Обреченные на жизнь. Глава 1. Часть 5

Предыдущая часть

5.

- Проснулся? – Ринат увидел над собой белый потолок, резкий запах лекарств ударил ему в нос. Он огляделся. В больничной палате рядом с ним сидел Валера и, улыбаясь, смотрел на него.

- Лежи, лежи пока. Сейчас врач придет. Дверь открылась и на пороге появилась медицинская сестра в зеленой форме. Она вытащила иглу от капельницы из его вены и также молча ушла.

- Так значит, это мне не приснилось? Сколько я… спал?

- Часа полтора, не больше. Но ты молодец.

- Дай попить. – хрипло попросил он и, глотнув из бутылки, поднесенной к его рту Валерой, спросил:

- Где брат?

- Он со своими. Ты лежи пока.

Ринат не послушался его и попытался встать. Голова кружилась, но, превозмогая слабость, он все-таки поднялся. Немного посидев, он встал. Несколько раз покачнувшись, он, наконец, обрел равновесие и направился к раковине. Как ни странно, вода побежала. Ринат ополоснул лицо водой и повернулся к Валере, который все это время молчал.

- Где одежда? – спросил он, обнаружив, что он практически раздет.

- В шкафу. Ты как?

- Нормально. Честно. – ответил Ринат и попытался улыбнуться. – Что с остальными?

- В порядке. Лилия разве в соседней палате, остальные уже на ногах. Только с тобой и Лехой пришлось повозиться.

- А что с ним?

- Он чуть не застрелился. Дима вырвал ствол в последний момент. Дали вы жару, ребята.

Ринату было немного стыдно за себя. За свою слабость. Он уставился на свое отражение в зеркале, застегнул пуговицу и, повернувшись к Валере спросил:

- Что здесь произошло?

- Времени не было спрашивать. Толком еще ничего не знаю. Пойдем. Нас старший хотел видеть.

Старшим здесь оказался огромного роста майор в форме с артиллерийскими петличками. Ринат вспомнил, что встречал его за пару дней до того, как они отправились в поход. Он тогда прогуливался под ручку с молодой женой по парку, куда Ринат забежал после работы по привычке выпить с друзьями холодного пива и отметить начало отпуска. Здесь же, в кабинете главного врача, был лейтенант Самсонов, Марат с своим коллегой – лейтенантом милиции, два врача (в одном из них Ринат узнал заведующего хирургическим отделением Кречетова, только имени вспомнить не мог) и еще несколько человек. Следом за Ринатом и Валерой в кабинет вошли Альбина и Дима с Алексеем. Дима как всегда чуть улыбался и выглядел вполне бодро, зато Алексей заметно осунулся.

- Все понятно. – начал майор, выслушав истории Валеры и Самсонова. – Про банду мы знаем. После того, как два патруля не вернулось, мы уже начали принимать меры. А как только заморозило все, они уже сами пришли... Мы их отогнали. Благо оружие было. Милиция снабдила. Да и охотничье оружие раздобыли. Опять же спасибо нашим блюстителям порядка. Просто взяли данные на каждого, у кого были зарегистрированы стволы и прошлись по домам. Еще немного мы бы отбивались, но сил мало. Тут же из ста двенадцати человек семьдесят три составляют женщины, старики и дети. Плюс раненые. Итого под ружьем сейчас двадцать девять человек, включая Совет. Так что ваше прибытие – просто подарок небес.

- Да мы постоянно подарком оказываемся. – улыбнулся Валера, взглянув на Самсонова. Тот тоже усмехнулся. Марат поднял глаза от стола и посмотрел на майора:

- Майор…

- Майор Галеев. Руслан Галеев.

- Товарищ майор. Может, наконец, пора и нам узнать, что же тут произошло. Понятно, что станцию в любом случае бомбили бы, но чуть больше сотни выживших… Это… как-то странно.

- Ты прав, лейтенант. Станцию действительно бомбили. Как прошел сигнал, большинство успело скрыться в подвалах. И это стало ошибкой.

- Почему?

