Дом на краю ледника. Глава 16. Завод.

Глава 16. Завод.

замерзший дом

Ответом на последнее требование был отчетливо слышимый в наступившей тишине щелчок затвора, передернутого Медведем.

Со скрежетом, складская дверь отворилась. Вошедший, одним взглядом оценив обстановку, уверенным шагом пошел к нашему командиру. На нем была камуфляжная форма охраны, на поясе болталась застегнутая кобура с пистолетом, но оружия в руках отсутствовало.

- С каких это пор у МЧС появился вооруженный спецназ? - спросил он, подойдя вплотную к Медведю и не обращая внимания на наставленный на него автомат. - Подполковник полиции, Александр Иванович Холодов, к вашим услугам!

- Майор Медведев, спецназ вооруженных сил, - сказал наш командир, опуская ствол вниз. - А с каких пор в русском городе гостей встречают, нападая из-за угла?

Не смотря на их жесткий тон, напряжение в воздухе спало. Я подошел к Ане.

- Все в порядке?

- Рукой только ударилась чуть-чуть, - усмехнулась она. - А одной с рюкзаком мне не подняться, помоги, а?

Взяв за обе руки, я поднял ее на ноги. Все наши тоже поднимались и подбирали упавшие вещи.

Договорившись о чем-то с Медведем, Холодов крикнул всем:

- Извините, мужики, за такой прием, но обстановка у нас тревожная, всякие гости приходят!

Бывший машиностроительный завод когда-то был градообразующим предприятием. Начиная с девяностых же, он стал огромным складом, сдавая практически все свободные помещения в аренду. От цехов остались только стены и крыши, под которыми расположились галереи стеллажей. Большую часть станков и оборудования сдали в цветмет предприимчивые рабочие и руководство, соревнуясь в скорости прихватизации бывшего «народного достояния».

Но, как оказалось, иногда наши слабости становятся нашими достоинствами. Старую твердотопливную котельную, которая отапливала все помещения завода и несколько прилегающих жилых домов, давно планировали переоборудовать под газ. Но денег на это всегда не хватало, и теперь она оказалась единственной действующей на сотни километров вокруг. А завод — подлинно градообразующим предприятием. Тем более, что склады ломились от продовольствия, дерева, одежды и прочих вещей.

Директор оказался умным человеком, и быстро понял открывшиеся возможности. В первую очередь, он, конечно, думал о спасении своей семьи — вместе с женой и дочерью они переехали на завод еще в первых числах нового года. Многие тогда еще думали, что все обойдется. Но завод, ведомый железной рукой Бакова, словно во времена мобилизации 41-го года, стал жить по-новому.

Отозванные из отпусков рабочие, вместе с добровольцами из замерзающих домов утепляли здание конторы, и цеха, наспех превращая помещения в жилые. Котельная в холода не жалела угля — его запасено достаточно. Конечно, после отключения подачи воды при коллапсе системы водоканала, отапливать все объекты стало невозможным. Но по замкнутому циклу тепло подали в те несколько помещений, куда с каждым часом все пребывали и пребывали люди.

Нам сделали по-истине королевский подарок. Узнав, который день мы в пути — предложили сходить в баню. Вернее — у них работал бывший душ для рабочих. Конечно, сейчас, душ по-старинке, никто не принимал — нет столько воды. Но даже помыться из тазика, обливаясь ковшиком —настоящий вип-сервис.

Раной Бороды занялись врачи в медпункте, остальных распределили по «квартирам» - свободных помещений в заводоуправлении не оказалось. Медведь, даже не помывшись, ушел разговаривать с директором — Баковым, дав всем приказ отдыхать.

Солнце уже заходило за горизонт и на ночь естественно воспользоваться гостеприимством хозяев.

Нас с Аней взяла к себе в комнату дочь директора — Ольга. Конечно, сперва она пригласила только Аню, но та попросила за меня, и место нашлось. Славная дочка оказалась у здешнего шефа!

Кровати имелись лишь у немногих. Но проблем с спальными местами не возникало — положив офисный шкаф на пол, получалось отличное спальное место. Шикарные пружинные матрасы лежали на соседнем складе — нас проводили и мы принесли их сами. Новое постельное белье прямо в упаковках взяли там же — на Заводе процветал настоящий военный коммунизм.

Я только вернулся после всех дел в комнату, как Ольга позвала нас в столовую:

- Ужин у нас по расписанию, - улыбнулась она, - надо успеть.

