Это НЕ Адвокат :)

К крайнему рассказу про "Адвокатиады" прилетело столько каментов, что аж в глазах зарябило :)

Решил воспользоваться советом добрых людей и отвлечься от цикла, запилить чё-нить принципиально иное.

Сомневался, стоит ли выкладывать на ПА-сайте, но поскольку тут таки мирно сосуществуют и киберпанк и мистика и прочее, может кому понравится?.. :)

Кстати, тут две концовки - кому какая понравится И НИКАКИХ УБИТЫХ ДЕТЕЙ! :)

_____________________________________________________________________

ХОЗЯИН СЕДОЙ ГОРЫ

* * *

Едва солнце начало клониться к закату, как жители Гримхолда по своему обыкновению бросили работу в поле и почти бегом вернулись в селение. Слабоумный Гурни со свистом и гиканьем гнал по главной дороге поселковое стадо, и босоногие дети поспешно выбегали за ворота, хватая своих Бурёнок за холки и гнали их в хлев. Бабы торопливо запирали ставни, а мужики в это время зорко и хмуро поглядывали в сторону Седой горы, сплёвывая время от времени коричневую махорочную слюну в придорожную пыль.

Горизонт ещё алел, но в сумерках Гримхолд казался вымершим – закончив ежевечерний ритуал, жители укрылись в своих домах, и только редкий огонёк лучины, пробиваясь сквозь щели ставен, мог подсказать пытливому путнику, что в деревне, парализованной темнотой и страхом, ещё теплится жизнь.

* * *

Трактирщик Прот грустно стоял за стойкой, полируя чистой тряпицей стакан, который и так уже сиял в свете свечей как редкий алмаз. Причин для веселья у Прота не было – местные боялись ходить по улицам затемно, а купцы и путники, раньше так часто прокладывавшие свой маршрут через Гримхолд уже пару месяцев как не наведывались. В просторном зале сидела лишь пара забулдыг, цедивших по кружке самого дрянного и дешевого пива на которое хватило меди в худых кошельках, да кузнец Танис. Танис, пожалуй один помогал Проту держаться на плаву, ибо будучи холостяком, столовался исключительно в трактире, а после дня у наковальни выпивал не меньше пол-кувшина доброго эля и за всё это всегда исправно платил звонкой монетой. Но и здесь для Порта таилось огорчение – пышногрудая кухарка Кала овдовела совсем молодой, и не раз уже Прот замечал многозначительные взгляды, которыми обмениваются Кала с Танисом. Стоит тому поманить, как Прот лишится и хорошей кухарки и ценного клиента, а свой ужин и кое-что на сладкое Танис будет получать и дома.

Неожиданно дверь трактира распахнулась, и пронзительно взвизгнувший колокольчик вырвал Прота из омута мрачных мыслей. Гость был не из местных. Он вышел на середину залы, коротко осмотрелся и прошел в дальний угол, противоположный Танисову, там он расстегнул плащ и уселся на лавку, откинув полы, выжидательно глядя на Прота.

Прот чертыхнулся про себя, в который раз помянув недобрым словом полового Грива, который так не кстати утонул в начале лета и, втянув брюхо, выкатился из-стойки навстречу путнику.

- «Добро пожаловать в «Голову дракона», сударь! Чего изволите? Горячий ужин и чистая постель? Может вина или…»

- «Неси пожрать и выпить, да поживее! И позаботься о коне!» – голос у гостя был неприятный, хриплый и скрипучий, будто горло верёвкой перехватили: «Пожалуй, остановлюсь на одну ночку в вашей дыре…»

Прот проглотил обиду – не впервой… Да и не далёк был гость от истины. Подойдя ещё на пару шагов он сумел в тусклом свете свечей рассмотреть нелюбезного путника поближе: пришелец был довольно молод и когда-то видно хорош собой – высокий чистый лоб, правильные черты лица, аристократическая бледность и глубокие, умные, чуть насмешливые глаза выдавали его непростое происхождение, но картину портила сеть шрамов, избороздившая всю левую сторону лица, подбородок и спускавшаяся к горлу. Ворот камзола у этого «красавчика» был расстёгнут и являл миру уродливый шрам на горле то ли перерезанном, то ли перерубленном – отсюда, видать, и гнусный голос. Тёмные волосы были коротко острижены не по здешней моде… – «Ну и фрукт!» – подумалось Проту.