- На путях стояло два состава с пропаном и хлором. От удара образовалась утечка хлора, одновременно рванули составы с пропаном, и облако стремительно накрыло весь город. Люди пытались покидать убежища, но концентрация была такая, что они даже до выхода не добегали. Так и лежат там, в подвалах. Те немногие, кто выжил, побежал сюда, наверх. Или на верхние этажи многоэтажек. Потом с Камбарки люизит принесло. Тут опять… В общем. Те, кому повезло, те здесь.

- Что с продуктами, товарищ майор? – лейтенант Самсонов внимательно посмотрел на майора. Он-то понимал, что если еды мало, то они станут только лишними ртами.

- Не волнуйся, лейтенант. Вот Мансур, он за все отвечает.

Высокий плотный человек в дальнем углу кабинета кивнул, обнажив лысую макушку.

- Он считай, весь свой склад сюда перевез. Крупы, макароны, сахар в мешках. Да вы ж знаете, склады за школой? – майор посмотрел на ребят. – Вода из скважины – вон за больницей башня водонапорная стоит. Тепло котельная дает. Пожалуй, одна проблема – электричество. Пока генераторы работают, но этого мало. На главное здание еще худо-бедно хватает, а дальше…

Совет был создан сразу после того, как выжившие стали жить в больнице. Майор Галеев и стал инициатором создания хоть какой-то власти. Несмотря на то, что военных на момент создания Совета на территории больницы было только трое (кроме самого майора здесь оказались двое рядовых - срочников, находившихся в отпусках), его первым избрали в Совет. Туда же вошел лейтенант Харисов – от милиции. Гражданскую власть представляли Кречетов – врач и Шамеев – он работал инженером в гортопе. Всем людям нашли применение. Мужчин распределили между милицией и группой военных. Женщины, старики и дети ухаживали за больными, влившись в ряды медперсонала, занимались уборкой территории, обслуживали котельную, работали на кухне и в прачечной.

- Интересно, а чего это ваши с вояками не сольются? – вроде все силовики, а две фракции. – задумчиво спросил Ринат брата. После совещания они сидели на перилах возле входа и курили.

- Тут военные что-то вроде спецназа. Их всего-то пять человек. Плюс майор. Если бы не они, тут давно бы все медным тазом накрылось. Наши-то что? Ну, умеют оружие держать, ну, стрелять умеют и что? Военные практически в одиночку справлялись с бандитами и сдерживали их пыл, когда те уж слишком расходились. Наши на постах наблюдения только, да за порядок отвечают. Пойдем Лилию навестим.

Типичная палата: светло-зеленые стены, белоснежный потолок, потертый линолеум на полу. В палате кроме Лилии никого не было. Она лежала на койке, уставив невидящий взгляд на потолок.

- Ты как, Лилек? – спросил Ринат, присаживаясь на край постели. Она не отвечала. Даже взгляд не поменялся. Немигающими глазами она продолжала смотреть в потолок. Ринат сжал ее руку и встал, уступая место Алексею, который вошел следом за ними. Остальные расселись по пустующим койкам.

- Их нет. – вздохнула Лилия, не сводя взгляда с потолка.

- Мы не виноваты в этом, милая. Что мы могли сделать? – как можно нежнее ответил Алексей.

- Ты не понимаешь. Мы – есть, а их нет. Мы живы, а они… - слеза скатилась по ее щеке и пропала в беспорядочно лежащих на подушке волосах.

- Но мы должны жить. Понимаешь? Жить. Ради них, ради их памяти. Ради…

- Уйдите, пожалуйста. Я все понимаю. Мне просто нужно время. Пожалуйста, ребята, – она, наконец отвела взгляд от потолка и оглядела всех. Рината испугал этот взгляд. Столько тоски и боли в одном взгляде он никогда не видел. Марат встал первым и предложил всем выйти из палаты, где остался только Алексей. Пустота вновь окутала Рината. Он сидел на улице, и не ощущал вкуса сигарет, холодного ветра и снега.

- Парень, простудишься. Зайди внутрь. – перед ним стоял майор Галеев в белом маскхалате с автоматом за спиной. Следом за ним из железных дверей вышли еще трое бойцов в таком же обмундировании. Они расчехляли лыжи и проверяли снаряжение.

- Вы куда? – спросил Ринат, обнаружив, что пока он сидел, сигарета сотлела до самого фильтра.

