Александр К. - "Перерождение". Глава первая - вступление

*начало. Готовы ещё две части. Выскажите мнение - стоит или нет выкладывать дальше*

Он хлопнул сильнее. Не помогло – видно замок сильно заело тогда, когда «ленд-ровер» задним ходом въехал в бетонный столб. Санёк поднял обратно крышку багажного отделения джипа, и под ней стали видны канистры, пакеты с медикаментами и бутыли с водой. Сильный размах – дверь захлопнулась нормально. Санёк поправил ремень от автомата на груди – тот сильно тёр большую ссадину на груди.

- Сань, поехали! А то, как бы нас авиация не накрыла, - сказал парень стоявший у открытой передней двери машины. Многие не сочли бы его внешность стильной для этого времени – армейский жилет со множеством карманов, штаны и куртка в стиле «милитари», ботинки-берцы. Невысокого роста, светлые волосы, блеклые веснушки на щеках – он держал в руках автомат Калашникова и, вообще, внешне выглядел очень внушительно.

- Давай, двинули, - Санёк обошёл джип и сел на место водителя. Дизель «ленд-ровера» обдал серым дымом полусгнивший штакетник, которым было обнесено заброшенное здание фермы. Провалы в шиферной крыше и мох на ней говорили о том, что ферма давно не использовалась. Однако свежие стога сена и новенькие бочки с соляркой перед главным входом упрямо свидетельствовали об обратном. Тихо урча мощным движком, серый автомобиль почавкал покрышками по осенней грязи и выехал на асфальтовое шоссе. Шестичасовое ласковое осеннее солнце заливало оранжевыми лучами салон внедорожника. Бомбардировщиков не было слышно и Егор решил позволить себе короткий отдых; он ткнул пальцем в кнопку «eject» на магнитоле, но убедившись, что прежние хозяева не оставили внутри никаких дисков, выругался и откинулся на спинку сиденья.

- Глянь по джи-пи-эс, сколько нам ещё ехать, - попросил он Саню.

- Километров пятьдесят, семьдесят от силы, - предположил тот и, изловчившись, просунул руку в задний карман штанов, чтобы извлечь оттуда коммуникатор, - На, глянь сам, у меня руки заняты - он передал устройство своему спутнику. Егор с минуту тыкал стилусом в засаленный пластиковый дисплей и наконец выдал: «Пятьдесят четыре километра».

Где-то с севера раздался пронизывающий небо гул и рос до тех пор, пока дорогу перед машиной не пересекло звено низко идущих самолётов. Через пару минут они затихли вдали, и вновь стал слышен только шум колёс о покрытие дороги. Егор задремал, повернувшись на правый бок и уткнувшись лбом в стекло двери. По обеим сторонам от шоссе пролегли зелёные поля шириной в несколько сот метров, а за ними рос густой хвойный лес, чьи остроконечные вершины прорезали голубизну неба, заполненного белой ватой кучевых облаков. Они ехали уже минут двадцать, и на встречной не было ни одного человека или автомобиля. На какой-то трещине в асфальте машину слегка тряхнуло, и Егор проснулся. Чтобы чем-нибудь заняться, он взял с заднего сиденья пачку патрон, достал из кармана пустой рожок от автомата и начал заталкивать в него содержимое коробочки.

- Жвачку хочешь? – спросил его Саня. Тот кивнул и подставил ладонь. На ладонь выдавилось две подушечки «Орбита» - немного помятого и не совсем белоснежного цвета - придираться не приходилось. Растопыренная ладонь Егора замерла на полдороге ко рту – внезапно из-за поворота дороги открылся вид на припаркованную у обочины машину. Она стояла зловеще одиноко, немного накреняясь на правый бок. Оба парня мгновенно напряглись: Егор снял автомат с предохранителя и передёрнул затвор. Санёк сбросил скорость с таким расчетом, чтобы в любой момент можно было резко затормозить. Джип остановился, не доехав до машины метров тридцать. Они оба вышли из «ленд-ровера» и медленно пошли вперёд, приставив оружие к плечу, готовые к неожиданному нападению.

- Если вы здоровы, выходите! Только медленно! – крикнул Егор. Из-за машины показались двое солдат, показывая свои пустые руки.

- Стоп! Замрите! – крикнул Саня. Люди замерли.

- Тут кто-нибудь есть ещё? – спросил он их. Спустя секунду, из-за машины медленно показался точно такой же человек в форме с поднятыми руками.

- Нас четверо, один тяжело ранен! – сказал один из них, - Он лежит тут, за машиной, - и показал рукой в сторону машины.

- Кто вы?

