Оцените отрывок из книги, которая готовится в печать

В общем, вот вам два отрывка из книги на постапокалиптическую тему для вашей оценки:

Отрывок из 1 главы 2 части

Стоя и ожидая девушек, Берд пытался осознать произошедшее – каким образом, в упавших самолётах не было ни одного человека? Благодаря КПК, он уже успел запросить списки летевших пассажиров – в общем счёте просто исчезло сто семьдесят два человека! Растворились в небытие! Отщёлкав несколько красивых и лиричных кадров на месте крушения на «Финике», а точнее – на его остатках, он сразу же позвонил Маше, чтобы уточнить, где она в данный момент и знает ли о происшествии. Как ни странно, но, почему-то, все они оказались как раз рядом с местом крушения… Странный поворот судьбы…

На этих мыслях, он и прервался – из зева обветшалой кирпичной цитадели, уверенной походкой, вышли Анклавки. Маша подошла к журналисту и поцеловала его. Деметра же, ограничилась лишь приветом. Трое молодых людей сдвинулись и отправились пешком до ближайшей станции метро – «Выборгской». Со всех окрестных районов, к Финляндскому вокзалу стекались толпы зевак. На дорогах вокруг вновь начали образовываться пробки. Постовые давно уже не исполняли свои обязанности и где-то гуляли, вместо того, что бы выйти на работу. Под прохладные дуновения ветра, с практически голых деревьев опадали последние выцветшие листья. Некоторые из них всё ещё таили в себе жалкое подобие жёлтых или оранжевых оттенков, но и тех, из-за постоянных выбросов химикатов в атмосферу уже оставались единицы. Шелестящая под ногами сухая трава также не отличалась особой цветовой прытью – во многих местах, она даже почернела и начала гнить. То тут, то там, по дороге всплывали жёсткие ёжики кустов шиповника и ещё каких-то непонятных растений. Если убрать из этой картины напористый автомобильный гул, то и дело проскальзывающий мимо, снующих по своим делам и переругивающихся между собой пешеходов, небольшие компании пьяных неформалов, вяло перетекающих с одной стороны улицы на другую, и выключить яркую подсветку рекламных вывесок оставшихся, пока ещё не разорившихся из-за финансового кризиса, магазинов – получится этакий стоп-кадр, словно доработанный в фоторедакторе, в режиме отключения насыщенности цветов. Подобная обстановка нагоняла уныние и взывала к депрессиям. Это была уже не та радостная золотая осень, которую привыкли видеть люди, нет, - это было увядание. Смерть всего живого, содержащего в себе хоть капельку хлорофилла. Вслед за растениями, буд-то лишний раз указывая на приближение неизбежности, город покидали и животные – бездомных кошек и собак становилось всё меньше, а людей – всё больше.

- То есть, ты хочешь сказать, что практически одновременно, в разных районах города, рухнули два самолёта? – Переспросила Маша, обращаясь к Артёму.

- Ну да. В этом то и вся хрень, – Ответил журналист, - Один лайнер упал здесь, на «Финике», а второй – на проспекте Просвещения, недалеко от «Гражданки». И, в обоих случаях, ситуация одна и та же – машины потеряли управление и упали, из-за того что ими некому было управлять…

- Но ведь кто-то же должен был поднять самолёты? – Продолжила Анклавка.

- Разумеется, более того, я скажу, что экипаж и пассажиры были внутри самолётов практически вплоть до падения – я уже проверил списки, в сумме пропало сто семьдесят два человека с обоих лайнеров. А пилоты, последний раз, докладывали диспетчеру, когда пересекли границу города – то есть, совсем незадолго до этого.

- Ну, это понятно. Но как объяснить исчезновение? И, тем более, двух совершенно разных, даже не столкнувшихся друг с другом, самолётов…

- Видимо, их что-то телепортировало… - Вставила Лена.

- Да, и как ты себе это представляешь? Что и зачем? Для чего и кому «вырывать» людей из летящих самолётов?