- Военная тайна. – ответил Галеев и загадочно подмигнул. – А ты давай дуй внутрь. Молодым у нас не положено болеть. Все ясно?

- Да. Ясно. – только сейчас он осознал, что замерз и быстрым шагом зашел в помещение.

С момента ухода Галеева прошло уже почти двое суток. Ни вестей о них, ни их самих не было. Люди начали волноваться. Температура за окном в эти дни опустилась до минус 25 градусов и без нужды на улицу никто не выходил.

На третий вечер после того, как группа Галеева покинула больницу Ринату, Диме и еще двум солдатам из отряда Самсонова выпала очередь дежурить на южной окраине города. Местом для дежурства было здание заправочной станции, которое стояло на выезде из города. Место было удобным – сразу за зданием начиналось поле, которое отлично просматривалось.

- Пойдем, сменим ребят. Они уже два часа на морозе сидят. – сказал Ринат, поднимаясь со скамейки. Дима подкинул еще пару поленьев в буржуйку и нехотя поднялся. За окном шел снег. Ветра не было, и белые хлопья падали практически отвесно.

- До сих пор привыкнуть не могу. Я же в этом году и не купался практически. Когда теперь это будет? – сказал Дима, задумчиво глядя на падающий снег.

- Сигарету затуши. Или отойди от окна. Ты чего нас выдать хочешь? – оставил без внимания его вопрос Ринат и начал оглядывать окрестности в прибор ночного видения. – И откуда они ПНВ достали?

- И не один, заметь. – раздался голос Димы откуда-то с лестницы, которая вела из деревянной будки, в которой они сидели, вниз. Эту будку поставили уже после начала зимы специально для дозорных на крыше станции. Единственным минусом в ней было то, что в отличие от самого здания, она не отапливалась ничем, хотя была изнутри обита пенопластом и поролоном. Снаружи для защиты наблюдателя от пуль, да и просто, чтобы будку не сдуло ураганами, которые уже стали в порядке вещей, прикрепили стальные листы.

- Знаешь, Ринат, а не боятся наши, что как-нибудь мы тут все на воздух взлетим из-за печки этой? Ведь на топливе сидим! – после некоторой паузы сказал Дима, оглядываясь в поисках места, куда можно бросить окурок сигареты.

- Да уж… Дим, иди сюда. Смотри! Это мне кажется или что? – теперь они оба разглядели движение на другом конце поля у опушки леса.

- Может животное? – с надеждой спросил Ринат.

- Рисковать не будем. Пойду будить ребят.

Они уже полчаса наблюдали за тем, как что-то медленно двигалось к ним. Разглядеть очертания из-за густого снега было невозможно. Один из солдат внимательно следил за движением неизвестного тела из будки в ПНВ, остальные наготове сидели у выходов. Когда до наблюдательного пункта осталось около двух сотен метров, он сказал:

- Человек, судя по всему. Ползет.

- Мы с Димой вниз. Встретим его. Вы держите его на мушке. – шепотом сказал Ринат и тихо вышел в боковую дверь. Дима так же тихо вышел вслед за ним и пригнулся. Позади раздались сухие щелчки передергиваемых затворов. Несмотря на то, что большая часть помещений заправочной станции не отапливались, на улице все равно было холоднее. Стараясь не шуметь, они направились к точке, где по их предположению должен был находиться неизвестный. Они едва не прошли мимо. Только стон привлек их внимание. Дима тут же взял на мушку источник стона. Ринат осторожно подошел ближе и увидел лежащее на спине тело. Он с трудом перевернул его и отшатнулся. Перед ним лежал один из бойцов, который ушел вместе с майором. Тот открыл глаза, попытался что-то сказать, но сил на это не хватило. Белый маскхалат в нескольких местах был покрыт бурыми пятнами, похожими на кровь.

- Дима, это наш! Помоги. – Дима, неуклюже перебирая ногами в самодельных снегоступах, подбежал к ним. Вдвоем они втащили его в здание дозорного пункта.

- Санек, - крикнул Ринат, обращаясь к одному из солдат, который стоял на лестнице и удивленно наблюдал за происходящим. – Сообщи на базу. Срочно!

