Александр К. - "Перерождение". Глава вторая - "Точка двенадцать"

- Скоро улетать, а новые постояльцы всё ещё прибывают, - улыбаясь парням, рассказывала Лена и наливала им кипяток в подставленные жестяные кружки, - Пару часов назад набрели на нас трое выживших – папа с дочками. А мать их, говорят, заразилась всё-таки… Вот вы теперь к вечеру подвалили, - напоминание о последнем её взбодрило, - Ну рассказывайте, как добирались.

- Ну а чего там рассказывать, - начал Егор, - как высадили нас с группой в том местечке, так и началось веселье. Место жуткое, просто ужас! Везде кровь по стенам размазана, будто они прям головой об стенку бились… Ха, Санёк! Убиться головой об стену! Помнишь эту тему?

- Угу… Очень похоже.

- Короче, заходим мы в главный цех… Вроде как считалось, что они собираются кучами и в одном каком-нибудь большом месте или строении. Заходим, значит, со стволами наготове… вроде всё тихо. Там в центре какая-то большая бочка стояла в землю врытая. Вроде бассейна. Серый, значит, наступил на что-то, ну это что-то и хрустнуло на весь цех. Ой, что началось… Мля… - он демонстративно схватился руками за голову, - они как попёрли из этой бочки! Вспоминаю, аж сердце в пятки уходит… Мы каждый по магазину потратили, а они всё лезут! Причём так быстро! Даже перезарядиться не успеешь! Некоторые, значит, просто как тигры несутся. Основная часть, правда средне так бегает, будто на марафоне. Какие-то просто как настоящие зомби из ужастиков идут медленно, шатаясь. И у всех всякие нагноения, кровь на теле, раны, пена изо рта. Короче… Мама не приведи кому-нибудь такое встретить…

- Харош, - перебил Саня, - Мы залезли на какую-то крышу. Там темно было… В общем все ребята по старому шиферу… Все четверо провалились вниз...

- Ага, жуть как кричали, ну просто не может так человек кричать! – вставил Егор.

- А мы заныкались. Сидим, думаем, вдруг про нас забудут. Ну они… Потихоньку вроде успокоились и сползлись в бочку обратно. Ну, мы тогда и дали дёру. Не помню, чтоб когда-нибудь бегал так и быстро и так тихо. Они вроде не погнались за нами, - он отхлебнул из кружки чаю и задумчиво замолчал, припоминая подробности.

- Мы часа два по лесу шли на север, - продолжал Егор, - На карте вроде там ферма какая-то была отмечена. Вышли, пошли по дороге. А там уже светать начало, немножко светлее стало. Вдруг смотрим – на дороге стоит джип. Наш, который, серенький… Ну, ничего так, симпатичный. Бензина, значит, полбака, вроде как на ходу. С проводами там просто было, покопался минут пять. Поехали… Добрались до той самой фермы. Издали вроде реально как заброшенная выглядит. А вблизи, подъезжаем – стоят две новенькие бочки по пятьсот литров каждая. Ящики, стоги сена. В ящиках были медпакеты и бутыли с водой… Мы в там в одном ангаре в комнатушке заперлись… Спали по очереди. Хотели ночи дождаться, чтоб безопаснее, значит. А тут вы по рации в одиннадцать утра: «Открыта точка эвакуации номер двенадцать в квадрате двадцать семь-е».

- А что ж вы вообще по рации помощи не попросили? Вас бы наши подобрали, - Лена была удивлена.

- Так ведь мы её чуть не утопили, когда через канаву дёру дали. Она видимо подсохла потом. А потом уж раз людей эвакуируете из холмистой местности, значит на вертушке. Так уж лучше вы спасите пару десятков, чем нас. Тем более у нас машина есть, и мы сами добраться могли. Мы вам только сообщили перед приездом, чтоб не обознались.