Внезапно он понял, что уже с минуту тупо разглядывает незнакомца, что как минимум не вежливо, а по-хорошему за такое внимание можно и стилет под ребро схлопотать. Неловко поклонившись, Прот заспешил на кухню: «Марта! Марта, ты слышала? Ужин и вино благородному господину!». Отдав необходимые распоряжения, он со всей прытью выбежал из трактира к коновязи, где перебирал ногами красивый гнедой коник, отвязал его и потянул под уздцы в конюшню.

«Благородный господин» тем временем снял долгополый плащ и портупею, на которой покачивались длинный палаш и два кинжала, оставшись в одном камзоле. На левом плече видавшего виды камзола был виден диковинный шеврон в виде прыгающего кота.

Неожиданно Танис встал из-за стола: «Не позволите ли разделить с вами трапезу, благородный господин?»

Незнакомец смерил Таниса недовольным взглядом, но смягчился и промолвил: «Присядь, кузнец. Места не жалко…».

- «Как вы узнали чем я зарабатываю на хлеб, господин?»

Взгляд путника снова стал недовольным, он бросил коротко: «Твои руки. Всё просто. Ты об этом хотел поговорить?»

- «Нет-нет. Прошу прощения! Я хотел спросить – ваш шеврон… Вы воевали, господин? Воевали в отряде Диких Котов? Я служил под знаменем герцога-наместника Нильфгаарда, был простым ландскнехтом… Потом списали вчистую по ранению… О Диких Котах ходили легенды… А ваш шеврон… Вы воевали в отряде капитана Рутара?»

- «Я и есть капитан Рутар, кузнец. Что-нибудь ещё?»

- «Ооо! Простите, что не признал, капитан! Я ведь видел вас всего однажды – у стен Родена…»

- «При штурме Родена я и лишился лица, лишился голоса и большей части своих котяток… Неудивительно, что ты не признал меня, пехота. Я больше не служу герцогу-наместнику. И в эту задницу, которую вы почему-то называете Гримхолдом я приехал не просто так.».

- «Неужели вы…»

- «Да-да-да! Я тоже решил попытать счастья на Седой горе и найти трон Нильфгаарда.»

Танис испуганно глядел на Рутара: «Плохая, ой плохая эта затея, сударь! Наша деревенька много лет стоит у подножия Седой горы, мы привыкли к её хозяину, научились осторожности… Из местных никто никогда и не помышлял взобраться туда и прикоснуться к золотому трону. Минимум раз в год хоть один пришлый да появится. Все отчаянные, все вот так сначала хорохорятся в этом самом трактире, а потом… На моей памяти ни один не вернулся с горы. Никто не победил дракона… Бросьте эту затею, сударь!»

Подошла Марта, поставила перед Рутаром большую тарелку яичницы с ветчиной и кувшин вина. Вопросительно взглянула на путника.

- «Два стакана» – улыбнулся тот: «Если кто-то до меня не сделал этого, пехота, не значит ещё, что я не смогу. Меня не взяли мечи Роденцев, отравленные стрелы жабоедов с Гнилых болот… Я горел, тонул и падал в пропасть. Подо мной убили сотню коней, а я сижу тут и слушаю тебя, сиволапого, почти без единой царапины.» – Рутар осклабился и поскрёб уродливый шрам на горле: «В своде Законов Кина сказано: трон Нильфгаарда не передаётся по наследству, его нельзя купить или подарить. Его можно только завоевать. Нынешний герцог-наместник – жалкий узурпатор. Я поднимусь на Седую гору и убью дракона. И когда я брошу драконью голову на главной площади Нильфгаарда, народ по закону признает меня единовластным правителем, а вонючка-герцог будет чистить мне нужник!».

