25й год (рестайлинг)

Жестокость-есть самый короткий путь к славе.

Глава 1.
25 лет тишины.

В этот ранний предрассветный час вся поверхность реки покрылась дымкой, серым покрывалом стелящейся по зеркальной глади воды. Зловеще красное солнце, начиная свой путь, освещало водную гладь, разрезая своими лучами реку на огромные куски. Егор сидел на корме, укутавшись в плащ палатку, и дремал. Иногда он просыпался от холодных брызг с силой врезавшихся в лицо, но мерное жужжание мотора, словно колыбельная, убаюкивала его. Вот уже полтора часа старый катер вез их к цели, с каждой минутой приближая их к пугающей неизвестности. Как они с Антоном не бравировали перед сослуживцами на базе, как не пытались скрыть свой страх и загнать его поглубже в себя, им было страшно. А сон лучшее средство хоть на время забыть о страхах и переживаниях.
-Вставай, почти приехали – Егор ощутил на своем плече тяжелую ладонь Антона.
Сержант открыл глаза, потер ладонями лицо, окончательно прогоняя недолгий, но крепкий сон. Антон как всегда улыбался, люди, не знавшие его близко, побаивались этого здоровяка. Рост около двух метров и вес больше ста двадцати килограммов превращали парня в идеальную машину для рукопашного боя, но природная доброта и склонность к гуманизму всегда брала верх над дикими и кровавыми методами в решении споров и проблем. У Антона было много знакомых и друзей, он был безотказным и отзывчивым, всегда готов был помочь, из-за этого часто страдал от нечистых в помыслах людей.
Егор же, напротив, был невысокий, чуть выше среднего, жилистый и резкий, с колючими глазами и острыми чертами лица. Любил сидеть в темноте, один на один со своими мыслями, он мог просидеть так часами, впадая в какой-то транс. Никто не знал, что объединило двух совершенно разных по характеру людей, но они дружили, дружили крепко, готовы были друг за друга перегрызть любому глотку.

-Подъезжаем, вон уже речной порт видно! – громко объявил матрос.
Егор достал из рюкзака бинокль и начал осматривать береговую линию.
В глаза бросались проржавевшие остовы грузовых кранов, возвышающиеся среди груд металлолома и песочных дюн. По форме краны напоминали морских коньков исполинских размеров. Увлекшись, он не заметил, как катер подъехал к причалу, сваренному из толстых труб и стальных швеллеров. Когда-то, очень давно, причал был застелен деревянными досками, сгнившими и рассыпавшимися в пыль от времени.
-Приехали! Конечная! – весело подмигнул парням матрос и его губы растянулись в улыбке, обнажая ряд железных зубов.
Антон подхватил оба рюкзака и начал выбираться из катера.
-Через девять дней! - Егор пожал руку матросу и ступил на ржавый скелет причала.
Заработал реверс, катер подался назад и резко развернувшись, помчался, прочь разрезая водную гладь реки. Парни смотрели ему вслед, пока шести метровая машина не превратилась в маленькую точку на горизонте, и не растворилась в утреннем тумане.
-Ну что, командир, пойдем? – громко спросил Антон.
Закинув рюкзаки на плечи, и повесив АК на шею, парни двинулись вперед, в неизведанное для них место, во что-то непознанное, в терра инкогнито.
Пять минут ходьбы, и ребята вышли на широкую улицу, забитую ржавыми консервными банками автомобилей.
Они шли по пустой улице мертвого, некогда оживленного города. Их встречали лишь полуразрушенные дома, смотревшие на них дырявыми проемами окон. Животные - мерзкие твари, одичавшие, без хозяев ждали темноты, чтобы выйти на свою кровавую охоту. В какой-то момент Антон немного отстал и теперь шел сзади, и если бы не шум его шагов, то тишина расплющила бы Егора, прижала бы к щербатому асфальту и раздавила как таракана. 
Человечество насиловало и корежило природу тысячелетиями, вырубало леса под постройку городов, вырывало из богатых недр ресурсы, выбирая руду до последней песчинки, выкачивая нефть до капли, миллионами уничтожая животных и растения, истребляя целые виды один за другим. Но люди споткнулись о свои амбиции, они поставили себя выше всего сущего на Земле, заигрались со смертоносными игрушками и выпустили из лампы джина, с которым не в силах были совладать. Миллионы людей умерли в один миг, пожираемые адским пламенем ядерных пожарищ, те же, которым не посчастливилось умереть сразу, погибали в скоротечной лучевой болезни, цепляясь за жизнь, поедая себе подобных, теряя человеческий облик с каждым новым днем. Те же, кто успел укрыться и пережить войну, на долгие годы затаились в подземных бункерах. Человек был изгнан с поверхности земли, и настало время природы отвоевывать свои позиции. Теперь растения стали хозяевами города. 
Деревья, некогда призванные озеленить, разбавить собой серость зданий и асфальта, разворотили мощными корнями проезжую часть и пешеходные дорожки. Каждое дерево, как раковая опухоль распространяло свои метастазы-корни, опутывая все вокруг. Плющ, не знающий преград, практически скрыл трех этажное здание, закутав его в зеленую шаль своих цепких лап. На дороге практически не было автомобилей. Пару раз парни проходили мимо безнадежно проржавевших и вросших в асфальт грузовиков, мимо старой легковушки, из люка на крыше которой, торчало раскидистое, узловато-крючковатое деревце.
-Представь, Его, мы, скорее всего с тобой одни во всем городе, заходи куда хочешь, бери, что хочешь. – Развернувшись в пол-оборота, сказал Антон.
-Не, мародерку я не приветствую, нельзя мертвых тревожить.
-Слушай, проповедник, мы же не с трупов собираемся снимать, так зайдем в какой-нибудь магазинчик, может, найдем, то, что нам для задания понадобится. Тем более вещички то никому не пригодятся. 
-Ладно. Только увлекаться, думаю, не стоит. 
-Смотри, какой-то магазинчик вроде.
Парни стояли на перекрестке. Справа, некогда располагался банк. Обвалившаяся и потускневшая вывеска валялась перед открытыми дверями. Заходить в банк было незачем. Деньги в новом мире, ровным счетом ничего не значили. Разве только костер ими разжечь. А ведь раньше, эти бумажки были коэффициентом значимости личности, чем больше у тебя было денег, тем выше положение в обществе и уважение окружающих.
-А знаешь Антон, возможно и хорошо, что война была.
-Ты чего Егор, с ума сошел? Разве хорошо, что люди погибали?
-Люди? А где ты видел людей? Ты слышал рассказы старших о прежнем мире? Те, кто жил до войны, перестали быть людьми. Единственной целью их, были деньги. Просто бумага, и этой бумагой исчислялась человеческая жизнь. Мне отец, когда жив был, рассказывал что да как было. Люди облик свой потеряли. Каждый в своем коконе жил, обособился от других, жил лишь для себя, и деньги, деньги греб и греб под себя.
-А ты не для себя живешь, а?
-Нет не для себя!
-А для кого интересно мне знать?
Егор замялся, обдумывая ответ.
-Да хотя бы для детей наших.
-Каких детей то? Разве у тебя дети есть? – засмеялся Антон.
-Сейчас нет. Но когда будут, я хочу, чтобы они жили в лучшем мире, чем мы. Не боялись каждого нового дня, а ждали его, чтобы насладиться им сполна. Наслаждались жизнью. Развивались, строили будущее.
-Чем безопаснее времена, тем больше у дурака шансов выжить. Прогресс- худший враг естественного отбора. Егор, мы думаем по-разному, нет смысла спорить. Мы собирались в магазин, так пойдем, нечего время тратить впустую.
Двери торгового центра были распахнуты настежь. Стекла были выбиты давным-давно, и теперь хрустели под ногами. Сумрак помещения манил своими секретами и тайнами и одновременно пугал неизвестностью, мало ли что или кто могло поджидать парней в глубинах заброшенного магазина. Парни приладили фонарики к своим автоматам и шагнули в гостеприимное нутро здания. 
Разруха. Другого слова нельзя было подобрать для того, что парни увидели в торговом центре. Все перевернуто вверх дном, некогда красивый и современный торговый центр превратился в помойку, свалку ненужных, поломанных и разбросанных вещей.
Повсюду висели клочья паутины. Слой пыли покрывал пол. Толстые, серовато-зеленые лианы свисали с потолка, и колыхались от малейшего дуновения ветерка. Они казались практически невесомыми, но когда Егор попытался отвести одну из лиан, то еле смог сдвинуть ее с места.
-Первый раз такое вижу. От ветра колышется, а с места не сдвинешь.
-Возможно мутации. Либо ты в школе плохо биологию учил. – Усмехнулся Антон.
-Видимо, мы не первые здесь.- Антон поднял с пола поцарапанный и покрытый грязью компакт диск.
-Я слышал, что перед началом войны в городах были беспорядки. Наивные люди грабили и воровали вещи. И тащили, тащили их к себе домой, не понимая, что скоро все, ради чего они жили, исчезнет. Еще раз, Антон, я убеждаюсь, что мы, Новые люди. Мы будем учиться на чужих ошибках, не на своих.
-Как же надоела твоя болтовня! – Антон сплюнул под ноги.
-Ты психуешь, потому что я прав. – Сержант похлопал друга по плечу.
Не найдя ничего стоящего, кроме куч никому ненужного хлама и мусора, парни вернулись обратно на улицу.
-Сложновато передвигаться по ржавым машинам. – Тяжело вздохнул верзила и полез на капот некогда черного БМВ.
Ржавчина, год за годом, сжирала качественную немецкую сталь. Педантичные Фрицы и Гансы вряд ли могли подумать, что творение их мастерства и венец инженерной мысли будет доживать свои дни на захламленной улице провинциального Российского городка. 
Такой зверь должен разрезать европейские автобаны или мягко скользить по чикагским авеню, либо стоять у красивого особняка на побережье. Но судьба выбирает для каждого, будь то вещь или человек, один лишь ей известный путь.
Парни перебирались через завалы, даже тротуары были завалены всяким хламом.
-Знаешь, вот мы уже целый час с тобой шарахаемся, а ни разу не встретили человеческих останков.- Удивленно сказал Егор.
-Возможно, людей успели эвакуировать куда то.
-Мне кажется, все они сейчас лежат у себя в квартирах, сидят за рабочими столами своих кабинетов, перед навсегда потухшими мониторами.
-Аж жутко становится.- Антона передернуло.
Погода неожиданно начала портится. Черные тучи, закрыли солнце, и откуда-то издалека донеслись первые раскаты грома.
-Люблю грозу в начале мая, когда весенний первый гром, как еб..нет из-за сарая и сразу тихо все кругом.- Попытался пошутить верзила, но, увидев обеспокоенный вид напарника, осекся.
-Не простой это дождик, копчиком чувствую, а он меня не подводил ни разу. Давай-ка, рядовой Степнов задницами своими пошевелим и найдем себе место для временного укрытия. Не ровен час облезем от дождичка то этого.
-Давай, - только и смог выдавить напарник, нервозность командира потихоньку передавалась и ему.
Здание с целыми окнами и дверьми встретилось довольно быстро. Оно как бы укрылось в квадратном, защищенном со всех сторон дворе, пятиэтажного дома времен сталинской застройки. 
— Интересно, что здесь раньше было? — спросил, разглядывая здание, Антон. И будто ответ на его вопрос они прочитали на табличке «ДЕТСКИЙ САД РОСТОЧЕК». Дверь оказалась заперта изнутри на засов. 

