Мститель. Глава 3

МСТИТЕЛЬ

Глава 3. Портал в другой мир

Процессия напоминала «этап» каторжан века так девятнадцатого: кандалы на руках и ногах, ошейники, прицепленные к слеге за короткие, на каждом шагу звякающие цепи. Саня шаркал, покачиваясь в общем строю. Он отупел от боли в затылке, и не сводил взгляда со спины впередиидущего, лишь бы не видеть зеленое небо, конвоиров – говорящих на чужом языке людей в кожаных плащах, трёхгорбых коров, шатров в центре Москвы.

- Что же это, - бубнил идущий следом, - что же это? Кто они? Американцы, да?

Сане очень хотелось бы, чтобы захватчики оказались американцами, но он не верил в теорию заговора, вот в общее раздолбайство – запросто, а во всяких масонов и желание США поработить мир – ни на минуту.

Человек в плаще, обходящий строй, прищелкнул бичом, и болтун заткнулся. Саня не помнил, как его заковали. Очнулся он, когда пленников поднимали, встал и поплелся неизвестно, куда, оказалось – в центр Москвы, к Кремлю.

Была ночь. Москва, подсвеченная огнями пожаров, костров, вспышками зеленых молний походила на компьютерную игру, мрачный квест или шутер… Если бы голова не болела, Саня убедил бы себя, что спит.

- Куда вы нас ведете? – снова завелся болтун.

Насколько мог судить Саня, конвоиры ему не ответят. Даже вопроса не поймут – они не говорят по-русски. Саня попытался брести с закрытыми глазами – не получалось. Им овладело спокойствие животного на бойне: уже всё, ты невластен над своей судьбой. Строй внезапно остановился. Саня не мог знать, что происходит впереди.

Ко всем пленникам по очереди приходили конвоиры, отстегивали ошейники от слеги . Когда освободили Саню, он тупо сел на брусчатку. Вокруг опускались на камень такие же уставшие пленники. Саня наконец-то осмотрелся: Красную площадь превратили в дикий лагерь, помесь стойбища Чингисхана с военной ставкой времен Первой мировой. Раздавались хриплые, резкие команды, сновали люди в газовых масках и другие, со странно застывшими лицами, в самой разной одежде, от кожаных галифе до растаманских рубах.

К Сане приблизился человек в плаще с двумя красными полосками на рукаве, стянул респиратор на шею. Лицо худое, со впалыми щеками, глаза темные, чуть раскосые. Что-то среднее между семитом и монголоидом, волосы – очень прямые, черные. Остальные чужаки походили на него, как братья, – черноволосые, и типаж тот же.

Двухполосочный пролаял непонятную Сане команду.

Подскочили помощники, принялись пинками сортировать пленных. Саню вместе с десятком других молодых здоровых отогнали в сторону, заставили построиться. Саня косился на вооруженных конвоиров и прикидывал, не попробовать ли удрать? Вспоминались фильмы про концлагерь, где одних ждали каторжные работы и медленная смерть, а других – газовые камеры смерть быстрая, и неизвестно еще, что хуже.

Казалось бы, элементарно: вот этот здоровяк, бритый налысо, с короткими черными усиками и шрамом на левой щеке, может вскочить, раскидать конвоиров и зигзагами кинуться прочь, уводя их. «Танчить» 1 будет. Саня рванет следом, отберет, например, странную пушку у ближайшего, а потом… М-да. И как объяснить другим пленным порядок действий? Метки не расставишь, кинутся кто на кого, а нужно скопом наваливаться на одного врага, пока лысый здоровяк уводит остальных.

Впрочем, здоровяка застрелят в спину. Это – не игра, напомнил себе Саня, конвоиры – не мобы.

Самое разумное – дождаться развития событий. Если сразу не убили, наверное, и дальше не убьют.

Конвоиры снова засуетились, «двухполосочный» отдал приказ, прибежал монах – не монах, но кто-то похожий, в просторной черной рясе, заспорил с командиром. Саня пытался уловить смысл разговора и злился на себя: совсем чужой язык. Тюркский? Вроде, нет. Латынь? Эсперанто? Нет. В словах угадывались славянские корни.