- Шестнадцатая армия. Нас перебрасывали для зачистки деревень. Но их оказалось слишком много, и нам поздно скомандовали отступление. В итоге мы удирали вшестером на грузовике. Но двоих потеряли по дороге… - голос говорившего солдата упал. Он вспомнил подробности отступления…

- А тот раненый – точно здоров?

- Да! Просто у него при разрыве гранаты оторвало руку, и он потерял много крови. У вас есть бинты или антисептики?

Саня и Егор переглянулись и опустили автоматы.

- Пойдём, возьмёшь бинты, - кивнул Егор одному из солдат, и пошёл открывать багажник. Санёк обошёл припаркованную машину – перед ней лежал на спине ещё один солдат. Вокруг растеклась большая лужа чёрно-красной крови, обрубок руки был замотан наспех порванной рубашкой. Он лежал, тихо постанывая. Егор с первым солдатом начали перебинтовывать раненого.

- Вы кто? – спросил один из солдат; Саня сразу обратил внимание на него – он был высокого роста, но худощав, - Спецназ, что ли?

- Можно сказать и так, - усмехнулся тот в ответ.

- А куда вы ехали? Разве точку номер одиннадцать не закрыли? Мы слышали по рации… Мы слышали, что эту точку закрыли, правда потом у рации батарея села.

- Открыта новая точка эвакуации. Это точка номер двенадцать километрах в двадцати отсюда, в холмах. Мы движемся туда… Правда нужно поторопиться – людей оттуда эвакуируют на вертушках, а их там осталось человек двести.

Солдат достал из кармана пачку сигарет и предложил Сане.

- Спасибо, не курю.

- У вас много оружия? – спросил солдат, закурив.

- Нет, только два автомата… А что?

- У нас просто лишь один ПМ остался. Не заделитесь?

- Тогда давайте меняться – у вас будет один автомат, у нас ваш ПМ и автомат.

Солдат согласился. Через пару минут ребята уложили раненого в старенькую «короллу». Они договорились, что джип пойдёт спереди, а солдаты поедут сзади во второй машине. Тронулись. Через пару километров леса исчезли совсем и теперь всюду, куда доставал глаз, была видна большая степь. Слева из-за кончившегося лесного массива показался какой-то посёлок. Он лежал метрах в пятистах от дороги, вплотную к лесу.

- Давай тормознём аккуратно, глянем в бинокль что там? – предложил Саня.

- Угу, - Егор полез в бардачок за биноклем. Машина с солдатами остановилась сразу позади них.

- Щас, мы глянем что там, да как! – крикнул им Егор. Один из солдат пожал плечами и залез обратно в машину.

В замызганные окуляры стали чётко видны оставленные дома в посёлке и пустая дорога, ведущая к нему. Купол бревенчатой церкви завлекающе блестел в лучах уходящего солнца. И вообще это был бы тихий мирный осенний, и очень красивый вечер, если бы некуда было спешить и нечего бояться.

Резкий шорох в придорожных кустах. Как в замедленной съёмке Санёк видел, как Егор слева от него сдёргивает с плеча автомат. Прогремели два резких выстрела, разметавших тишину вокруг – один из солдат не выдержал и стал стрелять сразу.

- Не стреляйте! Пожалуйста! – тоненький голосок раздался из под кустов, с которых только что срезало ветки двумя пулями.

- Стойте! Там ребёнок! – сказал Егор.

Через мгновение глазам ребят предстал до смерти испуганный мальчик лет десяти, жутко грязный, весь в порванной одежде и ссадинах. Он дрожал крупной дрожью и едва не плакал. Но казался он вполне здоровым.

- Ты как? Цел? – Саня оглядел его, - Не задели? – Тот быстро замотал головой, - Есть кто-нибудь ещё с тобой?

- Нет. Они все остались… Там… Они больны. - он показал головой в сторону домов.

- А они как? Спокойные? Или кидаются?

- Кто как… Мои родители вот спокойно просто ходят по улице… А дядя Вова так уже… Он… - мальчик с трудом мог говорить.

- Всё-всё, успокойся, - Егор подошёл и легонько похлопал его по спине его, - Ты как? Есть хочешь? – последовал первый утвердительный ответ от мальчика. Он посадил его на заднее сиденье машины и стал распечатывать непонятно откуда взявшийся паёк.

- Ладно, парни, валим, - Санёк подошёл к солдатам, - а то они могут прибежать на выстрелы. Чёрт их знает, на что они реагируют.

- Давайте уже скорей только. Без остановок, договорились? – Солдаты вернулись в машину.

