Дом на краю ледника. Глава 15. Город.

Глава 15. Город.

В былые времена из Белого Яра до Первомайского на машине можно было добраться за пару часов. На лыжах этот путь занял три дня.

И это еще повезло. Стояла «жара» - днем не больше минус пятнадцати, а ночью не доходило и до двадцати пяти. Чувствовалось дыхание весны.

Чтобы оторваться от возможной погони или слежки, шли быстро. На редких привалах, перекус да чай грели на газовой горелке. Вечером не разводили костра, согревая палатки печками. Не повторяя ошибок мы стали бдительны, осторожны и незаметны.

Очевидно йетти хорошо приспособлены для холодного климата — их густая длинная шерсть и мощный подшерсток красноречиво говорили об этом. Следы, которые иногда встречались, показывали, что по непонятной причине они проваливались в снег совсем не глубоко. Значит по целине могли идти быстро.

Однако и мы далеко не беззащитны. В бою за дом убили минимум троих, ранили гораздо больше. Пули калибра 5,45 имели ничтожный останавливающий эффект для таких монстров, но после нескольких попаданий даже медведь истечет кровью за пару часов. Вряд ли у них есть бинты и повязки, да и без хирурга таких раненых все равно можно списывать.

Аня в «Зуброво» лишь чудом и какой-то магией выходила нашего подранка. Впрочем, пройдет несколько лет и мы можем оказаться в этом смысле на ровне с йетти. Без лекарств, врачей и больниц. Хотя, есть ли это все уже сейчас?

Деревни, через которые лежал путь, встречали пустыми избами. Две явно покинуты еще после старого БП — развала Советского Союза, скорее всего умерли от старости вместе с последними обитателями. В одной побывали снежные — заборы повалены, двери и окна домов взломаны. Жители были беззащитны — что сделаешь с топором или старой берданкой против двухметрового зверя?!

Зайти в город было коллективным решением. Возможно потому, что после нашего присоединения к отряду он уже не был полностью армейским, Медведь решил обсудить этот вопрос со всеми.

Город можно обойти — наш путь лежал дальше на север. Однако не лишне пополнить запасы еды. Но самое главное в другом. Города — сама суть нашей цивилизации. Первомайский, конечно, не мегаполис, но и не захудалый райцентр — население больше двухсот тысяч. Посмотрев на него можно было увидеть сумел ли - хоть кто-нибудь! – в человеческом муравейнике пережить суровые испытания?

Всем хотелось утолить и информационный голод. Встретить кого-то в новом мире похоже было большой удачей, а в городе шансов на то, что этот кто-то будет не только двуногим, но и говорящим с нами на одном языке было намного больше.

Мы вошли в город на рассвете. Стройными рядами тянулись пятиэтажные хрущевки —один из спальных районов. Двери подъездов завалены сугробами, замерзшие окна изредка зияют дырами разбитых стекол и черными следами пожаров. Дома напоминали огромные каменные гробы, чем видимо и являлись.

Дворы усеяны снежными холмиками, еще больше создающими впечатление кладбища. Я не сразу догадался, что это занесенные снегом автомобили.

Хан вдруг указал куда-то рукой и обернувшись к нам крикнул:

- Посмотрите, туда! На третьем этаже! - он показывал на панельный дом справа. Казалось, кто-то высовывается из форточки на третьем этаже.

Подойдя ближе мы увидели, что это труба. Наверное кто-то сделал на кухне печку, используя часть водосточной трубы, в качестве дымохода. Судя по льду, который скопился на ней и на окне, затея удалась.

- У меня такой же дом, командир, - обратился к Медведю Мохыч. - Это третий подъезд, правая квартира. Трешка должно быть.

- Идем! - махнул рукой тот.

Мы обошли дом. К нужному подъезду вела припорошенная снегом тропинка, а у самого подъезда снег явно кто-то убирал.

- Борода, - приказал Медведь одному из бойцов, - останешься здесь. Следи за обстановкой. Все остальные — бросайте вещи и идем в гости.