- Что они собираются делать? – давешний болтун попал в одну группу с Саней.

Саня обернулся и посмотрел на него: никакой, обыкновенный мужичок лет тридцати пяти, роста среднего, прическа «стригусь дешево в ближайшей парикмахерской». На подбородке – раздражение от бритья. Глаза выпучил, дышит часто, поверхностно. Подобных неадекватов Саня навидался в игре: врубит «эмо-мод» на полную, ноет, ноет, ноет, а потом на режим паники переключится и удерет, обязательно врубившись в кучу мобов и подохнув бесславным образом. В Санином клане таких не отхиливали и не поднимали 2.

- Они не имеют права, так ведь? Женевская конвенция… - Лупоглазый сделал жест, будто поправлял несуществующие очки.

Ах ты, ботаник! Конвенция ему. Саня сжалился, объяснил:

- Да никто эту конвенцию не соблюдает! Ты еще «Декларацию прав человека» вспомни!

Лупоглазый дернул головой, будто Саня ему по морде дал, и пролепетал:

- Мы с вами на «ты» не переходили!

Бритоголовый заржал. Ботаник заткнулся. За диалогом с неодобрением наблюдал вооруженный конвоир – в маске, неотличимый от других. Саня счел за лучшее отвернуться от собеседника. Не хочет слушать – не нужно. Пусть себе дальше причитает и дергается.

«Монах» в черном, наконец, договорился с командиром. Саня вытянул шею - посмотреть, что они будут делать, но конвоиру надоело любопытство пленника, и он шагнул к Сане, закрывая обзор. Саня сделал вид, что ему не интересно.

Где сейчас Юлька? У тещи прячется? Лишь бы ей хватило мозгов не выходить на улицу. При воспоминании о жене голова заболела сильнее. Не успел, не отыскал ее! А теперь и неизвестно, когда найдет, сможет ли выбраться.

Повинуясь резкому выкрику, конвоир шагнул вперед и принялся лупить пленников, заставляя лечь ничком на брусчатку. Саня послушно уткнулся носом в камень, успев заметить, что захватчики тоже падают. Что-то хлопнуло на грани слышимости, затрещало – такое чувство, что рвется материя мира, - тут же Саню будто начало затягивать в водоворот, сильным ветром поволокло вперед. Саня заметил, что зеленое свечение стало ярче. Приподнял голову: его тащило к изумрудному овалу «портала». Пятно расширялось, и, достигнув метров двух в диаметре, стабилизировалось. Внутри воронки переливались зеленые тени.

Поднимаясь, конвоир выкрикнул какую-то команду. Саня догадался, что от него хотят, встал. Ветер прекратился. Подгоняемый конвоиром Саня вместе с ботаником, лысым и другими людьми, шагнул в зеленое пятно.

***

В первые минуты он ничего не понял: кружилась голова, Саня вместе с другими стоял в полутемном огромном зале, гулком и пустом, и перед ним переливался поразительной красоты энергетический цветок. По-другому описать это сплетение синих плазменных нитей Саня не мог.

Конвоиры подогнали пленников ближе к цветку, и Саня увидел следующий портал – теперь понятно, что это он и есть. Как в игре. Шагаешь – и оказываешься в другом месте. Несколько метров до портала одолели почти бегом, бряцая цепями.

Снова – шаг в пустоту.

На этот раз переход дался Сане тяжело. Такое чувство, что резко сменилась погода: давило на голову, руки-ноги не слушались. Ботаник, испуганно молчавший до этого, застонал.

Вроде бы, они остались в прежнем зале: та же гулкая пустота, потолка не видно… От «энергетического цветка» к пленникам и конвоирам спешил «монах» в черном, размахивал руками и кричал по-своему. Саня пытался уловить смысл, но понял лишь: жрец взволнован. Засуетились конвоиры. Ботаника рывком поставили на ноги. Пленников погнали вперед, к выходу: створки дверей распахнулись, впуская в зал солнечный свет.

А ведь только что была ночь!

Саня задержался на пороге, получил тычок в спину и выскочил наружу.