Стоило ей договорить, как в потолке вдруг вспыхнула лампочка — зажегся электрический свет! Увидев мое недоумение, она воскликнула:

- Не бойся! Это дизель-генератор запустили. Два часа будем, как цивилизованные люди! А то уж больно длинны зимние вечера!

- А солярку, откуда берете? - поинтересовался я.

- Отец лично целый бензовоз помог пригнать до большого снегопада. Хватает пока. Сам генератор, правда, пару раз уже ломался — но мужики смекалистые, починили!

Перед выходом, я по привычке взял с собой автомат.

- Не надо, - попросила Ольга, - с ним вас не пустят.

Секунду я помедлил. Оставить оружие? Руку холодил вороненый ствол, не раз выручавший меня за последние месяцы. В голову закралось подозрение. Как-то странно: Медведь непонятно где совещается с здешним начальством. Нас с ребятами разделили. Сейчас хотят разоружить...

Ольга нахмурила брови. Она уже стояла за дверью. Я посмотрел на Аню. «Оставь, все в порядке» - читалось в ее глазах. Сняв магазин, я на всякий случай сунул его в карман, с тяжелым сердцем отставив автомат в сторону.

Не доверять этим людям причин, не смотря на несколько напряженную встречу, не было. Ольга шла впереди — красивая, хрупкая двадцатилетняя девушка. Пару месяцев назад в этом здании такая могла бы быть секретарем или офис-менеджером. В ее взгляде и словах нет и тени неискренности, напротив, она встретила нас с радостью и надеждой. Наверное, холода последних месяцев заморозили всю мою человечность — раз сложно довериться даже ей.

В конце концов, улыбнулся я своим мыслям, проще разделаться с нами, когда мы мылись в душе — не только без оружия, но в придачу еще и абсолютно голые.

Когда улыбающаяся тетка на раздаче, поставила на поднос тарелку с пюре и котлетой, дала салат и хлеб — я окончательно застыдился своего первоначального недоверия. Осторожность, конечно, не помешает. Но стоит ли «выживать» глядя на мир через перекрестье прицела? Это то же самое, как ложась в постель с женщиной не снимать бронежилета, опасаясь удара ножом. Какой-то секс при этом может быть, но только если она не умрет со смеху!

Все наши разместились за одним столом. Отсутствовал только Борода — за ним ухаживали в лазарете. Вслед за нами подошли и Баков с Медведем. Командир почему-то глядел мрачнее тучи. Его не радовали ни электрический свет, ни хлеб — вещи из благополучного прошлого, которые оказались здесь еще в ходу.

За ужином разговора не получилось. Ели быстро — директор предупредил, что строгое расписание действует для всех — 25 минут и нас сменит следующая группа.

- Все за мной, политинформация есть. - Приказал Медведь, когда мы заканчивали.

Мы прошли в кабинет для совещаний. Едва расселись за столом, Медведь начал рассказ:

- Помимо всего этого, - он указал пальцем на лампочку. - Тут есть еще и мощная радиостанция. Поэтому, им известно многое, из того дерьма, что происходит в нашей стране.

Он помолчал, давая возможность свыкнуться с мыслью, что новости ждут неприятные. Но что может быть хуже того, о чем мы и так знаем?

- Помните северное сияние, которое бушевало в небе несколько дней две недели назад?

Разумеется, такое редкое для наших широт событие помнили все.

- За день до этого силы НАТО нанесли удары по нескольким нашим военным базам, где были войска верные генералу Каракаеву. Все, естественно, в рамках «помощи российскому правительству» по борьбе с мятежом. Как будто ни в какой другой помощи Россия сейчас не нуждается!

- А при чем тут северное сияние? - спросила, не приученная к армейским порядкам Аня. Медведь взглянул на нее тяжелым взглядом:

- 8 февраля началась ядерная война. Чтобы оставить НАТО без GPS и связи, мы взорвали ядерный заряд в ионосфере, уничтожив электромагнитной волной большую часть из спутниковой группировки. За одним несколько спецприпасов досталось HAARP-у. Города, конечно никто не бомбил. Однако противник ответил жестко.

- Москва? - я поразился догадке настолько, что высказал ее в слух.

- Нет! Официально США сейчас наш союзник №1. Они лишь помогли нашим властям, вернее своим ставленникам — уничтожили Янгантау и генерала Каракаева ядерным ударом.

После длинной паузы, когда все обдумывали услышанное, подал голос Мохыч.