Мария огляделась по сторонам. Над городом, клубясь, медленно ползли тяжёлые коричневые облака. Где-то далеко, на западе, сквозь их дымчатые тела, пробивались лучи уходящего на покой солнца. «А ведь ещё каких-то два года назад, в эти дни, наша лампочка опускалась гораздо позже…» - подумала она. «Как же быстро всё меняется… Конечно, мы и предполагали, что именно так всё и будет, готовились к этому… Но оказались не готовы. Тогда, это всё казалось призрачной вероятностью далёкого для нас будущего, что мы успеем… Только вот, это будущее уже наступило. Полчаса назад вон шёл дождь – а теперь из-за облаков и солнышко проглядывает. Погода вообще поёт какой-то свой сольный мюзикл, ни черта не понятный, ни синоптикам, ни прорицателям, коих, кстати, развелось больше, чем собак…» - От углубления в осознание философских вопросов нынешних дней, её отвлёк ответ подруги.

- Значит, надо было кому-то. А может и не надо…

- Погоди! Чего ты сейчас сказала? – Из Анклавки, в момент, ушла вся ностальгия. Она резко остановилась и цепляющимся, словно пытающимся пролезть в уже испарившиеся из разума слова, взглядом посмотрела на обернувшуюся от удивления Лену.

- Значит – надо было кому-то. Или не надо…

«И-ли-не-на-до» - проговорила девушка по слогам у себя в голове, пытаясь вспомнить что-то, казалось бы, очень важное.

- Чёрт! Ускользнула мысль, блин…

- Ничего, дорогая – вспомнишь ещё. – Улыбнулась ей Деметра.

- Насчёт видения… Именно эти самолёты я и видела в нём… Их крушение.

- Да-а? Интересно, очень интересно… Вовремя ты, прям так скажем… Раньше, ты заранее видела такие вещи, в смысле, мы ещё успевали среагировать… Может, что-то изменилось?

- Вполне возможно… Ты сама прекрасно знаешь, что скоро наступит. Хер знает, как это отразится на всём окружающем. Оп-па, а что здесь делает Эльф? Он же был у «Финика»? -Девушка увидела впереди себя припаркованный около станции метро «Матис».

- А я ему смс-ку отправила, пока мы сюда шли – снова улыбаясь, произнесла собеседница. Ладно, вам, я думаю пора – до «Выборгской» мы уже дошли, да и твой кавалер что-то непривычно долго молчит… Поеду я в посёлок, удачи вам.

Деметра поцеловала в щёчки обоих и быстрым шагом отправилась к автомобилю.

- Чего молчишь-то, и впрямь? – Маша легонько толкнула приобнемающего её Берда.

- Да, вот, задумался… Над вашим разговором. Ты сама знаешь, как я к этой всей хрени отношусь…

- Ути-пути-пути, ты мой Христианин… - Совсем уж по-девчачьи, с доброй шуткой в глазах, сказала она и поцеловала парня. – Пойдём, домой пора, отдохнуть надо.

Сидя в вагоне метро, каждый из них думал о своём: Анклавка - о том, какие невообразимые силы заставили исчезнуть пассажиров двух авиалайнеров, а журналист – сколько же ещё работы накинут ему в ближайшее время. Артёму было, в общей сложности, наплевать на то, что происходит с миром и людьми – он состоял в организации лишь из-за дружбы с остальными и из-за того, что в ней находилась Маша. Берду не нужно было спасать чужие жизни - был вполне доволен своей, а та, пока что, в спасении не нуждалась. Обычный парень, со среднестатистическими для нынешней молодёжи ценностями – любимая девушка, более-менее интересный заработок и выпивка – вот и всё, что ему было нужно от Небес. Он не просил у Бога большего, но и давал ему понять, что особо на него надеяться тоже не стоит – для этого есть такие вот шизики, как Анклав. Эти ребята играют в какие-то свои собственные игры, непонятные остальным, в том числе и ему.