- А мы видели что едет какая-то машина… Думаем, вряд ли к нам завернет, откуда же ей знать…

Снаружи стал слышен гул приближающегося вертолёта. Парни и Лена вышли из палатки, и пошли к посадочной площадке. Люди, до этого сидевшие и скучавшие на местах, засуетились и стали подтягиваться к посадочной площадке. Лена подошла к какому-то солдату и начала раздавать распоряжения. Потом вернулась к парням:

- У нас тут народу на три вертолёта. Сейчас идут первые гражданские, потом вторые и на последнем вертолёте, наконец, солдаты. Я с ними полечу. И вы… У нас тут кое-какая оборона организованна. Вон, видите мужика в фуражке? Это Иван Алексеевич, лейтенант, он здесь первый после меня. Спросите у него, куда вам встать и какое оружие взять, - она пошла встречать вертолёт. Серенький Ми-8 с украинским флагом приземлился, подняв вокруг облако песка и пыли. Девушка, пригибаясь и закрывая рукой глаза, побежала к нему.

Лейтенант дал Сане автомат, так как у Егора уже был один, и показал им их позицию.

- Вы, думаю, стрелять умеете? – пробасил усатый командир.

- Да, - улыбнулся Егор.

- Тогда идите, мне больше вам нечего рассказывать… Патроны только поберегите, если что. Служивые, что ли?

- Угу.

- В каком звании?

- Майоры. Оба, - глаза лейтенанта быстро оказались на морщинистом загорелом лбу.

- Ну ладно…

Парни уселись на свою позицию – небольшой бугорок на вершине склона. У подножия холма простирался тот самый лес, через который они ехали, бежевая песочная дорога извилисто вела к ним наверх. А за лесом в просветах стволов сосен угадывался стройный силуэт шоссе, за ним широкая степь с тонкой каймой далёкого леса. Погода стояла тёплая и осенняя. Где-то рядом стучал чечётку дятел; шума листьев не было слышно – стояло безветрие. Загудел стартовавший мотор вертолёта, медленно начали вращаться лопасти. Через пару мгновений он оторвался от земли и прошёл прямо над головами Сани и Егора, взяв курс на север. Когда он уже почти скрылся из виду, рация пискнула, и на общей волне приёма прорезался голос:

- Верхний-пять вызывает Точку-двенадцать. Вижу большое скопление инфицированных в квадрате двадцать семь-эф. Их тысяча, может больше. Движутся в вашем направлении, только что вышли из леса. Как поняли, Точка-Двенадцать?

Парни переглянулись, у обоих на губах застыли сдерживаемые ругательства.

- Точка-двенадцать Верхнему-пять, спасибо за сообщение. Конец связи, - отозвался голос Лены.

- Точка-двенадцать Базе-семнадцать, Точка-двенадцать Базе-семнадцать, как слышно? Приём?

- Слышу вас хорошо, Точка-двенадцать. Приём?

- Товарищ полковник, на нас движется тысяча, может больше инфицированных. Они будут тут где-нибудь минут через двадцать. Боюсь, что не успеем мы всех отправить, товарищ полковник. Можете помочь сверху? Приём?

- Простите, Точка-двенадцать, но у нас все самолёты только что на базу вернулись с маршрутов. Они будут у вас не раньше чем через полчаса. В общем мы поможем вам, как только сможем. Простите, майор. Конец связи.

- Вот вляпались, - Санёк сплюнул от досады.

- Да уж… Может быть, удастся отстреляться? – Егор сохранял оптимизм.

- Да конечно… У нас человек тридцать-сорок в защите. Ну издали их можно

пулемётами резануть. А вблизи? Их же целая туча. Представь – тысяча этих гадов! Остаётся надеться, что вертолёт нас успеет забрать.

Егор осмотрел в бинокль далёкий лесной массив. Пока что на поле никого не было видно. Пока что…

- Миха, - раздался по рации глухой бас лейтенанта, - у тебя самая высокая позиция. Посматривай на лесок. Скажешь, как их увидишь.

- Понял вас, товарищ лейтенант.

Саня посмотрел по сторонам, пытаясь понять, где находится эта самая лучшая позиция. Справа внизу, метрах в пятидесяти располагалось пулемётное гнездо. Оно, как и БТР прикрывало выходящую из рощи дорогу. С него солдаты вряд ли вообще что-нибудь видеть на поле. А вот слева, совсем рядом расположилась пара пулемётчиков с пулемётом. С ними сидел и болтал снайпер. Наверное, это и был Миха.