- Кто это? Из галеевских? – спросил он, продолжая смотреть, как Дима с Ринатом пытаются втащить тело в подвал.

- Да! Быстрее! – снова крикнул Ринат. Санек скрылся в дверях, через мгновение оттуда послышалось шипение рации.

- Там… На опушке... Еще… - прошептал разведчик, когда ребята с помощью ножа срезали с него намокшую от снега и крови одежду.

- Что? – не понял его Ринат.

- Там… Егоров… На опушке…

- Понял. Дима, ты продолжай. Вот спирт. Разотрешь его. Я с Санькой туда. – Ринат подскочил и, застегиваясь на ходу, бросился наверх.

Широкие лыжи без труда скользили по снежной целине. Они едва не наехали на Егорова, спасло его только то, что он сумел поднять руку и остановить Рината и Саню в полуметре от себя. Положив его на импровизированные салазки, они как можно быстрее пошли назад.

Перевязанный и прикрытый бушлатом, первый разведчик лежал на спине у печки, и, казалось, спал. А может быть, был без сознания. Второй был ранен куда серьезнее. Пуля прошла через живот. С того самого момента, как они его принесли, он не приходил в сознание. Через какое-то время пришли люди с базы. Они осторожно уложили раненых на сани, прицепленные к старенькому «Бурану», и уехали.

Остаток ночи прошел спокойно. Утром их сменила следующая группа. Вернувшись на базу, они застали ее больше похожей на гигантский улей.

- Что случилось? – спросил Ринат у пробегающего мимо милиционера. Тот вместо ответа только махнул рукой и побежал дальше. В оружейной старичок не стал принимать у них карабины, сославшись на приказ начальства. Не переодеваясь, все вчетвером они направились в кабинет, где обычно находились члены Совета.

- Марат. – воскликнул Дима, увидев, что в кабинете кроме него никого нет. – Хотя бы ты объясни, что происходит.

Марат оторвался от плана города и строго посмотрел на них.

- Ждем нападение. Один из раненых сказал. Бандитов там уже целая кодла. Со дня на день ожидаем нападения.

- А Галеев?

- Убит.

Ринат тяжело вздохнул. Он понимал, что значил этот человек для всего количества выживших граждан этого городка. Немного помолчав, он спросил:

- Нам что делать?

- Вы пока отдыхайте. Все-таки с дежурства. Я попозже зайду.

Молча, они побрели к себе. В палате, куда вместе с друзьями поселили Рината, никого не было. Он, не раздеваясь, рухнул на кровать, закрыл глаза и провалился в дрему. Сквозь дремоту он слышал, как спустя какое-то время в комнату вошел Дима. Тот шумно разделся и лег, скрипнув старыми пружинами кровати. Перед Ринатом как кадры старого диафильма проносились картины последнего месяца. Как же так получилось? Почему это произошло? Что стало причиной этой войны? Тут он отметил про себя, что до этого времени он абсолютно не задавался подобными вопросами. Вся его жизнь до этого была заключена в стремлении куда-то дойти, дожить до встречи с близкими. А что теперь? Последние связи с прошлой жизнью оборвались, после известия о смерти родителей. Что же стало причиной этого кошмара? Почему раньше подобный кошмар смогли предупредить и избежать тогда, еще в другой стране. А сегодня, когда холодная война стала достоянием истории, когда казалось, что еще чуть-чуть и…

Дима заворочался во сне, и под ним противно скрипнула кровать, заставив Рината отвлечься от мыслей. Кто-то яростно спорил в коридоре. За окном, занавешенным одеялами слышались громкие голоса, визг бензопилы и звон ведер. «Горку что ли решили построить или каток залить? Нашли время» - подумал он и вновь погрузился в свои мысли.

Так что же произошло? Ринат не особо интересовался политикой и всем, что с ней связано, поэтому по тем редким моментам, когда он с отцом смотрел новости по телевизору или просматривал новости в Интернете, он не мог ничего предположить. На работе что-то говорили про обострения с Китаем, Максим часто утверждал о «кризисе гегемона» в Америке. И что? «Надо будет спросить у кого-нибудь». – было последней мыслью перед тем, как уснуть.