«Ну и пусть играют… Всё это давно уже потеряло смысл…» - Произнёс он про себя.

Лёжа в кровати, Мария думала о последних месяцах… Лёгкий янтарный свет фонарей с ночных улиц города пробивался сквозь кружевные занавески и освещал спальню. Шума проезжавших мимо машин слышно не было – в квартире, ещё при покупке, поставили стеклопакеты, такие редкие сейчас из-за цены. Иногда, в окнах мелькал свет фар – на секунду вытягивающий тени интерьера в изгибающихся чудовищ. Уснуть ей было тяжело, из-за накопившегося за спиной груза. Недавно, на их улице произошла крупная авария – школьный автобус столкнулся с грузовиком. Машина перевозила несколько газовых баллонов с метаном… взрывом выбило все стёкла в соседних домах и задело ещё две легковушки. Пятьдесят погибших, двадцать – тяжелораненых. Более половины из них – дети… Неделю назад, с рельс сошёл пассажирский электропоезд сосновского направления – какие-то личности поскручивали всё, что смогли с железнодорожной стрелки… четырнадцать погибших, включая машиниста. И это – только здесь, в Питере… В нашей стране… В Лос-Анджелесе провели серию терактов – взрывы на трёх станциях метро и двух автобусных остановках. В Непале мощное землетрясение унесло жизни несколько сотен человек. А в Венеции уже почти целый год уровень воды на целых два метра больше…

Аккуратно поднявшись с постели, чтобы не разбудить Артёма, она накинула футболку и мягкой, кошачьей походкой, прошла на кухню. Легким прикосновением руки, девушка включила свет. Подойдя к полкам, и достав оттуда чашку, стала заваривать себе кофе. Сон на сегодня откладывался. Люди гибнут день ото дня, во всех частях света, и с каждой неделей – все больше. Различные стихийные бедствия рекордных масштабов уносят с собой целые города в анналы истории. Знаки были и раньше. Начиная с зимы две тысячи десятого года, после землетрясения в Гаити, всё и так стало понятно. С тех пор, число катаклизмов стало расти в геометрической прогрессии. Правительства самых развитых государств закрывают на это глаза, стараясь не комментировать подобные явления – лишь говорят: «все будет хорошо и беспокоится не о чем». «Ага, как же», - подумала Маша, «Из-за вашего чертова кризиса, большая часть людей осталась без работы, жилья и средств к, хотя бы, какому-то пригодному существованию. За всю историю последних веков такого не случалось. Демократия, Федерация… Феодализм, мать вашу! Горстка богатых чиновников имеет всё и всех, а остальные – обыдлённые бомжи, чуть ли не дикие звери, вынуждены выживать, как получится, да еще и без малейшей свободы воли! Сделаешь что-нибудь не то – тюрьма, либо – расстрел. И это ещё «мирное время»! Политики уже урвали себе всё, что плохо лежало и теперь начинают лаять друг на друга. Несогласия точек зрения в ООН стало обычным делом, каждая сторона пытается показать себя. Запасы мировых ресурсов подходят к концу… Только где эти ресурсы? Хоть у одного рабочего есть цистерна с нефтью? Хоть у одной продавщицы есть баллон с газом? Мир катится к чертям под громогласные заявления «Президентов» о всеобщем благополучии. Люди по всей планете, с нетерпеньем, затаив дыхание, смотрят вокруг – «Что же будет дальше?». Да ничего! Ничего не будет! Это конец!»

Кофе закончилось. Мария решила узнать, какое дерьмо приключилось в мире сегодня и подошла к маленькому белому телевизору, прикрепленному под потолком. Нажав на кнопку включения и пощелкав по каналам, она нашла ночной выпуск новостей. Помимо необъяснимой трагедии с падением самолетов в Санкт-Петербурге, рассуждения о которой длились почти двадцать минут эфирного времени, она узнала и кое что еще не менее интересное:

«Вчера, приблизительно в три с половиной часа утра, совершен ужасный акт террора и вандализма – была взорвана Росслинская Капелла, великий памятник культуры, находившийся в Шотландии. Британские спецслужбы пока не в состоянии прокомментировать случившееся. Жители Объединенного Королевства недоумевают, кому и зачем потребовалось взрывать древнюю часовню… По последним известным данным, правительство Великобритании поручило расследование этого дела Скотленд-Ярду…»

Анклавка уже не слушала голос дикторши. Её занимали собственные мысли.