- Ты Михаил? – спросил подошедший Санёк.

- Ну?

- Саня, - они пожали руки.

- Это у тебя тут лучшая позиция?

- Ага, отсюда на семь километров по степи видно. У меня же и бинокль есть. Прицел-то только в четыре раза увеличивает. А вы откуда, мужики?

- ВДВ. От группы отбились. - ответил подошедший Егор.

- Это не вы сюда на «ленд-ровере» закатили?

- Ага.

- Ха! А я его самый первый увидел. Вижу – едут две машины…

- Ясно, дай-ка глянуть, - Егор взял у него бинокль и посмотрел в сторону леса, - Хм… Ясно… Ладно. Сиди, служи, - улыбнулся он, отдав бинокль обратно.

- Альфа-три Точке-двенадцать, мы их видим. Только что показались на поле, - не замедлил сообщить Егор в штаб.

-Как?! – снайпер схватил бинокль, пытаясь разглядеть то, о чём говорил Егор.

- Понял вас, Альфа-три, спасибо. Конец связи.

- Пойди-ка сюда, - Санёк поманил Егора пальцем.

- Что?

- Если у них бэ-тэ-эр на ходу… Можно ведь устроить вылазку к ним? Можно не подъезжать, а просто расстрелять их с расстояния.. Из крупнокалиберного-то, а? Самое оно.

- Ну не знаю… Спросить надо.

Лейтенант озадаченно уставился на парней, когда услышал предложение. Он почему-то был не очень рад такой импровизации, но с другой стороны нужно было каким-то образом сдержать натиск наступления, и риска особого в этой вылазке он не видел.

Через три минуты, смуглый водитель, назвавшийся Лёней, помогал парням забраться на броню восьмиколёсной машины. Он должен был вести бронетранспортёр, Егора посадили на место стрелка, а Санёк остался на броне, решив вести огонь из лёгкого ручного пулемёта.

- Вы только не упадите на ямах, - предостерёг его Лёня, - а то, как бы они вас живьём не съели там.

- Вряд ли. Мы же не будем к ним очень близко подбираться. Так, обстреляем с дистанции.

Шумно завёлся дизель, обдав стоящих рядом солдат густым облаком. Резким толчком БТР дёрнулся вниз по грунтовой дороге, сминая придорожные кустики и заросли черники.

- Старайтесь стрелять тех, которые самые шустрые! – крикнул Саня, стараясь перекричать шум двигателя, - Они вроде как до места идут одной толпой, а только потом уже все они двигаются как могут. Короче мочите тех, кто быстрые! А то они живо до лагеря доберутся!

- Хорошо!

Транспортёр выехал на асфальтовую дорогу, пересёк её, ввалился в придорожную канаву и выехал оттуда, сбрасывая с колёс пучки тины и бурой грязи. Вскоре началась желтеющая трава поля, машина медленно пробиралась к центру поля, оставляя за собой две колеи. Из-за кромки поля медленно выплывала тёмно-зелёная полоска дальнего леса. Вдруг впереди слева, закатное солнце резко выхватило большую серую движущуюся массу. Это были они.

- На одиннадцать часов! – прокричал внутрь кабины Саня. Броневик стал забирать налево, орудийная башня со скрежетом повернулась в сторону. Егор был готов.

- Стой! – раздался из кабины его, приглушённый ревом мотора голос. БТР затормозил. Саня глянул в бинокль – и сразу с отвращением отдёрнул его от глаз. Зрелище заставляло: метрах в двухстах от них была гигантская толпа людей. Каждый из них - грязный, в сплошных лохмотьях, почти у каждого серая грязь перемешалась с кровью, почти не было видно глаз и естественного цвета кожи. Некоторые из людей, заметив транспортёр, резко бросились к нему. Они бежали странно, по-звериному, но делали это очень быстро. Резко заухал крупнокалиберный пулемёт, пытаясь скосить переднюю цепь бегущих. Свистящие пули с хлюпаньем вонзались в тела, вырывая сзади кровь вперемешку с грязью, как будто пущенные из пульверизатора. Некоторые уже начали падать в беге, немыслимо подворачиваясь и путаясь в собственных конечностях. Гильзы звонко стучали по броне, отскакивая от неё.