-Похоже, внутри кто-то живет, или уже не живет! 
-Так давай проверим, тем более дождик уже покрапывает, а место ничего так, приличное, для нас самое то.- Сказал Егор, снимая рюкзак. Отступив немного назад, он ударил ботинком в дверь, и старые деревянные створки, не выдержав силы удара, тяжелых подкованных армейских ботинок, захрустели и сдались. 
В лицо ударил затхлый воздух помещения. 
Ну и вонища, воздух какой-то тяжелый. Смертью пахнет! — подумал Егор. Парни вскинули автоматы, и зашли в здание. 
-Включи фонарь! - скомандовал Егор. В свете фонаря летали мелкие частички пыли, они предательски щекотали носы друзьям! 
-Егор, а давай осмотрим здание? — спросил Антон! 
-Пошли, но не зевай, мало ли. 

Коридор, кухня, раздевалка, под ногами битая посуда, комната для игр, истлевшие игрушки. 
Игрушки. В убежищах их всегда не хватало. Маленький Антоша любил играть деревянным мечом, умело вырезанным из ножки поломанной табуретки. Но он всегда мечтал о большой, красной пожарной машине. С телескопической лестницей и поворачивающимися колесами. И вот сейчас он стоял и держал в руках мечту своего детства, и эта машинка, она была такая реальная, приятно холодная и в то же время такая яркая и цветная.

-В детство впал? Не зевай, воин, идем на второй этаж, - жестко вернул его в чувство строгий приказ Егора. Наверху их ждал сюрприз, если можно так сказать, в комнате, заставленной маленькими кроватками из под одеял, разбросанных на полу, виднелся маленький розовый ботиночек. Подняв одеяло, Егор отстранился, видимо не ожидал увидеть такое. У ног друзей, лежали кости, детские кости, много костей. По обычаю, парни стянули с головы кепки и застыли в молчании.
Тишина начала давить. 
-Надо идти, - сказал Егор, — еще не всё здание осмотрели. 
Они двинулись дальше, уперевшись в дверь с табличкой «Директор», недолго думая, вошли в кабинет. 
Открываемая дверь, скрипнув петлями, л открылась. 
- Зачем фонарь выключал? 
- Егор, ну так я думал, там окно, — начал оправдываться Антон! 

Комната оказалась глухой, ни одного окна, вдоль стен высились стеллажи с какими-то книгами и папками, практически всю комнату занимал большой прямоугольный деревянный стол. Луч фонаря выхватывал из темноты все новые элементы интерьера. Небольшой диванчик, журнальный столик, чайный сервиз на нем, и толстый слой пыли, покрывший всю комнату, словно свежевыпавший снег. 
На дальнем конце стола стоял компьютер и что-то с неясными очертаниями развалившееся перед ним. 
-Еще один труп. Вот тебе и останки, сколько угодно. – Грустно вздохнул Антон. 
- Посвети сюда, - шепнул Егор и двинулся к распростертому телу. Страх и любопытство боролись в парнях, хотелось развернуться и бежать сломя голову из этой мертвой Сызрани, с ее тихими, безлюдными улицами и послать подальше майора-координатора, выбравшего их на это задание. 
- Егор, валим отсюда, я с ума уже схожу от этой обстановки. 
-Три минуты и уходим, - сказал напарник. 
За столом, уткнувшись в какие то бумаги лежал скелет. Егор пересилив отвращение оторвал скелет от стола и откинул на стул.
- Купарская Алевтина Андреевна, директор, - прочитал Егор надпись на бейджике, приколотом к темному пиджаку женщины. 
- Смотри! У нее какой-то журнал под руками, - воскликнул, подошедший к столу, Антон. 
Осторожно, чтобы не порвать Егор извлек журнал из-под руки директора. «Журнал проведения санобработки». 
-Егор брось его, ничего интересного! 
- Дай взгляну хоть. Парень сдул с бумаги пыль и начал листать. Даты, даты, фамилии, росписи ответственных. 
- Бросай, сваливаем.Не найти в носу изумрудов. 
- Все-все, уходим. 
Стоп! взгляд Егора впился в тетрадь. 6 мая 2017 года. 
«Я, Купарская А. А., директор детсада Росточек делаю эти записи в надежде, что их прочтут. 

12:30. Только что штаб ГО и ЧС передал приказ ограничить доступ воздуха с улицы, отключить приточную вентиляцию, запретить выход персонала и детей на улицу и ждать эвакуации. 

13:00. Телефон не работает, мобильники сдохли. Я не знаю, как быть. Будем ждать. 

14:15. Мы с Надей уложили детей в спальне, многие напуганы. Несмотря на запрет, остальной персонал ушел. Думаю, с Надей справимся вдвоем. 

15:00. Дети спят. Двадцать два ребенка. Наверное, надо будет их накормить ужином, не знаю когда за нами придут. 

16:30. Дети все спят. Радио молчит. Я боюсь, Надя тоже. Достала сигареты. Два года не курила, сейчас можно. 

16:45. Нина пошла на кухню. Я снова курю. Осталась последняя. 

17:00. Про нас забыли. Никто не придет за нами. Надо будить детей и уходить. Господи как же страшно...» 
-Все? Больше ничего? 
- А больше и не должно ничего быть. Ты сводки в штабе читал? 

6.05.2017 в 17.02 в Сызранском районе Самарской области была подорвана нейтронная бомба. Она, наверное, не успела ничего понять, умерла в один миг. 
-Лупили падлы нейтронами, чтобы добро потом наше себе захапать. – Выругался Антон
- Брось ругаться, добро наше, твоя только грязь на шее, остальное казенное. - Подколол парня Егор. 

- Сейчас наша задача обустроиться, переждать плохую погоду, - на правах старшего решил Егор. 
-Надо двери забаррикадировать и поставить растяжку, мало ли. Не очень приятно с ножичком в горле спать будет 
-Будет сделано шеф, — подмигнул Антон, радуясь, что можно свалить из кабинета. 
Забаррикадировав входную дверь и поставив растяжку, Антон пробежался по зданию, проверил все двери и, убедившись в том, что они накрепко, закрыты, рванул на кухню. Среди горы немытой посуды он откопал сковородку и маленькую кастрюльку из нержавейки, тщательно их вытер от пыли и поднялся к другу! 
Егор сидел и что-то писал карандашом в блокнотике, близость мертвеца его уже не пугала, он свыкся с ней. Бояться мертвых глупо, они же не кусаются.
-Сержант надо бы поесть, да отдыхать. Все равно, до завтра, погода вряд ли изменится – Антон оторвал друга от записей.. 
-Хорошо, сейчас разведем костерок и поедим. 
- Здесь на этаже есть хорошая комната, и дверь на замок запирается, — доложил Антон, осмотревший все здание.
Друзья вышли из кабинета и направились в комнатку с замком. Дров для костра нашли предостаточно - наломали табуреток. Костер развели в большом котле, который насилу вдвоем притащили из кухни. Весело затрещали дрова, и комнатка наполнилась кроваво красными бликами костра. Друзья раскрыли рюкзаки и начали доставать припасы. Две банки тушенки и пол кило лапши. Банки вскрыли ножами, вывалили содержимое в кастрюльку вперемешку с лапшой. 

- Может воды плеснуть? — спросил Антон и полез за флягой. 