- Кому мы теперь подчиняемся, командир?

Медведь сел за стол и в упор взглянул на него.

- Восстание почти подавлено. Центрального командования нет. Некоторые регионы провозгласили суверенитет, опираясь на ополчение и офицеров. Власти Путина не хочет никто, только на юге внутренние войска, лояльные ему, контролируют положение. Но вся эта возня уже никак не влияет на положение в стране. Мы лежим в нокауте и ведется последний отсчет.

- С кем удается связаться по радио? - спросил Хан.

- Со многими городами. В Москве бои между кавказцами и русскими за еду и дрова. На окраинах действуют йетти. Их там похоже больше всего — тысячи! Люди боятся выходить на улицу и предпочитают голодную или холодную смерть, чем оказаться в их лапах. В Нижнем Новгороде, Питере, Казани, Екатеринбурге, Новосибирске — они везде, правда не столь много.

Он продолжал, с горькой усмешкой:

- За их действиями стоит явно разумная, а не животная стратегия. Они словно охотятся на людей — не давая им выйти из мегаполисов, уничтожают окраины и деревни. Видимо с расчетом на то, что от голода и холода в городах начнется резня и люди уничтожат себя сами. Это не просто война — это война на уничтожение.

- И что же тогда делать нам? - спросил Мохыч. - Может здесь до весны останемся? Какой смысл выполнять приказ, если приказавший уже похоронен под гранитной скалой?

Медведь ответил не сразу. В наступившей тишине я рассматривал лица товарищей. Обветренные, усталые лица мужиков, в одночасье лишившихся привычных целей. Они в замешательстве. Решать что-то самим все-таки намного труднее, чем выполнять приказы. Тем более в условиях продолжающегося апокалипсиса.

- Есть шанс, что если мы найдем Шамана, то все это прекратиться? - Спросил я. - Во всяком случае чертовщина с неизвестно откуда взявшимися йетти?

- Сам я в сказки не верю. - Усмехнулся Медведь. - Но и в снежных людей до недавнего времени ни за что не поверил бы. Чтобы из этой затеи не вышло, я лично выполню приказ генерала.

- Директор завода, - он повысил голос, - согласен принять у себя любого из нашей группы. Здесь есть еда и тепло, можно прожить до весны, или остаться навсегда. Решить каждый должен сейчас. С собой я возьму только добровольцев.

- Идти куда-то бессмысленно, командир — сказал Хан. - Если бы мы могли предотвратить произошедшее, я бы готов отдать за это жизнь. Но сейчас это возможно только с помощью машины времени. Пусть даже йетти в одночасье исчезнут — это уже ничего не поменяет. Здесь мы принесем большую пользу, если поможем ребятам отбиваться от кавказцев и других опасностей. У них всего-то несколько стволов и бригада бывших полицейских. Каждый из нас стоит отряда таких.

- Остаешься? - спросил Медведь.

- Да, остаюсь! И тебе советую, командир!

- Хорошо! Остальные?

- Я тоже остаюсь, - произнес Тихий. - Шамана вряд ли удастся найти, даже если он существует. Да и в лесу полно снежных — нет смысла самим к ним соваться.

- Я с тобой, командир. - Произнес Мохыч.

- Пошел бы с тобой хоть в пекло, если бы не чертова рука. - Проворчал Борода.

- Пойду с вами, - присоединился я.

Аня просто кивнула, глядя в глаза Медведю.

Мне терять нечего. Не то, чтобы так уж сильно хотелось найти какого-то мифического Шамана и что-то там ему передать. Нет, просто я не мог бросить человека, спасшего нам жизнь. Тем более, что рядом с ним не страшны никакие йетти. Подумаешь — отдадим вещь Шаману, и вернемся назад на Завод или в Зуброво.

Свет выключили почти сразу, как мы вернулись в комнату к Ольге. На помощь пришел дешевый китайский однодиодный фонарик, использовавшийся в качестве ночника.

Уловив нашу подавленность, хозяйка спросила:

- Наверное, только узнали, что происходит в мире?

Мы кивнули.

- Давайте я кипятка принесу, будем пить чай! - Взяв чайник, она выбежала за дверь.

- Не думаешь, что тебе безопаснее будет здесь? - спросил я Аню, когда мы остались наедине. - Наш поход вряд ли завершится удачно.

- Безопаснее? - удивилась она. - Я не ищу безопасности! А ты зря думаешь, что нам будет сложно найти Шамана — он ждет нас!