К тому моменту, когда Саня установил пулемёт, Егор уже почти остановил самых быстрых. Всё пространство между ними и толпой было заполнено немереным количеством трупов. Теперь уже все инфицированные дружной волной неслись на них. Неслись, как волна в сильный шторм, грозя накрыть бронетранспортёр собой и поглотить всех в нём.

- Стреляйте! – кричал водитель. Он уже жалел что ввязался в эту авантюру.

- Патроны кончились! Их было всего треть коробки! – Егор взял автомат и вылез на броню к Саньку. Тот начал стрелять из ручного пулемёта, принося меньшие повреждения, но всё-таки сея потери в рядах наступавших. Когда заражённые уже покрыли половину расстояния, Леня не выдержал и дал газу.

Бронетранспортёр развернулся на сто восемьдесят градусов, откинув в дальний угол кузова Егора, который стоял в полный рост и не держался. БТР ехал в полную силу своего мотора, унося троих солдат от гибели в чистом поле. На полном ходу, когда колёса то и дело влетали в разные ямы, стрелять было сложно и парни перестали. Через минуту они переехали шоссе и стали приближаться к лагерю по дороге. Сверху, шумно гудя, пролетел вертолёт.

Когда парни добрались до плато, люди уже садились в винтокрылую машину. Справа стояла Лена и о чём-то кричала лейтенанту, который слушал её с мрачным видом. Он увидел вернувшихся ребят и побежал к ним.

- Товарищи майоры! Она лететь не хочет! – лейтенант зло показывал на неё, - Убедите её! Ведь нас живьём разорвут на части!

- И слышать ничего не хочу! Я должна командовать обороной!

- Без вариантов! – Егор мгновенно напрягся, - Живо садись на вертушку! Нам же тут головы оторвут!

- Я тут главная! Мне надо командовать людьми! – убедить этого воинственно настроенного человека было непросто. Тем более женщину.

- Мы с лейтенантом отлично сработаемся! Всё будет хорошо! Ты нужна на базе! Полковнику нужна помощница! Ты нужна на Аляске! – эти слова заставили её задуматься. Последние беженцы подтягивались к дверце вертолёта.

- Конечно! Мы защитим себя! Лети отсюда! – лейтенант был рад такой поддержке со стороны парней. Лена ещё сомневалась, но вертолёт был готов оторваться от земли. Она махнула рукой:

- Да идите вы!.. – чуть не заплакала она, - Ладно… - она резко обняла всех троих и, вытерев рукавом нос, побежала к вертолёту. Когда она залезла в кабину, лейтенант захлопнул дверь и показал пилоту большой палец. Мотор загудел сильней, в воздух поднялась порция хвои, и машина, неуверенно оторвав колёса от земли, стала набирать высоту. Удаляющий рокот стал затихать.

- Верхний-семь Точке двенадцать, они почти у дороги. До вас осталось чуть больше километра. Держитесь там.

- Понял вас, спасибо, - лейтенант повесил рацию на пояс и посмотрел на Саню и Егора, - Ну что? Вернулись? – потом он оглянулся на водителя Лёню, стоявшего у БТРа, который нервно затягивался сигаретой, поглядывая в сторону, откуда шла смерть. Или нечто похуже смерти.

-

Закатное солнце краем коснулось лесных вершин. На поляну легли тени. Вертолёт исчез вдалеке и наступила тишина, в которой различалось равномерный шум деревьев, нарушаемый редким кашлем оставшихся солдат. У всех на лицах был нескрываемый страх. Они сидели, на краю поляны, держа автоматы дрожащими руками. Санёк думал, стоила ли их поездка хоть гроша. Может быть они лишь зря раззадорили зомби — не стоило ли утянуть их куда-нибудь в сторону от лагеря?

