Дом на краю ледника. Глава 11. Заблудившиеся.

Глава 11. Заблудившиеся.

Будильника уже давно никто не заводил. Механических не было, а те, что на сотовых телефонах естественно не работали. Но когда нужно – проспать невозможно. Все как по команде встали еще до рассвета.

Нехорошее предчувствие, охватившее меня вечером, не проходило. В такой день лучше не выходить из дому. Тем более меня вполне мог заменить Олег, он отлично знал местность вокруг и хоть и не ездил на склад, но легко бы нашел его по следам снегоходов.

Но я не мог отказаться. Не из-за боязни потерять лицо — роль героя и так не для меня. Никто из родных не попрекнул бы. Пассажиром на снегоходе, с благословения Полковника, ехала Аня — ее не хотелось доверять никому.

Будь моя воля я бы поехал один, оставив ее за стенами дома. Но ослушиваться приказа в такой обстановке не хотелось. Тем более медик действительно мог понадобиться.

Наташа подошла ко мне уже в коридоре. Потерявшие блеск волосы, синяки под глазами — выглядела она замученной. Впрочем, я сам давно не смотрел в зеркало на свою заросшую щетиной обветренную морду – возможно, вообще страшилище.

Мы обнялись.

- Не переживай, самое позднее к вечеру вернемся, - успокоил я. - Скорее всего они заночевали на складе, сломалось поди что-то. На снегоходах каждый день гоняют, сыпаться уже начинают поди.

- Будь осторожен! - прошептала она, перекрестив меня. Раньше большой религиозности в ней я не замечал, но в нынешних условиях это понятно.

- Присядем на дорожку, — предложил Олег.

Все сели, кто куда мог и замолчали. На последок, уже в дверях, Олег дал мне «Осу», заряженную сигнальными патронами – на всякий случай.

С первыми лучами рассвета мы отправились в путь. С погодой повезло —всего минус двадцать семь, холодная, но приемлемая температура для середины февраля, нынешней зимой просто оттепель. Светило солнце и следы на снегу хорошо заметны.

Вскоре мы выехали на «трассу», по ней «Зубровцы» перевезли немало всего, привязывая к снегоходам сани, поэтому дорога плотно укатана. Внимательно глядя по сторонам, мы не замечали, чтобы с нее кто-то съезжал. Да и зачем это делать?

Так ничего и не обнаружив добрались до склада.

Рядом с одним из помещений, недалеко от въезда, располагалось костровище — там приезжающие могли согреться у костра. Это жизненно необходимо после поездки на снегоходе.

Видно, что костер там горел еще вчера. Запас дров аккуратно собран в поленницу под козырьком анагара, что позволило быстро разжечь огонь. Пальцы рук еле гнулись, а ступни ног я не чувствовал вообще – как бы не отморозить чего.

- Подождем, - предложил я, - Если поисковики из поселка не найдут пропавших по дороге, то приедут сюда же. С ними и решим, что делать дальше.

Вскоре рядом с костром стало тепло. Подогрев тушенку прямо в банках мы пообедали. Чертовски хотелось хлеба, но последние дни Татьяна Михайловна его не пекла и пришлось довольствоваться парой сухарей. С ними и попили чай из термоса – шоколад оставили в качестве НЗ.

Ветер стих и лишь звуки костра нарушали тишину. Даже птиц не слышно. Интересно, выжили ли они в такие морозы? Или просто улетели туда, где теплее…

- Как думаешь, что мы весной делать будем? – спросила Аня. – Если она наступит.

- А куда денется? – улыбнулся я. - Даже ледниковые периоды не начинаются в один год. Уже теплеет, лето пусть и холодное, но обязательно будет. Я думаю, его хватит, чтобы свалить отсюда.

- Куда?

Вопрос заставил меня задуматься. Чтобы выиграть время я подбросил пару поленьев в костер. Замерзшие дрова зашипели и запахло дымом. Логично ответить сходу - «на юг!», но ведь нет абстрактного «юга», есть южные регионы России, но там вряд ли существенно лучше, чем здесь у нас — может чуть теплее, но и инфраструктура рассчитана совсем на другие температуры. Бежать заграницу неизвестно позволят ли. При массовом исходе будут лагеря беженцев, бесправие и мизерная пайка от гуманитарных организаций. Не лучше ли, как считает Олег, остаться в Доме? Тушенку можно взять на этом складе, а летом выращивать овощи на огороде.

