Зловещий Очерк Метаморфоз Большинства Индивидуумов

З. О. М. Б. И. или Зловещий Очерк Метаморфоз Большинства Индивидуумов

Меня страшит не смерть, но жизнь в смерти.

(Альбер Камю, «Из записных книжек»)

- I -

Человек в окровавленном костюме неожиданно вырвался из темноты лестничного проема в слабоосвещенный коридор, нарушая его зловещую тишину своим тяжелым дыханием. Торопливо двигаясь вдоль стены и опираясь на нее чтобы сохранить равновесие, он оставлял на мраморных плитах кровавые отпечатки своих рук. Слабое тело уже не слушалось его. Падая, поднимаясь и снова падая, он постоянно оглядывался назад, пытаясь что-то разглядеть во мраке коридора. Достигнув тяжелых дверей в конце коридора, он в изнеможении рухнул перед ними и грязные, потрепанные листы, зажатые у него в руке, разлетелись по полу. Спеша поднять упавшие листы человек судорожными движениями стал сгребать и обеими руками прижимать их к себе, но каждый раз несколько листов снова выскальзывали на пол и ему приходилось начинать все снова. Как вдруг из глубины коридора донесся едва различимый шум, уловив который, человек замер и медленно подняв голову, стал пристально всматриваться в темноту. Чем громче становился шум, тем отчетливее были слышны доносившиеся хриплые стоны. Вдруг, появилось покачивающееся тело, затем еще одно, потом сразу несколько неуклюжих фигур, едва различимых во мраке, медленно вышли из темноты. В глазах человека появился и застыл страх. Он в испуге прижался спиной к тяжелым дверям, сжимая в руках охапку скомканных листов, и застыв в оцепенении, наблюдал за приближающимися силуэтами, которые в тусклом свете превращались из серых теней в толпу мертвых тел, методично надвигающуюся на свою жертву. Очнувшись от оцепенения, человек из последних сил навалился на тяжелые двери, которые распахнулись под его отчаянным натиском и он упал в ярко освещенный зал. Лежа на животе в куче выроненных листов, изможденный и обессиленный, он с ужасом увидел, что внутри его уже ждут кровожадные мертвецы, стоящие в проходе между креслами, вдоль стен и на сцене, расположенной в конце зала. Они томились в ожидании плоти и почуяв свежее мясо, двинулись на него.

- II -

Восемь часов назад.

Сильный ветер с каплями редкого дождя безжалостно трепал плащ человека, который безнадежно пытался спрятаться в нем от холода. Сутулая фигура торопливыми шагами двигалась в сторону огромного здания, над которым нависли серые облака, скрыв его истинную высоту. Осторожно переступая лужи, лежащие словно овальные зеркала на асфальтовом тротуаре, местами усыпанного грязно-желтой листвой, человек приближался прямо к пасти монстра – огромным массивным дверям центрального входа. Внутри здания человек двинулся в направлении лифта, у которого в ожидании уже стояли люди.

Этаж 16, кабинет 1038 - именно здесь этому невысокому человеку средних лет по имени Спиридон предстояло провести 9 часов к ряду. Темно-коричневый стол, пластиковая серая коробка монитора, стул и шкаф составляли скромный антураж небольшого кабинета с одним окном. Повесив плащ в шкаф, он сел на стул и включил компьютер.

Несколько ровных полос бледного солнечного света, пробивающегося сквозь грязные облака, упали на стол, разделив его на одинаковые по ширине части. Вот уж и полдня минуло – подумал Спиридон. Погрузившись в расчеты, аккуратно ударяя пальцами по клавиатуре, он сосредоточенно вбивал цифры в таблицу и не заметил, что прошло уже 4 часа с того момента как он поместил свое тело на стул. Дребезжащий звонок телефона оторвал его от уютных расчетов. Саида Сигизмундовна или просто Сигизмундовна, как ее все называли в отделе статистики, сообщила ему по телефону о том, что отчет нужно сдать сегодня до пяти. Спиридон стиснув зубы, положил трубку телефона. Сдача отчета до пяти означает еще несколько часов усердной работы по его составлению, согласованию и его подписанию начальниками отделов мониторинга, анализа и прогнозирования. Словно тонущий человек, делающий последний глубокий глоток воздуха, он взглянул в окно, и окинув взглядом линию горизонта, состоящую из темно серых силуэтов многоэтажек, снова уставился в монитор.

