Дом на краю ледника. Глава 13. Новый мир.

дом на краю ледника

Глава 13. Новый мир.

- Что-то не понял, вы проспали что-ли все? - чей-то голос хлестал словно плеткой. - Даже девка стрелять пыталась, когда ее молодца чуть не порвали, а вы в это время где отсиживались?

Вокруг темно. Лишь спустя несколько минут я догадался открыть глаза и понял, что лежу в палатке. На улице голос продолжал кого-то отчитывать, с видимым трудом удерживаясь от крика.

- Вас что, подменили по дороге? Мы же два года бок-о-бок служили, чехов по горам гоняли — не боялись. А тут из-за каких-то обезьян от страха обосрались?

До меня постепенно стал доходить смысл слов, и вместе с ним возвращалось ощущения тела. Грудная клетка с каждым вдохом и выдохом отдавала болью. Левое плечо было горячим и с трудом позволяло руке двигаться. На затылке пульсировала огромная шишка. Видимо тварь успела ударить меня в грудь и я не удачно на что-то приземлился.

Все же ощутив способность ходить, я потихоньку выполз из палатки посмотреть на происходящее. Светило солнце. Может быть все произошедшее всего лишь ночной кошмар?

- Очнулся! - улыбнулся во всю рожу встретивший меня Мохыч. - Давай помогу!

Он сгреб меня в охапку и усадил к костру. Я оглядел сидящих — Аня и Андрей, слава Богу, на месте.

- Сколько ночью?.. - я хотел спросить Мохыча о погибших, но ответил уже Медведь.

- У нас трое погибших. – Кивнул он куда-то в сторону. - И шесть трупов обезьян. Других, возможно, забрали — не верю что можно долго бегать получив очередь с тридцати метров. Твари все-таки из плоти и крови.

Двое бойцов понурившись, сидели без шапок. Красные уши горели на морозе. Или от стыда? Одного из них я видел во время боя в палатке с Андреем, а где был второй?

- Не ругай больше своих людей, Медведь, — вдруг обратилась к командиру Аня. - Их вины в том, что произошло, нет.

- Молчи, женщина! Трусов у меня в роте не было и не будет!

Аня встала и резко подошла к нему. Медведь на голову ее выше и минимум вдвое тяжелее, но что-то заставило его сделать шаг назад.

- Почему ты отошел? - голос Ани прозвучал неожиданно резко.

- Я... - по лицу привыкшего командовать человека пробежала гримаса непонимания.

- Потому что я заставила тебя. - Аня сделала еще один резкий шаг на него, и он снова отступил. - Это не простые «обезьяны». С ними первобытный ужас, который парализует волю любого человека.

- Но остальные сражались! - Медведь был явно сбит с толку ее провокациями, но кажется приходил в себя.

Бойцы вокруг зачарованно следили за происходящим.

- Большинству людей не хватило бы силы сопротивляться наведенному страху. - Продолжала Аня. - Поэтому им нет необходимости пользоваться огнестрельным оружием. Но вы, к счастью, не обычные люди и вероятно не раз смотрели в лицо смерти. Поэтому некоторые смогли сопротивляться ему.

- Но даже твой Денис смог! - Медведь усмехнулся. - Не говори, что он видел в жизни больше, чем мои парни. Да и вообще откуда ты все это взяла?

- Денис необычный человек. Им движет сила, - она улыбнулась мне, - которая сильнее страха. Не беспокойся, больше твои люди не подведут тебя, они получили хороший урок. Я вижу это.

Она подошла, и села к костру рядом со мной.

- Наденьте шапки, - бросил бойцам Медведь, - будем готовиться к переходу.

Убитых похоронили в снегу. Трупы уже окоченели и лица едва различались под слоем инея. Оружие, словно следуя какому-то древнему обычаю, оставили при них. Да и лишний груз в пешем походе не к чему.

- Как тебе удалось заставить его отступать? - спросил я Аню, когда мы собирали рюкзаки. - Давно такими способностями обладаешь?

- Это получилось впервые, — она не посмотрела в мою сторону, но голос звучал взволнованно. - Я просто вдруг почувствовала, что могу действовать также, как они ночью.

Хотелось еще многое узнать, но времени на разговоры мало. Сегодняшний день стал напоминать вчерашний. Разве что идти на настоящих лыжах полегче. По трагическому стечению обстоятельств снаряжения хватало на всех.

