Ещё рассказик

ЦЕНА СВОБОДЫ

* * *

Пиво подходило к концу, а старик всё не появлялся. Очень не хотелось брать ещё кружку этой мутной ссанины и тянуть её сквозь зубы, чтоб не выделяться из шумной и вонючей толпы куражных гуляк…

Когда-то я любил «Харлей», было в нем что-то. И обстановочка приятная , и публика вполне себе благочинная и атмосфера такая притягательная как в «старые добрые времена», которых ясен пень никто никогда не видал, но попиздеть за них каждый был мастак. После того как всё началось, кабак не сильно пострадал, разве что внешне, но дух того любимого заведения из прошлой жизни был уничтожен напрочь. Теперь это место толковища наиболее удачливых барыг и наёмников, да ловцов удачи вроде меня. Сам кабак и территория вокруг него – демилитаризованная зона. Байкерами тут и не пахнет… Вывеску оставили видать в насмешку – где теперь-то найдёшь живого «Харлея» под седлом? А Давидсонов так в первые пару лет всех перевешали…

Наконец меня окликнули со стойки. Плешивый, довольно крепкий ещё на вид старик сканировал меня единственным глазом. Неподалёку тёрлась пара клоунов, которые старательно отводили глаза в сторону, всячески показывая окружающим, что старичелла пришёл один и без охраны.

Я примостился напротив. По легкому жесту старика, трактирщик мгновенно выставил на стол флакон цивильного пойла и пару удивительно чистых стаканов. От сивки я вежливо отказался, а вот из протянутой пачки Malboro угостился с удовольствием.

Закурили.

- Знаешь кто я? – старик, видать, решил не тратить время понапрасну.

- Все знают кто вы, а я ещё знаю почему вы здесь. Вот только не знаю зачем вам я?

- Ну это просто – старик осклабился: Тебя Валера рекомендовал. Сказал, что ты фартовый и всегда таким был. А там другой не пройдёт… Что знаешь по сути?

- Три дня назад пропала ваша племянница. В районе Южного. Скорее всего это не работорговцы. Сектанты… На Завод надо.

- Почему не работорговцы? – старик приподнял бровь.

- Вряд ли полезли бы на рожон… Им нужен проход к Мосту. Не стали бы ссориться. А сектанты – другое дело. Они ж там все ёбнутые. Если они – у вас два-три дня.

Я будничным и скучным тоном рассказал старику о том, что он и так прекрасно знал. Сектанты-людоеды, обосновавшиеся на заводе металлоконструкций, были немногочисленны, но держали в страхе… какой там «в страхе»! В лютом животном ужасе весь Южный. Каждую неделю совершались их ублюдочные обряды – отловленных за неделю мужчин и женщин ебли стосом до смерти, потом сдирали кожу и жрали… Причём необязательно именно в таком порядке.

Старик поёжился, видать думал о том же.

- Возьмёшься? Выдюжишь?

- Не в первой там бывать… Берусь. Сколько платите?

Старик кивнул одному из телохранителей и тот проворно развернул на стойке увесистый свёрток.

- Это заберёшь сейчас. Там как раз пригодится… По возвращении – цинк пятёрки сверху.

Я бегло осмотрел предложенный хабар, поднял на старика скучающий взгляд: Два ящика.

Тот аж поперхнулся: Ты охуел?! Это ж четыре цинка!!!

- А это ваша племянница.

Старик долго и пронзительно смотрел на меня, жевал губами…

- Хуй с тобой! Когда выдвигаешься?

- Сейчас.

* * *

Когда-то до Завода от Центра можно было проехать с ветерком минут за двадцать по широкому проспекту. Но это время ушло и ушло безвозвратно. Проспект зарос высоченным бурьяном и местами провалился, а идти по нему было чистым самоубийством – с обеих сторон дорога была видна как на ладони и простреливалась очень лихо. Да и мимо бараков идти не хотелось – эти обманчиво безжизненные деревянные чудовища пользовались дурной славой похлеще, чем какой-то там заводик с сектантами-каннибалами…

Я двигался весь вечер и ночь вдоль железки где ползком, где бегом. Тихарился при каждом подозрительном звуке и подолгу отлеживался в зарослях у насыпи…

Утром, когда большая часть пути была позади, я дреманул в раскуроченной коляске, даже не вытащив из кабины её давно истлевшего хозяина.