- Ждет? Откуда ты знаешь?

Она улыбнулась и села на сделанную днем шкаф-кровать.

- Я это чувствую. - Она жестом пригласила меня сесть рядом. - Кроме того, без меня вы точно погибните.

Удивительное дело, двадцатидвухлетняя девушка считает, что трое взрослых мужчин, двое из которых военные — нуждаются в ее защите! Я бы рассмеялся, если бы с некоторых пор не стал замечать растущую в ней силу. В этом я не одинок — Медведь и спецназовцы, сначала не бравшие ее в расчет, с каждым днем все сильнее и сильнее проникались уважением к нашей колдунье. Однако одновременно эта сила словно отдаляла Аню от всех нас. Она уже не была той девочкой, в которую я чуть не влюбился в Доме.

Вернувшаяся Ольга разлила по кружкам крепкий черный чай.

- Отец говорит, вы завтра уходите? - спросила она, с оттенком сожаления в голосе.

- Да! Но мы, скорее всего, к вам еще вернемся! - тепло улыбнулась Аня.

- Вы видили йетти? - Ольгин голос чуть дрогнул. - Какие они?

- Приходилось, - сказал я, хлебнув чаю. - Большие двухметровые обезьяны с длинной шерстью и огромными ручищами. Вам повезло, что они вас не беспокоят.

- Да уж, - она кивнула на окружающую обстановку, - повезло! Не знаете, откуда они появились?

«С какой стати мы должны что-то знать», - удивился я про себя, но ответил вопросом на вопрос:

- А что у вас говорят?

- Разное. У нас в живую их не видел никто. Но те, с кем удалось связаться по радио, рассказывают ужасные вещи. - Ольга завернулась в одеяло — в комнате становилось прохладнее. - Будто они приходят в темноте словно из неоткуда, что их невозможно убить — сколько не стреляй. А от одного их взгляда — человека парализует ужас, так, что он не может сделать и шагу.

Действительно, кто-то точно подметил их особенности.

- Убить их все же можно, - уточнил я. - Они далеко не бессмертные, а лишь большие и мощные твари. Первый раз столкнувшись с ними действительно страшно. Но потом привыкаешь.

Поежившись всем телом, Ольга еще сильнее закуталась в одеяло.

- А я боюсь их, пусть даже никогда и не видела, - грустно почти прошептала она.

Аня подошла, и села с ней рядом, обняв ее за плечи.

- Не бойся! У вас много людей, которые могут защитить Завод. - Успокоила она девушку, которая лишь на пару лет младше ее. Но пережитое ставило их на разные доски.

Ольга благодарно взглянула на Аню, но сделав движение плечами отстранилась от объятий.

- Никто не может мне помочь, потому что снежные люди — вот здесь! - она показала пальцем на свою голову.

- Что это значит?? - удивился я.

Аня провела ладонью по коротким волосам девушки — как гладят котенка. Но по Ольгиному телу внезапно словно проскочила судорога, она отбросила руку, дернулась и сбросив одеяло подскочила к входной двери.

Резко встав на ноги, повинуясь какому-то инстинкту я схватил ее за плечи.

- Что, черт возьми, с тобой происходит?

Также внезапно, как вскочила, она ослабела в моих руках и вместе с Аней мы усадили ее обратно на кровать.

- Они разговаривают со мной у меня в голове, - прошептала слабым голосом Ольга. - И пугают меня!

Аня вновь дотронулась до ее волос, поглаживающие движения успокаивали и в этот раз ничего не произошло. Щеки Ольги постепенно порозовели и она даже улыбнулась.

- Они говорят тебе что-то прямо сейчас? - спросил я.

Она взглянула, как затравленный волчонок.

- Нет! Я не сумасшедшая, не подумайте! - она поправила волосы и даже взяла в руки недопитый стакан чая. - Они приходят только во сне.

- Давно это происходит? - спросила Аня.

- Это началось 21 декабря прошлого года...

Услышанная дата ударила меня словно молотом. Это еще до того, как началось похолодание! Конец календаря майя, день, когда миллионы людей ожидали конца света!

- Ночью со мной случилась истерика, - продолжала рассказ Ольга, - Раньше такого никогда не случалось. Я плакала, кричала и остановить это смогла только приехавшая скорая. Потом это стало случаться чуть ли не каждую ночь — ходила по врачам, да все бестолку, только от таблеток болела голова и началась бессонница. После новогодних праздников отец договорился устроить меня в частную клинику. Но планы, конечно, нарушились.