Шли не растягиваясь, понимая опасность. Никто не разговаривал между собой, даже за чаем ограничиваясь лишь необходимым — лица бойцов выглядели мрачными и сосредоточенными. Наедине со своими мыслями я вдруг понял, что могу легко переносить тяготы, еще недавно казавшиеся неподъемными. Ночью смерть была совсем рядом, и теперь, когда светило солнце, любые сложности казались мелочью по сравнению с ее дыханием.

Мы уже давно считали погибшими большинство знакомых и коллег — вряд ли в городской квартире можно пережить холода и голод. Но одно считать кого-то находящегося далеко «с большой вероятностью погибшим» и совсем другое хоронить людей, с кем еще вечером сидел у костра. Хоть я и не успел с ними толком познакомиться, и даже так и не узнал их настоящих имен, но Кузя и остальные стали самыми близкими людьми в этой ледяной пустыне. Без них у нас с Аней и Андреем ночью не было бы ни единого шанса.

Удивительно, но осознание близости смерти не пугало, а напротив, добавило сил. Да, возможно скоро и мне положат на грудь автомат и опустят в ледяную могилу. Но пока морозный воздух обжигал лицо и сердце гоняло кровь по венам – можно наслаждаться жизнью. Боль в плече и груди согревала и позволяла сохранять ясность сознания. Аня улыбалась, когда я оборачивался к ней. Если смерти и суждено коснуться меня, я не буду легкой добычей. Старушке придется основательно повозиться, ведь мне есть что защищать.

К вечеру, уже в темноте мы дошли до «Зуброво».

Встречал нас весь поселок — больше сотни людей вышли на улицу.

Полковник после приветствий увел спецназовцев к себе в коттедж ужинать. Андрей, смертельно уставший, ушел домой спать. Нас с Аней отправили в уже знакомое «общежитие». Хотелось поговорить с Домом, но оказалось что связи с ними нет уже два дня — видимо продолжали бушевать магнитные бури.

Пропавшие снегоходы, которые мы искали так и не нашли. Но второй поисковой группе повезло больше — они вернулись в поселок еще вечером.

- Заставили вы нас поволноваться, - рассказывал Владимир, наливая чая. - Может, что покрепче будете?

Он подмигнул, покосившись на фляжку со спиртом.

- Нет, если сейчас выпью, то сразу усну и рассказа не дождешься! - усмехнулся я.

- Ну, тогда еще кипятку поставлю. Разговор, судя по тому как вы выглядите, будет долгим, - Владимир подмигнул Ане.

Посиделки за чаем и вправду затянулись. До полуночи мы рассказывали о том, что с нами случилось за прошедшие два дня. Владимир сперва подумал, что я его разыгрываю, привирая на счет снежных людей. Но вынужден был поверить, когда на побывку, после ужина у Полковника, пришли трое спецназовца.

- Может это переодетые в костюмы люди? - предположил он.

Ребята захохотали.

- Медведь утром это специально проверил, тоже такое предполагал, - усмехаясь, проговорил Мохыч. - Шкура у них снимается только вместе с мясом.

- Сколько по-телевизору про них смотрел, - рассудил Владимир, - целые экспедиции снаряжали, чтобы одного издали увидеть. На вас же напало больше десятка сразу. Странно как-то.

- В этом году это не единственная странность... - заметил я.

- Да уж, - Владимир снова разлил по стопкам водку, вопросительно посмотрел на меня, но я вновь мотнул головой. - Вряд ли это случайные совпадения.

- Если это параллельная нашей цивилизация, развивающаяся по другому пути, - обратился я к Ане, - почему они напали первыми?

Один из бойцов, Хан, ответил за нее:

- А почему мы, охотясь на волков, загоняем их целыми стаями?

- Это другое. Йетти разумны, и не могут не понимать, что и мы разумны.

- На умных охотиться еще интереснее, - оскалился он, взглянув на меня и заставив непроизвольно поежиться.

- Их цели не так важны, - заметил Владимир, - как ответ на вопрос откуда они взялись у нас, притом в таких количествах. Прятаться они негде не могли — я за 15 лет все леса окрестные на охоте исходил, и кроме меня — тысячи грибников и ягодников.

- Судя по всему и раньше, - включилась в разговор Аня, - они появлялись и исчезали словно ниоткуда. Ведь ни одна экспедиция и облава не могла поймать снежного человека.