Громкий голос из динамиков в корридоре «Тревога!!!» заставил его вскочить с кровати. Дима сидел и потирал глаза руками, пытаясь понять что-либо. В комнату забежал Алексей и крикнул:

- Идут. Приказ всем по своим местам.

Ринат быстро вдел ноги в обувь и схватил свой карабин, лежавший на столе. Он не стал ждать, когда оденется Дима, и побежал на свое место. Выскочив на улицу, он остановился: морозный воздух перехватил его дыхание. Их с Димой место находилось в окне второго этажа роддома, который стоял перед основным зданием больницы. Промедлив секунду, он рванул туда. Сам роддом был отведен для отряда Самсонова. На лестнице Ринат чуть было не столкнулся с двумя бойцами, которые несли пулемет и цинки с патронами. Вбежав в комнату, он осторожно заглянул в окно. Майор Галеев предусмотрительно заставил людей заложить окна кирпичами, оставив небольшие окошечки для доступа света. Они так же обеспечивали обороняющихся защитой и использовались как бойницы. Ринат аккуратно вынул раму, закрывающую проем. «И когда они успели рам понаделать?» - пронеслось в его голове. Их с Димой место было посередине здания в комнате, до всего этого, вероятно, бывшей служебным помещением. В окошечко был виден угол больницы, центральный въезд, слева начинались ряды домиков садово-огороднических товариществ, прямо по центру подступал лес. Проблема близко подступающего леса с первых дней волновала Совет, однако сделать что-либо реальное так и не смогли. Предложение вырубить его встретило яростное сопротивление среди некоторых членов Совета, поэтому ограничились вырубкой кустарника и низких деревьев. Самой большой проблемой был дубняк, край которого находился в паре десятков метров от центрального входа и был довольно густым. Со стороны гаражей, с севера, к больнице подступал сосновый бор, который отлично просматривался и простреливался. Ринату и Диме как раз достался участок с краем дубняка.

- А что мне раму не вынул. – запыхавшийся Дима влетел в комнату. Он отложил подальше снятую раму и пристроил свой карабин. Сначала он огорчился, когда у него отобрали его дробовик, но Валера убедил его, что карабин оружие не хуже, с чем Дима смирился. Вдвоем они принесли и поставили между окошечками тумбу, на которой уложили снаряженные обоймы и коробки с патронами.

- Слышь, Ринат, думаешь, начнется? – Спросил Дима, глядя в окошечко.

- Не знаю. Сегодня снега нет. Все отлично просматривается, думаю, уйдут.

В это время к воротам подъехали снегоходы, на которых сидели последние дозорные, оставившие свои посты. Буквально через десять минут подкатил еще один снегоход с двумя седоками. Им навстречу вышли лейтенант Харисов – коллега Марата и два милиционера. Бандиты активно жестикулировали, и иногда оттуда слышались обрывки речи, сдобренной отборным матом.

- Чего они там? – спросил Дима, тщательно пытаясь расслышать суть разговора.

- Наверняка требуют сдачи. Или еще чего. Твари! – Ринат злобно сплюнул в проем.

Спустя пять минут бандиты сели на снегоход и уехали. Наступила тишина, которая была прервана шумом из динамиков громкой связи, откуда донесся голос Кречетова:

- Дорогие сограждане! Бандиты потребовали от нас две трети наших запасов продуктов, все оружие, разрешая оставить одно гладкоствольное охотничье на двадцать человек и каждого десятого в качестве заложника. На раздумье нам дали час. Совет, руководствуясь вашим доверием и из соображений безопасности, решил отклонить требования бандитов и принять бой. Бойцы! Помните, что за вашими спинами несколько десятков женщин, детей и стариков. Говорить больше высоких речей не буду. Просто скажу: удачи вам! – снова раздалось шипение, и динамик в коридоре замолчал.

- Во загнул, а? – ухмыльнулся Дима. - Нет бы там, сказать, мол, пришли, потребовали, мы их послали. Через час начнется жара. Мочи козлов и все. За спинами… дети… Тьфу. Хотя душевно. – он еще раз усмехнулся.

Ринат промолчал. Он сидел на табуретке и курил. Рядом за стенкой слышались громкие разговоры солдат.

- Пойду, загляну к ним. – сказал Дима и, схватив карабин, направился у выходу.