Ближе к вечеру впереди показалась громадина Завода.

* * *

За годы, что эти психи-людоеды окопались на Заводе, они укрепили все входы-выходы по самое не балуй. Теперь это сыграло с ними злую шутку.

Уверенность, что из-за толстенных стен, обваренных железом во много слоёв их выкурить невозможно, расслабила обитателей Завода – рядом с местом, куда я так стремился попасть прохаживался всего один чалый дозорный.

Тощий сектант с антикварным ППШ, не иначе как вытащенным откуда-нибудь из запасников Музея боевой славы, явно скучал. Охранять он по сути ничего даже не пытался. Просто ходил туда-сюда и ебланил, ожидая пока его сменит такой же притырок…

Закричать он, конечно, не успел.

Теперь путь к вожделенной ливнёвке, куда я так стремился, был свободен. Давным-давно я узнал про это место от чёрта с Южного, невесть как забредшего в наши края мимо бараков и прочих прелестей недобитого Города. За то, что я его отпустил с миром и даже любезно оставил ему одно ухо, чёрт рассказал много интересного за местную географию. Теперь вот настало время проверить…

Я обмотал лицо грязной тряпкой в стиле многих сектантов – сифилис у них, как и везде, впрочем – обычное дело, и многие прячут гнилые рожи под масками.

Выскочив из трубы, я быстро огляделся по сторонам и, приняв модный тут деловито-суетной вид заспешил к корпусам.

Проходящие мимо люди не обращали на меня никакого внимания. Прикидом я нисколько не отличался от местных, а сама мысль, что в их логово может пожаловать чужак даже не приходила им в голову.

Неожиданно раздался резкий звон железа об рельс. Мимо меня прогарцевали два всадника на тощих лошадках.

Я аж обомлел – живую лошадь я уже много лет как не видел…

Народ потихоньку начал стягиваться к большой расчищенной площадке, ярко освещённой кострами из железных бочек. Я смешался с толпой и затаился.

Здоровенный бугай вытащил в круг света упирающуюся деваху с безумными от страха глазами. У меня было похолодело в животе, но девка была жгучей брюнеткой, а моя пациентка наоборот была белобрысая.

Всё внимание толпы было приковано к людям на площадке. Я на это смотреть точно не хотел. Медленно, стараясь не привлекать внимания, я отделился от толпы и быстро пошел в ту сторону, откуда притащили жертву.

Крики беснующейся толпы и визг истязаемой девчонки остался позади. Я быстро пробежал по следу в пыли, где тащили приговоренную и упёрся в цеховые ворота с калиткой. Не успел я открыть её, как над головой раздался шорох – дюжий охранник сиганул с пожарной лестницы, ударив обеими ногами меня в лицо.

От удара мы разлетелись в разные стороны. «Сайга», которую он держал в руках, отлетела метров на пять. Ублюдок тут же вскочил на ноги и дёрнулся было к ней, но я был чуть быстрее.

Охранник развёл руки в стороны и опустился на колени, злобно зыркая на меня через фильтры маски. Не давая ему опомниться, я вскочил и наотмашь рубанул его рукояткой ствола в висок. Под маской противно чвякнуло, охранник глухо замычал и завалился на бок. Путь был свободен. Подобрав его волыну, я открыл калитку.

* * *

Девчонка лежала голая грязном полу, скованная ржавой цепью. Я было подумал, что она в отрубе, но когда я дотронулся до её плеча, она с силой лягнула меня под коленку, да так, что пришлось малость успокоить её коротким крюком в ухо.

- Цыц! Я от дядьки твоего. Бежать сможешь?

- Не знаю…

- А придётся! Одевайся давай!

Я бросил ей заранее припасённый комплект х/б и берцы. Пока она, стыдливо извиваясь, натягивала штаны, я расковырял замок на ошейнике и снял цепь.

Выглядела она помято, но стояла на ногах твёрдо. В глазах – надежда и страх.