Колонка громкоговорителя, установленная в кабинете, с шипением дала знать о предстоящем звуковом сообщении. Очнувшись от однообразия бесконечных цифр, Спиридон замер в ожидании. Через несколько секунд бодрый женский голос продикломировал: «Уважаемые сотрудники! Сегодня будет проведена химическая обработка служебных помещений с целью уничтожения насекомых. Убедительная просьба соблюдать меры предосторожности и проявлять терпимость к техническому персоналу. Спасибо за внимание!».

- III -

К половине пятого отчет был готов. Взяв стопку свежеотпечатанных листов, Спиридон вышел в коридор, в котором звук каждого шага отзывался эхом. Пройдя до лестничного пролета, пронизывающего насквозь всё здание, он стал подниматься по бесконечным ступеням, уходящим вверх. Навстречу ему попалась женщина с бледным лицом. Спускаясь с верхних этажей и державшись одной рукой за шею, она как будто пыталась убежать от настигнувшего ее удушья. Постепенно шаг Спиридона замедлялся. Достигнув 21 этажа, он уже тяжело дышал и с трудом поднимал ноги. Проходя по извилистым коридорам и приближаясь к той части здания, в которой находился отдел мониторинга, Спиридон ощутил горький неприятный запах. Коричневые двери, тянувшиеся по обеим стенам мрачного коридора, походили на надгробные плиты, за которыми были замурованы такие же как он, надевшиеся когда-нибудь словно зомби выбраться из под них и глотнуть свежего воздуха безмятежной счастливой жизни.

У двери кабинета начальника отдела мониторинга красовалась позолоченная табличка с именем его обитателя – Савраса Спарсоновича. Спиридон обратил внимание, что у двери отсутствует ручка и имеется несколько глубоких царапин. Постучав в дверь и не дождавшись ответа, он толкнул ее, но дверь не открылась. Тогда он постучал еще раз. Спустя минуту из кабинета послышались тяжелые медленные шаги.

- Что Вам надо? – донесся испуганный мужской голос из-за двери.

- Отчет подписать надо – ответил Спиридон.

Через десять долгих секунд дверь открылась и в проеме показалось бледное лицо Савраса Спарсоновича.

- Какой отчет? – удивленно вытаращив мутные, красные глаза спросил он.

- Отчет отдела статистики по анализу показателей – четко проговаривая каждое слово, чтобы не пришлось повторять, произнес Спиридон.

В ответ Саврас Спарсонович распахнул дверь и молча протянул дрожащую руку с узором неестественно вздувшихся бордовых вен на ней. Достав из внутреннего кармана пиджака ручку, он неуверенной рукой поставил свою подпись внизу листа и замер… Медленно его рот приоткрылся, с нижней губы стекла бледно-зеленая жидкость, тело неожиданно содрогнулось и опрокинувшись на спину, он стал корчиться на полу, конвульсивно и хаотично дергая членами своего тела. Спиридон отступил назад. Его не смутило то, что произошло с этим старым, грузным человеком, наряженным в темно-синий костюм. Он просто не хотел испачкаться. Осторожно подойдя к извивающемуся телу, Спиридон наступил ногой на его горло. Саврас Спарсонович обхватил обеими руками ботинок Спиридона, пытаясь освободиться, потом выскользнул из под ноги, перевернулся на бок и стал натужно отхаркивать остатки рвоты стоя на четвереньках. Отдышавшись, он неспешно поднялся и сел за стол. Прикрыв глаза и потирая шею, он сидел так некоторое время. Полы его пиджака разошлись и Спиридон заметил на его рубашке пятна крови.