- Ты куда? Нельзя пост оставлять! – проворчал Ринат.

- А кто оставляет? Я ж рядом. – ответил Дима и вышел в дверь. Спустя мгновение он как ошпаренный залетел обратно. За ним слышался трехэтажный поток мата, который выливал на него Самсонов.

- Я же говорил. – съехидничал Ринат, глядя на пришибленного Диму.

И снова потянулись минуты. Ринат ненавидел ожидание. Он помнил несколько подобных моментов, когда несколько мгновений отделяло его от чего-то важного, чего-то большого. Он с усмешкой вспомнил, как несколько лет назад они ждали результатов вступительных экзаменов. Десятки абитуриентов и родителей сидели и стояли во внутреннем дворике вуза под палящими лучами июльского солнца, изнывая от жары и ожидания. И как толпа ринулась к входу, в котором появилась секретарь приемной комиссии. И расстроенные лица не сдавших экзамен, и радостные крики, получивших «отлично»… А было ли все это? Казалось он сидит на этой табуретке в остывающем здании всю свою жизнь и ждет. Дима сидел на такой же табуретке у противоположной стены и полностью отрешился, воткнув наушники в уши. Ринат вспомнил, что сам уже целую вечность не брал в руки свой плеер. Когда же он в последний раз его слушал? Пожалуй, тогда, в первый день, в подвале. Нет, он включал его и в машине. «Надо будет почаще его с собой брать.» - подумал он. В этот момент динамик в коридоре снова ожил. Ринат узнал голос Валеры:

- Всем внимание. Готовность пятнадцать минут.

Ринат встал к окну и кинул взгляд на Диму. Тот все так же сидел на табуретке, прислонившись спиной к стене, и качал головой в такт музыке. Ринат кинул в него варежкой.

- Чего тебе? – недовольно огрызнулся Дима.

- Готовность пятнадцать минут. Вставай.

Дима нехотя поднялся с нагретого места и поежился, ощутив дыхание мороза от окна. Однако через пятнадцать минут все оставалось так же. Сколько они ни вглядывались в снег, ничего подозрительного не замечали. Тут со стороны гаражей грохнул взрыв, и послышались выстрелы.

- Началось. – выдохнул Ринат.

- Ага, самое интересное как всегда мимо нас. – огорченно произнес Дима.

Стрельба усиливалась. Еще несколько раз слышались звуки взрывов.

- Что же там бабахает? – нетерпеливо сказал Дима. – Гранаты что ли?

Ринат снова оставил его вопрос без внимания. Тут он заметил несколько силуэтов, которые быстро перебежали от одного дачного домика к другому.

- Дим! Домик с зеленой крышей.

- Вижу. – ответил он и прицелился.

Ринат тоже взял этот участок на мушку, однако не оставляя без внимания и уголок леса. Ему, конечно приходилось стрелять на охоте, но тут было что-то совершенно другое. Он колебался, так и не решив для себя, сможет ли он выстрелить. В голове звучал вопрос Валеры: «Ты вообще, готов в человека стрелять?». Ринат мельком бросил взгляд на Диму. Тот с легкой улыбкой на губах высматривал цель. «Вот уж кому легко – подумал он про друга. – Небось представляет, что в очередную «стрелялку» играет», но додумать не успел.

Человек двадцать короткими перебежками двигались в их сторону, скрываясь за домиками. Из других окон раздалось несколько выстрелов. Чуть позже из слухового окна на чердаке роддома затрещал пулемет. Несколько человек упало, остальные, отстреливаясь, скрылись за последним домиком. Дима тоже выстрелил несколько раз, но промазал. Ринат, чуть поколебавшись, тоже спустил курок, но уже после того, как последний нападавший скрылся за домиком. Он тяжело выдохнул, но вдруг ощутил, что готов. Готов защищать себя, свою жизнь и жизни своих друзей, чтобы не стать кормом для крыс, как те несчастные спасатели. Стрельба в районе гаражей усиливалась. Судя по всему, там было основное направление штурма. Тут Ринат заметил дымный след из окна одного из домиков. Наверху грохнул взрыв и мимо их окна вниз полетели кирпичи и куски бетона.