«Гм-м? Интересно… Ни хрена себе, это какого черта взорвали Росслин?! Что?! «Предположительно, это была Аль-Каида»?! Ага, ну, разумеется… Чуть что взорвалось – сразу глупые арабы, которые только и делают, что бегают по всему миру с поясами, напичканными взрывчаткой, и кричат «Аллах Акбар!»».

Причина уничтожения этой старинной церквушки Марии была не ясна. Зачем взрывать бесполезный со стратегической точки зрения памятник?...

- Помимо этих новостей, - продолжала ведущая ночного эфира, - Сейсмологи предсказывают возможность землетрясения в районе разлома Сан-Андреас. Приблизительную мощность предугадать невозможно, но рекомендации всем жителям западного побережья Калифорнии – покинуть свои дома на некоторое время, взяв с собой все необходимое, эвакуационные пункты уже организуются национальной гвардией и местным управлением...

Отрывок из 1 главы 3 части

К обеду, я добрался до Назии. Процедура на подходе к месту бывшего обитания гомо сапиенс, с целью установления, является ли оно нынешним, была стандартная – обзор через оптику и ориентирование по ситуации.

С первого взгляда было видно, что здесь не так давно протекало сражение. Разрушенные взрывами кирпичные трехэтажки, воронки на асфальте, когда-то дымившиеся кучи обугленных стен. Поселок не был разрушен полностью, но потрепало его хорошо. Процентов, эдак, на пятьдесят, я бы сказал, причем - равномерно. Следы взрывов и огня ярко виднелись и вокруг, в лесах. Такие разрушения могли оставить после себя только государственные войска. Видимо, наши проходили сюда с запада и столкнулись лбами с америкосами - эту догадку подкреплял выгоревший остов «Чинука», на окраине кирпичного квартала, разнесший при падении водонапорную башню. Выживших здесь тоже, вроде бы, не наблюдалось.

При входе в городок, я натолкнулся на крупного одичавшего пса. Тварь была потрепана и очень зла. В глазах читалось неугасимое желание сожрать случайно забредшего путника на ее охотничью территорию. Пришлось положить конец планам зверя несколькими выстрелами из автомата. Сначала, я скосил, оторвал собачке лапу, но следующие пули пошли правильно, и черепная коробка песика разлетелась по проезжей части. Нехрен на меня залупаться. Прошел бы мимо – и звука бы не поднял. Тысячелетиями человек уничтожал все известные ему формы жизни, считая себя царем Природы. Что все так и должно быть. При этом, убийство какой-нибудь лягушки считалось незаметным, а вот смерть другого человека – высшее преступление, грех. Это неправильно. Даже не бред, или идиотизм, не знаю, как это назвать… Жизнь – есть высшая ценность, любое ее проявление, любая ее форма, какая бы она не была, и как бы она не была настроена супротив вас - есть абсолют. Нет ничего важнее. Никакие моральные устои или материальные богатства не могут быть даже близко приравнены к ее ценности, не говоря уже о превышении…

Очередь Калаша взорвала небольшую бочку с топливом, чудом уцелевшую во время предыдущей крупной битвы, и разнесла на догорающие ошметки еще двоих обладателей облезлой шерсти. Как тогда относится к подобным вещам? Очень просто. По крайне мере, таковым оно является для меня. Если бы собаки не угрожали моей жизни, или мог бы пройти мимо них незамеченным – я бы не трогал их. Но, в данной ситуации, выхода было только два: или они, или я. И сами животные прекрасно понимают это, ведь Природа живет по тем же законам. С точки зрения людской этики, это плохо, но не нужно еще и усугублять дело самому, уничтожать все, что вокруг тебя при первой же возможности, вне зависимости от расклада сложившейся ситуации. Всегда нужно думать, прежде чем что-то делать, причем - не только за себя. И я, с полным пониманием, беру на себя все бремя ответственности за все те жизни, что загубил за свою.