- Мне надо идти, – сказал Спиридон, но Саврас Спарсонович жестом показал, чтобы тот остался.

Приоткрыв глаза, он мрачно произнес:

- Неужели ты думаешь, что еще есть смысл куда-то идти?

Спиридон замер в недоумении. Тогда Саврас Спарсонович протянув руку в сторону громоздкого письменного стола, стоявшего посередине просторного кабинета. Приблизившись к столу, Спиридон заметил ноги, лежащего за столом тела и остановился, не в силах заставить себя подойти ближе. Он пытался понять, что здесь происходит, собрать воедино увиденное: нездорового человека и лежащее на полу тело, но эти фрагменты ему никак не удавалось собрать в единую картину и его стало охватывать беспокойство. Осторожно попятившись к выходу, Спиридон произнес:

- Мне надо идти.

- Не торопись.

- Но я должен спешить иначе могу не успеть…

- Хватит пороть чушь! Я знаю таких как ты!

- Не понимаю, о чем вы? Я всего лишь выполняю поручение.

- Да, всё ты понимаешь, но не хочешь признаться себе в этом! – со злостью выпалил он.

- Я здесь, потому что я осознанно обменял свое время на денежное вознаграждение, которое дает мне дополнительную степень свободы, - ответил Спиридон.

- Как бы не так! Ты делаешь только то, что тебе прикажут, - сказал Саврас Спарсонович и переведя дыхание спросил, - тебе ведь только кажется, что это твой выбор.

- Я самостоятельно принимаю свои решения! - стараясь придать уверенность голосу, произнес Спиридон.

- Не-е-ет, - протянул Саврас Спарсонович, - к примеру, сегодняшнее поручение сделать отчет ты не задумываясь принял как за свое собственное решение.

- Конечно же, а как иначе? – ответил Спиридон.

- Да вздор это всё! – фыркнул толстяк, - Мысль о наличии у тебя выбора - это самообман.

В кабинете повисла тишина.

- Не понимаю к чему весь этот разговор? – прервал молчание Спиридон.

Глубоко вздохнув и с шумом выдохнув воздух, Саврас Степанович произнес:

- Со временем ты поймешь, что свобода не является обязательным составляющим счастья.

Внезапно из-за стола послышалась хлюпанье и шамканье и видневшиеся возле стола ноги зашевелились. Казалось что тело, лежащее за столом, пыталось встать, но это удалось ему не сразу. В поднявшемся в полный рост человеке Спиридон с трудом узнал Саиду Сигизмундовну. На ее испачканном кровью лице отсутствовали губы, обнажив осколки зубов, торчащие из ее челюсти. Ужас и страх охватили Спиридона. Только теперь он понял, что услышанное им хлюпанье и шамканье были не чем иным, как ее попытками что-то произнести. Однако, вместо этого из ее изуродованной пасти сочилась кровь, надуваясь красными лопающимися пузырями. Неуверенно переставляя ноги, она медленно приближалась к Спиридону. Парализованный страхом он замер в оцепенении. Непрерывно смотря на движущееся к нему тело, краем глаза Спиридон заметил, как Саврас Степанович встал и взяв в руки стул ударил им по голове Саиду Сигизмундовну. После того как она упала, толстяк подошел к ней и размахнувшись ударил стулом по лицу женщине, от чего ее нижняя челюсть почти отделилась от головы. Очнувшись от случившегося, Спиридон в несколько прыжков оказался возле двери кабинета. Открыв дверь, он вырвался из кабинета в темное пространство коридора и не останавливаясь побежал на 25 этаж в отдел анализа.