-Дадим супчику потомиться еще минут десять. 
Пацаны сидели и смотрели на огонь, каждый думал о чем-то своем, но почему-то оба чувствовали себя спокойно и уютно в этой маленькой комнатке, посреди мертвого города. 
- Уже готово! Давай начинай! 
Оба как по команде достали и вытерли ложки, и приступили к долгожданной трапезе. Антона начал морить сон. 
-Егор давай спать! Петрович после обеда пришел, спать зовет- Улыбнулся верзила. 
- Друг, а давай выпьем? 
- А есть? 
- А то! - И Егор достал из рюкзака плоскую фляжку. -Давай помянем старый мир, и выпьем за то чтоб в этом мире мертвых, мы нашли место для нас Живых. 
Сержант запрокинул флягу и отхлебнул, зажмурился и передал ее Антону. 
Антон растянулся на полу в полный рост, было мягко лежать, пару одеял и матрасов принесенных со склада, образовали некоторое подобие кровати. Антон уснул быстро. Он мог спать сутки напролет и всегда жаловался, что не высыпается.
Егор же не любил тратить драгоценное время на сон. Пока друг спал, он успел обойти здание и внимательно его осмотреть. Нашел он и труп Нади, девушки, упоминаемой в записях. Он сразу понял, что это она. Скелет был намного крупнее детских, да и судя по всему остальной персонал садика успел вовремя свалить.
В кабинете директора, он взял, какую то книгу по педиатрии и с упоением читал, про детские заболевания, их симптомы и способы лечения. Антоха спал, как лошадь деревянная изредка ворочаясь и матерясь во сне, видимо снилась родная казарма.
За чтением, Сержант не заметил, как уснул.
Егор проснулся среди ночи. Почему-то не спалось. В костре еще теплилось несколько угольков, но света и тепла они практически не давали. Тихо встав, Сержант подошел к окну и впился глазами в беспроглядную темноту ночи. Погода испортилась окончательно. Порывистый ветер свистел в каждой маленькой щелочке каждого дома и создавал целую симфонию, периодически прерываемую раскатами грома. Ветер и дождь попеременно лизали кирпичные стены детского сада. Кошки скреблись на душе Егора, он смотрел как капли воды, обгоняя друг друга неслись по ровной поверхности оконного стекла. Где-то неподалеку раздался протяжный вой. 
- Наверное, дикие собаки,- подумал Егор. 

Вой, смешавшись с лаем, слышался все ближе и ближе. 

-Что-то не так,- мелькнуло в мозгу. 
Сработало чувство опасности, хорошо развитое у парня с детства, какое-то волчье чутье. Быстро достав из рюкзака прибор ночного видения, Егор начал осматривать двор, в непривычном для восприятия зеленом свете. Минута, две, три. 
- Совсем сдвинулся, - мысленно отругал себя Сержант и собрался снять прибор. 
Но тут он увидел то, что повергло его шок. Маленькая черная фигура, несясь сломя голову, ломилась через двор к открытым дверям подъезда. За ней, предчувствуя кровавый пир, черной волной, давя и кусая друг друга бежала стая диких, оборванных псов. Фигура забежала в подъезд и захлопнула дверь, отрезав псам доступ к своему телу. 
Псы сгрудились у двери, рыча и лая, сожалея об упущенной добыче. Вся свора залегла полукругом у подъезда, словно поджидая жертву. Егор стоял и смотрел на все это, как в замедленном действии, не в силах даже сказать слова. 

- Антон! Подъем! – легонько тронул друга за плечо Сержант. 
Спящий парень вскочил, как ошпаренный и в долю секунды выхватил нож, готовый разделать кого угодно. 
-Антон я видел, я видел человека, - скрывая волнение промолвил Егор. 
-Как? Где? Когда? — вопросы сыпались, как из пулемета 
Изложив все подробно, друзья начали разрабатывать план действий. 
-А я тебе говорю Егор, давай пару гранат в свору, и плотным огнем перебьем всю эту собачью погань, - возбужденно убеждал боец с собачьими войсками. 
-Нет. План таков! Мы ждем до утра, наблюдаем за выходом, выход один, псы тоже хитрые, смотри, - и ткнул пальцем на несколько метающихся теней. 
В то время, как стая караулила беглеца у подъезда, отдельные особи патрулировали вокруг дома, на случай если тот решит уйти через окно. 
- Смотри, какие стратеги, - невольно улыбнулся Антон. 
- Короче так! Ждем рассвета и при свете дня уничтожим собак, и будем искать нашего Мистера Икс, - резюмировал Егор, - а сейчас я спать, а ты бери прибор и наблюдай, через час смена. 
Утренние лучи солнца, потихоньку начали проникать в комнату. Егор вскочил и понял, что проспал до утра. Хотел было обматерить напарника, за то, что не разбудил. 
-Извини Сержант, ты так спал крепко, разве пузыри не пускал, - широко улыбаясь, сказал Антон. И вся злоба и негодование, куда-то улетучились, как будто растворились в лучах доброты, которую излучал парень 
- Доложи обстановку! 
- Короче стая ни куда не уходила, незнакомца не было! - отрапортовал напарник. 
- Все готовимся к атаке! 
-А пожрать? — завозмущался Антон. 
- Потом! И ваще че за дела? Пожрать ему! Проверь лучше оружие. 
- Есть хер майор, - шутканул Антон. 
И оба засмеялись. Сказывалась усталость и напряжение последних событий и смех, как лучшее лекарство поднял их боевой дух. 
-Короче так, мы поднимаемся сейчас на крышу, ты занимаешь позицию здесь, - Егор начертил примерный план в блокнотике и крестиками поставил позиции для огня. - Мы даем выстрел из подствольников прямо в центр кодлы и добиваем раненых и тех кто бегал за домом. Ясно? 
-Куда уж ясней-то. 
Сломав замок люка, ведущего на крышу, бойцы осторожно и тихо заняли позиции! Парни разделили двор на зоны обстрела, как вдалбливали им в учебке, и приготовились к атаке. Псы будто бы почувствовали неладное, встрепенулись и, повернув головы, утробно зарычали, обнажая грязные слюнявые пасти. 
-Щас разбегутся мрази, - мелькнуло в мозгу, -Антон, огонь. 
Одновременно раздались хлопки, и смертоносные подарки полетели в центр стаи. Громыхнуло два взрыва, отбрасывая в разные стороны безжизненные развороченные собачьи тела. И все стихло, лишь скулили и корчились в агонии раненые особи. 
Антон взял на мушку подъезд, пока Егор спускался по лестнице. 
- Твою мать, - услышал он крик снизу, - растяжки за собой убирать надо, чуть яйца не оторвало. Мудак! 
Сержант выскочил из-за угла здания и дал отмашку спускаться. 
Антон сломя голову, чуть ли не кубарем, спустился по лестнице и выскочил во двор. 
- Бегом к подъезду, - и парни побежали к дому. 
Раненые собаки хрипели, кругом были разбросаны куски мяса и сгустки крови. 
- Добьем? - Антон достал нож. 
- Времени нет, - одернул его Сержант, закидывая автомат за спину и доставая из кобуры Стечкина. 
Встав у двери, бойцы решали что делать. 
- Блин, дверь с кодом, будем угадывать? 
- На хрен надо, отойди, - Антон вскинул автомат и пару раз выстрелил в замок. Тот и не думал сопротивляться и вывалился наружу. 
Тут случилось то, чего друзья меньше всего ожидали. Только Егор взялся за ручку двери, как она отлетела в сторону, и больно ударили парня в лоб 

С диким воплем на них кинулось что-то в черном, Антон, следуя инстинктам самосохранения, наугад ударил рукой и попал прямиком в черную фигуру. Парень влепил от души и человек в черном пролетев пару метров, упал на бетон подъезда 

Антон залетел в подъезд и выволок обмякшее тело на улицу. Сержант приходил в себя от встречи с железной дверью и ощущение реальности медленно возвращалось в его мозг. 

- Что это за существо, - только и мог выдавить он. 
- Сами вы бл... существа, за что бить начали? - зашевелилась черная фигура. 
Антон подскочил к лежащему и сорвал с его головы капюшон с прорезями для глаз. Меньше всего друзья ожидали увидеть ЭТО! Все что угодно, бандита, каннибала, но не это. Это, оказалось совсем молодым пацаном лет 16, с растрепанными светлыми волосами и большими голубыми глазами, на худом лице был заметен лишь едва пробивавшийся пушок 
-Верзила, ребра мне сломал, - держась за бок, попытался подняться мальчуган. 
Антону стало стыдно, и он помог ему встать. 
- Ты уж это, извини! Напугался и двинул со страху, - начал оправдываться добродушный Антон. 
Егор стоял поодаль и наблюдал за этой идиллией новорожденных братских отношений. 
- Так! Ты кто? Откуда? Отвечай, - Егор в два шага очутился рядом с пацаном и взял его за ворот. 
- Во-первых, не ты, а вы, - отсек его паренек. 
-Отвечать быстро, - рассвирепел Сержант. 
- Кравцов Степан, Шигонское убежище, 16 лет, - отрапортовал мальчишка, - Сталкер я. 
- Ты Сталкер? - лица друзей вытянулись и их разразил такой дикий хохот, что слезы катились из глаз, -видали Сталкера, от горшка два вершка. 
- Жрать хочешь, Сталкер? — хлопнул по плечу пацана Егор. 
- А кто ж не хочет, -улыбнулся пацан и все трое направились обратно в сад 
Степан улепетывал тушенку и зажевывал ее соленой галетой. 
- Кстати я Егор, а это Антон, —- и парни пожали друг другу руки. 
-А теперь давай пацан, расскажи нам кто ты? Откуда? И какого хрена тут забыл? 
- Я родился в убежище в районе села Шигоны, это в 60 километрах отсюда. 5 лет назад двери открылись, и мы начали строить деревню, у нас в убежище одни фермеры да свинопасы были. 

И пошло поехало, скотоводство, пахота и всякая хрень, сначала ниче не росло, скотина дохла, саженцы вяли, но потом все на места встало и жрать от пуза стали! Скукота! И вот примерно год назад, втихаря собрался, мамке с батей оставил записку и рванул сюда, в Сызрань. 

- А живешь где? - поинтересовался Антон. 
- Да здесь недалеко девятиэтажка стоит, вот там и обосновался прям на 9 этаже. а пошлите ко мне? — предложил Степка. 
- Антон у нас задание, - прошептал Егор. 
- Слушай Степан, а город знаешь хорошо? -дернул его за рукав Антон. 
-А то! Год здесь кантуюсь. 
- Будешь нашим проводником? - жестко спросил Егор. 
-Конечно, пацаны, но сначала ко мне, на чай,- заговорщически подмигнул Антохе. 
Собравшись, троица вышла из садика и направилась к выходу из двора. 