- Черт! Откуда у них гранатомет? – вскрикнул Дима, пряча голову под подоконником.

- Думаешь, я знаю? - крикнул Ринат, выпустив несколько пуль в сторону домика.

Через мгновение оттуда снова выскочили несколько человек. Пулемет наверху молчал. Чертыхнувшись, Ринат начал стрелять. Кто-то упал, но он не знал, его ли это был выстрел, потому что все вокруг слилось в единый гул из грохота выстрелов. Несколько пуль, выбивая крошки, ударилось в кирпичи вокруг их бойниц. Ринат продолжал стрелять. Бандиты вновь откатились. Выстрелы становились все реже и постепенно затихли.

- Вроде отбились. – облегченно вздохнул Ринат.

- Что-то мне это «Остров Сокровищ» напомнило. Сидим тут такие правильные и благородные, а на нас толпа пиратов нападает. Я не удивлюсь, если приезжавшие для предъявления требований бандиты говорили словами Джона Сильвера. «Те из вас, кто останутся в живых, будут завидовать мертвым…» - пытаясь изобразить голос Джигарханяна, ответил Дима. Ринат в ответ ухмыльнулся.

Попыток повторить штурм больше не было. Около семнадцати часов к ним зашел Самсонов. Оказалось, что главный штурм действительно был со стороны гаражей. Там выпустили несколько зарядов из гранатометов. И атаковало не меньше семидесяти человек. Всего там погибло пять человек. Если бы не заранее принятые меры в виде снежных валов, залитых водой («Действительно горку делали.» - подумал Ринат) бандиты наверняка бы прорвались. Всего в этот день они потеряли восемь человек, в том числе пулеметный расчет с их чердака. Ринат пытался припомнить лица солдат, которых он встретил на лестнице перед боем, когда они несли пулемет, но не смог. Раненых было больше, но к счастью, большинство было легкими. Кого оцарапало осколками кирпича, кого задело по касательной. Пообещав, что ужин принесут к ним на место, Самсонов ушел.

С наступлением сумерек, включились прожекторы, которые были установлены на крышах зданий. Ринат знал эти прожекторы: их снимали с тепловозов и электровозов. Его отец с помощью такой лампы иногда грел двигатель автомобиля в особо сильные морозы. Лучи могли бить на несколько километров, однако это было ненужным, поэтому свет установили так, чтобы в радиусе в несколько сот метров все пространство было освещено. Вскоре принесли ужин. Несколько бачков с первым, вторым и компотом. Немолодая женщина из столовой разносила тарелки в каждую комнату, где сидели бойцы, сетуя на то, что им пришлось идти по замерзшей снежной траншее, нагнувшись. «Чтобы антихристы из ружжа не попали». – выразилась она. Сдерживая улыбку, они взяли ужин и, как только она вышла, весело расхохотались. Напряжение дня как будто разом схлынуло. Они несколько раз начинали смеяться, представляя, как эта тетка ползет по траншее, взвалив на спину бачки с кашей и супом.

- А ведь все равно она молодец. Донесла ведь. – сказал Ринат.

- Все мы молодцы. У нас выбора просто нет, кроме как быть молодцами. – уже без улыбки ответил Дима.

- И разве это жизнь? Бояться всего, не надеясь на что-то хорошее завтра. Радоваться тому, что сегодня ты ешь теплую кашу, не зная, будешь ли ты есть завтра. Радоваться тому, что сегодня ты выжил. Радоваться тому, что ты вообще выжил…

- Нет, дружище. Не жизнь это. – согласился Дима. – Это выживание. И выжить стоит несмотря ни на что и вопреки всему. Пока мы не знаем, что случилось. Мы должны будем сделать так, чтобы все вернулось на свои места. Я хочу жить в единой и сильно стране! И мы должны двигаться к этому. Не мы вдвоем, конечно. Все, кто выжил. Все мы. Понимаешь? Это наш долг.

Ринат впервые видел друга таким. Обычно он отказывался говорить на серьезные темы, стараясь отшутиться и всячески уйти от разговора.

- Да, Дим. Я понимаю тебя. Мы просто обречены жить. Во всех смыслах… А с каких это пор ты стал патриотом? – не удержался от усмешки Ринат, чтобы хоть как-то увести нерадостную беседу в сторону.