Странно, что никого из людей мне до сих пор не попалось. Дошел почти до центра Назии, а души – ни одной. Даже ни одного сталкера мне не встретилось за последние два дня. Апокалипсис, все дела, но выжившие-то есть. Я, конечно, люблю, когда рядом нет людей, никто не подстрелит со спины и не уебет арматуриной, но это было странно. Неужели, все ушли из этого района? Похоже, заварушка, что протекала здесь несколько месяцев назад, была мощной, что всех распугала. На месте гражданских, я бы тоже сваливал из опасных районов, втопив педали.

- Еба-ать! Бегом отсюда! – Раздался дикий вопль слева, из переулка. Молодой паренек бежал на всех парах, прямо ко мне, – Валим нахер, эта штука нас сейчас сожрет!

Дважды повторять мне подобные заявления не нужно. Учитывая, что у чувака не было оружия и одежда явно не приспособлена для ведения боевых действий, я ему поверил. И, как оказалось, не зря. Улепетывая по улице вперед, оглянулся на ходу и увидел здоровенную тварюгу, летящую за нами, метрах в пятнадцати над землей.

Черно-фиолетовая сморщенная кожа, визуальное родство общей формы тела с летучей мышью, размах перепончатых крыльев в четыре метра и три склизких щупальца, торчащих из разинутой, истекающей ядовитой слизью, пасти, говорили за себя: «Пизда вам пришла!».

Скользкая зараза попыталась спланировать и подцепить испуганного до мочеиспускания студента (очень уж вид паренька напоминал этот шаблонный образ), но я успел среагировать, сделав подсечку по ногам и сместив его центр тяжести, ударив рукой по спине: кавалер долбанулся башкой об асфальт, поливая матом и меня, и летучую проказу.

Непонятная шняга что-то выперднула сквозь щупальца, мол, «Какого хуя я этого тушканчика не подцепила?», и пошла на вираж, для второй попытки. Подняв на ноги скулящего щуплика, я сделал три выстрела по летающей мишени, но пули ушли в молоко. Палить очередью было бессмысленно – и патронов у меня не так много, и не попаду уж тем более, отдача велика.

- Быстрее, впереди церковь стоит, доберемся – укроемся! – Вскрикнул я на него. Парень немного отошел от размышлений о боли, впитал суть и побежал вместе со мной.

- Думаешь, это чудовище не полезет в церковь?

- Не думаю. Еще как полезет. А вот там и подумаю, что дальше делать. Просто, если сейчас подумать, то думать-то и некогда.

Студент в мой базар не особо въехал, зато - сделал для себя вывод, что мы находимся между двух смачных булок, а эта штука способна нас вогнать туда по самые не балуй. Я бы, на его месте, тоже делал то, что скажет человек в боевой экипировке и с «Калашом» в руках, молниеносно подаривший моему лику ощущение каменной тверди.

До церкви оставалось метров сорок, когда существо вновь пошло на заход. На этот раз, парень сам понял, когда надо пригнуться и, тем самым, уберег себя от смерти, удара лицом в асфальт и повторного, сокрушительного падения самооценки. Я вообще люблю воспитательные методы коммуникации с молодежью. Это мне, видимо, от моего Учителя досталось. Как он мне мозг ебал по каждому поводу… Зато, теперь вот, песок не жую, как этот хмырь, и из носа фонтанчики алой не пускаю.