- Получается ты единственный житель тут? - начал Сержант. 
- Единственный на поверхности, -уточнил Степан. 
- Не понял! - удивился Егор. 
- Их много там, - и грязный палец пацана указал на люк канализации. 
-Кого их? 
- Да хрен знает как их обозвать, ни разу не видел их вблизи, но то, что сумел разглядеть в бинокль я зарисовал, дома есть в тетради, там много чего интересного я насобирал, -пояснил парням Сталкер 
- Слушай, а зачем ты из дома-то рванул? жил бы с мамкой и батей. 
-Ты хоть раз ухаживал за свиньями, кидал навоз? 
-Неа! -Честно признался Антон, видевший свиней только в конечном их виде, в мясе и колбасе. 
- А я с утра до ночи кидал гавно свиное! Не хочу я как все наши жить и дрожать от каждого шороха! Я хочу исследовать, узнавать и путешествовать! Вот и рванул из этой деревни, - сплюнул пацан. 

- А че один? Прихватил бы другана. 
- Кого? Колхозников этих? Да они в штаны наложат, если за забор выйдут, - усмехнулся Сталкер. 
- А ты типа крутой воин и ни хрена не боишься? - подколол Егор. 
- Боюсь, я же не дурак, это они не боятся! По мне лучше умереть в бою, чем сдохнуть от перенапряга рядом со свиньями в грязи, -гордо заявил малец. 
-Степ, нам далеко еще идти? Так с утра ничего и не ел! — Антон с укором посмотрел на Сержанта. 
- Нет, еще минут 5. - Слушай Егор, а давай командованию предложим снова город заселить? Инфраструктура в принципе цела, домов пригодных для проживания много, да и радиация не превышает нормы, — пощелкал парень по своему Индивидуальному счетчику радиации. 
- Еще суток не прошло с нашего прибытия, а ты уже решил переселяться. Это решение не одного дня, тем более надо целую экспедицию сюда привозить, а сейчас сам знаешь, ресурсов не хватает, ни материальных, ни людских. Нас и то двоих послали, а по правилам надо не меньше пяти. 
- Все пришли, — перебил парней Степа. 

Дзержинского 44, ржавая табличка указала парням адрес их пребывания. Большой замок висел на толстой цепи стягивающей дверь. Степан снял с шеи ключ и начал отпирать замок. 

-Береженного Бог бережет, вдруг заберется тварь какая, - пояснил парень. В подъезде воняло сыростью и чем-то тухлым. В подъезде многие стекла были забиты фанерными листами, но оставшиеся в целости окна хоть чуть-чуть рассеивали подъездный полумрак. 

Парни поднялись на 9 этаж и Степа, идущий впереди, остановил их жестом. 

- Проверим метки, - парень нагнулся над последней ступенью и нащупал пальцами тонкую нить, растянутую прямо на уровне пола. Убедившись в ее целости, он довольно ухмыльнулся и принялся отпирать замок на одной из дверей. - Проходите, - пригласил их войти пацан. Зайдя, парни оказались в маленькой прихожей и сразу же огляделись. Серые от пыли обои в некоторых местах отошли от стен и каскадами свисали с них. На вешалках висела разнообразная верхняя одежда, военные бушлаты, плащи и даже фуфайка с надписью Роснефть. 

- Проходите в зал, что как не родные, - усмехнулся Сталкер. В зале летал слегка уловимый вкус домашнего уюта. Мягкая мебель, диван и 2 кресла так и манили утонуть в их плюшевых недрах. Егор уселся на кресло рядом с журнальным столиком и внимательно изучил книги и журналы лежавшие на нем. «Альтернативные источники энергии», автор А. М. Блюмберг, «Сборник статей журнала изобретатель и рационализатор», целая стопка журнала «Выживай». 

Сержант обратил внимание, что в комнате кроме дивана, кресел и столика с керосиновой лампой нет ничего. Но здесь было так тихо и спокойно, что он расслабился в мягком кресле. Антон плюхнулся на диван и смачно зевнул. 

- Щас бы поспать, - парень потянулся и вмиг захрапел. Степан, видимо возившийся на кухне, тихо позвал Егора. 

- Пойдем кое-что покажу тебе пока еда готовиться, - и потянул его во вторую комнату оказавшуюся неким подобием склада. У Сержанта от такого изобилия закружилась голова. Всю комнату, до потолка занимали деревянные стеллажи с оружием, боеприпасами, медикаментами и продуктами. 

- Ух ты, вот это да,- парень схватил с полки «винторез» и принялся крутить его в руках и проверять оптику. 
-Забирай себе дружище, у меня их пара. Это небольшая плата за мое спасение. 
- Вот это подарок, - искренне удивился Егор и крепко обнял пацана. 

- Эх сволочи, а меня не позвали, - в голосе вошедшего Антона слышались нотки обиды. Но они улетучились в миг, как только он увидел РПГ-7 мирно пылящийся в углу. 

- А заряды к нему есть? 

- Глянь в ящике, я не разбираюсь. 

- Ниче себе. Термобарические, осколочные, бронебойные, - извлекая из ящика заряды, вскрикивал Антон. 

- Слушай Степ, откуда все это? 

- Секрет фирмы, пойдем на балкон. - На балконе стояли стеллажи, забитые аккумуляторами. - У меня своя энергосистема, на крыше 3 ветряка, 3 генератора, а здесь преобразователь тока и аккумуляторы. Энергии хватает на освещение и зимой иногда на отопление. Все по книге сделал. 

- Ну ты блин даешь, - восхищался предприимчивостью парня Егор. 

- Пошли хавать, готово уже все. И друзья двинулись на кухню. 
В углу кухни стояло подобие печи, на ней булькала и издавала приятные запахи кастрюлька, прикрытая крышкой. Из мебели стоял лишь стол, накрытый желтой, изрезанной клеенкой. Уголком стояли мягкие скамейки с резными спинками, вдоль стен -пара кухонных ящиков. На столе уже стояли банки, настоящее угощение: консервированная кукуруза, соленые огурцы и даже краюха хлеба. 

- Сам пек пацаны, не судите строго, - засмущался Сталкер. 

Антон с Егором уселись и достали ложки. Тут в миг на столе образовалась кастрюлька с гречкой и неизменной тушенкой. Следуя не писаным правилам, все разговоры отложили до конца трапезы. Ели молча и каждый думал о своем. Егор о задании, Антон о вкусе огурцов, а Степа? Да хрен его знает, о чем мог думать 16 летний гений, год не видевший людей. Или видевший? Эта мысль посетила Егора, как только он увидел склад в квартире. 

- Нет! Он просто везунчик, - мысленно уговаривал себя парень, - да и спасли мы его от своры собак. 

- Чайку? - улыбнулся Степан и налил ароматный напиток из термоса в жестяные кружки. 

- Спасибо! не дал умереть, - выдохнул Антон и развалился на лавке. 

- Егор, Антон, как вы думаете, много выжило людей? -поинтересовался пацан. 

- Как мне рассказывал отец, было построено много убежищ по всей стране. В 2008 году был запущен секретный проект «Сохранение Вида», на случай ядерного конфликта. -Начал свой рассказ Сержант. 

- А деньги, ресурсы? Ведь не домик строили, надо же было средства незаметно для общества брать, - недоумевал Степан. 

- Момент выбрали наилучший, Олимпиада в Сочи 2014 году, деньги выделялись бешеные и лишь 10% реально шли на строительство Олимпийских объектов. Убежища строили военные инженеры, строили в гористой и холмистой местности, вдали от больших городов. Списки на жителей убежищ составляли по досье ФСБ на каждого жителя страны. Выбранные люди были не старше 30, не имели хронических болезней, имели высшие образования. В основном техническое и медицинское. Мой отец, кадровый офицер, был в списках. А я вот родился в убежище. Так что я думаю выживших много, - заключил Сержант. 

 -Ого, - раскрыв рот слушал Степан. 

- Слышь Егор, хорош байки травить, -зевнул Антоха, - Степ, а почему все окна у тебя досками забиты? 

— Теплоизоляция, между досками и окном одеяла набил. 

— А как нам на город то с высоты взглянуть? 

— Идем на крышу! — подмигнул парень. Напарники схватили бинокли и автоматы, и вышли на площадку. 

— Аккуратней! люк тяжелый, — предупредил Антона, висевшего на лестнице под потолком. Навалившись мощными руками, он откинул люк и все трое выбрались на крышу. 

Вид, открывшийся им, был потрясающе ужасным. У их ног лежал, раскинув щупальца дорог город, сделавший свой последний вздох четверть века назад. Парни достали бинокли и начали осмотр. Внимание Егора привлекла большая церковь, с золотыми куполами. Огромные луковицы отбрасывали лучи падающего солнца. Он не мог смотреть ни на что больше, словно загипнотизированный, Сержант прильнул к окулярам и кусал верхнюю губу. 

— Смотри наша цель, — дернул друга Антон. И указал пальцем на раскинувшийся вдалеке завод. 

— Сызранский нефтеперерабатывающий завод, нам надо туда, — очнулся Егор, переводя взгляд на торчащие трубы. 

— А это че за роща? — Антон перекинулся через парапет и смотрел вниз. 

— А это ребята, Черный парк, не советую туда ходить, за километр обхожу. Один раз чуть не пропал там, — испуганно вскрикнул Степан. 

— Что там? — В один голос спросили парни. 

— Этот парк живой, деревья в нем умеют двигаться и парализуют волю. Они выбрасывают ветки и затягивают в парк. Сам видел, как кабана дикого утащили. Увлеченные рассказом парни не заметили, как к ним приближалась огромная стая черных птиц. 

— Воздух, — заорал, заметивший птиц Егор и вскинул автомат. Одна из птиц резко спикировав на Антона, острыми когтями вцепилась ему в лицо. 