Сбросив рюкзак я помог Ане снять ее ношу и мы поспешили за уже зашедшими бойцами в подъезд. Доверяя своим чувствам, оставил автомат за плечом, хотя ребята держали оружие в руках.

Огромная дыра зияла в чугунной батарее на первом этаже. Лед сильнее металла. В очередной раз я поблагодарил бога, что мы встретили удар стихии не в городе.

Дверь в квартиру заперта. Устав стучать кулаком, Хан несколько раз приложился по ней прикладом, заставив прогнуться тонкий металл китайского «Форпоста». Такой грохот невозможно не услышать.

- Что будем делать? - спросил я Медведя.

Он кивнул Хану.

- Расходись! - зычно крикнул тот.

Мы спустились под лестницу, чтобы случайно не задел рикошет и зажали уши.

Понадобился только один выстрел. Пуля выбила личинку замка и чтобы открыть дверь хватило одного рывка.

С автоматами на перевес ребята ворвались внутрь. Мы с Аней чуть помедлили — неудобно вламываться в чужое жилище, да и неизвестно что могло нас там ждать.

Уже собравшись войти я натолкнулся на выходящего Мохыча.

- Ане туда не надо, - сказал он, не пуская ее. - А ты зайди, посмотри!

Уже понимая что там увижу я шагнул в дверной проем.

Внутри мрачновато. Окна заклеенные пленкой в несколько слоев, существенно ослабляли солнечный свет. Войдя в одну из комнат я чуть не споткнулся об огромный мешок на полу, но разглядев его внутренне содрогнулся — это был замерзший труп, укрытый с головой одеялом.

Со страхом принюхавшись, я не ощутил запаха. К счастью холод не давал разлагаться телам. Здесь даже холоднее, чем на улице — наверное квартира остыла еще до потепления.

- Пятеро в комнате, и трое на кухне! - Хан в коридоре отрапортовал Медведю, сосчитав тела. - Повреждений ни у кого нет!

Снова переступив через труп я пошел на кухню.

Печка превратила квартиру в душегубку. Хозяева переделали газовую плиту в подобие буржуйки. Вероятно дымоход не справился и однажды ночью (всех нашли в спальных мешках) угарный газ сделал свое дело.

Возможно весь газ еще не выветрился или созерцание замерзших трупов так на меня подействовало — голова закружилась и захотелось на воздух.

- Возьми там у Тихого продукты, и спускайся вниз, - приказал Медведь, заметив мою бледность.

Благодарно взглянув на него, я сходил за пакетом и побыстрее вышел из квартиры. В одной из комнат нашли целый склад продуктов — судя по ассортименту сюда перекочевали товары из небольшого продуктового магазина. Люди могли бы прожить на них не один месяц...

Медведь догадался слазить на крышу, чтобы осмотреться.

Всем нам, подавленным после увиденного, нужны были эти слова:

- В городе есть живые! Не далее чем километрах в пяти кто-то топит печь! - сказал он, последним выйдя из подъезда.

Мы шли привычной колонной друг за другом. Лишь скрип снега нарушал тишину. В городе даже тише, чем в лесу, где шумели от ветра деревья. Удивительное дело!

Тем громче прозвучал для меня непонятный треск в отдалении, заставив даже вздрогнуть. Мы свернули с пути и устремились к источнику звука.

Небольшой парк, скорее даже сквер почти вырублен. Падение одного из деревьев мы и услышали. Несколько человек как раз копошились рядом с ним, обрубая мелкие ветки.

Увлекшись занятием они заметили нас, когда мы были уже совсем близко.

Двое мужчин настороженно вышли вперед, держа в руках топоры. Женщины, не зная, что от нас ждать, отошли за дерево.

Когда мы были в тридцати метрах от лесорубов Медведь сделал знак рукой всем оставаться на месте, сбросил рюкзак и пошел к ним один.