- Сейчас ложкой в лоб дам за такие разговоры! – Дима действительно размахнулся ложкой, как в дверь вошел Марат. Он в этот день отбивал штурм со стороны леса. Его щека была залеплена пластырем. Серый милицейский камуфляж был весь в пыли и грязи.

- А, ерунда. – отмахнулся он, отвечая на немой вопрос по поводу пластыря. – Обидно даже. Уже после боя поскользнулся и оцарапал о битый кирпич.

Все улыбнулись. Марат достал из-за пазухи бутылку коньяка.

- Из подвала еще. Скоро Леха должен подойти. – сказал Марат, выплескивая остатки компота в пустую тарелку.

- Мы же на посту. – пытался отказаться Ринат.

- Не переживай, братишка. Через час всех, кроме часовых на боковую отправят. На сегодня уже все закончилось. Бандитов в городе нет.

- Откуда знаешь? – усомнился Ринат, принимая чашку с ароматным напитком.

- Валера теперь вместо Галеева. Они все кругом обшарили – пусто. Ушли твои бандиты.

Дверь открылась, и в комнату вошел Алексей. Они выпили по первой за победу.

- Сильно вас потрепали? – переведя дух после огненного напитка, спросил Алексей.

- Досталось, конечно. Если бы не наледь, добежали бы – это как пить дать. – ответил он, наливая еще по одной. – Давай, ребят, за нас.

Третью они выпили за всех погибших. Через час по громкой связи объявили отбой, и Рината с Димой отправили спать. Алкоголь расслабил находившийся в течении последних дней организм.

Следующая часть

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 104
Комментарии

Да, читается на одном дыхании. Продолжай.

Мне понравилось! Хочу ещё!

классный рассказ, давай быстрее дописывай )))

Ребят-админы)Тормозите!Уже есть 6 часть!!!!

Одно замечание. Пропан в жаркую погоду стелиться по земле и затекать в подвалы не будет.Можешь мне поверить я занимаюсь его отгрузкой.

_______________

НИЧЕГО ЛИЧНОГО

Про пропан я знаю. Тут дело в другом: взрыв цистерн с пропаном привел к тому, что хлор быстрее распространился по территории.

очень понравилось,с нетерпением жду продолжения!!!!

"Дорогие сограждане! Бандиты потребовали от нас две трети наших запасов продуктов, все оружие, разрешая оставить одно гладкоствольное охотничье на двадцать человек и каждого десятого в качестве заложника. На раздумье нам дали час. Совет, руководствуясь вашим доверием и из соображений безопасности, решил отклонить требования бандитов и принять бой. Бойцы! Помните, что за вашими спинами несколько десятков женщин, детей и стариков. Говорить больше высоких речей не буду. Просто скажу: удачи вам! - снова раздалось шипение, и динамик в коридоре замолчал. "

Душевно, понравилось :) Без пафоса, без грубостей и без соп..ей.

"Ринат осторожно подошел ближе и увидел лежащее на спине тело. Он с трудом перевернул его и отшатнулся. Перед ним лежал один из бойцов, который ушел вместе с майором."

Выходит, он перевернул его на живот?

Я в восторге!100 баллов

Очень красиво написано!Особенно понравилась цитата:

"Нет, дружище. Не жизнь это. – согласился Дима. – Это выживание. И выжить стоит несмотря ни на что и вопреки всему. Пока мы не знаем, что случилось. Мы должны будем сделать так, чтобы все вернулось на свои места. Я хочу жить в единой и сильно стране! И мы должны двигаться к этому. Не мы вдвоем, конечно. Все, кто выжил. Все мы. Понимаешь? Это наш долг."

з!

А продукты и водонапорная башня не заражены? Они ведь по магазинам и заправкам шуршали?

Вот, уже интересно стало, читается легко, хочется ещё))

BOLSHOI PIZDES уже рядом!

Ты там ошибки сделал(ла) вместо силной страны ты написала сильно страны

А ты вместо сильной страны написал : "...силной страны.." ))

BOLSHOI PIZDES уже рядом!

супер) это даже получше любого метро 2033)))

"Timak" пишет:

Точно

Быстрый вход