Бестия опять кудахтнула на своем, урок тоже осознала, хоть и со второго раза – пикировать надо до самой земли. А вот занятия в летной школе, она явно прогуливала, ради совокупления с партнерами – грохот и визг поднялся на отличненько, когда крылатая сука врезалась всей своей много килограммовой тушей в фасад церкви. Лапами, все-таки, успела зацепиться за крышу и не упасть, а я в этот момент, вышибая входную дверь плечом, со всего разгона, благо та не заперта была, ввалился внутрь, вместе с попутчиком.

На входе висело зеркало, для осмотра собственного внешнего вида прихожанами, далее был небольшой гардероб, ряд из нескольких скамеек, пару золотых статуй маленьких ангелочков, кабинка для раскаивания в грехах, алтарь со всеми прибамбасами, дверь за него, и мозаичатые окна.

- Быстро, возьми это зеркало и поставь напротив подиума для священников, приложи к чему-нибудь, чтоб держалось, найди второе в их комнате, знаю наших, любят они прихорашиваться перед выходом на публику, и поставь так, чтоб стояло противоположно первому, смотрело прямо на него!

- Ты что, собрался этого монстра в ад отправить?

- Отсоси. Ответ отрицательный. Двойка тебе за религиоведение и мифологию: если эта штука в Аду окажется, там всем пиздец на яйца наступит. Ты же не станешь индейку в муравейник отправлять? Только, если в микроволновку.

- Мог бы и не выражаться… Тут еще и храм, к тому же. – Обидевшись, проговорил в нос мой новый знакомый.

- Мог бы, - Ответил я, повернулся к нему и озарил легкой улыбкой, - Только, тогда - весь кураж исчезнет.

Хлопнув парня по плечу, и прокричав ему в след: «Две минуты», отправился на улицу, гонять тварь, пока коллега, к общему счастью, пока еще не калека, делает так, как я сказал. Создание, тем временем, кружило над куполом и думало, как поэффектней ввалится внутрь, чтоб мы оба обделались от удовольствия лицезрения Его Величества. Завидев меня, Летун тут же попытался спикировать и царапнул каменную плитку тремя своими лапами, так как я уже сделал кувырок в сторону. На этот раз, кошмар Гигера не удостоил меня своим ехидным челюстным пердежом, деликатно промолчав.

Единственным не смертельным вариантом отвлечения твари была беготня вокруг здания. Запыхался я уже порядком, несколько раз в обратные стороны разворачивался, на месте, а это по сердцу неплохо так долбает. Лиловая скотинка тупила по полной программе, мне на руку. А какой еще уровень интеллекта можно было ожидать от кальмара с крыльями? Мои навыки отлично не давали мне превратить это место еще и в кладбище, ибо летающее головоногое обладало шикарными рефлексами и гибкостью. Даже на земле, я бы не смог попасть в эту тварь из автомата. Убить ее можно, лишь остановив на одном месте. Ну и роторный шестиствольный пулемет тоже, конечно, сойдет, но, увы, такой у меня в кармане не завалялся. Когда из стен церкви прозвучало «Готово!», я уже подбегал к входу на последнем дыхании. Что успел сказать, падая плашмя, так это: «Спрячься за скамейкой». Как и ожидал, Леталка пронеслась внутрь сооружения, вслед за мной, и, растерявшись от секундной смены окружающего пространства, не подцепила жертву когтями, а полетела вперед, затормозив только у двери в подготовительную для священнослужителей. Повезло, что юный стратег предусмотрел размах крыльев черной шняги, и та не снесла зеркала случайным взмахом. Поднявшись, я начал громко и дерзко, так что мой голос отражался от стен храма ярким эхом, говорить.

- Замри на месте! А то сейчас я вновь отправлю тебя прозябать остаток вечности со своими запечатанными собратьями. Посмотри вокруг, я уже открыл портал, вот они, виднеются, запертые, без сил, голодные... – Существо успокоилось, перевело безглазую морду сначала к одному зеркалу, затем к другому, и заверещало, повторяя эти движения из раза в раз. Пока Летун соображал своим особо одаренным разумом, я юркнул к нему и выпустил полный магазин по тому месту, откуда торчали щупальца. Тело завалилось, немного побилось в конвульсиях и замерло навсегда.