Холод и голод — два безжалостных убийцы, погубившие во время Великой Отечественной едва ли не больше людей, чем фашисты. Редкий человек способен один выдержать их натиск. Только объединившись у людей может быть шанс в этой борьбе, когда все достижения цивилизации внезапно оказываются не способны нам помочь.

В городе возникло несколько «Островков жизни». Аня сильнее всех удивилась, увидев над подъездом двухэтажного деревянного барака икону Божьей матери. Дом, к которому проводили нас лесорубы, был подлинным спасением для всех живших там людей. И устроил все отец Александр.

В большой комнате на втором этаже оказалось тепло. Скривившись от запаха собственного пота, - мне предстояло снять пуховик, - я покраснел, но быстро забыл об этом — от других пахло не лучше.

По одному внешнему виду и первым словам отца Александра стало понятно, что объединить людей ему помог не столько авторитет церкви, сколько собственные выдающиеся данные. Перед нами предстал двухметровый мужик в рясе и с огромной бородой, словно пришелец из допетровских времен.

Мы встретились с Аней взглядами и невольно улыбнулись, когда они обнялись и трижды расцеловались с Медведем. Слава богу с остальными отец Александр ограничился крепким рукопожатием.

По православной, или просто русской традиции сразу же организовали стол. На обед греча с тушенкой — бп-кулинария у всех одинакова и уже чертовски поднадоела. Однако поесть сидя на стуле удалось впервые за четыре дня - уже радость.

За едой отец Александр рассказал, как в первые дни после отключения электричества и тепла, он с горсткой прихожан и местных жителей восстанавливал печи в этом доме. Бывший потомственный печник он единственный знал что делать.

К середине января в городе не осталось атеистов, поэтому сюда пускали всех. В четырех бараках, стоявших на улице, разместилось около восьмисот человек! Ирония наступившего апокалипсиса — самое худшее жилье в городе словно по мановению волшебной палочки стало даже не «элитным», а просто единственным, в котором можно выжить. Впрочем, даже здесь хоронили по нескольку человек в день. Люди умирали от инфаркта, от воспаления легких, а иногда целые группы «фуражеров» пропадали — то ли дезертировав, то ли погибали в столкновении с конкурентами за пищу и дрова.

- Возможно йетти виноваты, - предположил Медведь.

- Йетти, это что? Снежные люди что-ли? - удивился отец Александр, рукой доставая зерна гречи из бороды, плотно окружавшей рот.

- Не сталкивались?? - изумился наш командир.

Мы все тоже переглянулись. Неужели обезьяны хозяйничали только в лесу и не совались в города?

- Впервые от вас слышу. — подтвердил батюшка.

- А что касается того, что люди пропадают, то это сейчас не мудрено, - вставил Николай, сидевший по правую руку от огромного хозяина. - Вчера только нашли бабу, которая третьего дня как пропала. У забора в снежную полынью попала и выбраться не смогла. Наст в том месте тонкий оказался, а она без снегоступов была. Да и цыгане...

Отец Александр громко кашлянув не дал договорить своему помощнику. Они обменялись взглядоми, не сумев этого скрыть.

- Власти, когда все началось, - спросил я, - пытались кого-то эвакуировать, создать коллективные убежища и распределять продовольствие?

Николай недобро усмехнулся. Батюшка, который решил было продолжить трапезу, опять вынужденно отложил ложку.

- Возможно кого-то и эвакуировали. Родственников своих да сами себя. Говорят на Истоке, тут, район недалеко от города, сидят на своих дачах и фуру продуктов себе успели перегнать до снегопадов.

- Многие сами уехали, когда свет вырубили, — поддержал его рассказ Николай. Родственники тут по деревням и в пригороде почитай у каждого третьего. В избушке-то без света сидеть веселее. Хотя многие думали, что отключение временное и упустили момент.

Вопросительно взглянув на отца Александра и увидев едва заметный кивок он продолжил:

- Но некоторые и в квартирах обосновались. Не хотят к нам, хотя мы даже и предлагали.

- Мы видели одних таких... - вставил Мохыч.