- IV -

Только когда Спиридон достиг 25 этажа, он почувствовал боль в левой, оцепеневшей от страха руке, которой он сжал свой отчет. Остановившись чтобы отдышаться, он ощутил раздражение в горле и заметил легкую зеленоватую дымку, висевшую под потолком длинного коридора. Вспоминая увиденное, Спиридон не в состоянии был осознать произошедшее как часть окружающей реальности и его сознание выдавило случившееся из области действительности в мир вымысла. Думая о том, что он должен согласовать свой отчет до конца рабочего дня, он чувствовал, что эта осознанная им необходимость является его главной движущей силой, которой не способно что-либо противостоять. Однако, это не лишило его способности думать о чем-либо другом. Он искренне надеялся, что скоро будет свободен, как в дни своего счастливого детства, когда бремя ответственности не было знакомо ему.

Продолжив движение по мрачному коридору в сторону отдела анализа, Спиридон заметил приоткрытую дверь одного из кабинетов. Подойдя поближе, он понял, что это кабинет знакомый ему специалист отдела анализа по имени Семикурон. Заглянув в приоткрытую дверь, Спиридон увидел его сидящим в углу кабинета на полу. Семикурон обхватив себя за колени и раскачивался из стороны в сторону, уставившись безжизненным взглядом в стену.

- Семикурон, Семикурон, - произнес Спиридон, пытаясь вывести его из оцепенения, - но ответной реакции не последовало. Тогда Спиридон подошел к нему и дотронулся до его плеч. Семикурона вздрогнул, переведя свой безумный взгляд на Спиридона, он в испуге вжался в стену. Поняв, что перед ним Спиридон, он с облегчением выдохнул и испуганно посмотрев на дверь спросил:

- Ты заметил там кого-нибудь?

- Там никого нет – ответил Спиридон.

- Так я и думал, - с досадой произнес Семикурон.

- Что с тобой случилось?

- Я… я не знаю, что мне делать… - заикаясь и неуверенно ответил тот.

- А где Суспензагор Судаудович?

- Не знаю где… Не знаю! Не знаю! Не знаю!!! – истерично завизжал Семикурон и ударил кулаком по своему колену.

- Да что с тобой такое?! – спросил Спиридон.

- Я не знаю… мне кажется это всё из-за той дряни, которую они распылили.

- Да, я заметил какой-то газ в коридорах, но если бы что-то произошло, нам бы сообщили об этом, – сказал Спиридон.

- Не знаю… Не знаю… – пробормотал тот в ответ, и продолжил, - я жду новых поручений от начальника, а про меня словно забыли: телефон не отвечает, кабинет его закрыт, - после чего тихо заныл и снова погрузился в себя.

Выйдя из кабинета, Спиридон направился к начальнику анализа Суспензагору Судаудовичу. Двигаясь по темному коридору, освещенному лишь одним светильником, разделившим коридор светом на две части, он вдруг почувствовал острое желание исчезнуть в одном из кабинетов, двери которых тянулись вдоль левой стены. Но он не успел. Неспешно покачивающееся тело уже показалось из-за угла. Человек шел неуклюже и неестественно. Спиридон замер. Такие мгновения он особо ценил. Они заставляли его чувствовать себя живым. Прижавшись спиной к стене, Спиридон продолжал наблюдать за приближающейся к нему неуклюжей фигурой, в которой он разглядел Суспензагора Судаудовича. Его бледно-зеленое лицо, покрытое черными ветками вен, еще источало привычную строгость, но глаза, задернутые мутной белесой пленкой, казались безжизненными. На его черном дорогом костюме виднелись бурые пятна крови. Сделав несколько шагов, он остановился и словно зверь, почуявший запах дичи, задергал головой, пытаясь уловить запах.

- Здравствуйте! – неожиданно шагнув из темноты в освещенную часть коридора, выпалил Спиридон.

Медленно подняв голову, Суспензагор Судаудович уставился на него. Из приоткрытого рта его исторгся негромкий хриплый рык.

- Подпишите отчет, пожалуйста, - продолжил Спиридон, протянув перед ним листы бумаги. Приблизившись к нему Спиридон ощутил зловонное дыхание, напоминающее запах разлагающейся плоти.

Суспензагор Судаудович чуть вздрогнул, потом перевел свой взгляд на протянутую к нему руку и стал подергивать и качать головой, словно принюхиваясь.