— Отцепись сука, — орал парень, отрывая птицу от себя и ломая ей хребет. Раздалась очередь, несколько птиц пробитых пулями упали на крышу, остальные испугавшись шума, резко взлетели вверх. 

— Все вниз, — скомандовал Сержант. Повторять не пришлось, и Степа пропуская вперед Антона с окровавленным лицом, нырнул в люк. Егор схватил мертвую птицу и нырнул в лаз. Тяжелый люк захлопнулся над головой и отделил парней от голодных птиц. 

— Дай гляну! — Егор пытался оторвать руку друга от лица, залитого кровью. 

— Степан принеси мне мой рюкзак быстро! — Рядовой Степнов, прекратить истерику, убрать руку! Это приказ, — заорал Сержант. 

Тут подбежал пацан и принес рюкзак, Егор достал из него флягу спирта, аптечку и шприц-пистолет с какой то желтой жидкостью и всадил его в шею друга, тот сразу успокоился и обмяк. Раны промыли спиртом, и Сержант смог осмотреть их. 

— Слава Богу, глаза целы, — выдохнул он. — Не боись, Тоша, щас все сделаю, даже следов не останется. Антону было все равно, он получил хорошую долю «Коктейля», смеси антибиотиков, анестетиков и успокоительных, разработанную военными медиками, на все случаи жизни. Раны обильно смазали МедГелем, и уложили парня на диван. Через пару минут он спал глубоким медикаментозным сном. 

— Вот это поворот мать твою, с такими ранами минимум день надо отлежаться, так что сегодня никаких движений не будет, а время идет, — Егор стукнул кулаком в стену. 

— Давай эту тварь осмотрим, — попытался отвлечь его Сталкер. Они вышли на площадку, где Сержант бросил мертвую тушку. Птица имела размах крыльев примерно метра два, черные, жесткие перья покрывали их, тело же было покрыто какой то чешуей. Огромный загнутый клюв и когти на лапах, острые, как ножи, представляли грозное оружие. 

— По ходу мутировавшие вороны, только я раньше их здесь не видел ни разу. — Удивился Степан, — может их спугнули где-нибудь вот они и решили сменить прописку. 

— Степ, я хочу тебе кое-что показать. Валим в квартиру. 

Парни уселись на кухне и Степан разлил в кружки чай! 

— Слышал что-нибудь про Самару? — начал Егор. 

— Конечно, столица нашей губернии! Была. 

— Хочешь увидеть как она погибла? Но зрелище жутковатое. 

— Егор я многое видел, не из пуганых, — обиделся пацан. 

Сержант залез во внутренний карман и достал небольших размеров КПК, популярная игрушка довоенной молодежи. 

— Откуда такое сокровище? — Степан открыл рот в изумлении, — Неужели работает? 

— Работает, работает. Тут карты и разная полезная информация. Смотри! вопросы потом. 

На экране появилась картинка. Как будто снимали с большой высоты. Бесконечный поток машин и автобусов. Живой город, живые люди, спешат, торопятся, каждый со своими мыслями, надеждами и страхами. Большие красивые дома, высокие деревья вдоль широкой дороги. Яркая вспышка, будто зажглось тысячи солнц. И все это великолепие, создаваемое поколениями людей и сами люди, все вспыхнуло в долю секунды! Все горело и тут мощная взрывная волна, пронеслась по городу, снося дома, переворачивая машины и разнося пепел человеческих тел. Где то вдали покачиваясь на тонкой ножке, возвышался ядерный гриб, разбрасывая на километры свои смертоносные споры. 

Степан отдал КПК Егору. Он не мог и слова сказать. 

— Съемка велась с милицейского воздушного шара, это единственная запись самого взрыва. — Объяснил Сержант. — Через день после взрыва, военные отправили группу в город, для эвакуации важных документов из хранилища Штаба Приволжско-Уральского военного округа. Вся информация по этому поводу была засекречена. Из 10 человек входивших в группу в живых осталось трое. Кто в петлю залез после увиденного, кто от лучевухи умер. 

Один прапор из той группы рассказал мне все, а на следующий день застрелился, наверное исповедаться решил. 

— Что рассказал? — пришел в себя пацан. 

— Слушай. 

...мы заехали в город со стороны московского шоссе, разрушения были средние, как оказалось, удар пришелся на центр города. Наш БМП ехал по шоссе, брошенные машины мешали, но разве легковушка устоит против многотонной жестянки. Мы обложили транспорт мешками со свинцовыми шариками и сидели в костюмах высокой радиационной защиты в десантном отсеке. Вдруг нас тряхнуло, и машина встала. 

— Десантирование, — скомандовал усатый майор. 

Я и еще 6 солдатиков, всем не больше 20, высыпали на улицу и заняли круговую оборону. 

— Заберите нас! Спасите! Родненькие, не бросайте. 

К нам шли люди, грязные, обожженные, около ста человек. Некоторые тащили раненых. 

— Товарищ майор, давайте поможем людям, — высказался кто-то из бойцов. 

— Отставить, в городе выживших нет, — отрезал усатый, — мы им не поможем. 

Толпа уже была в нескольких метрах от БМП. 

— Назад, — майор вскинул автомат. 

Толпа словно обезумела и напирала на бойцов. 

— Огонь, — прозвучала команда, которую боялись все. 

8 автоматов застучали по людям, пули пробивали тела и люди подкошенные смертью покорно падали на покрытый пеплом асфальт. 

— В машину! все! — заорал майор по внутренней связи. 

Когда все уселись, и машина рванула с места, майор залез к нам в десантное, он был бледен как смерть. 

— Братцы извините меня, но это был единственный выход. Ничего этого не было. 

Бойцы, как один мотнули головами. И тут все разрыдались, слезы текли по нашим еще детским щекам, и даже усатый майор рыдал, и все тело его дергалось от беззвучных всхлипов. 

Мы не поехали дальше. В штабе доложили что все уничтожено и документов нет. В тот же вечер майор застрелился. 

— Вот и я, Егор, сейчас расскажу тебе все и пущу себе пулю в висок. Я 25 лет закрывал глаза и видел тех людей на шоссе. Запомни! Совесть, — тысяча свидетелей! 

— Я запомнил его слова навсегда, — закончил Сержант. 

Сержант резко встал и вышел из кухни, оставив Степана наедине со своими мыслями, и зашел в зал. Антон крепко спал и лишь иногда вздрагивал и стонал во сне. Егор тихо подошел к другу и осмотрел раны. МедГель творил чудеса, глубокие раны на лице парня уже не казались такими страшными, как при первом осмотре, но все же Антону требовался покой. 

Бездействие угнетало Сержанта. Уже сутки в городе, а еще ничего не сделали: завод видели издалека, но до него еще добраться надо. Вертолетное училище еще даже не нашли, про склады военные и речи вообще нет. А осталось 9 дней, и катер заберет нас отсюда, и не видать нам с Антоном военной формы, за невыполнение задания. Отправят еще в отдел обслуживания и будем сортиры драить и полы мыть. Голова Егора пухла от мыслей. Он уселся в кресло и закрыл глаза. 

- Блин 2 часа проспал, - часы показывали 12:27. Степа спал на соседнем кресле и что-то несвязанно бормотал. Сержант тихо встал и вышел из зала. Достал из рюкзака, валявшегося в прихожей, карту города и направился на кухню. Стряхнув крошки, он расстелил ее на столе и принялся изучать. 

- Либо карту составляли идиоты, либо я разучился их читать, - подумал вслух парень. Потратив минут 20 на изучение карты, и прочертив карандашом примерный квадрат поисков, Егор начал собираться на поиски училища. Егор собирался так, будто собирался месяц блуждать по пустошам. 

- Степан, проснись, - Сержант тронул его за плечо. 

- Че такое? - озираясь вскочил пацан. 

- Я ухожу! дай мне ключи от замка на подъезде. Я закрою вас. 

- Куда собрался то? - пацан зевнул и потер глаза, прогоняя остатки сна. 

- Военная тайна! - усмехнулся Сержант. 

- Ну и хрен с тобой, темнила! Держи ключ! - обиделся парень. 

- Ладно тебе, как девка надулся! Ты лучше вот что сделай! Через час сделай Антохе инъекцию и намажь раны гелем, я все что нужно оставил на кухне. Если я не вернусь, пусть Антон ждет эвакуации и не выходит отсюда. Если захочешь, можешь с ним уехать. А сейчас мне пора. Думаю, скоро вернусь. 

- Егор по-братски обнял паренька, вскинул рюкзак, подхватил автомат и Винторез и вышел из квартиры. Быстро спустившись на 1 этаж, Сержант откинул засов и собрался выйти на улицу. 

- Поставить или нет? Поставлю, - Егор достал две гранаты и поставил растяжки хорошо видимые если выходить из подъезда, на случай если ребята надумают выйти. Сержант запер подъезд снаружи и двинулся в путь. По его примерным подсчетам к вечеру он должен был вернуться. Егор шел по дороге, осматривая все вокруг. Трехэтажное здание с некогда большими, а теперь разбитыми окнами оказалось каким то учебным заведением, подходить и смотреть табличку не было времени, он достал бинокль и на ходу глянул на табличку. 

«Гимназия г. Сызрани» гордо гласила надпись. Здание граничило с большим спортивным полем. Ржавые рамы ворот, мячик, забытый игроками 25 лет назад, врытые в землю автомобильные покрышки. Сержант отчетливо представил себе детей, играющих в футбол и прыгающих через покрышки. Только почему-то все дети были в одинаковых, серых одеждах, прямо как маленький Егорка, гоняющий мячик по бетонным полам убежища. Ему даже на долю секунды показалось, что он слышит смех детей, но это был всего лишь ветер, гуляющий по городу. 