- Что же касается моего предположения, что это альтернативная цивилизация, - продолжала она. - то все говорит об этом. У них нет одежды — ее вполне заменяет шерсть, оружия — их метательные бумеранги не в счет, транспорта. Они сами словно являются особым типом оружия — бесстрашные, и наводящие ужас, нечеловечески сильные и выносливые.

- Предполагаешь, что ими кто-то управляет? - спросил я.

- Не обязательно, возможно они усовершенствовали себя в этом направлении. Тогда, к сожалению, получается что их цивилизация хоть и не технологическая, но ничуть не более гуманна, чем наша. - В ее голосе чувствовалась грусть. - Антропология знает такие примеры. Достаточно вспомнить каннибализм у примитивных народов Африки и жертвоприношения у индейцев.

- Возможно эти твари лишь инструменты в руках наших более близких врагов. - Перебил ее Хан. - Параллельные миры и затерянные цивилизации — херня придуманная журналистами. Наши заокеанские соседи вполне могут быть причиной всех обрушившихся бед. Организовали холода, диверсии с помощью непонятных клонов — вот и разделались с нами. Решили быть умнее Наполеона и Гитлера и прямо не объявлять войну. Возможно даже «гуманитарную помощь» оказывают, лицемерные ублюдки.

- Может они и не спроста именно на нас напали, - произнес молчавший до этого Тихий.

Спецназовцы изрядно захмелели, видимо начали пить еще на ужине у Полковника.

Воспользовавшись случаем я стал окольными путями выяснять цель их похода. Напрямую на этот вопрос никто не отвечал — еще вчера Медведь просто обошел этот вопрос молчанием, а Кузя пошутил про секретное задание.

Сейчас ребята говорили более откровенно. Впрочем, видимо о настоящей цели они не знали сами. Лыжный поход вообще не планировался — они должны были обернуться на снегоходах дней за десять. Сначала подвели десантники, с которыми они планировали составить сводный отряд. На месте встречи их бесполезно прождали два дня. Затем склад, где планировалось пополнить запасы топлива нашли сгоревшим. Военную базу — безлюдной и опустошенной. Медведь же приказал двигаться к неведомой цели не смотря ни на что, даже бросив снегоходы и большую часть снаряжения (особенно Мохыч жалел тепловизоры — очень бы они пригодились вчерашней ночью).

Скорее всего, предполагал Хан, нужно было передать какую-то информацию нужным людям. Приказ Медведю лично отдавал генерал Каракаев — значит дело серьезное. Возможно связанным с произошедшим или происходящим в стране переворотом.

Центральные телевидение и радио не работали скорее всего не только из-за отключения света. Запитать передатчики от генераторов и вести радиовещание не так уж сложно. Если бы в стране сохранялась центральная власть которой это нужно.

Мохыч рассказал, что еще перед рождеством к ним пришел командир и объявил что правительство и президент страны отстранены от власти, и с этого момента они выполняют приказы временного военного совета. Большая часть армии (в то время военная связь еще работала) перешла на сторону новой власти. Солдатам и младшим офицерам было по-большей части все равно — москвичей и правительство никто не любил, а все внимание сосредоточелось на похолодании, поэтому кто отдает приказы их мало интересовало.

Еще через неделю из-за вмешательства во внутренние дела страны временный совет объявил войну странам НАТО. Впрочем, внешне на их подразделении это не сказалось — они жили в условиях ЧП с начала года. Через неделю, когда стало понятно что никто бомбить их не собирается, актуальными снова стали проблемы отопления и пропитания.

В этом и есть роковая ошибка, чуть не стоившая всем жизни ночью. Отряд шел по своей земле, не предполагая возможного нападения. Часовые грелись у костра больше для галочки. В боевых условиях все делали бы совсем по-другому.

Вскоре после полуночи Аня ушла спать.

- Тоже пора отдохнуть, мужики — предложил Владимир, - прошлая ночь у вас была трудной.

- Да, - согласился Хан. - К тому же завтра снова в путь. Давай по-последней. И Денису тоже наливай! Парней наших помянем.

Не чокаясь все выпили.

- Теперь спать! - Владимир встал из-за стола. - Сами выбирайте кровати, мест хватит.

- Я чур к Ане поближе! - засмеялся Тихий. - Ты, Денис, против надеюсь не будешь?

- А чё ему возражать? - хмельным голосом присоединился Хан. - Его жена дома ждет. Не фиг всех женщин тут приватизировать. Будем раскулачивать!