- Круто ты его! – Воскликнул восхищенный новый друг, вылезший из-за скамейки. – Черт, да вы вообще кто такой? Солдат? Или экзорцист какой-нибудь?

- И то, и другое, и даже без хлеба. Нашивку на плече видишь? Анклавец я. Дориан Грей. Рад знакомству.

- Саша, - Парень пожал мою руку, - Спасибо, что спас. Так ты – тот мужик, что по рации вещал?

- А что, слушал? Работает, значит, задумка, отлично.

- Я только не пойму, что это за создание такое, и как ты его уделал?

- Как говорит один мой хороший друг, «Ни одно существо в этом мире не выдержит очереди из автомата Калашникова, в голову, в упор». Это был Летун, ну или Леталка - так проще. Разведчик. Что-то вроде большого комара. Щупальцами высасывает все соки из твоего организма, оставляя труп на съедение падальщикам.

- Но, как такое существо может, э-э, существовать?

- Не знаю точно. Мы их физиологию еще не изучали, образцов не было. Сталкивались несколько раз, но зенитки превращали тушки в фарш – кишки, дерьмо, хрен разберешь, где что и куда вставляется. Позже обязательно займемся. Жалко, этот экземпляр изучить не выйдет, отлично сохранился. Только разложиться скоро.

- Погоди, или мне кажется, или эта штука постепенно иссыхает?

- Да, верно подмечено. Ему для того кровь и прочая жидкость и нужна. Тысячелетия на морской глубине оставили свой отпечаток в эволюции.

- Так оно, что, из воды вылезло? С крыльями?

- Ага. Это нам повезло, что мы еще с залетными не столкнулись – те гораздо опаснее. Да и интеллект получше будет, тоже без сравнений.

- Но у него же глаз нет! – Не отставал Александр, - Как оно в зеркало посмотрело?

- Глаза ему и не нужны. Так же, как и уши, и нюх. Оно ориентируется ментально. Ощущает твои мысли. Не просто видит тебя, но знает, что именно ты делаешь и о чем думаешь, образами конечно, не целиком. Сильные, яркие мысли, такие как страх, например, отличный для него ориентир. Если не о чем не думать, совсем, оно тебя не заметит или потеряет. Когда я начал орать на него, конечно, существо меня не слышало. Но оно ощущало, понимало, что я говорю. Считывало мое общее напряжение, направленные образы в моем сознании. Церковь – это очень старое, сильное место. Сотни людей, каждый день, оставляют здесь мощный эмоциональный и ментальный отпечаток, за счет своих молитв, надежд, воли и желаний. Я этим воспользовался, усилил свой психологический выброс. А дальше - все сделали зеркала, и само небогатое воображение Летуна. Если поставить две зеркальные поверхности друг напротив друга, они станут отражать себя до бесконечности, а в данном случае, объектом отражения стал Летун. Оптика. Помню, смотрел один документальный фильм. Детей сажали в закрытую комнату, где лежали конфеты, и они брали лакомство без спросу. Если в такой комнате находилось зеркало… Три четверти детей стащить конфету не решались. А бесконечное отражение самого себя заставило существо оценить ситуацию так, как я этого хотел. Заставило его сомневаться в себе, колебаться, предположить возможность истинности моих слов. Психология. Этого мига мне хватило, чтобы убить его, высадив рожок.

- Вот это отпад… Ты молодец, однако! Быстро кумекаешь.

- И ты научишься, если тренироваться будешь.

- Хех… Слушай, а когда сказал про его изголодавших собратьев…

- Да, правильно мыслишь. Он сам был голодным и исхудалым, начал ссыхаться, иначе бы не охотился так открыто.

- Ну, вообще-то, я не об этом… Но, все равно - интересно! Только вот, его эти «собратья», которые заперты…

- Нет. Они нас сейчас не достанут.

