Он проснулся

РАССИИИЯ СВЯЩЕЕЕННАЯ НААААША ДЕРЖААААВА

РАССИИЯ ЛЮБИИИМАЯ НАААША СТРАНААА

МОГУУУЧАЯ ВОООЛЯ ВЕЛИИИКАЯ СЛАААВАА

ТВОЕ ДОСТАЯЯНЕ НА ВСЕЕ ВРЕЕМЕНААА...

И вот ненавижу так просыпаться. Хотя, если выбирать между назойливым будильником и громким радио, то все же предпочел бы слушать этот сраный гимн. Еще когда в школе учился я, включал настенное радио погромче и утром, как по команде, вставал. А так как я гимн на дух не переношу, то я вскакивал достаточно резко, чтобы выключить радио. Ну и вседа таким образом просыпался.

СЛААААВСЯ ААТЕЕЕЧЕСТВО НАААШЕ СВАБОООДНОЕЕ

БРААТСКИХ НАРОООДОВ СОЮЮЮЗ ВЕКОВОООЙ...

Ах, да пора бы уже встать и выключить. Вот только почему я на полу лежу?

Черт...

Знакомо ли хоть кому-то еще, кроме меня - бедолаги, что такое отлив крови от головы? Как только я встал, то тут же ощутил это мерзостное состояние, да еще и на полную мощь. В глазах было темно, плясали звездочки, глазные яблоки уходили в голову, как будто бы пытаясь отдавить нервы. Ноги не слушались, полнейшая дезориентация, я стал водить руками в поисках опоры, наткнулся на шкаф, шкаф скрипнул и качнулся. Я понял, что своей массой ударился в шкаф, при этом чуть не разломав. Так я стоял, облокотившись на дверцы шкафа и ждал с нетерпением, пока пройдет эта срань. Но пока я стоял, мне стало тяжко и пришлось сползти вниз и сесть. А ебучий гимн продолжал гундосить, между прочим, да еще и отчетливей, и громче. Когда туман стал рассеиваться, и я проморгался, то первое что я узрел была настольная лампа, что светила прямо на меня, не давая разглядеть остального помещения. Линолеумный пол был усеян песком и прочей грязью, это я ощутил своими ягодицами и ступнями.

Тут-то я и обратил внимание на то, что был полностью раздет. Ай уроды, что за шутки такие? Ладно, потом разберемся, а сейчас, скорее всего, уже утро, а значит - нужно мне скорее одеть что-нибудь, пока никто не увидел. Надеюсь.

Я качнулся вперед, толкаясь задницей и ладонями от шкафа, чтобы встать. Шкаф еще раз скрипунл и даже где-то треснул. Может, одежда в шкафу?

ХРАНИИИМАЯ БОООГОМ РОДНАААЯ ЗЕМЛЯЯЯ!...

- Аааа - простонал я и кинулся к столу, откуда доносился гимн.

Старенький приемник из пластмассы был подключен к общей вещательной ветке проводом, что уходил в стену. Все-таки, не ловит под землей радио. Я щелкунл кнопочкой и стало тихо.

Я направил свет лампы выше, на двери шкафа и проследовал к нему, распахнул дверцы. Хм, только вешалки и скрученные в рулоны политические карты, что валяются на дне. Однако, имея надежду найти хотябы штаны, я рубанул выключатель у шкафа. Лампочка на потолке загорелась очень ярко, аж стало больно глазам. Она так сверкнула, да и лопнула, раскидывая звонко бьющиеся осколки. Я выругался и стал думать, что же дальше делать, ведь любой шаг босяком окончится печально. Покрутившись на месте, я докумекал взять карты. А все-равно они старые и их не хватятся, если испорчу. Развернув рулоны по полу перед собой, я поклал на них вешалки, веса которых вполне хватило, чтобы рулоны не скрутились обратно. Я сделал пробный шаг по импровезируемому поласу и почувствовал, как под толстенной бумагой советского производства хрустит стеклышко. Ага, значит, можно идти. Встав на свой бумажный протектор я смог таки дотянуться и открыть ящики стола. Всякие бумаги, личные дела, прочая мукулатура, скрепки, пыль. Нет одежды, ладно...

- Все, я сдаюсь! Слышите? Да, шутка удалась! - я старался погромче, чтоб через дверь услышали. - Ну хватит, а? Я прошу вернуть одежду. Слышите, э? Э-эй!