- Но нельзя сейчас малой семьей прожить человеку. Только все вместе, с верою, выживем во времена Апокалипсиса. - Николай осенил себя крестным знамением.

- А есть другие большие группы в вашем городе? - спросил Медведь.

- В Северке, сказывают, многие в частном секторе люд к себе пустили в недобрые времена. - Отец Александр говорил хорошо поставленным баритоном. - Соседи наши, через квартал тут в сталинке живут. Наверное и еще есть народ, но далеко мы не ходим — дел и так невпроворот.

Что-то уловив в его тоне, Аня уточнила:

- Не ладите с соседями?

Отец Александр строго взглянул на нее, а ответил Николай:

- Сейчас из-за каждой банки тушенки многие готовы человек убить. Все как предсказывали святые отцы... - он еще раз перекрестился.

В комнату вошла бабушка, в черном платке.

- Батюшка, подавать водочку?

Он кивнул и услужливая старуха быстро организовала нужное количество стопок.

Вскоре после обеда, не чувствуя себя желанными гостями, мы продолжили наш путь. Никаких новостей из «большого мира» батюшка не знал или не хотел делиться. Им все равно — ведь наступили «последние дни», когда материальное уже совершенно не важно. Хорошо, что нам так и так предстоял путь через Северку — этот микрорайон лежал на нашем пути. Возможно тамошние жители будут разговорчивей.

Я засмотрелся на разбитые витрины супермаркета и едва услышал предупреждающий крик Медведя:

- Там кто-то есть!

Мгновенно спецназовцы сбросили рюкзаки и приготовили оружие к бою.

- Дом, Аня — охраняйте вещи. Мы посмотрим кто там! - приказал нам Медведь. Кличку Дом мне дали в первый же день нашего похода, а Ане так и не смогли ничего придумать.

Мы сели на рюкзаки, пользуясь любой свободной минуткой, чтобы отдохнуть. Темп похода ребята задавали зверский.

Шум в супермаркете утих, как только туда вошли наши. Видимо их услышали. Тревожно тянулись минуты. Внезапный хлопок заставил меня вздрогнуть всем телом. Уже привычный к выстрелам я понял, что стреляли не из АК. Значит скорее всего по ребятам!

Еще несколько хлопков, и вот уже короткие очереди наших. Снова тишина — и вновь стрельба.

Мы спрятались за баррикадой из рюкзаков. Аня прижалась ко мне слева, а я направил автомат на черный проем двери в магазин.

Секунды тишины превращались в минуты. Сердце готово вырваться из груди. Но ничего не происходило. Только минут через десять в дверях показался Тихий, сделав знак рукой: «Идите сюда!».

- Охраняй вход! Выстрелы могли услышать! - Бросил он мне, уводя Аню в глубь торгового зала. Я лишь краем глаза увидел разбитые витрины и валяющийся на полу мусор.

Спустя четверть часа раздались еще пара выстрелов одиночными из АК и наконец-то все вышли ко входу.

- Что случилось? - спросил я Медведя.

- Черножопые мародерили, начали отстреливаться. - Он выругался. - Бороде вон руку прострелили, скоты. По русски походу совсем не понимают, таджыки что-ли какие-то. Я только понял, что где-то здесь неподалеку в цыганском поселке ребята кучкуются.

Про их количество и что с ними стало уточнять я не стал. Похоже последними выстрелами кого-то просто расстреляли после допроса. Судопроизводство сейчас работало исключительно быстро.

Борода придерживал руку.

- Сильно задели? -кивнул я на нее.

- Ерунда, Аня уже заговорила и перевязала — кровь почти не идет. Пуля насквозь прошла.

«Заговорила??» - молча удивился я. Но времени расспрашивать не было.

Борода смог идти на лыжах сам, держа палку в правой руке. Нужно скорее добраться до теплого места, чтобы осмотреть рану. От домов отца Александра мы ушли недалеко, но Медведь решил не возвращаться, а идти до Северки напрямую, срезав путь через промзону.