На перекрестке парень свернул налево, дорога пошла в горку и идти стало тяжеловато. Солнце припекало и стало душно, испаряющиеся лужи оставшиеся после ночного дождя подняли влажность до 100% и Егор старался передвигаться в тени зданий. 

- А вот это интересное местечко, надо отсюда оборудование увезти, - Сержант достал карту и крестиком пометил примерное расположение объекта, и подписал «СТОМАТОЛОГИЯ». Старый еврей-дантист будет ему благодарен, сколько раз на плановых медосмотрах он тяжко вздыхал и сокрушался, что оборудование давно просится на помойку, а отдел поиска и выдачи дефицитных товаров всегда шлет отказы. Напротив стоматологии, за железным забором расположился военный госпиталь. 

- Блин не город, а какой то склад дефицита, - удивлялся Егор. И новая метка появилась на карте. Сержант расслабился, он шел подставив лицо теплому, весеннему солнцу, настроение было на высоте, и даже жара уже не так мучила, как сначала. Дорога петляя уходила под железнодорожный мост. Выскользнув из под моста, Егор вышел на широкую дорогу. И тут вдали он увидел вертолет, нет он не летел, не приземлился, он был посажен на высокий постамент и хищной птицей возвышался над дорогой. 

- Я у цели - мелькнуло в голове. И тут вдали раздались два взрыва. У парня все похолодело внутри. 

- Мои растяжки! - Сержант развернулся и бегом побежал обратно. Мысли путались, пот заливал лицо. 

- Что там случилось? - на ходу думал Егор, - неужели пацаны подорвались? До дома оставалось метров 300, Сержант резко остановился, снял автомат с предохранителя и уже шагом, тихо, начал подкрадываться к дому. Он достал бинокль и осмотрел вход в подъезд. Взрывная волна оторвала двери, и они валялись метрах в 10 от подъезда. На ступенях виднелись бурые пятна крови. Не в силах больше ждать, Сержант мелкими перебежками направился к подъезду, держа автомат наготове. 

Во многих окнах взрыв вышиб окна, и осколки стекла ковром покрывали двор. Площадка перед подъездом была забрызгана кровью. Но тел нигде не было. 

- Это было нападение! - мелькнуло в голове. - Кто мог напасть? И тут он увидел кровавые следы, оставленные босыми ногами, ведущие наверх. Медленно, ступенька за ступенькой, прислушиваясь к малейшим шорохам, Сержант поднимался наверх. Но вокруг было тихо, лишь где-то капала вода. Поднявшись на 9 этаж, парень увидел настежь открытую дверь. В квартире было все перевернуто, все оружие, одежда и еда пропали. - Антон! Степан! - орал Сержант, понимая, что их здесь нет. В зале, на стенах и на полу была кровь. Много крови. 

Егор не знал что делать. О выполнении задания в одиночку не могло идти и речи. Искать парней. Где? Как? Не имея информации, поиски могли тянуться вечно, а информации как раз не было. Никакой. - Надо связаться с командованием, - решил Егор. Он забрался на крышу и достал рацию, то и дело поднимаю глаза к небу, ожидая атаки птиц. - Центр, Центр, прием, вызывает Хамелеон, Центр, - Сержант в течении нескольких минут повторял позывные. 

- Да, - раздался усталый голос оператора, - связиста, видимо отвлеченного от более интересных занятий, чем прием сообщений от разведгрупп. 

- Говорит сержант Громов, позывной группы - Хамелеон, личный номер 1985. Примите сообщение для полковника Тарасюка. - И Егор вкратце изложил все происшествия последних суток. 

- Ждите ответа, Хамелеон!
Минут через 15 рация ожила. 

- Хамелеон, Хамелеон, - услышал Сержант голос оператора, - слушаю Центр, - с вами будет говорить полковник Тарасюк. Разговор начался с мата, Тарасюк орал в рацию, как сумасшедший. Егор взял себя в руки и дослушал все до конца, не перебивая. Когда запас ругательств иссяк, Сержант понял, что можно начинать разговор. 

- Товарищ полковник, разрешите начать поиски рядового Степнова? - Какие бл... поиски, загубил бойца. 

- Но товарищ полковник, - под трибунал пойдешь, если в течении 48 часов не явишься. Эвакуация по запасному каналу. Конец связи. 

- Старый козел, - крикнул в передатчик Сержант, но никто не услышал, оператор отключил рацию. Парень спустился с крыши и зашел в квартиру. Он сел на диван, на котором час назад лежал его живой друг. На душе было погано. 

- Прости Друг, - выдавил парень и быстро вышел из квартиры. Его путь лежал на федеральную трассу М5. Впереди его ждало 160 километров пути, полного опасностей. 

***
После того, как Сержант ушел, Степан выждал 15 минут и пошел на балкон. Он не боялся, что Антон проснется, «Коктейль» оставленный Егором действовал на все сто. Откинув половик, лежащий на балконе, Сталкер открыл свой тайник и достал из него рацию. 

— Охотник, Охотник, это Приманка, птенец в гнезде, птенец в гнезде. 

— Понял, готовность 3 минуты, — ответила рация. 

— Дело сделано, вот я актер, — не мог нарадоваться Степа, и даже подпрыгнул от радости. Через 3 минуты, рядом с подъездом открылся канализационный люк и двенадцать человек, в черных костюмах и масках вылезли из него, у каждого в руках был автомат. Десять бойцов заняли оборону, двое побежали отпирать замок. 

— Открыто, — заорал один из них и сделал шаг в подъезд, второго он сделать не успел, потому что перестал жить. Сработавшие в замкнутом пространстве растяжки, разорвали его тело, впившись в него десятками смертоносных лепестков. Его напарника спасло лишь то, что он замешкался и не забежал в подъезд. Взрывной волной его откинуло от дверей и оглушило. 

Степан слышал взрывы, но не дернулся с места. Как было запланировано, он должен был ждать группу в квартире. И он ждал. 

— Вот скотина, растяжку воткнул, — выругался один из «Черных масок». 

— Серега посмотри как там раненый, Толян собери останки бойца, только смотри чтобы ничего не пропустил. Остальные за мной. Восемь бойцов ринулись в подъезд. Поднимались они осторожно, видимо ждали еще сюрпризов. В дверь постучали. 

— Братан, открывай! Свои, — услышал пацан знакомый голос. Дверь открылась, и группа зашла в квартиру. 

— Где он? — спросил главный, — в зале лежит, — ответил Сталкер. 

— Кабан, выноси пассажира! Остальные забирайте оружие и жратву. — Распорядился командир. Антону одели наручники, и Кабан, взвалив его на плечо вынес его из квартиры. Остальные бойцы начали таскать припасы. Командир снял маску, под ней скрывалось суровое лицо с большим ожогом на щеке и черные, колючие глаза. 

— Вовка, все сделал как надо? Успокойся братишка все идеально. — Обнял он пацана. 

— Че за взрывы были? — поинтересовался Степан. 

— Косой подорвался, как всегда хотел быть первым! 

— Вов, своим скажи, чтобы с Антоном поаккуратней были, раненый же. 

— Само собой, не звери же. Надо уходить! — парень достал из рюкзака пластиковую бутыль и обильно полил ее содержимым стены и пол спальни, — кровь свиная, создадим-ка мы иллюзию убийства. Братья вышли и квартиры, прихватив сумки с добром. 

— Слушай, а че следы на полу как от ног босых? — удивился Степан. Вовка задрал ботинок вверх подошвой, и пацан увидел толстые резиновые наклейки в форме босых ног. 

— Это чтобы Егор твой не додумался! Эх ты! Ни ума, ни фантазии! — Рассмеялся парень. — Кстати, микрофон вернуть не забудь. 

Степан достал внутреннего кармана микрофончик с радио передатчиком и отдал его брату. Вся группа уже ждала на улице. 

— Ноги все вытерли? Смотрите, чтоб следов не было! Ну что господа, все вниз. Бойцы закинули припасы в люк, спустили вниз Антона и раненого. Степка занырнул вниз, и подождав, пока Вова закроет люк, протянул брату фонарь, и вся группа медленно двинулась по канализационным каналам. 

— Я устал его тащить на горбу, — начал возмущаться Кабан. 

— Смените его, — распорядился Вова. Один из бойцов сменил уставшего товарища, и группа двинулась дальше. Через полчаса они устроили привал. 

— Ты и ты в разведку, — командир назначил самых выносливых бойцов. — Остальным 15 минут отдыха. Антон заворочался и застонал. — Ничего, сейчас уснет, — Степан подошел к нему и платком вытер горячий пот со лба парня. 

— Командир, метрах в 200-х в левом коридоре заметили движение, возможно крысы, но не думаю что их много, — доложил один из разведчиков. 

— Подъем! Дома отдохнем! Совсем маленько осталось. Последний отрезок пути прошли за сорок минут. Группа остановилась перед большой гермодверью с электрозамком. Вова достал ключ управления и нажал на комбинацию кнопок. Дверь медленно распахнулась, и люди вошли в тамбур... 

Антон открыл глаза и не понял, где находится. Он огляделся. Серые стены, слабенькая лампа под потолком. Парень лежал не чистой, мягкой простынке, накрытый одеялом. Он заметил, что ему поставили систему. 

— Наверное, нас эвакуировали и я в госпитале, — успокоился Антон. Дверь открылась и зашел человек в белом халате с повязкой на лице. 

— Ларионыч, ты? — Парень подумал, что это их знакомый хирург из госпиталя. 

— Извините, вы ошиблись! Как ваше самочувствие? — поинтересовался доктор. — Слабость и башка, как с похмелья, — поморщился Антон. 

— Я поставил систему и скоро вам полегчает. 

— Слушайте, доктор, а где Ларионыч? 