Парень всю дорог сидел молча, сосредоточено жуя содержимое пакета и изредка отхлёбывая глоток воды из бутылки. От него жутко пахло болотной грязью, но это было самое меньшее из тех бед, что он мог с собой принести. На нём была какая-то виды видавшая курточка, порванные джинсы и кроссовки.

- Как ты думаешь? Кто-нибудь у вас в деревне ещё есть здоровый?

- Вряд ли… Единственное место, где можно спрятаться – это церковь. Они почему-то не могут туда заходить. Батюшка говорил, что это потому что Бог нам помогал, - Санёк удивлённо оглянулся на Егора: «Божье чудо?»

- Батюшка? С тобой там был ещё священник?

- Ну да… Когда это началось, я пытался убежать из деревни, но они были со всех сторон. Тогда я увидел что дверь в церковь открыта… И там стоял батюшка Алексей… Он махал мне рукой… Хотел, чтобы я бежал туда. Мы с ним спрятались. Мы там четыре дня сидели. У нас кончилась вода, и он ночью пошёл за водой… К колонке… А у вас есть ещё еда? – Егор достал ещё один пакет и передал его мальчику.

- И он не вернулся?

- Не-а… Ом не возф-а-фал-са тги д’a, - продолжал мальчик, принявшись за новую порцию, - А потом я убежал ночью из церкви. Я шёл через кладбище. У нас болото страшное рядом… Сова ухнула, было очень страшно - я в болото упал… Ну в трясину… Выбрался, а потом ушёл сюда. У дороги ждал кого-нибудь.

Через десять минут езды по правую сторону дороги начали возвышаться холмы, поросшие молодым ельником у основания и со старыми соcнами на вершинах.

- Нам немного осталось… Смотрите – справа должна быть лесная дорога. Нам туда, - сказал Санёк, ведя машину и держа в одной руке коммуникатор.

Из-за высохшего бурелома, лежавшего вдоль дороги, закатные лучи выхватили две крепкие, накатанные колеи. Машины затормозили и потихоньку, перевалившись через кочку, свернули с асфальта. Над головой мелькали мягкие лапы душистой хвои, под колёсами трещали, ломаясь, хворост и шишки. Среди деревьев проскакивали то большой муравейник, то яркий выводок грибов, которые никто не собирал уже больше месяца. С дороги вспорхнула какая-то большая птица. По-видимому, коршун, которых тут было в изобилии.

Санёк взял из кармана дверцы рацию и, зажав кнопку приёма, сказал:

- Точка двенадцать, точка двенадцать, я альфа-три, как слышно, приём? Рация пискнула и, выждав немного, зашипела помехами.

- Альфа-три, я точка двенадцать, слышу вас хорошо, где вы, чёрт побери? Приём? – рация ответила грубым хрипом, но разобрать слова можно было без труда.

- Мы подъезжаем к вам. Только что свернули с шоссе. У нас две машины, не перестреляйте нас, пожалуйста. Приём?

- Ладно, так и быть. Ждём. Конец связи.

Дорога плавно поднималась в гору. Густой хвойный лес закончился, и стала видна уютная полянка с маленькими ёлочками, поднимающаяся до самой вершины холма. Егор прислонил бинокль к глазам: на вершине холма чётко выделялся накат из мешков, из-за которых угрожающе чернело дуло пулемёта.

- Ничего так, укрепились. Может быть, даже до эвакуации доживём, - улыбнулся он сам себе. Впереди показался бронетранспортёр, стоявший поперёк дороги, с направленным на неё крупнокалиберным пулемётом. Он резко зарычал, извергнув из-под себя серый клуб дыма, и отъехал в сторону, давая проезд. Джип взобрался на плато и сразу открылся вид на раскинувшийся лагерь: множество людей, несколько «уралов» и пара палаток. Люди сидели кучками на старых ящиках и бочках, кто-то на поваленных деревьях. В центре этого сборища было большое расчищенное пространство, по-видимому, подготовленное для вертолёта. По периметру группами по три-четыре человека стояли солдаты с оружием. Из центральной палатки, откинув входной клапан, вышла девушка в камуфляже. На её лице была видна сильная усталость, но, увидев приехавших, она заулыбалась, и тот, кто умеет читать по губам, прочёл бы: «Ну здравствуй, альфа-три».

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 28
Комментарии

А здорово получается!

Выкладывать продолжение точно стоит.

________________

Spread your legs,

And f@ck the world,

This is war, yeah...

да

окей :)

Интересно .... меня это заинтресовало буду продолжать читать до конца ( если ты планируешь писать дальше ) твердая 10

Быстрый вход