Солнце ослепило его.

Под ногами шуршал очень мелкий свело-желтый песок. Метрах в двадцати впереди синела полоска воды, довольно широкая, то ли река, то ли бухта. Пахло хвоей. Жужжали насекомые.

У Сани зазвенело в ушах, зачастило, на бег сорвалось, сердце. Дышать стало трудно, ладони вспотели, зазнобило. Он пытался сделать хоть шаг – и не мог. Пытался сориентироваться – и это оказалось выше его сил. Все чувства схлынули, мысли ворочались вяло, цепляясь одна за другую: я – не в Москве. Похоже, не на Земле. Значит, захватчики – инопланетяне.

Руки задрожали сильнее, колени подогнулись, Саня еле удерживался, чтобы не рухнуть на песок.

Рядом – Саня с трудом повернул голову – упал ботаник. Обморок.

- Что… Что за… - Бормотал бритый усач.

Саня пытался ответить, но язык не повиновался. Плохо. Реакция на стресс. Надо взять себя в руки. Дышать ровнее. Все нормально, это – выброс адреналина. Успокоиться. В такой ситуации главное – думать. Не терять себя. Сейчас все наладится.

Конвоир за ноги волок ботаника к воде. Бритый, не переставая бормотать, двинул следом, и Сане ничего не оставалось, как в группе других брести за ними. Инопланетянин затащил ботаника в рощу туи и оставил там. Остальные стадом баранов столпились рядом.

Охранник что-то рявкнул и повелительно махнул рукой.

Саня опустился на горячий песок. В голове, вроде, прояснилось. Местность напоминала одновременно Комаровский берег Финского залива под Питером и черноморское побережье северного Крыма: тепло, даже жарко, очень влажно. Эфирными маслами пахнет. Здание, из которого их вывели – здоровенная пирамида, выстроенная из гранита и светлых блоков песчаника. Вокруг – всякие голосеменные: Саня узнал родственников лиственницы, кипариса, туи, сосны…

Он осторожно поднялся. Конвоиры оставили пленных в покое, совещались у пирамиды. Кандалы нагрелись на солнце, под них уже успел набиться песок, и теперь запястья натирало.

С высоты своего роста Саня разглядел на той стороне реки деревянные домики с крышами, крытыми соломой. Деревня, похожая на негритянскую. Тихо: ни шума двигателей, ни тарахтения моторных лодок, ни голосов. Ласковый ветер. Дрожь в конечностях прошла, сердцебиение выровнялось.

Нужно действовать, пока конвоиры не вернулись. Если удрать сейчас, найти укрытие, сбить кандалы – можно ночью пробраться в это здание, войти в портал и попасть обратно, на Землю.

Логика подсказывала, что план выполнимый. Саня огляделся: никто не обращал на него внимания, спутники до сих порбыли в шоке, даже бритый. Медленно, стараясь не звенеть цепями, Саня сместился так, чтобы туя заслонила его от взора конвоиров.

Куда бежать? Саня двигался плавно, но цепи все равно бряцали. Вдоль кромки берега… В соседней роще раздавались голоса. Саня замер, прислушался: женщины. Русские.

- Где мы? – плачуще говорила какая-то девчонка. – Где мы? Где мы?..

- Прекрати ныть, - эту интонацию, злую, на грани слез, этот голос Саня узнал бы из миллионов.

Юлька! Забыв обо всем на свете, Саня рванулся к ней. Упал. Юлька! Юлька тоже здесь! Ползти, раз встать не получается!

Над ним, заслоняя свет, вырос силуэт. Саня поднял голову. Захватчик в плаще смотрел на него, и ничего доброго не было в ухмылке на худом лице. Охранник поднял свое оружие. Направил на Саню. Последнее, что Саня увидел – алая молния.

***

Он очнулся, привязанный к койке. Ремни обхватывали запястья и лодыжки, голова и тело были зафиксированы – Саня видел в кино, что раньше так обездвиживали буйных психов.

Над Саней, метрах в трех, темнел матерчатый сводчатый потолок, перекрещивались металлические балки опор, с них свисали светильники. Саня скосил глаза, но ни других коек, ни людей не увидел – только стену, тоже матерчатую.