— Ларионыч? Он э-э-э на задании! Секретном, — поднял вверх палец человек в халате, — отдыхайте молодой человек. Врач ушел и Антон задремал. Он проснулся и почувствовал, что полон сил, только голод мучил зверский. Когда он ел? День, два, три назад. Все смешалось в голове. Последнее, что он помнил, как Егор всадил ему укол. Потом ему снилось, как кто-то нес его по темным коридорам канализации. И тут в дверь постучали. 

— Заходите, — прохрипел Антон. 

— Ваш ужин, — нежным голосом пропела вошедшая медсестра, неся поднос с едой. 

— Девушка, как вас зовут? — начал подкатывать парень. Но вспомнил про свое израненное лицо и осекся. Девушка поставила поднос и молча вышла. 

— Болван, Квазимодо, — ругал себя Антоха. Мрачно думая о своем испорченном лице он и не заметил, как и что съел. Зашла медсестра и парень сумел рассмотреть ее внимательней. Среднего роста, шатенка, с мягкими чертами лица и серыми глазами. Она проворно собрала поднос. 

— Какие длинные, красивые пальцы, — думал он, смотря как проворно она убирает посуду. Девушка ушла. И тут дверь открылась, и он услышал — Нина меня зовут. 

— А меня Антон, — крикнул он ей вслед, голосом, полным радости. 

Пришел доктор снял систему. Молча, не говоря ни слова, ушел. Антона начали терзать сомнения, о месте его нахождения, он захотел встать, скинул одеяло и увидел, что лежит совсем голый. Тут дверь открылась, и вошел человек в черной форме с вышивкой СССР на груди, на лице вошедшего виднелся большой шрам от ожога. Черты лица человека показались ему очень знакомыми. 

— Я раньше нигде тебя не видел? — спросил Антон. 

— Вряд ли, — оборвал незнакомец и кинул на кровать комплект черной формы и новые берцы. 

— Одевайся, немного пройдемся. Тебя уже ждут. Антон сглотнул ком, подступивший к горлу и начал одеваться. 

— Пошли, — приказным тоном сказал человек со шрамом, пропуская парня вперед. Они вышли в коридор, серые как и в палате стены и множество дверей с номерами. 

— Стой! Заходи, — они стояли перед дверью с номером 25. Комната оказалась не сравнима с его боксом. Мягкий ковер на полу, ковры на стенах. Большие книжные шкафы и тысячи книг. 2 деревянных кресла с высокими спинками и столик между ними. В комнате стоял неизменный полумрак. Лампы еле светили. 

— Где я? Че это за место? — Не выдержал Антон. 

— Разговоры прекрати, — огрызнулся Шрам. 

— Володенька не хами, Антон наш гость, — из кресла поднялся среднего роста старичок в больших очках и подошел к парням. 

— Отец, его друг Косого замочил, а он наш человек был. 

— Во-первых, Косой сам виноват, быстрый как вода в унитазе, во-вторых, Егор хотел защитить друга и, между прочим, твоего брата. 

— Но! 

— Все я сказал! — В голосе старика слышались железные нотки. 

— Иди отдыхай, возьми со склада водки, помяните Косого. И тут до Антона дошло, Вова был очень похож на Степу, точнее наоборот. 

— Бля, где же я? — Запаниковал Антоха. 
— Присаживайся сынок, в ногах правды нет, — старик указал парню на одно из кресел. На ватных ногах Антон подошел к одному из кресел и присел на самый краешек, чем вызвал громкий смех старика. 

— Располагайся удобней Антоша, не стесняйся. — Парень уселся удобней. — Тебя мучают вопросы сынок, терпение я все тебе расскажу и даже покажу. Ты в праве уйти и отправиться к своим хозяевам, но, думаю, после моего рассказы ты этого не захочешь. — Антон, заинтригованный услышанным, не мог и слова из себя выдавить. 

— Меня зовут Геннадий, но все зовут меня Отец. — Протянул руку старик. 

— Антон, — пожал протянутую руку и удивился крепости рукопожатия Отца. 

— Сынок, я не люблю сопли по воде возить, перейдем к делу. В этом городе, еще в 60-е годы 20 века, построили сеть подземных убежищ, они вместе вмещали ну максимум 5 тысяч человек. Почти полвека никто не вспоминал о них, они пришли в упадок и требовали реконструкции. Но когда началась реализация проекта «Сохранение вида», про этот комплекс вспомнили. 

— И не надо делать таких удивленных глаз, я знаю не меньше тебя об этом проекте, сынок. Извини, отвлекся. Оборотистые парни из ГенШтаба подумали, что модернизация встанет гораздо дешевле, чем новая стройка. Как говорил мой папа, прораб: «Хочешь списать денег, начни стройку». Вот и ребята, взяв денег на стройку, сделали лишь модернизацию, а денежки разделили между собой. Они сделали убежище-фантом, на картах есть, на бумажках есть, а по факту нет. Вот ваши командиры и решили, что здесь мертвый город. 

Когда все началось, в убежище успело собраться максимум пару тысяч человек. Еще было много места, но военные, охранявшие убежище, запретили выходить и искать выживших. Тогда я и группа несогласных устроили переворот, арестовали военных и начали готовить экспедицию на поиски людей. Если честно, я хотел найти свою семью, они как раз уехали из города, и я надеялся, что они выжили. В убежище оказались люди разных профессий и возраста, в общем те, кто успел. 

Железнодорожные рабочие предложили ехать на поезде и подбирать уцелевших на мелких станциях. Небольшая группа добровольцев вызвалась собрать состав. Собрав медикаменты, средства защиты, мы загрузились в поезд и поехали. Мы не ели и не спали трое суток и эвакуировали из поселков и мелких городков, еще не сильно затронутых радиацией, 852 человек. Наш состав носился, как угорелый, привозя все новые и новые партии людей. 

Мои соратники падали с ног от усталости и напряжения, но они держались и боролись. Видимо наши ракеты не всех врагов добили, из пойманных радио сообщения мы узнали что нанесен еще один удар по территории России. Тогда на общем собрании в убежище, мы решили прекратить вылазки на долгое время. Я потерял свою семью, но обрел новую, все жители единогласно избрали меня своим лидером. Со временем быт наладился, мы освоили некоторые производства, начали выращивать свиней, создали оранжерею, открыли школу, больницу. Население с каждым годом растет, но люди довольны и не нуждаются. 

— А что такое СССР? — не удержался Антон. 

— Молодой человек, не гоните пчел в Одессу, всему свое время. Хотя... — Отец задумался, — Хорошо сынок, давай лучше побеседуем, а то вопросы тебя прям раздирают. 

— Давайте, — взбодрился парень, — расскажите про СССР? 

— Эта организация, созданная нами 2 года назад. Содружество Сопротивления Старому Режиму. Мы отправили группу разведать Сызранский район, деревни и села, на трассе они увидели 2 внедорожника, похоже один из них сломался и водитель копошился в моторе, остальные стояли и смотрели. Люди из моей группы попытались наладить контакт, но в ответ получили лишь град из пуль. Завязалась перестрелка. Наши парни окружили военных, и те сдались. Там было 7 солдат и один майор. Так вот у него при себе были очень интересные материалы, по поводу присоединения новых территорий к вашей «чудесной» организации. Ты знаешь что-нибудь об этих присоединениях? 

— Конечно, знаю, разведчики ищут уцелевших, потом к ним едут переговорщики и рассказывают о тех плюсах, которые несет объединение, — выдал Антон. 

— А как думаешь, что делают с теми, кто отказывается? 

— Не знаю, в покое оставляют и уезжают, — пожал плечами парень. 

— Ну- ну, а еще конфетами угощают, — усмехнулся Геннадий, — Если переговоры плодов не дают, дипломаты уезжают, но за ними прибывает группа зачистки «Мертвая Голова», и убивает всех, не щадя никого. 

— Вы врете, — Антон вскочил с кресла. 

— Сядь быстро, — охладил его пыл Отец. Антон сел и замолчал. Старик достал откуда-то папку и дал ее парню. 

— На читай! Это отчет группы зачистки Антон открыл папку и пробежался глазами по документу. «Поселение в районе Отрадного. Зачищено. Потерь нет. Поселение в районе Первомайского. Зачищено. Двое легко раненых. Поселение в районе Похвистнево. Зачищено. Трое убитых». Дальше шел перечень награбленных и вывезенных вещей. Антон отдал папку. 

— Это лишь бумага, я не верю. 

— Твое право, но ты должен верить своим глазам. Есть видео запись зачистки. 

— Отец нажал на кнопку и через минуту принесли ноутбук и поставили на стол. — Смотри. Антон уставился на экран. Группа солдат в масках взяла в кольцо толпу людей, те сбились в кучу и жались друг к другу. 

— Где староста? Староста 3 шага вперед, — раздался голос из динамика. 

— Ух ты! запись со звуком, — удивился Антон. 

Из толпы вышел здоровый мужик. 

— Я староста. К нему быстро подошел человек без маски на голове, но лица не было видно, он стоял спиной к оператору. Человек ударил старосту по ногам, и тот упал на колени, человек выхватил нож и перерезал горло мужику, от уха до уха. Кровь брызнула из раны, и мужик завалился вперед и уткнувшись в землю словно молясь. 

— Остальных сжечь, — скомандовал человек и повернулся к камере. Это был полковник Тарасюк, командир Егора и Антона... 

— Я вижу, человек на экране тебе знаком, — заметив замешательство Антона, спросил Отец. 

— Впервые вижу, — махнул рукой парень, понимая, что выглядит нелепо. Своим видом он выдал себя с потрохами. 

— А я думал, у вас все знают Тарасюка, — демонстративно удивился старик. 

— Откуда вы... — парень осекся. 

— Майор разговорчивый попался, сам все рассказал в обмен на жизнь. Кстати у нас, теперь живет, правда ему запрещен выход на поверхность. 

— Мне не понятно, почему вы просто не вышли с нами на контакт? Зачем весь этот спектакль? — спросил Антон. 