Когда нет противника, солдаты очень похожи. Но когда лежащие у холма заросли наполнятся громким сопением и хрустом веток и они ощутят близость опасности, люди отреагируют абсолютно по-разному. Кто-то станет отчаянным и одновременно холоднокровным – он, метко целясь, будет пускать пули одну за другой в эти полусгнившие тела, кто-то же, испугавшись так сильно, наверное, впервые в жизни, забьётся в уголок подальше и закроет голову руками. Когда противник вообще не боится и не имеет инстинкта самосохранения, когда он будет идти на тебя неостывающей волной, превышающий по численности раз в пятьдесят, когда он не повернёт назад, даже самые смелые действия и беспрестанная меткая стрельба не дадут результата – ты будешь затоптан, если будешь стоять на месте. Если тебя не заберёт вертолёт.

- Ладно, мужики, - сказал лейтенант, - Идите, наверное, вон туда, на холмик к автоматчикам.

- Хорошо.

И они пошли. Егор уселся на землю и осмотрел солдат. Большинство из них, как и надлежало служащим российской армии, были вооружены АК-74. Кто-то держал СВД. На холмике, где рядом с пулемётом сидел снайпер Миха, к стволу засохшей берёзки были прислонены три гранатомёта. Миха время от времени посматривал в прицел на шоссе, и, увидев Егора, кивнул ему. Он поднёс рацию ко рту:

- Товарищ лейтенант, они подошли к дороге. Впереди идёт штук сто. Приём?

Почти у каждого третьего на холме была рация, и Саня сразу почувствовал, как наступила напряжённая тишина. И через момент воздух наполнился множеством металлических звуков - передёргивали затворы.

- Понял тебя. Всем внимание. Огонь без предупреждения. Не тратьте зря патроны, - лейтенант оставался смертельно спокойным, будто проходили обычные учения, - Всем принять позу наиболее удобную для ведения огня. Они же не стреляют в вас, так что не прячьтесь. Отход по команде.

Прошла минута томительной тишины. Нервы были на пределе. Первым в эфире прорезался снайпер:

- Вижу цели. Открываю огонь, - тишину разорвал громкий одиночный выстрел. Потом ещё один. Потом опять всё стихло.

Со своей позиции Санёк и Егор не видели наступавших. Среди стволов сосен было едва различимо редкое движение.

- По одиночным целям стрелять только снайперам, - приказал по рации лейтенант. Первыми жертвами снайперов стали, видимо, самые быстрые, которые ушли далеко вперёд от основной массы. Грянуло ещё два выстрела: со стороны Михи и откуда-то справа. Вдруг чётко стало видно, что весь лесной массив заполнен ими. Они начали выходить из леса на склон, где деревья не росли, и стрелять можно было наверняка. Солдаты подождали несколько секунд, и открыли огонь. С обеих сторон заголосили пулемёты. Все солдаты уже тоже стреляли одиночными выстрелами или по три патрона. Воздух наполнился непередаваемым треском. Запахло порохом. Наступавшие инфицированные шли, оставляя за собой трупы подстреленных. Но трупы эти падали всё дальше и дальше от рощи и всё ближе и ближе к вершине холма. Некоторые солдаты уже начинали перезаряжаться. Из-за деревьев вышла особо плотная группа – человек пятнадцать бежали совсем рядом. Справа сразу же, не раздумывая, ухнул гранатомёт. Взрыв разбросал всех в разные стороны, взметнув вверх двухметровый столб земли.

Нельзя сказать, что ничего не помогало. Уже больше половины тех, кто вышли из-за деревьев, лежали на земле. Но они шли не переставая. Плотности огня не хватало на такое большое количество противника, к тому же, если в настоящего человека попасть и не убить, а, скажем, ранить его, то он не пойдёт дальше из-за боли. Эти же не реагировали на подобные вещи – им надо попасть либо в голову, либо в сердце, чтобы оно перестало гнать кровь к органам обезумевшего хозяина. Но в подобном «сражении» были плюсы. Солдаты не побегут назад до последнего, не могут быть ранены или убиты издалека. И в принципе, при численном равенстве противника, все шансы на стороне разумного войска. Но здесь на пятачке в холмах оборонялось лишь тридцать семь человек. Позже, после авианалёта, разведчики обнаружат больше полутора тысяч инфицированных тел.