- «Вам виднее, сударь… Вам виднее.» – Танис печально смотрел на самоуверенного рубаку: «По мне-то конечно, если вы зарубите Хозяина, от и Гримхолд вздохнет свободно. Хорошо жить, когда уверен, что твои будущие дети не будут сожраны летучей гадиной, если вдруг засветло не успеют добежать до дома… Удачи вам, капитан! Время позднее… Пойду спать.».

- «Бывай, пехота! Утро вечера мудренее…» – Рутар почти по-товарищески хлопнул Таниса по плечу: «Я выдвигаюсь на рассвете.»

* * *

Рутар проснулся с первыми лучами солнца, едва пробивавшимися сквозь плотно закрытые ставни.

Когда он в полном снаряжении вышел на крыльцо трактира, перед ним предстала удивительная картина: никто сегодня не вышел в поле и даже слабоумный Гурни не увёл на луга поселковое стадо, все как один жители Гримхолда собрались во дворе трактира, чтобы проводить смельчака на его, возможно, последнюю битву. Впереди всех стоял Прот, держа под уздцы накормленного и вычищенного гнедого жеребчика, и Танис с тряпичным свёртком в руках. Танис выступил вперёд и проговорил: «Капитан, позвольте от лица всех жителей Гримхолда пожелать вам удачи. И да хранят вас боги!» – с этими словами он протянул Рутару свёрток. В промасленной тряпице лежал широкий наручень с гравировкой в виде прыгающего Дикого Кота. Рутар с благодарностью принял его из рук Таниса и тут же надел на левое предплечье поверх рукава камзола. Опыт подсказал что делать с наручнем – резко поведя запястьем в сторону, Рутар с удовольствием осмотрел длинный узкий клинок, выскочивший из паза в наручне. Ещё движение – и клинок снова юркнул внутрь грозного механизма.

- «Глаза-то красные.» – усмехнулся Рутар: «Всю ночь поди корпел над ним?»

- «За одну ночь такое не сделать, сударь. Сегодня ночью я только гравировку нанес. Пусть он вам поможет!».

- «От всей души благодарю тебя, приятель! Если сдюжу – быть тебе главным оружейником при моем дворе!» – с этими словами Рутар вскочил на коня, отсалютовал гримхолдцам и во весь опор поскакал к подножью Седой горы…

КОНЦОВКА №1

* * *

Ещё у подножия горы Рутар сделал небольшой привал, достав из потайного кармашка в сапоге крошечную склянку. Склянку эту он бережно хранил ещё с кампании на Гнилых болотах, когда полуголые плохо вооруженные жабоеды чуть было не разбили наголову отборные войска герцога-наместника. Их стрелы, отравленные ядом агави, убивали быстро и мучительно любого, кому не повезло получить хотя бы царапину. Рутар был одним из немногих, кто пережил этот яд, но и он провалялся три недели в лихорадке, болтаясь между жизнью и смертью. Теперь настало время использовать подарочек жабоедов. Жаль только, что не хватит на палаш и даже на кинжалы… Рутар извлёк подаренный гримхолдским кузнецом клинок из наручня и старательно смазал маслянисто-зелёным ядом остриё.

Подъем на Седую гору оказался на удивление легким. Настолько, что Рутар преодолел большую часть склона верхом и лишь неподалеку от входа в логово Хозяина спешился. Вытащив из седельной сумки пару смоляных факелов, он хлопнул коня по крупу и громко свистнул. Жеребчик фыркнул и припустил вниз по тропе. Рутар проводил его долгим взглядом и продолжил путь.

Почти у самой пещеры обнаружился истлевший труп в пробитой в нескольких местах кирасе. Пустые глазницы смотрели прямо на Рутара, а оскаленный рот с длинными желтыми зубами будто бы насмехался над смельчаком.

- «Ты даже до конца не дошел, слабак!» – плюнул в сердцах Рутар, отправив пинком череп насмешника вниз по склону.