- Умеешь пользоваться? – я протянул ей ствол: По-английски свалить может и не получиться…

Она уверенно взяла у меня из рук оружие, передёрнула затвор, шагнула к выходу и замерла…

В дверном проёме стоял здоровенный волосатый троглодит с дубиной в руке…

У девки был явный ступор. Я оттолкнул её и выстрелил не целясь в урода из трофейной «сайги».

Как я и предполагал, «сайга» была заряжена картечью – волосатый вылетел из дверного проёма как пробка и завыл на земле. Когда мы выбегали из бокса, я споткнулся обо что-то. Мельком глянув вниз, я увидел оторванную зарядом картечи ногу ублюдка.

Мечтать о том, чтобы свалить по-тихому, уже не приходилось…

В лагере началась паника – видать никто из людоедов никогда всерьёз не думал о возможности атаки их блядского улья изнутри.

Большая часть сектантов скучилась у ворот – видать боялись штурма. Хотел бы я посмотреть на их рожи, если бы они узнали, что столько шороху в их гнезде навели сопливая девчонка и порядком уже подзаебавшийся наёмник.

У самой ливнёвки народу практически не было. Два с половиной инвалида, что пытались нас задержать, были мигом скошены моей дробью. Когда на выстрелы ломанулась основная толпа, девка уже выпрыгнула из трубы с той стороны, а я оставил моим новым корешам маленький презент и выскочил за ней.

Ворота открывать эти суки зассали. Не знали ведь, сколько нас реально, а те несколько психов, что нырнули за нами следом, подорвались на моей растяжке.

Бросив на бегу взгляд через плечо, я с удовольствием отметил, что стена над местом взрыва основательно просела. Теперь гондонам придётся помудохаться, чтобы законопатить свой муравейник.

А потом мы бежали. Бежали так, как наверное никогда в жизни не бегали.

Я не был уверен, что за нами не отрядят погоню, так что старался уйти максимально далеко, пока наконец, мы оба обессиленные не упали в траву…

* * *

Обратный путь мне показался раза в три короче.

Никто не гнался за нами и мы почти не таясь шли по железке. Вряд ли кто-то сейчас рискнул напасть на очень свирепого обвешанного оружием мужика и чумазую, тоже вооруженную до зубов девчонку, которая за эти несколько часов как-то вдруг сильно повзрослела…

В условленном месте у развязки нас ждала коляска.

Старикан со своими бессменными охранниками поднялись нам навсречу. Девочка бросилась ему на шею и они крепко обнялись. Я отошёл подальше от этих розовых соплей, присел на вывороченную бордюрину и закурил. Старик кивнул охранникам и те молча выволокли из багажника два ящика пятёрки и поставили друг на друга у моих ног.

- Вас подвезти? – старик, казалось, только заметил моё присутствие.

- Благодарствую! Доберусь. Своя ноша не тянет.

Тот ещё раз кивнул и открыл дверцу джипа.

Девчонка подошла ко мне, застенчиво улыбаясь: Спасибо Вам! Если бы не Вы… Я не знаю… Ой! А мы ведь даже и не представились! Мня Света зовут, а Вас? – она пытливо уставилась на меня.

Я неловко хлопнул её по плечу, щелчком отправил бычок в сторону и поднял свои заслуженные ящики: Приятно познакомиться, Света. Меня зовут Адвокат.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 45
Комментарии

Хм... Автор,ты что каждый день пишишь новые рассказы? И картинки сам мастеришь? *_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*

Если цель религии - вознаграждение, если патриотизм служит эгоистичным интересам, а образование - достижению социального положения, то я предпочту быть неверующим, непатриотичным и невежественным. Халиль Джебран

Кто ж тебе признается?! ;)

__________________________

Я люблю запах напалма поутру!

Ммм понятно, значит 'великая тайна'. *_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*

Если цель религии - вознаграждение, если патриотизм служит эгоистичным интересам, а образование - достижению социального положения, то я предпочту быть неверующим, непатриотичным и невежественным. Халиль Джебран

Вовсе не тайна, просто у фокусника не принято выспрашивать секрет фокуса ;)

Иначе никакой магии не будет.