Она слабо улыбнулась.

- Я и здесь-то живу одна, потому что иногда кричу по ночам — никто не может спать рядом. Но последние недели это происходит все реже — надеюсь вам не помешаю, извините! Если хотите — я скажу отцу, и он попробует разместить вас в других кабинетах.

- Нет, не нужно — прошептала успокаивающим голосом Аня. - Эту ночь, ты обязательно будешь спать хорошо!

- Почему-то когда я тебя увидела днем, - посмотрев Ане в глаза произнесла Ольга. - Мне показалось, что мы будто уже где-то виделись и ты можешь мне помочь...

- Возможно так оно и есть, сестричка. - Девушки обнялись.

Подождав, пока они разорвут объятия, я задал мучивший меня вопрос:

- А о чем они говорят??

- О! Они говорят очень много, разными голосами — на каком-то своем щелкающем языке. - Ольга вновь чуть побледнела. - Сначала я ничего не понимала, но постепенно стала улавливать смысл. Тогда же в снах появились другие люди.

- Древние. - Чуть слышно прошептала Аня, словно слово само сорвалось с ее губ.

- Да! - Кивнула Ольга. - Они тоже говорят что-то на другом языке и при этом не открывают губ. Они — еще страшнее снежных людей, те даже их боятся! Они говорят, что это их земля и они выгонят пришельцев с нее.

- Пришельцев? - Удивился я.

- Для них пришельцы — это мы. - Подтвердила Ольга. - Они рассказывают, что вырывают из тел сердце и печень и пожирая их смеются над нами... Они уже близко... Едва слышные сперва голоса с каждым днем звучат все громче.

От ее слов стало не по себе. По телу пробежали мурашки, будто бы враг действительно рядом. Ноющее чувство тревоги, как тогда, перед выездом из Дома, вновь колыхнуло грудь. Да уж, ну и разговоры на ночь глядя! Неслучайно с ней никто не хотел жить в одной комнате. И так чернухи сейчас хватает. Сбросив оцепенение я чуть разрядил обстановку:

- По дороге сюда мы убили немало снежных. - Кивнул на свой автомат. - Это доказательство того, что они из плоти и крови. Когда придут сюда, получат достойный прием и мало кому удастся уйти. Древним нас не запугать, пока у нас в руках современное оружие.

- Ляжем спать, - предложила Аня. - Этой ночью все будет хорошо.

Она вновь погладила Ольгу по голове, на что та уже не отстранилась, а улыбнулась.

- Подождите, - попросила Ольга, - Я хочу вам кое-что показать.

Достав из шкафа свечи, она зажгла их и выключила фонарь.

- До смерти надоел этот синеватый свет! Заметили, что от него лица кажутся синюшными, как у мертвецов?

Она тряхнула головой.

- Довольно этих мыслей! Огонь — совсем другое дело!

Действительно, при свете свечей все изменилось. Стало чуть темнее, но свет стал теплым и живым — пламя колебалось по велению непредсказуемых сквозняков.

Тем временем Ольга достала из шкафа еще кое-что. Маленькую коробочку — видимо mp3-плеер и пару небольших, с пачку сигарет, портативных колонок. Все работало на батарейках и несколько секунд спустя зазвучала музыка.

Вокалистка пела о чем-то по французски, так, что к горлу подступил ком. Боже, как оказывается мы отвыкли от таких простых вещей, как музыка!

Ольга начала двигаться. Сперва движения были нарочито грубоватыми, словно у стесняющегося ребенка. Но с каждым новым аккордом тело все больше отдавалось танцу и движения стали столь органичны, что выдавали в ней мастера.

Волосы и тонкий силуэт отбрасывали на стену причудливые тени, так как пламя свечей, в растревоженном воздухе, исполняло свой огненный танец.

Аня подсела ко мне поближе, я почувствовал ее тепло и обнял за талию.

Танец между тем становился все жарче. Разгоряченная Ольга сняла через голову свитер, оставшись лишь в обтягивающей водолазке. Отвернувшись, расстегнула и штаны, грациозно шагнув из них.

Танец был превосходен! На лбу у Ольги выступил пот — холод больше над ней не властен. Движения ускорялись вслед за музыкой.

Сбросив водолазку, она сбила ей пламя одной из свечей.