- Доживем - увидим. Восстановится связь с выжившими, тогда и можно будет определиться, где лучше.

- Чтобы решить, нужно еще определить от чего ты хочешь убежать, — произнесла Аня. - Чтобы не получилось что в новом месте еще больше проблем.

- А холод по-твоему не достаточная причина? - улыбнулся я, пододвигаясь поближе к костру — тело инстинктивно стремилось к теплу. - Кто-то сейчас у пальмы загорает, а тут у огня мерзнем.

- Пока мы не знаем, что происходит с миром неизвестно где лучше.

С этим невозможно поспорить. Анну должно быть хорошо подковали на философском факультете. Повисла пауза и я вдруг понял что в последние недели ни разу не задумывался о будущем. Жизнь превратилась в сиюминутную борьбу за существование — принести дров, разгрести снег, съездить туда, сходить сюда, погреться, поесть, поспать. Максимальный горизонт планирования — завтрашний день.

Во время ужина, конечно, ни раз поднимались темы о будущем и о том что происходит. Но информации нет и все они скатывались в обмен мнениями: веришь — не веришь в HAARP, заговор ли это против России, новый ледниковый период, наказание Божие или просто экстремально холодная зима наложившаяся на коллапс изношенной инфраструктуры. Татьяна Михайловна даже предполагала, что все мы умерли и это ледяные круги Ада, или чистилище. Этим, кстати, хорошо объясняется малое количество людей в нашем «мире» - просто остальные еще живут на привычной Земле.

Аня сидела у костра, протянув открытые ладони к огню. Не случись это похолодание, мы бы никогда не увиделись. Хуже того — каждый день приходилось бы ходить на работу. Я непроизвольно улыбнулся своим мыслям.

- Что тебя рассмешило, - перехватив мой взгляд, спросила она.

- Не смог вспомнить какой сегодня день недели, и понял что у того что случилось есть и положительные моменты! - я достал из внутреннего кармана пуховика шоколадку, зацепив вместе с ней какую-то бумажку. Это оказалась синяя тысячная купюра.

- Вот один из них, - усмехнулся я, отправив находку в костер. Через несколько секунд она исчезла объятая пламенем. - Теперь то, ради чего люди готовы продаться или глотку кому-нибудь перегрызть годится только на растопку.

- Я тоже думала об этом, - кивнула Аня, - У любого кризиса есть свои положительные моменты. Техническая цивилизация зашла в тупик и возможно то что произошло, позволит нам создать новую, основанную на чем-то другом. Более гуманную и экологичную, пусть это и звучит утопически.

Я кивнул на стоящие неподалеку здания:

- Где не будет складов оружия, подобного тому, где мы находимся?

- Да! Хотя людям еще многое предстоит изменить в себе — вот не случайно ведь Полковник так облюбовал этот склад! Оружие отсюда вывозят, будто это предмет первой необходимости. И вот люди пропали - не лучше ли было им сидеть в тепле, а не мародерствовать тут?

Я взглянул на свой автомат. Особой необходимости ездить с оружием и правда нет, но в безлюдном лесу с ним спокойнее.

Допив чай, я пошел за дровами — вежливость требовала восполнить запас для следующих групп.

Часа через два приехали три снегохода из Зуброво. Никаких следов пропавших они не нашли, не смотря на то что специально ехали разными маршрутами.

Ребята стали обедать, а мы с Аней решили покататься вокруг базы — раз вчера кто-то жег здесь костер, должны же они отсюда как-то уехать.

Поиски увенчались успехом! Следопыт из меня конечно начинающий, но кажется следы свежие. Пропавшие почему-то воспользовались западным выездом с базы — ворота приоткрыты так, что едва проходил снегоход. Немного проехав по следу, мы вернулись к остальным «спасателям». Пошел небольшой снег, поэтому нужно торопиться.

На всякий случай, заправив полные баки из приспособленного для этих нужд бензовоза — мы отправились в путь.

Уходя от базы следы двоились и петляли между деревьев. Непонятно, что мешало им ехать друг за другом и по прямой. Но через пару километров кренделя прекратились и они повели нас примерно в сторону Зуброво, как и должно было быть.

Спустя полчаса головной снегоход остановился, пилот поднял руку вверх. Следы уходили в разные стороны.