__________________________

Я люблю запах напалма поутру!

Концовка скомкана, а так по-прежнему, на высоте.

____________

Попутчиков не выбирают, их подбирают...

Очень нравится про Адвоката, автор пишите еще. Читаю с удовольствием

Пишу, деточка, пишу :)

__________________________

Я люблю запах напалма поутру!

пишите, дядечка, пишите. Все захаваем:):)

всю неделю с мобилки читаю серию про адвоката, так траффика не жалко выставлять оценки! все 9 и 10:)))

молодец, Артур! я давненько не заглядывал на сайт из-за некоторых писателей, у которых графомания носит совсем другие черты, нежели у тебя!! а уж в сочетании с апломбом и тугостью восприятия.... вот пишу ему: "Автор, перечитай, прежде чем вывалить свое гуано для нас, читателей! что за неуважение такое к читателям?" а им все трын-трава! пишут: "учту" и не учитывают:((

и я очень рад тому, что такие авторы не гнушаются выложить здесь твои творения среди их высеров:)))

пойду почитаю твою темку про медицинское... потому что про ножевое мне понра:)) а медицинское мне ближе.

чуть не забыл: а ведь мы с тобой земляки:))) я в Северном обитаю, работаю в центре.

О как! :)

Приятно встретить земляка :)

А я и живу и работаю в центре.

__________________________

Я люблю запах напалма поутру!

Тот аж поперхнулся: Ты охуел?! Это ж четыре цинка!!!

- Благодарствую! Доберусь. Своя ноша не тянет.

4 цинка 5,45 это что-то около 4 320 штук по, скажем, 10 грамм, т.е. более 43 кило. Плюс имеющееся снаряжение. Мда...

– дюжий охранник сиганул с пожарной лестницы, ударив обеими ногами меня в лицо. От удара мы разлетелись в разные стороны. «Сайга», которую он держал в руках, отлетела метров на пять. Ублюдок тут же вскочил на ноги и дёрнулся было к ней, но я был чуть быстрее.

После того как дюжий охранник всем или почти всем весом ударил Адвоката в лицо ногами, тот если уж не потерял способность к действиям, вообще, то уж способность к быстрым действиям должен был потерять однозначно. И зачем охранник бросил "Сайгу" на пять метров в сторону?

Пусть автор проведёт эксперимент. Спрыгнет с высоты с палкой или чем-то подобным и посмотрит на сколько она отлетит. И отлетит ли вообще.

Мельком глянув вниз, я увидел оторванную зарядом картечи ногу ублюдка.

Я видел раны нанесённые картечью. Но чтобы при этом нога была оторвана? Может и такое бывает. Автору виднее. Вот только вылететь из двери тот, в кого ГГ стрелял, не мог. Ему либо ногу оторвало и тогда далеко он ускакать не мог, либо не оторвало и тогда он сам отпрыгнул. Отшвыривает человека после выстрела, только в кино. В жизни действуют законы физики. Если бы того типа отшвырнуло, то самому ГГ такая бы отдача прилетела, что он был бы в одном углу, а руки с зажатой "сайгой" в другом.

Тощий сектант с антикварным ППШ, не иначе как вытащенным откуда-нибудь из запасников Музея боевой славы,

А на фига ему ППШ из запасников Музея? Или автор думает, что там оружие хранится годное к стрельбе? Да ещё с патронами?

Вообще, с точки зрения диверсионной мысли, лезть в незнакомое место, без предварительной подготовки, наблюдения, взятия "языка", основываясь на давнишних рассказах какого-то хмыря - величайшая глупость. И судя по всему, раз такой бездарный налёт закончился успехом, крутость сектантов-людоедов сильно преувеличена.

Также я не понял, зачем он залез ночевать в коляску с трупом младенца.

И ещё. Автор твоё, конечно, дело. Но использование нецензурной лексики должно быть оправдано и смотреться органично. Твои герои должны либо на нём разговаривать, а не вставлять отдельные словечки, либо употреблять в момент сильного накала страстей. А вкрапление матерщины время от времени напоминает первоклашку, который выучил пару-тройку матерных слов, и вставляет в свою речь, если не забывает об этом.

Быстрый вход