- У меня и ручка есть. Вот! – и Спиридон протянул вторую руку.

На мгновенье глаза Суспензагор Судаудовича прояснились, и он прошептал:

- Зачем?

После чего медленно раскрыл рот и неожиданно, дернувшись корпусом вперед, вцепился зубами в левую руку, в которой Спиридон держал отчет. Спиридон вскрикнул и пытаясь высвободить руку стал отталкивать Суспензагора Судаудовича, но потерял равновесие и рухнул на него. А тот, не желал разжимать свои челюсти и почувствовав вкус свежей плоти с жадностью вгрызался в руку. Осознавав безвыходность своего положения, Спиридон свободной рукой нанес несколько отчаянных ударов авторучкой по голове. С каждым ударом авторучка вонзалась в череп, оставляя на лице Суспензагора Судаудовича жирные кровавые точки. Но тот казалось не чувствовал боли, и лишь после того как авторучка почти полностью исчезла в его черепе проникнув туда через глазное отверстие, Суспензагора Судаудовича разжал челюсти и сник. Осматривая свою окровавленную и обглоданную руку, Спиридон с радостью заметил, что отчет почти не замарался, не считая нескольких капель крови попавших на него. Аккуратно вынув авторучку из головы Суспензагора Судаудовича, он вложил ее в руку и зажав сверху своей рукой поставил росчерк на отчете.

«Отлично, теперь осталась только взять подпись начальника отдела прогнозирования»: подумал Спиридон. Уходя, он бросил взгляд не лежащее на полу в луже черно-красной жижи тело начальника отдела анализа с изуродованным лицом. Этот кровавый натюрморт завораживал и отталкивал его. Неужели этот человек тоже когда-то хотел быть свободным. Или может быть он любил свою жизнь и стремился к чему-то другому. В любом случае сейчас они оба здесь, в этом огромном мрачном здании, заполненном смертельноопасным воздухом, и обречены стать теми, в кого не хотели превратиться.

- V -

На этаже отдела прогнозирования наблюдались следы хаоса: двери пустых кабинетов были распахнуты, в коридоре валялись листы бумаги и мебель. Обходя валявшиеся в проходе стулья и столы, Спиридон достиг расположенной в конце коридора двери, которая была заблокирована шкафом, полки в нем сдвинулись и покосились, а часть из них выпала. Спиридон немного сдвинул шкаф в сторону и пролез в образовавшееся свободное пространство. За шкафом ему открылся еще более внушительная баррикада из офисной мебели, которую он также преодолел. Не обращая внимание на встречающиеся препятствия, Спиридон двигался к намеченной цели - начальнику отдела прогнозирования. Кровь на ране быстро запеклась и он уже не обращал внимание на боль и озноб, охвативший его. Только одна мысль – мысль об отчете сейчас была в его голове.

Войдя в распахнутые двери приемной начальника отдела прогнозирования, Спиридон понял, почему вход в эту часть здания кто-то пытался преградить. Кровь на полу и стенах, словно сочившаяся изнутри, несомненно принадлежала полной молодой женщине по имени Сазона, являющейся секретарем начальника отдела. Её обглоданное тело лежало в центре приемной. Тошнота подкатила к горлу Спиридона. Прикрыв рот рукой и осторожно ступая по залитому кровью полу, кусочкам человеческой плоти и ошметкам кожи, Спиридон заметил у стены справа еще несколько обезображенных мертвых человеческих трупов. Его стошнило серо-зеленой жижой. Не обратив на это внимание и обтерев рот рукавом, Спиридон двинулся дальше. Неожиданно, одно из тел очнулось, издав при этом звук, похожий на сильный хрипящий вздох, туловище трупа резко поднялось, а его руки вытянулись в сторону человека. От неожиданности Спиридон вздрогнул и потеряв равновесие, упал лицом в кровавую кашу, состоящую из человеческих остатков. Два других тела тоже очнулись и стали неуклюже подниматься. Вскочив Спиридон, попытался прыгнуть вперед, чтобы миновать зомби и сразу оказаться у двери начальника, но поскользнувшись он снова упал. Лежа он почувствовал необычайную слабость, которую раньше он не ощущал. Зомби двигались в его направлении. Через открытую дверь Спиридон увидел, что кабинет пуст и понял, что начальник уже на итоговом собрании в актовом зале, находящемся на этаж выше. Подняв свое тело, он шатаясь направился обратно в коридор. Зомби последовали за ним.