Командовал Андрей, парень, с которым мы проходили «курсы молодого бойца».

- Придется разделиться, - объяснил новую задачу он, - Мы с Денисом и Аней поедем направо, а вы, - он кивнул Жене и Виктору, - По левому следу. Найдете кого — возвращайтесь с ними в Зуброво. Не найдете до четырех вечера — все равно возвращайтесь. Мы сделаем тоже. Встречаться по дороге не имеет смысла, вернемся порознь.

Следы снова то петляли, то возвращались на прямолинейный курс. Из-за идущего снега мы потеряли их как только начало темнеть (о возвращении в четыре часа пока шли по следу никто и не думал).

В конце концов Андрей видимо отчаялся и остановил снегоход:

- Чуть отдохнем, и возвращаемся на базу!

Спрятавшись в ельник от ветра, мы стали допивать оставшийся в термосах чай. Уже не кипяток, но все-таки он согревал, а кроме того можно размять заледеневшие на руках и ногах пальцы. Пошарив по рюкзаку, я достал пакеты с химическими грелками - как раз по две на каждого.

- Что с ними случилось, что они разделиться решили? - удивлялся Андрей. – Непонятно, почему со склада поехали через целину, а не по накатанной.

Ответа на вопросы никто не знал. Я достал компас и открыл карту.

- Недавно мы пересекли эту просеку, так что сейчас находимся примерно вот здесь — отметил это карандашом. - Можно поехать на юго-восток, тогда примерно здесь достигнем ЛЭП, её никак не проехать. А вот здесь она пересекается с ЛЭП, ведущей в Зуброво. По ней и доедем.

- Жалко GPS нет, - усмехнулся Андрей, - можно было бы короче проехать.

- Срезать, наверное, не стоит, - я кивнул на небо. - Темнеет, возвращаться придется в сумерках, как бы не заблудиться.

- Поедем, как ты сказал, - согласился Андрей, - С картой и компасом не пропадем!

До ЛЭП добрались не быстро, лес плотный — дальше стало легче. Мечтая о горячем ужине, я почти не видел, что происходит впереди — благо ехать ведомым просто. Аня стукнула меня по плечу и что-то прокричала.

Ничего не расслышав, я притормозил рядом с остановившимся Андреем.

Все провода высоковольтной ЛЭП между двумя столбами порваны и лежали на земле. Вряд ли это случайный обрыв — рядом валялись какие-то заваленные снегом сучья и гигантские ветки. Будто ураган поднял их в воздух, и в полете они запутались о провода.

- Электричества все равно нет, - удивилась Аня, - Зачем кому-то понадобилось рвать их?

- Может, потому и нет, что провода порваны — прокричал, услышав ее Андрей. Увидев что-то, он поехал по направлению к какому-то холмику. - Езжайте сюда!

Спешившись, он начал что-то откапывать.

- Здесь грузовик снегом завален!

Я помог ему отчистить верхнюю часть кабины. Водительская дверь оказалась вырвана с корнем.

- Машина ремонтной бригады, должно быть, - предположил он.

В области сердца заныло, напомнив об утреннем предчувствии.

- Это еще до снегопадов было, раз машину так завалило, - сказал я, - Тут уже никому не помочь. Смеркается. Нужно ехать.

Кивнув, он пошел к своему снегоходу.

Через час мы вновь остановились свериться с картой. По пройденному расстоянию уже давно должны быть дома, однако никакого пересечения ЛЭП не видно. Проехав еще километров десять, пришлось встать окончательно. Уже совсем темно и совершенно не понятно где мы. Кроме того от холода я почти не чувствовал тело, кроме тех мест, где в карманах были химические грелки.

Андрей растерялся, а Аня замерзла до той стадии, при которой ей стало уже все равно. Напади зомби — даже не моргнет от удивления.

Включив налобный фонарик, я кинул Андрею лопату:

- Вырой и утрамбуй место для костра и стоянки.

Приходилось брать командование на себя.

Достав свои грелки (их должно хватить еще на несколько часов) я сунул их ей в валенки.

- Потерпи немного, сейчас костер разожжем, согреешься!

Она едва заметно кивнула, и осталась сидеть на снегоходе.

С топором я пошел через сугробы в ельник, чтобы принести дров. Через полчаса костер еще не горел, но мне уже жарко — топор и пила в этом лучшие помощники.