Наступавшие подобрались уже совсем близко. Ближайшие трупы лежали всего в десяти метрах от края плато. Большая часть была уже примерно в сорока метрах от оборонявшихся. У некоторых солдат кончились патроны, и они беспомощно смотрели на приближавшуюся смерть. Сквозь громкие звуки выстрелов вдруг резко прорвался спасительно близкий звук вертолёта. Саня обернулся – тот уже висел над поляной и почти приземлился. Он прекратил стрелять и достал рацию:

- Отступаем! Всем отойти в центр лагеря и занять оборону! Тем, у кого закончились патроны – садиться в вертушку!

Все разом развернулись и побежали к посадочной площадке. Некоторые сразу начали залезать в вертолёт, оставшиеся отстреливались. Выстрелы стали слышны реже, так как ещё мало кто из зараженных вылез на поляну. Почти все загрузились на борт, снаружи оставалось человек семь-восемь. И в это время они пошли опять, и опять загремели выстрелы. Вдруг слева от парней, которые ещё не сели на борт, прогремел взрыв. Взрыв был не очень мощный, взорвалась, по-видимому, граната. Саня глянул в ту сторону: один из солдат, похоже, собирался метнуть гранату, но что-то пошло не так и она взорвалась ещё в полёте, совсем близко от него. Его тяжело ранило – осколки сильно испортили ему живот, и он был весь в крови. Егор бросился к нему вместе с одним солдатом, они схватили его и понесли к вертолёту. Все уже сели вертолёт, оставались только Санёк, Егор и солдат с раненым на руках. Они вдвоём загружали раненого, в то время как Санёк ожесточённо отстреливался. Конечно, это не приносило почти никаких результатов. Целое множество уже подошло почти вплотную, а один автомат против них был ничем.

- Взлетай! – крикнул Саня. Стоять под бешено крутящимся винтом было очень тяжело, его буквально тянуло на землю. Он схватился за какой-то выступ вертолёта, и тот начал взлетать. Однако всё пошло совсем к чёрту – грязь на ботинке сделала своё грязное дело – подошва, получив давление сверху, не преминула соскользнуть с подножки. Гигантская сила воздуха, который служил опорой для вертолёта, просто всосала его вниз. Рука, не готовая к такой нагрузке, соскочила. Однако, пролетев меньше метра, Саня схватился за ту самую стойку, на которой была недавно его нога. Чтобы удержаться, пришлось бросить оружие и держаться обеими руками.

Вертолёт уже висел метрах в трёх над землёй. Приземлиться, означало убить всех, не приземлиться, означало убить его самого. Чтобы провисеть в таком положении достаточное время, нужно было иметь стальные кисти. Сильнейшая струя тянула вниз, и он мог бы провисеть так лишь несколько секунд, слишком мало, чтоб вертолёт успел приземлиться в безопасном месте. Прогноз был самый неутешительный – смерть от удара об твёрдую земную поверхность. Он посмотрел вниз: вертолёт уже набрал высоту метров в десять и летел в сторону от высоты номер двенадцать. Внизу лежал какой-то маленький пруд. Конечно, это было глупо. Не разбиться об воду, попасть в пруд, не потерять сознание, убежать от целой толпы тварей, бродящих поблизости, добраться до аэродрома, ближайшей эвакуационной точки, которая была в двадцати километрах отсюда. Конечно, нет разницы отпустить руки сейчас или через десять секунд. Но… Шансы были малы, но всё-таки были. Когда выбираешь между ничем и очень-очень-очень маленьким, всегда бери второе. Он разжал руки.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 27
Комментарии

почему у этой винтовки приклад почти отсуствует

а где баланс?

фото не моя - нашёл вообще в яндексе, может какая-нить страйкбольная модель, хотя похожа на настоящую

а чем вас приклад не устраивает?

я примерно догадываюсь что такое баланс, но не представляю где он может в этом случае располагаться

роспределение веса

длиный ствол висит утебя на одной руке

и что? в фильмах могут стрелять очередями одной рукой и кудато паподать)))

лучше более тяжелый приклад( тяжелая вставка на конец приклада , и под шеку подкладка и упор в плечо.