Было прохладно. Саня обнаружил, что он наг и никаким одеялом не прикрыт. В поле зрения вошла молодая женщина в плаще коричневой кожи, с отсутствующим лицом идиотки, из уголка рта тянулась ниточка слюны. Голова у женщины была обрита, только-только отросла короткая щетина светлых волос. Женщина смотрела на Саню без выражения. Обошла его, встала в изголовье.

Саня почувствовал, как дурной волной накатывается ужас.

- Кто вы? – Неужели это его голос, такой хриплый и жалкий?

Вместо ответа женщина сунула Сане в зубы полоску кожи. «Чтобы язык не прокусил, - подумал Саня, - что они делать собираются? Трепанацию? Электрошоком пытать? Но я ничего не знаю! Ни тайн, ни секретов – мне даже под пытками нечего им рассказать!»

Саня не видел, были в палатке люди, кроме него и безумной женщины, или нет. Может, совсем рядом лежит, столь же беспомощная, перепуганная Юлька? Он слышал Юльку там, на песчаном берегу, не почудилось же! Значит, Юлька – в их руках. И долг Сани как мужа, как мужика, в конце концов, - ее выручить… Но пойди, повоюй, когда шевелить можешь только пальцами и глазными яблоками!

Новое движение: мимо Сани, к женщине, прошел жрец в черной рясе, за ним, на почтительном расстоянии, - полный светловолосый парень в синем лабораторном халате, на вид – совершенно обыденном. На голове у светловолосого был обруч со сверкающим камнем.

Саня их будто не интересовал.

Кто-то длинно всхлипнул слева. В этом простом, повседневном звуке было столько тоски, отчаяния и безысходности, что Саня дернулся, пытаясь вырваться, заткнуть уши. Не получилось. Тогда он зажмурился.

Прошло несколько бесконечно-длинных мгновений. Саня лихорадочно перебирал воспоминания, ведь перед смертью положено «всю жизнь заново прожить», но почему-то в голову лезли дурные обрывки: как у врачей «выбивал» труп своего мертворожденного сына, писал заявление на уход с работы, отключал телефон, когда родители звонили из Питера с соболезнованиями… плакала ночами Юля, а утром, злая, весь мир ненавидящая, завязывала волосы в хвост и отправлялась на пробежку: круг за кругом, круг за кругом по парку, несмотря на погоду.

И еще вспоминались рейды, миссии, осады, треп в тим-спике и чате, проблемы выбора копья получше, доспеха поинтересней. Сокланы. Они ведь – его друзья? Так почему Саня ни разу ни о ком из них не подумал с того момента, как отрубился комп и за окном обнаружилось зеленое небо? Ведь многие в Москве живут.

Холодное прикосновение к голове. Скребут кожу, вроде, бреют. Прощай, хвост! Не открывать глаз. Держаться за воспоминания. Должно же быть что-то хорошее! Перед смертью хотя бы о добром подумать!

Юлька. Правый глаз – голубой, левый – ярко-зеленый. Сочные губы – у нее улыбчивый рот, - но в последние месяцы гримаса горя всё портит.

Да почему же он опять о плохом? Саня впился зубами в кожаный кляп.

Что-то крепили ему к вискам, присоски, кажется. Зудела поцарапанная бритвой кожа. Саня раньше не знал такого страха: животного, рвущего все существо на части. Жить. Выжить. Пожалуйста. Что угодно забирайте. Кого угодно! Жить!

Это было – как удар молнией прямо в мозг.

==================

Примечания:

1. Отвлекать на себя внимание противника. «Танк» - персонаж, вызывающий на себя агрессию противника.

2. Саня имеет в виду, что паникеров не лечили и не воскрешали.

==================

Глава 4. Поймать Горана

Рисовала знакомая художница. В таком разрешении смотрится не очень, вот тут лучше:

http://s008.radikal.ru/i306/1111/43/e7d595ea75b4.j...

Ваша оценка: None Средний балл: 8.8 / голосов: 13

Быстрый вход