Обильно политые жидкостью для розжига дрова мгновенно вспыхнули. Мы сели на рюкзаки вокруг костра.

Говорить из-за холода сложно, поэтому долго молчали, просто глядя на огонь.

Когда я посмотрел на часы, было десять вечера. Вспомнив о договоренности, пустил вверх две ракеты сигнала охотника. Они ушли выше деревьев, но ответных сигналов мы не увидили.

Аккумулятор в рации замерз, поэтому на связь выйти не удалось. Да и вряд ли хватило бы мощности. Судя по нашим сегодняшним петляниям, мы скорее всего были далеко от Зуброво и Дома.

- Что думаешь? - спросил я Андрея.

- Всего в поселке семь снегоходов. Еще один — ваш. Если сегодня никто не вернулся — только два остается. На поиски их Полковник не отправит, без них до весны не дотянуть, еды не хватит. Тем более наши следы за ночь снегом занесет.

Я кивнул:

- Рассчитывать будем только на свои силы.

Мы растопили в кружке (непростительная ошибка — взяли только одну!) снег и по очереди запивали шоколад кипятком.

- А ты, Аня? - я несильно толкнул ее в плечо, чтобы расшевелить.

Она чуть вздрогнула от прикосновения:

- Вчера ребята пропали не просто так. Судя по следам — от чего-то бежали. – Слабый голос едва различим на фоне треска костра. - Кто-то порвал линию ЛЭП и не дал ее починить.

Взглянув мне в глаза, она неожиданно усмехнулась.

- Помимо того, что нам грозит смерть от холода, меня пугает лес! Чувствую, что там что-то есть!

Я с трудом подавил желание положить руку на автомат. Круг света от костра создавал иллюзию безопасности, однако за его периметром видны только черные тени деревьев и тьма за ними.

Сглотнул комок в горле - бояться нельзя. Не теперь и не мне! Есть только один способ преодолеть страх.

Нацепив на голову фонарь и взяв топор, я пошел за дровами. На всю ночь, того что оставалось, не хватит.

- Ты сам-то что скажешь? - спросил Андрей, когда я закончил носить, а он — пилить.

- Положение наше не столь печально мне кажется. Хорошая компания для пикника подобралась — улыбнулся я Ане, попытавшись снять напряжение. Она слабо улыбнулась в ответ. - Солнце взойдет, можно залезть на опору ЛЭП, найдем какой-нибудь ориентир. Карта есть, ЛЭП есть — будет еще за что зацепиться, поймем, где мы. Бензина должно хватить, чтобы вернуться.

На счет последнего я не уверен, но не стоило еще сильнее пугать ребят.

Приятное тепло костра начало действовать. Захотелось спать.

Аня уже вовсю клевала носом, я кинул ей под ноги свой рюкзак, и она заснула, облокотившись на снегоход.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.8 / голосов: 55
Комментарии

Буду признателен за найденные ошибки, неточности, шероховатости :)

С уважением, dib.

>Единственные места, которые я чувствовал у себя, были правый наружный и левый внутренний карманы

как-то не по русски звучит, карманы - места которые чувствую, в данном контексте, наверное под этими карманами будет правильнее, да и не совсем понятно расположение этих карманов на теле. А если уж не указывать конкретное расположение, то, наверное, правильнее будет так:не чувствовал все тело кроме тех мест, где в карманах были химические грелки. Я конечно могу ошибаться, но по моему мнению так как-то правильнее что ли.

Большое спасибо, исправил!

Дело в том что пока я выкладываю материал почти из-под пера, в дальнейшем текст будет причесываться и редактироваться.

Помощь читателей же бесценна!

С уважением, dib.

Оперативненько) Видно, что автор старается, главы выходят довольно часто. Эта глава мне понравилась больше всех остальных. +10

Рассказ классный, с нетерпением жду продолжения!))

____________________________________________________________________

Бог создал людей сильными и слабыми, а полковник Кольт сделал их равными.

dib малорик скорее жду продолжение

Спасибо, продолжение будет на следующей неделе.

С уважением, dib.

На самом деле, жидкость для розжига костра основана на парафине и воске,который замерзает уже при минус 5, проверено лично многократно. Но при этом горит и кусками.

МарьИванна, а пердеж кусками бывает?Нет?Значит я определенно обосрался!!

Быстрый вход