Из логова тянуло тленом и сыростью. Рутар обнажил палаш, разжег огнивом первый факел, и, мощно размахнувшись, швырнул его вглубь пещеры. Второй факел он зажал в кулаке и в его неверном свете шагнул навстречу судьбе.

Пещера представляла собой длинную и довольно широкую штольню, конец которой терялся во тьме. Потока тоже видно не было, но судя по эху, до него было не более четырех саженей.

Рутар весь превратился в зрение и слух, продвигаясь вперед с выставленным перед собой клинком и вглядываясь во тьму. Под ногами тут и там похрустывали кости. Особенно много их было ближе к стенам, эти жёлто-белёсые печальные останки щетинились тут и там гребенками ребер… Рутар успел увидеть овечьи, и коровьи, и человеческие черепа разных размеров. Дойдя до первого факела, он поднял его и бросил дальше. Тот зашипел, плюясь смолой, но не погас, а упал, отскочив от какого-то препятствия. Подойдя ближе и осветив пространство перед собой, Рутар едва не потерял бдительность – «препятствием» от которого отскочил брошенный факел оказался стоящий посреди пещеры трон. Легендарный золотой трон Нильфгаарда. Никакие легенды не могли достоверно описать его красоту – высотой в два человеческих роста, трон был целиком отлит из золота и весь изукрашен затейливыми орнаментами и драгоценными камнями. Неудивительно, что столько искателей приключений и лёгкой наживы сложили головы в его поисках!

Внезапно за спиной раздался шорох и скрежет когтей по камням..

- «Ну наконец-то! А я уж было начал волноваться!» – Рутар сплюнул сквозь зубы и повернулся лицом к Хозяину.

Дракон на глаз Рутара был небольшим. Если не считать хвоста и крыльев, он был не более чем на голову выше самого Рутара, при том, что стоял на задних лапах, опираясь на испещренный шипами хвост. За спиной Хозяина подрагивали большие сложенные как кожистые паруса крылья, мерзкая покрытая чешуей морда, увенчанная костяным гребнем, покачивалась на длинной шее, длинные острые когти задних лап скребли каменный пол, в то время как недоразвитые, но от этого не менее опасные передние лапки так же украшенные когтями нервно подергивались. В целом он был похож на помесь змеи и крокодила, а Рутару доводилось убивать и тех и других…

Не давая гадине форы, Рутар пинком швырнул в неё факел с пола и с пронзительным боевым кличем Диких Котов ринулся вперёд, занося палаш над головой. Хозяин извернулся в узком проходе и выбросил вперёд шипастый хвост. Рутар отразил удар клинком, но тот был такой мощный, что таль завибрировала, а кисть, сжимающую рукоять свело судорогой. Дракон бросился на Рутара, щелкая челюстями и поднимая хлопающими крыльями тучу пыли и костной трухи. Рутар был вынужден отступить к трону, нанося при этом страшные рубящие удары, которыми он славился в отряде и мог раскроить пополам всадника от шлема до седла. Несколько ударов ушли в никуда, но дважды всё таки удалось рубануть по оскаленной морде. Чешуя Хозяина была покрепче иной стали и поддавалась плохо, а в плоти клинок вяз… – Первый раз за всё время Рутар вдруг понял, что может отсюда и не выбраться.

Вскочив на сиденье трона, Рутар бросил второй факел в оскаленную морду, а когда Хозяин замешкался, подтянулся на спинку и прыгнул прямо над головой чудовища, приземлившись позади и, не снижая темпа, развернулся, как тугая пружина, рубанув гадине левое крыло. От визга Хозяина едва не лопнули барабанные перепонки. Кожистое крыло упало на каменный пол, судорожно сгибаясь и разгибаясь. Рутар отразил ещё пару ударов хвоста, при этом рука с палашом отнялась едва ли не до локтя. Перехватив клинок в правую руку, Рутар встряхнул освободившейся кистью и бросился к выходу из пещеры. Он бежал быстро, но Хозяин был гораздо быстрее – разогнавшись он всей своей тушей сбил Рутара с ног, тот упал за несколько шагов от выхода, как раз на границе света и тьмы, и выронил палаш, который звякнув, исчез в темноте…