"Козелы, бляха-муха..." - подумал я, продолжая поиски в столе, и в тот момент заметил упаковку стерильных бинтов. Вот она, притаилась между бумаг. Я деловито покрутил её в руках, поглядел в сторону двери и открыл.

Через пару минут я был обмотан там, где нужно. Издалека это было бы даже похоже на спортивные плавки, наверное. Какая удачная идея. Все, теперь можно выходить из кабинета...

На радостях и в ликовании я забыл про стекло и на второй шаг вскрикнул от пронзающей боли. Прокол был не очень глубоким, но кровь активно стала выливаться из меня через ранку. Я встал на одну ногу, чтобы вытащить осколок и заметил, что кровь течет совсем не понрарошку в районе стопы. Я поспешно двинулся к двери. Поставил стул перед собой, как раз хватит, чтобы добраться. Пара шагов и я у выхода. Хорошо хоть дверь не закрыта оказалась.

В коридоре было темно, чего обычно не случается, свет горит у нас постоянно, везде и всегда. Кроме как в казамре во время сна и в туалете, когда им не пользуются. Кстати, туда я и собираюсь идти.

В темном коридоре небыло и намека на то, что уже утро. Однако же это мне наруку, возрадуюсь этому и пойду скорее смывать кровь. главное успеть до подъема, и так уже должны были будить. Дойдя до туалета у меня внутри сжалось что-то, ведь из-за приоткрытой двери веднелся свет горящих ламп. Ладно, срать, скажу что-нибудь. Я вошел.

Никого не было. На против замызганных зеркал справа - пустые открытые сартиры слева. Никого, вовсем. Из одного крана бежала тонкой струйкой мутная вода белого цвета, воды набралось в раковине уже чересчур много и она проливалась на пол, образуя большую лужу. Я взял с "вертушки" рулон бумаги и поставил в ближайшую сухую раковину. Но прежде чем обработать рану, я решил выключить воду. Дабы была возможность крутить вентель, пришлось встать левой, той самой порезанной ногой, в воду, на носок, чтобы не касаться воды раной. Как только я опустил пальцы ноги на воду, мои икроножные мышцы и ляжки свело болью и я отдернул измученную конечность. Теперь, к кровотечению еще добавились ноющие мышцы. Я увидел, а если точнее - обратил внимание, что из стены, прямо под потолком отсутствует динамик вещателя, но зато тянется проводок к самому полу и касается лужи. Отлично, здорово. Вот это уже залет, а вывод простой будет - быстро ногу делать и сваливать спать, типа я не причем. Но я и так не прчием. Так-что я забил на возможный потоп и засунул ногу в ту раковину, где была туалетная бумага. Рулончик переложил в соседнюю раковину и начал мытье ноги с обломком душистого мыла. Промыв ногу, я вытер её туалетной бумагой, а затем нанес повязку из неё же. Почти как портянка. Да, партянку тоже стоит наматать по прибытии к своей койке.

Я не стал вырубать свет в туалете, а то там выключатель громко щелкает. Пройдя до общего помещения я с ужасом приметил свет. Все, теперь мне хана. Ну, и тем, которые так надо мной пошутили. Тихонько я стал подходить, на цыпочках, прислушиваясь к тому, что происходит. Тихо. Как было тихо с того момента, как вырубил гимн, так и до сих пор тихо, даже здесь. Я подошел свовсем близко. Койки были пусты. Лишь матрацы полосатые на, местами ржавых, железных кроватях.

Мне стало не по себе. Это уже серьезней, чем я думал. Нет одежды, постельного белья, нет самих солдат, свет не горит, по громкоговорителю подъем не объявили, хотя уже минут двадцать, как должны все встать. Я похромал к своему месту, узнать, что мне осталось в тумбочке. Оказалось, портянки, зубная паста... Вот повезло, когда нагнулся к тумбочке, заметил под кроватью камуфляжную гимнастерку. Хоть это одену.

С кряхтением я опустился на колени и достал одежонку, напялил на месте прям, не вставая с колен. Да, вроде моя.

Со стороны прохода к лифту раздалось шуршание. Отсюда я наблюдал, что двери лифта открыты, а на месте светлой и просторной кабинки зияет чернота. О, что бы там нибыло, но мне становится страшно. Вот, еще шорок, он все отчетливей, ближе.

