеличить, но это уже на усмотрение автора. Хотя "Двое" мне больше нравились, но и продолжение этого рассказа, если появится, прочту с удовольствием. Только я не понял, зачем он на себе труп офицера тащил?

Поставил 8.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

На Двое пока настрой не тот.

Тащил, чтобы в спину не попали. Живой щит...точнее мертвый.

Первая глава сыровата. Вторую выложу на днях.

А вообще спасибо. Особенно что про то, что старые рассказы не забыли. Удивился)

Можно три вопроса.

Откуда рядовые вытащили свои автоматы?

Зачем офицер достал сто рублей, а не пистолет из кабуры?

И зачем ГГ в него выстрелил?

1)из-за спины

2)за полезную инфу надо платить

3)он и есть тот самый Марат Агдеев, которого они искали.

А вообще читай вторую главу) Сегодя выложил.

Ну, ладно, не поняли юмора. С другой стороны зайдём. Если не ошибаюсь тут кто-то критику просил. Я на литературных особенностях останавливаться не буду, пройдусь только по логическим связкам.

Любое действие должно быть обосновано. Даже если его осуществляет безумец, то сам факт его безумия и есть причина его поступка.

1. Согласитесь, что тупо обычному патрульному офицеру пытаться подкупить первого встречного забулдыгу с целью выведать где находится объявленный розыск преступник. Конечно, хочется изобразить несимпатичного литературного персонажа как можно более тупым и глупым. Но это не спортивно и не интересно. Вот если бы приметы совпали и командир патруля хотел бы подробнее личность подозреваемого изучить. Совать сто рублей (не понял а чё сумма такая мелкая или опать за доллар сорок копеек дают?) первому встречному тупо и глупо. Да и не занимаются командиры патрулей оперработой.

2. А почему такой опытный террорист (подпольщик, партизан и т.п.) прётся на конспиративную встречу с оружием? Да ещё с обрезом? Коли в следующей главе у него уже есть цельный АК-100, то неужели банальный ПМ достать не мог? Он, конечно, не такой убойный, но более компактный и многозарядный.

3. Зачем он в офицера стрелял я не понял? В нём пока никто не опознал разыскиваемого лица, а стрелять в каждого патрульного ещё более тупо и глупо, чем пытаться подкупить. Если он понял, что его вот-вот опознают, то надо было озаботиться хотя бы примитивной маскировкой, ну и более эффективным оружием. Прикрытие тоже бы не помешало, как никак командир боевой дружины судя по числу бойцов и в розыске.

4. Понятно, что ты изображешь солдат противника трусливыми, слабыми и необученными. Бальзам на душу и можно намолотить по больше. Но:

А) есть такая штука как опыт. Маловероятно, что в патруль в не самую спокойную местность отрядили одних салаг. С большей долей, как минимум, один был бы старослужащим. Я бы лично так отряжал в патруль.

Б) ещё есть устав, приказы, инструкции, наставления. С большей долей вероятности патрульные должны были подстраховывать командира. Особенно, если они сами указали на него командиру и сам же пишешь, что рассредоточились. А подстраховка не делается с автоматом, который засунут за спину и его оттуда надо вытаскивать.

5. Никогда, слышишь, никогда не пытайся выбить оружие направленное на тебя и про которое ты точно не знаешь заряжено оно или нет.

Никогда, слышишь, никогда и ещё раз никогда не пытайся выбить оружие у противника за спиной.

И никогда ты не попадёшь локтём в солнечное сплетение противнику, который держит у твоего затылка дула автомата. Отскочить в сторону и дёрнуть оружие, можно рискнуть, особенно если деваться не куда. Но локтём до него ты точно не дотянешься. Ну, если только он при этом ещё тебя нежно не приобнимет и не будет шептать на ушко всякие нежности. Учти, что когда автомат наставляют на человека, то делают это, как правило, держа в положении стрельба стоя. Выбить его в таком положении несколько трудно. Особенно не глядя.

6. А чё сосед соседа не узнал? Ну, ладно, бывает, особливо, если света нет. А чё он дома с автоматом делал? Я так понял твою гипотетическую армию создавали пусть и глупые, но выросшие при советских и российских порядках люди. Ни в СА, ни в РА домой солдат с автоматами не пускали. Офицеров с пистолетами туда-сюда. Я помню в нашей части когда стало опасно выходить в город в форме, да и без формы всех узнавали, офицеры требовали у командования выдать им табельное оружие. Фиг. Организовали только централизованную доставку по домам в сопровождении бойца с оружием. А людям ведь ещё надо было ночь пережить в квартире.

Как говорится ту би континьед или как-то так.

Беглец. Спасибо огромное. Таких как ты побольше сюда. Я бы пояснил половину твоих пунктиков, но не буду, ибо во второй половине ты прав на все 100( может больше чем в половине). Спасибо за критику. Жду такое же в следующей главе.

Сказался сильный дождь, который вот-вот закончил моросить - я понял о чем ты, но все одно как-то неправильно получается: сильный дождь окончил моросить. Лучше изменить или дополнить. Типа: сильный дождь, шедший всю ночь, и под утро окончившийся слабой моросью. Типа такого.

третий, по-видимому, офицер - "по-видимому" нужно удалить. ГГ уже явно определил офицера, описал его одежду и т.п. Не вяжется иначе.

офицер, незаметно нащупав кобуру, подошел ко мне - ГГ как узнал, что незаметно. Тогда получается "заметно")

С нахмуренным лицом, офицер завалился на бок - это уже комедия начинается. Буд-то ему не картечью саданули, а пендаля дали. Он нахмурился, обиженно выпятил губы и немножко упал...

мгновенно среагировали на выстрелы - почему именно на выстрелы? А не на непонятные и "неуставные" действия ГГ в общем? Или они малоумные...

начали доставать свои автоматы - врядли они из в мешках или чехлах носят, так? Тогда логичнее изменить фразу - вскинули атоматы / изготовились открыть оготь...

Я присел за кучей кирпичей - а перед этим Двое рядовых переглянулись и встали по углам дома, как я и все читатели поняли - взяли ГГ в "клещи", что было бы логично. Не ушли же они на противоположную сторону здания, в самом деле. В таком случае повествование можно заканчивать - ГГ умер, убит из 2-х автоматов, т.к. с какой стороны этой кучи кирпичей он не сядь - один хрен...

Мужик попался здоровый, килограмм 100, и уже через семьдесят метров я начал покрываться потом Опа! Надо было изначально дать описание ГГ - что, мол, бодибилдер, спортсмен, наверняка питается хорошо. Перегнул палку, автор.

Короче. "Хаас и Анархея!". Не все так страшно как в других случаях. Есть недочеты, просто некторых моментах я, как ни силясь, в упор не понимаю. Зато нет белиберды - из трубы шел дым, но из нее ничего не шло, и то слава Богу!

Изложение более-менее нормально - это я имею в виду, а вот само содержимое, ну, слабенько. Пришел, ушел, убил, потащил... Солдаты - не солдаты а упыри. Но не дали бы кому попало боевое оружие! Сомневаюсь, что в описываемой жизни не было бы желающих за хавку, оружие и мало-мальскую власть пойти "в солдаты".

Как-то так.

Спасибо за комментарий. По поводу пойти в солдаты - желающих много, но мало кого берут. Кому нужны дезертиры и предатели.

Буду рад если оставишь комментарии и в предыдущих частях.

Быстрый вход