Сорвав с пояса два кинжала, Рутар начал активно контратаковать чудовище, не отходя, впрочем далеко о выхода. Кисти рук и запястья были все изодраны острыми когтями чудовища, пот заливал глаза… Рутар чувствовал, как силы покидают его… Внезапно Хозяин взмахнул оставшимся крылом, Рутар выбросил руки вперёд, чтобы блокировать его и тут же получил с другой стороны удар шипастым хвостом в колено. Нога подломилась и он упал навзничь беспорядочно размахивая кинжалами и здоровой ногой. Чтобы не подпустить гадину. Хозяин навалился сверху, смрадно дыша в лицо и в этот момент Рутар увидел под нижней челюстью монстра пульсирующий белёсый участок кожи, не защищенный бронированной чешуёй. Он резко расслабил руки, одновременно подавшись всем корпусом вправо. Челюсти Хозяина щёлкнули там, где секунду назад было лицо Рутара, в тот же миг Рутар выбросил вперёд руку с наручнем, одновременно высвобождая клинок. Лезвие ушло на всю длину в вязкую драконью плоть, из раны хлынула зловонная чёрная кровь, мгновенно окатившая кисть Рутара. Эта кровь была не похожа ни на какую другую – едкая, как кислота, она прилипала к коже Рутара и жгла невыносимо. Хозяин дёрнулся, ослабил хватку и тут же выгнулся дугой, запрокинул морду и забился в судорогах, беспорядочно дёргая конечностями и окропляя едкой шипящей кровью израненного Рутара. Тот выл от боли, но старался не терять концентрации, уворачиваясь от особо сочных кровавых плевков и всё ещё смертоносных когтей и хвоста.

Хозяин повалился на спину и заелозил изгибающимся крылом по полу. Рутар наконец смог откатиться ближе к выходу. Он с опаской наблюдал за агонией чудовища, стараясь не думать, на что он сам сейчас похож…

Наконец, Хозяин в последний раз ударил по полу хвостом и затих. Рутар как мог оттер с лица и кистей рук едкую кровь гадины и подполз поближе. Уже вечерело и багровое закатное солнце хорошо освещало преддверие хозяйского логова. В его свете Рутар с ужасом и удивлением увидел как тело Хозяина начало усыхать и изменяться – чешуя как будто размякла и разгладилась, хвост и оставшееся крыло съёживались, пока не исчезли совсем, а морда стала приобретать человеческие черты… Через минуту перед Рутаром лежал обнаженный и сильно израненный человек без признаков жизни. Собрав всю волю в кулак, Рутар дотронулся до этого странного оборотня… И вдруг тот открыл глаза и повернул голову, вперив в Рутара совершенно осмысленный взгляд! Сначала из пробитого горла вырвался свист и бульканье, потом человек разлепил запекшиеся губы и произнес всего два слова: «ТВОЙ ЧЕРЁД…». Потом глаза его закатились и жизнь покинула изуродованное тело теперь уже навсегда…

Всё ещё не веря в происходящее, Рутар медленно поднялся и прихрамывая пошел вглубь пещеры, где в свете догорающих факелов его ждал заслуженный трон. Он любовно провёл рукой по гладкой холодной поверхности золотого монолита и тяжело опустился на сиденье…

Страшная нечеловеческая боль казалось разорвала всё тело Рутара на части. Он попытался закричать, но из глотки вырвалось только сдавленное шипение. В груди полыхал пожар. Рутар замотал головой и вцепился когтистыми лапами в подлокотники своего трона…

Когда болезненная метаморфоза прекратилась, стояла глубокая ночь. Рутар с удивлением и страхом осматривал, пытался чувствовать своё новое тело… Раны на нем затянулись и боль ушла, но он всё ещё чувствовал неимоверную усталость после битвы и… голод. Чудовищный голод раздирал его изнутри. Рутар неуверенно прополз по коридору, задевая чешуйчатым брюхом каменистый пол пещеры. Он обнюхал труп поверженного Хозяина и вонзил зубы тому в живот, разрывая кишки и впервые в новой своей жизни осознавая, какое же это блаженство – ЕСТЬ!