- Епамать... - сбросил я рвущиеся слова наружу и скрылся за стеной, из-за которой вслушивался в мнимый "подъём". Так, теперь подожду. Посмотрим, что будет. Любопытство, как в дурных страшилках, взяло верх над страхом. Я дрожащими руками стал наматывать портянки, делая так, чтобы они не спадали при ходьбе. Чувствую, придется щас ходить и даже убегать.

Пока я намытывал, что-то взобралось на мой этаж и пошамкало в мою сторону, остановившись прямо по середке, я это отлично слышал. Я высунулся снизу буквально малость, увидеть - кто там бродит? Мне стоило это труда, страх наростал. Там стоял парень, действительно пугющей внешности, но не настолько, чтобы обосраться от страха. Он был лишь в трусах, с разбитым лбом и синяками... Нет! Синячищами! Если-бы не пистолет, то я бы принял его за зомби, которые так ужасно мне сейчас представлялись. Он что-то промямлил, крутясь вокруг своей оси. Видать, он уже знает, что тут происходит и сам боится. А я нет. И мне от этого еще более жутко становится. Ладно, была-не была.

- Эй, эй, чувак, не надо стрелять, слышишь? Я такой же как ты... - спокойно, но достаточно громко сказал я, когда выходил на свет. О да, мужик в бинтах, вместо трусов, гимнастерке и портянках. Хотя, он тоже не совсем по форме одет, так-то!

- Стой! Стоять, на месте, ага... Где все? Что происходит? Где мы сейчас? - его ствол смотрел в мою сторону, но не прямо на меня.

- Да я сам не знаю, братан. Ну что ты, убери пистолет, ладушки? А где мы - сказать могу.

- Так говори... - он как бы не слышал моей просьбы.

- Мы в подземной засекреченой части, эксперементальные войска, все дела. Ты что, сам не помнишь? Как ты вообще тут оказался? Мне, вот, сказали так, что типа на пол срока всего-то навсего сюда забирают...

- Ты о чем? Где все?

- Да так, хочу узнать сам, куда все делись, что происходит. Я сам недавно проснулся. - Вот теперь я действительно заволновался. Быть с этим шизиком наедине под землей как-то не для меня.

Из динамиков раздался резкий, неприятный свист и началось:

РАССИИИЯ СВЯЩЕЕЕННАЯ НААААША ДЕРЖААААВА!!!

Это было так громко и неожиданно, что я испугался в двойне. Один раз за саму неожиданность, и второй - за то, что этот малец станет палить с перепугу в меня. Я видел, как он подпрыгнул аж. Я вскинул руки вперед и чуточку присел в коленях:

- Неет, нет, нет...

Он безумно пялился на меня, его ум разбередил громкий звук, о да, я вижу это. В страхе и надежде, что я помогу, он вопросил:

- Может, выключим?

- Да, можно. - Я прохрамал к динамику, благо он был близко, и выключил, задев малюсенький переключатель.

- Спаибо... - отозвался он уже спокойно, опустив пистолет. - послушай, я действительно рад теперь, что не один здесь. Может, теперь вместе разберемся? Я, например, не помню как я очутился в этом твоем бункере и совсем уж в душе не ебу что тут творится.

- А как тебя зовут?

- А вот это самое неприятное. Я и о себе мало что знаю. Знаю лишь, что было раньшне не так, как сейчас.

Над нами холодным светом раскидывались длинные газовые трубки из стекла. Я смотрел на его лицо и мне хотелось помочь. Чтож.

- Пошли, умоешься. Но сначала - я указал на еще одни портянки в открытой тумбочке соседа, только сейчас увидал - наматай портки, лады?

- Хорошо, - улыбнулся он - а как мне тебя звать?

Весьма неприятно признавать, но я тоже не помню своего имени. Вернее, вот крутится что-то на языке, но бля, как же так...

Я глянул имя, что было написано на каждой гимнастерке.

- Игорь А.С... Вроде - шепотом добавил я - Ладно. Зови меня Ас.

- Ас? Летчик? Хах.

- Да, да. Ас. Ассс!

И я лукаво улыбнулся.

Ваша оценка: None Средний балл: 5.9 / голосов: 14
Комментарии

Такие дела.

________________________

вся сила в правде.

Продолжение будет?*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*

Если цель религии - вознаграждение, если патриотизм служит эгоистичным интересам, а образование - достижению социального положения, то я предпочту быть неверующим, непатриотичным и невежественным. Халиль Джебран

Если я не умру, то скорее всего - да. Самому интересно, чем закончится.

________________________

вся сила в правде.

Быстрый вход