Мы долго шли вдоль бетонных заборов, гаражей и каких-то складов. Открытые пространства старались пересекать быстро — прогулки по городу оказались даже опаснее лесных приключений. Там, по-крайней мере, нет опасности получить пулю с двухсот метров, даже не увидев противника. Стрелять йетти, слава богу не умели. А вот двуногие похоже из-за килограмма картошки уже готовы убивать. Еще через месяц, наверное, убивать будут уже за то, что ты сам — ходячее мясо.

Обернувшись, чтобы проверить как там Аня, я увидел в стороне трубу, из которой выходил большой столб белого дыма.

- Глядите! - показал я остальным.

- Заречный не в той стороне, - удивился Мохыч.

- Офигеть! Какой-то завод еще работает! - Медведь посмотрел на Бороду. - Идти еще можешь?

- Да все нормально, командир, за меня не беспокойся! Прорвемся! - его лицо, однако, временами искажала гримаса боли. Наверное проходило действие обезболивающего.

- Пойдем туда! - приказал командир. - Посмотрим, что это за завод.

Вскоре, мы вышли к проходной. Ей явно пользовались - чистили снег у ворот и бывшего КПП. Всюду следы ног, лыж, снегоходов. Людей, впрочем, поблизости не наблюдалось. Ворота закрыты, но калитка лишь замотана на проволоку. Пришлось входить незваными гостями.

Оставалось надеется, что не для всех еще в этом городе человек человеку волк. В конце концов у церковников нас накормили, а огонь в ответ на приветствие открыли хачики, которые и в мирной-то жизни зачастую так делали.

Но, конечно, все держались на стороже. Ангары, цеха большею частью превращенные в склады - тянулись бесконечным рядом. Запутавшись в их лабиринте мы оказались в тупике.

Дымящуюся трубу — основной индикатор жизни в нашем холодном мире, заслонили собою здания.

- Там наверное есть сквозной проход, - предположил Мохыч, - следы-то здесь не только наши.

Он попробовал одну из дверей.

- Открыто!

Лыжи пришлось оставить. Идти без них с рюкзаком труднее, а может начинала сказываться усталость. Но уже недалеко. Поскорее бы отдохнуть!

Мой фонарь не включился — замерзли батареи. Когда они закончатся, можно будет его выкинуть... А ведь это время придет быстро. Сколько мы, как цивилизация, протянем по инерции, ничего не производя? В первую очередь важна, конечно, еда. И патроны. Хотя запасов последних, наверное, хватит на дольше, что частично поможет решить проблему с количеством едаков.

Стеллажи заставлены листами ДСП и какими-то коробками. Помещение походило на склад мебели.

Дверь с противоположной стороны была чуть приоткрыта и я уже видел свет с улицы.

Внезапно в глаза ударила яркая вспышка! Инстинктивно зажмурившись, я прикрыл лицо руками. Тут же кто-то толкнул меня и я повалился на пол. Чья-то нога наступила на автомат, зажав правую ладонь между ним и полом.

Как больно! Рядом кто-то сдавленно закричал.

Я посмотрел на верх.

- Никому не с места! - чей-то крик громыхнул под сводами крыши. - Бросайте оружие!

- Мы отряд МЧС! - Взревел Медведь. - Кто вы такие и почему на нас напали? Не назоветесь, я открываю огонь на поражение!

Свет бил в глаза и я не видел, кто меня держит. Левая рука нащупала в кармане нож Олега.

Удастся ли мне его быстро вытащить и раскрыв одной рукой, воткнуть в эту чертову ногу?

Секунды растянулись в вечность. Я решил, что при первом же звуке выстрела выхвачу нож. Жаль я правша, но иного выхода нет.

Скосив глаза попытался увидеть Аню, но это не удалось.

- Положите оружие на землю и стойте на месте! - снова громыхнул голос.

Над нелепостью этого требования - для моей ситуации - смеяться не пришлось. Стоявший сверху убрал ногу и скрылся за стеллажами.