Насытившись, Рутар, новый Хозяин Седой горы и истинный правитель Нильфгаарда, что на Высоком Слоге означает «Земля Драконов», подполз к выходу из пещеры и обратил свой взор вниз, в долину Гримхолд, обитатели которой как всегда прятались за закрытыми дверями и ставнями, ожидая прихода Хозяина…

Концовка №2

* * *

На половине пути Рутар услышал за спиной громкий крик. Осадив коня и обернувшись, он увидел Таниса, который нещадно нахлёстывал сивую лошадку, явно в жизни не знавшую такой быстрой езды.

- «Вы, капитан, поехали не самой удачной дорогой» – проговорил Танис, поравнявшись с Рутаром: «А о провожатом ничуть и не позаботились. Я проведу вас максимально близко к логову Хозяина. Сейчас день, а эта гадина выползает только с наступлением темноты, так что пока здесь довольно безопасно… А если вдруг что…» – он многозначительно похлопал по внушительному топору, притороченному к луке седла.

- «Идёт, пехота. Думается, если выживу я в неоплатном долгу перед тобой. Уж я позабочусь, чтоб тебе и твоей пышной кухарочке было на что сыграть знатную свадьбу…» – Рутар рассмеялся, и, тронув пятками коня, направил его вслед за Танисом.

- «Вы и это заметили…» – смущенно улыбнулся Танис.

Некоторое время ехали молча. Танис довольно уверенно направлял свою лошадку по едва приметной пологой тропе, которая вилась серпантином вдоль склона Седой горы, незаметно поднимая путников всё выше и выше прямо к логову дракона. Чем ближе они подходили к вершине, тем заметнее нервничал Танис, сжимая в потных руках топор, и тем спокойнее и увереннее становился Рутар в преддверии хорошей драки. Наконец Танис остановился: «Простите, капитан, но ближе я не пойду. Боязно мне… Да тут и рукой уж подать. Главное – не съезжайте с тропинки.»

- «Спасибо, приятель! Ты и так помог мне более чем достаточно.» – Рутар ещё раз хлопнул по плечу Таниса, минуя его и направляя коня вдоль тропы: «Кстати, как звать-то тебя?» – бросил он не оборачиваясь.

- «Танис.» – проговорил кузнец и с силой опустил топор на затылок своего спутника.

Гнедой жеребчик в испуге шарахнулся и сбросил седока. Тот упал ничком и Танис увидел зияющую рану в основании черепа, из которой толчками выплёскивалась тёмная кровь. С первого взгляда было видно, что этот удар не переживёт даже капитан Диких Котов.

Спешившись, Танис перевернул раненного носком сапога. Сознание ускользало от Рутара и немалого труда стоило ему сфокусировать гневно-недоуменный взгляд на виноватом лице Таниса.

- «За… За что?..»

- «Вы уж простите великодушно, капитан.» – кузнец виновато развел руками: «Вы не первый и, боюсь, не последний, кто приезжает в Гримхолд в надежде убить Хозяина Седой горы и сесть на золотой трон Нильфгаарда. Вы не всё знали о пророчестве – часть его стёрлась из людской памяти и храним его только мы, гримхолдцы. Убив дракона вы действительно станете правителем Нильфгаарда – Земли Драконов на Высоком Слоге. Но человек убивший дракона сам становится драконом. Это правда. Хозяина убивали много раз, но его убийца всегда занимал его место. Нынешний дракон приехал к нам лет пять назад, он был тщедушным книжником-алхимиком и Хозяина убил не силой а хитростью – разорвал того в клочья чёрным кхетайским порошком. Сейчас Хозяин мал и слаб и нас это устраивает. Лучше отдавать одну овцу в неделю, чем быть сожранным заживо… Увидев вас я сразу понял, что Хозяину не сдобровать, но как Гримхолд пережил бы смелого, жестокого и прожорливого нового Хозяина?! Мне нет прощения, но я обязан заботиться об интересах деревни. Прощайте, капитан. Сегодня Хозяин полакомится вами. И сыт потом будет примерно неделю…»