"Рембо" в этом не нуждаются) конечно

почему у этой винтовки приклад почти отсуствует

а где баланс?

ну нече так, но еси есть техника, типа бтр, то ей просто давят даже стерлять не нужно. Отсюда получается слив всего происходящего там. Нужно как-то портить бтр по рассказу, шоб он не мог сие сделать

логично)))

единственное, пожалуй, как можно её (технику испортить), - сломать люки чтоб они были в открытом положении)

спасибо за замечание, учту впредь)))))

может, стоит написать главу, где пяток танков устраивает мсяорубку)

Там все присутствует, разуйте глаза :) Просто сливается фон

Вполне симпатично,мне нравится. Надеюсь продолжение будет? Вот вопросы,на которые я хотела бы получить ответы,либо в коментах,либо в следующих главах. Итак, вопросы: 1) Откуда эта инфекция? Россия или США,ну или откуда нибудь. 2) Инфекция распространилась по всему миру? В сущности, 1 и 2 вопросы одинаковы,но лень стирать,клавиатура барахлит). Еще бы хотела,чтобы ты(автор) рассказал немного о начале эпидемии,когда люди еще незнали что происходит,ну или вобщем наподобие этого. +9. *_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*

Если цель религии - вознаграждение, если патриотизм служит эгоистичным интересам, а образование - достижению социального положения, то я предпочту быть неверующим, непатриотичным и невежественным. Халиль Джебран

не всё сразу ;)

планируется вторая параллельная линия, которая начнётся раньше чем эта - т.е. как вы хотели))

Интрига?) Что ж, любопытно конечна узнать все сразу,но на много интересней получать хороший рассказ порциями. Вобщем, фанат у тебя уже есть) (и думаю не один). Так что жду продолжения. *_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*

Если цель религии - вознаграждение, если патриотизм служит эгоистичным интересам, а образование - достижению социального положения, то я предпочту быть неверующим, непатриотичным и невежественным. Халиль Джебран

Спасибо за новую часть интересно ..... у меня нет вопросов по поводу оружия , бтр и другого - но есть по вопросу зомби . Разве классические зомби не должны быть мертвыми ? можно было бы проявить фантазию и придумать что нибудь необычное в этом роде - к примеру что инфицированные заражены паразитом или чем нибудь что оживляет тела мертвых людей . На самом деле меня это просто убило , но в силу интереса поставлю 9 - меньше немогу...

если быть точным, то слово зомби прозвучало в рассказе один раз *имеется ввиду речь автора а не диалоги героев*

они практически везде названы инфицированными

и мне обычно нравится - начинать с лёту.

планирую дальше, по ходу развития сюжета, посвящать читателя в подробности и предыстории

следующая глава, кстати, будет являться началом предыстории

но об этом можно будет догадаться лишь по одному единственному слову, по крайней мере мне так кажется :)

я уже в процессе оформления текста на сайте

а насчёт зобмарей - я в них не разбираюсь)))))))))))))))))))))))))

знакомых нимфоманов нет, к сожалению))))) *без обид* ;)

зер гуд! жду продолжения

1) у вас там дизельный джип, полбака бензина не могло быть

2) это что за малолетние майоры ВДВ такие, без знания нормальной армейской терминологии и субординации?

3) что за девушка- майор? каких войск, сколько ей лет?

4) Аляска?0_о Действие у берингова пролива происходит?

5)какая то невнятная ферма с бочками воды и складом медикаментов

а, надоело, продолжать то долго можно, просто совет- вам обязательно писать про современную российскую армию? Может быть лучше или действие разместить в вымышленной стране, или переделать персонажей в вооружившееся сборище гражданских, ну, может, поставленных военными на снабжение , как то так, не стоит писать о том, в чем вы совершенно не разбираетесь от лица тех, кто разбираться обязан .Ведь в целом у вас было такое хорошее начало, я и был уверен что про гражданских шалопаев речь, и тут нна тебе, майоры. Моя плакаль

Быстрый вход