Спиридон в окровавленном костюме вырвался из темноты лестничного проема в слабоосвещенный коридор, нарушая его зловещую тишину своим тяжелым дыханием. Торопливо двигаясь вдоль стены и опираясь на нее чтобы сохранить равновесие, он оставлял на мраморных плитах кровавые отпечатки своих рук. Слабое тело уже не слушалось его. Падая, поднимаясь и снова падая, он постоянно оглядывался назад, пытаясь разглядеть во мраке коридора преследовавшие его трупы. Достигнув тяжелых дверей в конце коридора, он в изнеможении рухнул перед ними и грязные листы выпали из его рук. Спеша поднять упавшие листы он судорожными движениями стал сгребать и обеими руками прижимать их к себе, но каждый раз несколько листов снова выскальзывали на пол и ему приходилось начинать все снова. Из глубины коридора донесся едва различимый шум, уловив который, Спиридон замер и медленно подняв голову, стал пристально всматриваться в темноту. Чем громче становился шум, тем отчетливее были слышны доносившиеся хриплые стоны. Вдруг, появилось покачивающееся тело, затем еще одно, потом сразу несколько неуклюжих фигур, едва различимых во мраке, медленно вышли из темноты. В глазах Спиридона появился и застыл страх. Он прижался спиной к тяжелым дверям, сжимая в руках охапку скомканных листов, и застыв в оцепенении, наблюдал за приближающимися силуэтами, которые в тусклом свете превращались из серых теней в толпу мертвых тел, методично надвигающуюся на свою жертву. Очнувшись Спиридон, движимый лишь единственной мыслью как можно быстрее согласовать и сдать свой отчет, из последних сил навалился на тяжелые двери, которые распахнулись под его отчаянным натиском, и он упал в ярко освещенный зал. Лежа на животе в куче выроненных листов, изможденный и обессиленный, он с ужасом увидел, что внутри его уже ждут кровожадные мертвецы, стоящие в проходе между креслами, вдоль стен и на сцене, расположенной в конце зала. Они томились в ожидании плоти и почуяв свежее мясо, двинулись на Спиридона.

Обступив лежащего на полу человека, кровожадные твари уже были готовы вонзить в него свои гнилые зубы, но склонившись над ним, вдруг замерли в нерешительности. Спиридон, пройдя длинный путь с того момента, как Саида Сигизмундовна сообщила ему по телефону о том, что отчет нужно сдать сегодня до пяти, был уже в шаге от поставленной перед ним цели. Мысль о необходимости выполнить данное ему поручение окончательно завладела его разумом. Уже не чувствуя ни страха ни боли, он уверенно поднялся с пола и направился через толпу зомби к сцене, на которой должен был находиться начальника отдела прогнозирования. Мертвые, но передвигающиеся тела расступились перед ним и Спиридон неуклюже зашагал, повинуясь той единственной цели, ради которой был готов на всё.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 25
Комментарии

9

________________________

вся сила в правде.

Что за глупость? Он что, не понял какая жопа там творится? Отчет, отчет. Если это прикол, то понятно, если нет то бред полнейший. 6 ставлю.

По примеру того, как А. Камю в "Чуме" изобразил оккупированную фашистами Францию при помощи метафоры в виде охваченного эпидемией города, так и я в этом рассказе пытался показать одержимость главного героя работой, сравнив его (и не только его) с зомби, охваченным лишь мыслью о свежей плоти. Абсурдностью ситуации, при которой Спиридон не замечая происходящего в здании, думает лишь об отчете, я хотел подчеркнуть бесчеловечность его одержимости и усилить его схожесть с зомби.