Темнота сгустилась вместе с созданным танцовщицей напряжением. В красном нижнем белье она словно огненный элементаль - воплощение страсти.

Постепенно музыка стихла. На последних аккордах, словно это было отрепетировано, Ольга задула все свечи, оставив лишь одну.

- Вот теперь спать! - прошептала она.

Я убрал руку с аниной талии. Мы зааплодировали.

- Спасибо! - подойдя, Аня обняла девушку. - Это настоящее чудо!

- Я частенько танцую, даже здесь. Но вы первые, кто это увидел. - Ольга улыбнулась. - Не хочется растерять форму, не зря же училась танцам!

Мое мировоззрение, сформированное за последние недели, дало трещину. Самой полезной профессией похоже скоро будет не владение огнестрельным оружием или бензопилой — это ерунда лишь для «выживания». Для жизни же нужно искусство. Его старые формы обязательно возьмут реванш, в мире, где отсутствуют телевидение и интернет.

Я заснул быстро, не смотря на события и разговоры, которыми был полон день. Усталость от долгих переходов брала верх даже над нервами.

Проснулся утром, но в комнате еще полутьма — солнце вставало поздно. Серебристый свет из замерзшего окна создавал непривычные ощущения — предметы вокруг как будто чуть светились собственным светом. Наверное это Луна.

Кровати Ольги и Ани пусты. Куда они подевались в такую рань?

Я встал и накинул одеяло на плечи — прохладно, но хотелось в туалет. В коридоре тоже царила полутьма, но где-то в конце него горела лампочка — должно быть фонарик.

Я пошел на свет. Двери всех кабинетов закрыты, а коридор, из-за какой-то странной планировки, казался все уже и уже. Вчера днем он не выглядел столь длинным, каким его делали утренние сумерки.

Внезапно на меня нахлынул страх. В конце коридора раздались отчетливые шаги и послышалось неровное дыхание, словно кто-то запыхался от долгого бега. Я посмотрел на свои руки, словно пытаясь найти в них что-то. Нет! Автомат остался в комнате.

Шаги приближались. Похоже, даже в туалет нужно брать с собой автомат, - в бессильной злобе на себя подумал я. Угораздило же выйти без оружия!

Мелькнувший в конце коридора силуэт не оставил повода для сомнений — это йетти.

Я дернул первую попавшуюся дверь. Удача! Она оказалась открыта. Быстро шагнув в нее я внезапно запнулся обо что-то, лежавшее на полу и с грохотом упал на пол. В комнате темно, как в гробу, но к счастью, в кармане штанов у меня нашелся фонарик. Луч света заставил меня запаниковать еще больше — оказалось, что я запнулся о завернутый в одеяла труп.

Звук шагов по коридору неотвратимо приближался.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 68
Комментарии

Выражаю огромную благодарность пользователю Koketka, за помощь в работе над книгой.

Принимается любая конструктивная критика: указание на ошибки и предложения что нужно изменить. Спасибо всем кто мне помогает!

С уважением, dib.

но оружия в руках отсутствовало.

//это на каком языке?))

лояльна Путину?

// хехе и еще лукашенко, назарбаеву и туркменбаши блеать

дальше читать перехотелось

Даже на сегодняшний момент, как бы ни хотелось, но ... "Часть армии лояльна Путину". :)

Простая констатация факта и описание ситуации. И чего из-за этого так "пылить"?

+10! Сюжет становится всё более живым и захватывающим.

____________________________________________________________________

"Люди - страшные существа. Иммунная система Земли пытается нас уничтожить. Я считаю, что она поступает верно."(С)Курт Воннегут

Исправил этот момент :)

С уважением, dib.

А по-моему - хорошо... Давай дальше !

Сперва все было хорошо. Но потом появилась мистика, это меня жутко раздражает. Мая, йети, древние, недоделанная ведьма. Поставлю 9, за то что хорошо пишешь, хотя бывают проколы.

Отлично написано! Не нужно критиковать, сия пао! Это видение автора, и его идея!

Хорошо автор! Жду продолжения, не бросай...

Спасибо! Сегодня вышла новая глава.

На этой неделе будет еще минимум одна.

С уважением, dib.

Неизменные +10

____________________________________________________________________

Если ты параноик то это не значит что за тобой не охотяться:)

Солидарен с SiaPao, целительница еще терпимо, но тысячи йети, древние-помоему перебор, пока читаю, дальше посмотрим.

P.S. звезды как (если) дочитаю;)

Быстрый вход