Неожиданно щелчок и резкий укол в голень прервал речь Таниса. По телу мгновенно начала разливаться свинцовая тяжесть. Он посмотрел вниз и увидел клинок, подаренный им же утром Рутару. Клинок жирно поблескивал чем-то маслянисто зеленым…

Из последних сил Рутар наблюдал как бледнеет кузнец, как заваливается набок… Он упал рядом лицом к лицу со своей жертвой. Глаза были полны ужаса, на губах появилась пена… Яд с Гнилых болот, пощадивший однажды Рутара, как правило, ни для кого не делал исключений, парализуя даже камни…

Над головой Рутар уже слышал шуршание чешуйчатого брюха по камням, лошади с испуганным ржанием рванулись вниз по тропе, и уже падая в пучину беспамятства. капитан Диких Котов растянул залитые черной кровью губы в злорадной ухмылке и просипел в лицо икающему от страха кузнецу: «ДВЕ НЕДЕЛИ!».

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 47
Комментарии

Нильфгаард - "Ведьмак"? :)

Кажись да. Я не запаривался с "изобретением" названий ;)

__________________________

Я люблю запах напалма поутру!

Точно. В игре "Ведьмак" есть такое:

"Даже сам долбаный император Нильфгаарда не пройдёт!"

епта вот это другое дело!)) вот это красиво)) кхетай напомнил дядьку Говарда правда унего кхитай был)) внимательно прочитаю потом но сразу видно что автор молоток))

Ну вот, совсем другое дело. Нормальный стиль, слог, никакой коряво вклиненной нецензурщины. Можете же, когда захотите. :)

П.С. Второй вариант концовки, на мой взгляд, гораздо гармоничнее, да и интереснее.

Ооо, Артур, я ф шоках! Маладца! В хорошем смысле удивляешь своей многогранностью. Пожалуй, пока задержусь в группе твоих поклонников. ))

Первая концовка мне понравилась больше - показалась более логичной и более соответствующей общему духу рассказа.

__________________

Spread your legs,

And f@ck the world,

This is war, yeah...

Первая концовка - это ж классика: "Человек, убивший дракона, сам становится драконом" :)

__________________________

Я люблю запах напалма поутру!

Супер, первая концовка просто нечто, да и вторая супер. Жаль такого харизматичного персонажа потеряли во второй. А в первой можно и развить дальше. Он же всетаки уже повелитель... Правда нелюдь. Блин я еще под впечатлением. +10 НА продолжение не надеюсь, но жду..

Про первую концовку см. камент выше. И спасибо на добром слове, рад, что понравилось.

Что касается продолжения - обе концовки и задумывались как "тупиковые", чтобы подавить соблазн :) Но вообще не исключаю появления Рутара ещё в виде приквелов и спин-офов :)

__________________________

Я люблю запах напалма поутру!

я либо главную фишку подсёк, или надо поспать- Рутар- Артур...

А ещё прям просьба- давай одну концовку, а то ты взял моду, а ещё и та и эта Цепляют...у меня шизофрения так обостриться!

у солдата вечность впереди, ты её со старостью не путай

Подсёк-подсёк ;) Красавец! Погладил своё ЧСВ :)

__________________________

Я люблю запах напалма поутру!

эт нормаааально!

у солдата вечность впереди, ты её со старостью не путай

ОМГ, на фотке - сам Хью?

_______________________________________________________________

Гыгыгы...

Таки нет. Джеймс Пьюрфой кажись.

__________________________

Я люблю запах напалма поутру!

Быстрый вход