+10! Наконец-то посмеялся от души!

____________________________________________________________________

"Люди - страшные существа. Иммунная система Земли пытается нас уничтожить. Я считаю, что она поступает верно."(С)Курт Воннегут

Занятно, мне понравилось. Хотите сказать что все мы зомби, ну или становимся зомби? Только боюсь здесь вас не все поймут.

Если исходить из того, что зомби являются некими существами, имеющими перед собой одну единственную цель на всех, которая безраздельно владеет ими, и при этом не является их выбором, тогда, да, мы все в какой-то степени зомби. И чем чаще мы играем по правилам общества, диктующего нам свою норму поведения и систему ценностей, тем сильнее мы становимся похожи на безмозглые мертвые, но двигающиеся куски плоти.

Черт побери, сильно!

Вот она, наша пожизненная зашоренность - ни шага из колеи, несмотря ни на какие обстоятельства...

________________

Я дам Вам парабеллум...

Ладно, теперь понял что ты имел ввиду, согласен с тобой насчет того что каждый из нас чем-то зомби. Извиняюсь за глупое оскорбление). оценка 9 =).

После прочтения думаешь:что за бред? И проходишь мимо,ставя низкую оценку. Но вот посмотрев твои объяснения в коментах, координально меняешь свое мнение. Наверна лучшеб было ,если б ты пояснил в самом тексте,что человек одержим,как зомби,ну не так конешна прямо,а сделав 'лирическое' отступление и т.д. Р.s. Начало вполне адекватное._*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*

Пояснения автора перед рассказом настроили бы читателя на «правильное» понимание текста, но в тоже время загнали бы его в рамки и лишили возможности восприятия текста исходя из своего мировоззрения и опыта. Кто-то считает текст смешным, кому-то он кажется глупым, и я не против этого. Поэтому, пусть всё останется как есть, не хочу навязывать свою точку зрения читателю.

Ну да, это правильно. У каждого свое понимание текста. Просто я высказала свою точку зрения, кто-то с ней не согласен, и это вполне нормально. *_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*

"Алина" пишет:
После прочтения думаешь:что за бред? И проходишь мимо,ставя низкую оценку. Но вот посмотрев твои объяснения в коментах, координально меняешь свое мнение. Наверна лучшеб было ,если б ты пояснил в самом тексте,что человек одержим,как зомби,ну не так конешна прямо,а сделав 'лирическое' отступление и т.д. Р.s. Начало вполне адекватное

Не-не-не! Ничего пояснять и разжевывать не надо - в этом-то вся сила и прелесть рассказа. Каждый должен сам увидеть-прочувствовать-понять.

Не понимаешь сразу - значит, жизненная рутина тебя еще не коснулась толком. Возможно, в силу возраста. Возможно, по какой-то другой причине.

_____________________

Я дам Вам парабеллум...

О как:увидеть-прочувствовать-понять...B-) Ну меня не коснулся офисный 'планктон'(отчеты,документация и т.д.),и наверна поэтому я не сразу поняла текст,но вот если сравнивать этот рассказ вобще с жизнью,что человек бывает одержим,то здесь ты права:'ни шагу из колеи'. *_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*

"Алина" пишет:
О как:увидеть-прочувствовать-понять...B-) Ну меня не коснулся офисный 'планктон'(отчеты,документация и т.д.),и наверна поэтому я не сразу поняла текст,но вот если сравнивать этот рассказ вобще с жизнью,что человек бывает одержим,то здесь ты права:'ни шагу из колеи'.

)) Офисный планктон, если что, эт про людей, а не про бумажки.

Офис, отчеты и прочее - это всего лишь конкретный пример. А вообще, на мой взгляд, это рассказ именно про жизнь, про общую человеческую зашоренность.

_____________________

Я дам Вам парабеллум...

Не чет бессмыслица какая-то. Автор, извини- но я ничего не понял

Быстрый вход