Сняв с шеи автомат и оставив его на полу я медленно поднялся, чтобы не провоцировать возможных стрелков.

- Спецназ МЧС не бросает оружие! - прокричал Медведь, не думая подчинятся.

В паре метрах от меня сидела Аня, она видимо не могла подняться из-за тяжести рюкзака. Слева от нее лежал Борода, судя по всему кричал от боли он — наверное упал на больную руку. Медведь прижимался спиной к стеллажам, сжимая в руках автомат. Мохыча и Хана я не видел.

- Даю вам десять секунд, чтобы бросить оружие! — Снова откуда-то сверху потребовал грозный голос.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 65
Комментарии

Выражаю огромную благодарность пользователю Koketka, без которой глава не появилась бы на свет.

Принимается любая конструктивная критика: указание на ошибки и предложения что нужно изменить.

С уважением, dib.

Отличный пост! Спасибо за "спасибо"! )))

Супер, так долго ждал продолжения, и оно оправдало ожидания. +10 Жду след. главы...

Отличный экшен.) Читать было интересно. Правда светоч православия не по моей части, но весьма органично все получилось. Надеюсь потом баьюшка окажется вовсе не батюшкой хехе)) При прочтении ошибок не заметил. только в кое где зачастившее слово - был, было.

Ок. Спасибо! Слова паразиты буду еще вылавливать. Я через неделю-две обычно возвращаюсь к такому редактированию. Потому что с пылу с жару многое не видно :)

С уважением, dib.

Выложил отредактированную главу! Еще раз огромное спасибо за помощь!

Действительно выловил просто чудовищное количество "был, было".

В Word 2010, кстати, удобно организован поиск. Можно подстветить слова-паразиты. Буду пользоваться возможностью и постараюсь не допускать подобных ошибок.

Благодаря таким комментариям текст становится лучше :)

С уважением, dib.

Спасибо за продолжение . Пиши еще

"Холод и голод — два безжалостных убийцы, погубившие во время Великой Отечественной едва ли не больше людей, чем фашисты. Редкий человек способен один выдержать их натиск. Только объединившись у людей может быть шанс в этой борьбе, когда все достижения цивилизации внезапно оказываются не способны нам помочь."

Браво!

Истина не нова, но Ваше достоинство в том, что её упомянули. "Цивилизация" - искусственное образование. Наши предки поклонялись животным и даже растениям, не говоря о природных явлениях, потому, что от них зависела жизнь. Сейчас это не изменилось, просто слишком завуалировано. Когда "аукнется" - будет поздно. Хотя "аукается" уже сейчас. Ибо в "цивилизации" человек перестаёт быть человеком, всё больше проявляется эгоистичности - я не говорю уже только о природе - по отношению "к другому такому же" ((С) Жванецкий) .

Вообще всё здорово, просто здорово!

Осмелюсь искренне предложить правки по тексту главы "Город" - отправляю в "личку".

____________________________________________________________________

"Люди - страшные существа. Иммунная система Земли пытается нас уничтожить. Я считаю, что она поступает верно."(С)Курт Воннегут

Спасибо за мнение и правки! Внес исправления в текст!

С уважением, dib.

Правда, это первая для меня глава, но я так понимаю это не финал. Отличная работа 10-ка, за описание всего происходящего и как говорил Bokonist - истина про Холод И Голод. Постараюсь улучить время между работой и личными делами, чтобы узнать с чего всё начиналось.

клас клас клас новая глава

+10,ждём продолжения!

Спасибо за оценку! Вышла новая глава. Попытаюсь писать по 1-2 главы в неделю

С уважением, dib.

Интересно, захватывающий сюжет.

Жалею только, что рано начал читать, придется теперь каждый с нетерпением ждать продолжения :)

Спасибо

Спасибо! Постараюсь писать побыстрее! Сегодня вышла новая глава.

С уважением, dib.

Интересно пишешь,с каждой главой все больше и больше захватывает.

Быстрый вход