Он шутя, или всерьез, слегка стукнул кулаком по столу.

- Аня из моего племени, - улыбнулся я, - и в обиду ее не дам.

Вступать в конфликт с огромными пьяными спецназовцами не хотелось, и я попробовал перевести все в шутку.

- Это кто обижать собрался? - Тихий подошел ко мне вплотную. - Я все нежно сделаю, не оккупант тебе какой-нибудь. Не боись!

Драться не приходилось со школы. Кровь прилила к лицу и дыхание чуть перехватило. Мы в разных весовых категориях, шансов не много... Что же делать?

На помощь неожиданно пришел Мохыч. Хлопнув Тихого по плечу он развернул его к себе.

- Ты на Дениса не наезжай! Он ночью двоих обезьян завалил, смотри, и тебя грохнет! - рассмеялся он.

- Я на Дениса? - возмутился Хан. - Да мы с ним кореша боевые!

Он неожиданно сжал меня в объятиях — силы у него явно хватило чтобы задушить даже быка.

- Давай выпьем!

- Только по одной, - согласился я.

- И спать! - кивнул он.

Мы выпили глядя друг другу в глаза и действительно пошли. Рядом с уже заснувшей Аней лег я, положив между нами автомат. Особой необходимости в этом вроде нет, но так спокойнее.

Оружие действовало магически — стоило начать его носить, как оно становилось необходимостью.

Мохыч растолкал меня только к обеду:

- Вставай, герой! И ведьму свою буди! - он потряс меня по плечу. - После обеда выезжаем.

Вся группа собралась в доме — Медведь и остальные сидели на кухне.

- Нам по-пути, до вашего дома, - объяснил он. - Полковник согласился дать людей и снегоходы чтобы всех забросить туда. Так что следующую ночь переночуем у вас — и дальше пойдем.

- Татьяна Михайловна пирог испечет! Это вам не тушенку есть, - улыбнулся я. - Жаль связи с ними нет, а то предупредили бы. Они вообще наверное нас погибшими считают...

На снегоходах ехали по-трое. Не очень удобно, зато теплее обычного.

В непривычной роли пассажира я засыпал, глядя на пролетающий мимо снег и удаляющиеся деревья. Наталья наверное места себе не находит - три дня уже не виделись.

Последние недели мы с ней толком не говорили по-душам, но сейчас будет шанс все исправить. У меня хватит сил чтобы вытряхнуть из нее депрессию. Шок и радость от нашего неожиданного возвращения сыграют только на руку — клин клином вышибают.

Завтра же девятнадцатое февраля, вдруг вспомнил я! За днями недели мы уже не следили, но дату показывали часы. Четыре года со дня нашей первой встречи.

Я хорошо помнил этот день, но сейчас казалось, что это было в другом мире, или во сне. Настолько разительно отличался мир прошлый и настоящий.

Или сон, это то, что происходит сейчас? Тогда завтра я проснусь и мы традиционно пойдем отмечать день встречи в какое-нибудь кафе?

Кругом снег — в лесу, на полянах, на ветках деревьев. Он попадал в глаза, рассекаемый нашим снегоходом, солнце слепило — мир действительно походил на сновидение.

Я улыбнулся своим мыслям. В Доме конечно найдется из чего сделать сердечко. А в запасах у Олега что-нибудь необычное для праздничного стола. Нужно срочно разбавить серые будни.

Наш снегоход шел первым, и после знакомого поворота я увидел Дом. Сердце в груди застучало — еще несколько минут и мы будем там! Странно только что из трубы не идет дым, печь и котел обычно топили круглосуточно.

Аня обернулась, тревожно взглянув на меня — наверное тоже заметила.

От предчувствия, подобного тому, что я испытывал перед нашей поездкой перехватило дыхание.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 54
Комментарии

'....

оружие-это не лишний груз. Никогда...если оно исправно.тем более в такой ситуации. Но Ваша вещь хороша! спасибо.

День всех влюбленных, если не ошибаюсь, 14-го февраля, а не 19-го! Поправь. Остальное понравилось +9

Большое спасибо за замеченное (вот к чему приводит писательство по-ночам!).

Исправил.

С уважением, dib.

Про "роковую ошибку" - нормально ! А тепловизор мне жалко, я бы лучше жратву выкинул, а его оставил :(((

Быстрый вход