- Ты тоже читаешь мои мысли?

- Нет. Я же ошибся в первый раз. Вот тебе и доказательство. Просто предполагаю, что, вероятнее всего, ты дальше скажешь, исходя из того, что сказал уже.

- Откуда ты столько всего знаешь?

- Я же сказал, я - Анклавец. Знать и думать – наша работа…

- И спасать людей из безвыходного положения тоже?

- В точку. Именно так.

- Вам, наверное, неплохо за это платят…

- Неплохо, хех… Меньше, чем ничего - нет ничего. Мы ни на кого не работаем. За нами никто не стоит. Мы – сами по себе. Сами помогаем людям. Очень часто, даже в убыток уходим, но это того стоит, - Вытащил из рюкзака пачку, достал зажигалку, прикурил и продолжил, - А ты сам, как здесь оказался? Вроде, не из местных.

- По сигналу шел, как ты и вещал. А вообще, я из Санкт-Петербурга.

- Питер? Пиздец, земляки значит. Как ты здесь-то тогда очутился? В центре Сибири?

- Эх… - Парень отвел глаза, явно тяжело было говорить об этом, - У меня, у дедушки, тут дом… Был. Он еще другой строил, поновее, помочь очень просил. Приехал я к нему, десятого сентября, до всего этого… Потом… Дед погиб. Одна из тварей таких поймала. Он меня защищал, свою жизнь, можно сказать, отдал. Сказал: «Беги отсюда, пока цел! Живи! Я свое уже отгулял!». Я и убежал. Прятался, где мог, ел и пил, если что находил, разок – мародеры поймали. Хотел у них помощи попросить, привлек внимание, а они - обобрали всего, только одежду оставили.

- Повезло, что жив остался, что отпустили.

- Да, возможно. Люди как волки стали друг к другу.

- …Да они всегда такими и были, только, сейчас, гримаса интеллегенции и подхалимства спала. Есть, конечно, и нормальные, жаль - меньшинство это, по сравнению с общей серой массой. Я вот как раз из такого меньшинства. Не из сексуального, не кривись. С этим все в порядке. Из духовного, морального, нравственного.

- Красиво заливаешь, что соловей. А вдруг, ты меня обманываешь?

- Тогда, зачем спасал?

- А вдруг, я тебе просто нужен был, чтоб этого Летуна убить, чтоб сделал так, с зеркалами?

- Молодец, мозга зашевелилась, ха-ха. Не парься. Если бы я захотел тебя убить – ты был бы уже мертв, сам подумай.

- Гм, тоже верно.

- Спас я тебя из чистых побуждений. Понимаю, в этом догорающем мире тяжело поверить, что остались еще чистые, хорошие люди, которые не только за себя, но и за других… Это так. Я, действительно, открыт перед тобой.

- Это хорошо, э-э… Грей.

- Можешь пойти со мной. Полагаю, ты этого и хотел, раз уже шел по сигналу. Мы дадим тебе приют и еду, защиту, но и самому тебе придется работать, помогать нам.

- Да, конечно! Согласен! Все равно, пойти не куда. А вы, ребята, вроде и не плохие. Можно попробовать.

- Отлично, тогда - выдвигаемся, - Потушил хабарик о скамейку, на которой сидел, - Редко Леталки по отдельности перемещаются. Должны быть и наземные существа. Мы тут и так уже засиделись, а на заваруху, кто угодно может сюда придти. Я – не супергерой, с целой армией не справлюсь.

- Хорошо, пойдем.

Комментарии

Читать можно

Читать можно. Но интереса отрывок не вызвал. Не надо ругацца: это чисто личное мнение.

Жгучего желания купить книгу не возникло.

Кто ругается-то, это же отрывок, покидаю есчо позже отрывков может и желание появится!

А я бы полностью прочитал

В каком издательстве готовится?

галимотья же

________________________

вся сила в правде.

Быстрый вход