— Мы вас очень быстро засекли и следили за каждым вашим шагом. Степан был одним из «наружки», он следил за вами, но собаки все испортили, тогда мы по рации задали ему легенду, на случай если его засекут, когда вы начали убивать собак он спрятал рацию и оружие в одной из квартир. Степа предстал перед вами этаким умным бедным мальчиком, а вы купились. Даже в мыслях не было подозревать пацана, спасенного вами же, в каком-либо злом умысле. 

— А как же квартира с припасами? Специально сделали для нас? 

— Больно много чести, таких квартир по городу не один десяток, что-то вроде боевых точек, на случай атаки. Мы планировали взять вас на выходе из подъезда. Но снова вмешался случай, и тебя подрали птицы. Для нас все сложилось идеально, ты ранен, Егор собирается один выполнять задание. Мы слышали каждое ваше слово, и решили взять тебя, а Егора не трогать. Инсценировка нападения дикарей прошла удачно, Сержант ушел. Ты у нас. Если твой друг доберется до базы, он расскажет все, и наш город признают крайне опасным и закрытым для экспансии. Разве не красиво? 

— Отец был доволен своей речью. 

— А теперь вопрос в лоб! Ты с нами? — Геннадий взглянул в глаза Антона. 

— Мне надо подумать. 

— Твое право! А сейчас тебя отведут в твою временную комнату. — Отец нажал на кнопку, и вошел человек, в неизменной черной форме. Антон направился к двери. 

— Подожди! — Старик снял с полки книгу и протянул парню, — почитай если скучно будет. Прямо про нас книжка. 

— «Тоннельные крысы», — про себя прочитал Антон. Его отвели в тот же бокс, где он лежал до этого. Дверь закрылась на замок, и он остался наедине со своими мыслями. Он уже не мог вернуться обратно. Никто бы ему не поверил и его посчитали бы дезертиром. Особый отдел на базе работал, как часы. И все новые партии, не прошедших проверку, отправлялись на «остров». Антон не хотел стать без вины виноватым. Тем более видео с Тарасюком, вселило злобу на режим в добродушного парня. 

А еще здесь была Нина. Антон влюбился с первого взгляда, он не мог не думать о девушке, и постоянно вспоминал ее лицо и нежный голос. Парень хотел отношений, домашнего уюта и тепла, девушки, которая будет ждать его дома. Ему надоели жесткие нары, храп вояк и казарменная вонь. И Антон решил остаться. Чтобы занять время Антон начал читать книгу. В ней рассказывалось, что после атомной войны, выжившие жили в Московском метро. Автор красочно описывал жизнь в подземных тоннелях и путешествия парня по ним. Антон дочитал книгу до конца. 

— Чистая фантастика! — подумал парень. Он знал, что после удара по столице, изрытая подземными коммуникациями вдоль и поперек Москва, провалилась под землю. На ее месте образовалось огромное, мертвое озеро. Антон отложил книгу, и попытался уснуть. Сон, как назло не шел, и парень лежал, вытаращив глаза в потолок и считал трещинки. Тут дверь открылась, и кто-то зашел в комнату. 

— Нина? Ты? — Как ошпаренный подпрыгнул Антон. 


***

Егор вышел из города, сверяясь с картой. На всем пути до трассы ему не встретилось ничего интересного, кроме нескольких проржавевших до дыр машин, наспех брошенных владельцами. На пересечении дорог стоял выцветший от времени указатель, буквы невозможно было прочитать, виден был лишь кусок слова «...ра 189 км». 

— Самара, — произнес Сержант и зашагал по изрытому трещинами асфальту. Мертвый город остался позади, и каждый шаг удалял Егора от него. На душе было паскудно, он ругал себя за малодушие, за то, что ради выполнения задания оставил раненого друга. Он винил себя в смерти Антона, и ничто не могло служить оправданием его поступку. Солнце припекало, но парень не чувствовал его жара. Там, в Сызрани, какая-то часть его умерла и навсегда осталась среди пустынных улиц города. 

Парень шел, не разбирая дороги, спотыкался о выбоины, один раз даже упал и больно ударился об асфальт. Его сейчас это не волновало. Он бездумно шел и шел вперед, преодолевая километры пути. Усталость и голод скоро дали о себе знать. Времени на сон и еду не было, и Сержант на ходу заглотил таблетку стимулятора и запил ее водой. Силы вернулись в уставшее тело, и ботинки с еще большим остервенением врезались в асфальт. 

Время перестало существовать для Егора, была только дорога, казавшееся ему бесконечной. Солнце садилось все ниже и ниже. Скоро Луна сменила, уставшее светило, и приняла бесконечный караул на себя. Ужасно кружилась голова, и Сержант не заметил, как отключился... 

Пробуждение. Оно давалось парню с большим трудом, как будто чья-то сильная рука тянула его обратно в забытье, не давая проснуться. Егор почувствовал, как холодная, влажная тряпка легла ему на лоб. Он резко вскочил, пальцы скользнули по поясу, но Стечкин с кобурой пропали. 

— Успокойся мальчик, ты в безопасности. — Услышал Егор тихий голос. Парень осмотрелся! Он лежал на низкой кровати в небольшой комнате, с низким потолком. Лишь свет от лампады освещал убогое убранство жилища. Рядом с кроватью, на деревянном чурбане сидел седой дед, длинные седые волосы его, были собраны в пучок на затылке и перехвачены веревочкой, густая борода старца почти доставала до живота. 

— Кто вы? Где я? Куда вещи мои делись, — Егор сел, ощущая слабость в теле. 

— Имя мое забыто и стерто, как и прежняя жизнь. Называй меня как хочешь. 

— Так не может быть! Как-то же вас зовут! 

— Отец Феофан меня зовут, в миру Сергеем звали. 

— А кто вы? 

— Давным-давно, еще до Конца, я был священником в местном храме. Я крестил детей, отпевал усопших, венчал молодоженов. А сейчас у людей новые Боги и имя им Злость и Страх. 

— А где мы? 

— В моей землянке, скажи спасибо Бурану, это он тебя нашел и меня к тебе привел, а то за ночь звери растащили бы тебя по кусочкам. Егор увидел в конце комнаты собаку, лежавшую, свернувшись калачиком и навострившую уши при упоминании своего имени. 

— А что со мной случилось, почему я потерял сознание? 

— Я не знаю мальчик. Как тебя звать? 

— Егор! 

— Хорошее имя, в переводе значит Землепашец. Ты голоден? 

— Да! у меня в рюкзаке есть еда, сейчас достану. 

— Лежи, тебе надо отдыхать. Феофан встал и вернулся с деревянным подносом, на нем лежала запеченная рыбина, и пара вареных яиц. 

— Отведай пищу скромную, что Бог нам послал. Егор накинулся на еду, оказавшуюся потрясающе вкусной. 

— Спасибо большое, ничего вкуснее я не ел, — поблагодарил Егор. 

— На здоровье! 

— А вы не побоялись меня к себе притащить, вдруг я бандит или убийца? — Спросил Сержант. 

— А чего бояться, брать у меня нечего, а умирать с верой в сердце не страшно. Что привело тебя сюда? И Егор рассказал этому отшельнику о себе, об Антоне и своих переживаниях и душевной боли. Старец слушал, не перебивая, и лишь когда парень закончил, спросил. 

— Ты про Бога знаешь? 

— Мало, — честно ответил парень. 

— Тогда слушай и не перебивай. И Отец Феофан поведал Егору о сотворении мира, о десяти заповедях, об Иисусе Христе, чудесах им творимых, страданиях на кресте и воскрешении. Рассказал он и Библейские истории про Давида и Голиафа, Ноев ковчег, Содом и Гоморру, и многое другое. Егор слушал, затаив дыхание, боясь пропустить хоть одно слово. 

— А теперь давай спать, на рассвете я буду тебя крестить. И Сержант уснул, на душе было намного легче, теперь он знал про Бога, и искра веры уже зарождалась в нем, освещая темную душу. С первыми лучами солнца отец Феофан разбудил Егора и заставил его раздеться по пояс. Старец трижды прочитал молитву и окропил Егора святой водой из тазика, стоявшего на табурете. Он достал маленький деревянный крестик и повязал его на шее парня. 

— Во имя Отца и Сына и Святого Духа, Аминь, — закончил обряд священник. — А теперь тебе пора, ты должен выполнить то, что предначертано для тебя судьбой. Сержант начал собираться в дорогу. Парень достал из рюкзака пакет с едой и незаметно от старца положил его на кровать. 

— Выйдешь из землянки и пойдешь на запад, метров через 800 выйдешь на трассу. Ступай с Богом сын мой. 

— Спасибо за все, — Егор крепко обнял отшельника и вышел из землянки. Утренний воздух был свежим и чистым, и парень бодро зашагал к трассе. 

— Храни тебя Господь, мальчик - Феофан трижды перекрестил уходящего парня и зашел в землянку. 

Минут через 15 Сержант увидел асфальтовое полотно трассы. Выйдя на дорогу, парень продолжил свой путь. Он проходил мимо какой-то деревеньки, построенной вдоль дороги, как вдруг услышал нарастающий рев мотора. Егор спрятался за угол дома и достал бинокль. По дороге, поднимая клубы пыли, несся бронебас. 

— Это же свои, — обрадовался Сержант, и достав из рюкзака 2 маленькие дымовые шашки выбросил их на дорогу. Желтый и зеленый дым известили пассажиров бронебаса, что впереди союзники. Транспорт остановился метрах в ста от дома, за которым спрятался Сержант, из дверей выскочило трое бойцов, а в люке на крыше показался пулеметчик, усевшийся на турель, со сдвоенными стволами. 

— Свои, пацаны! Я выхожу, — что есть сил заорал парень, и, подняв автомат на вытянутые руки, вышел из укрытия. 

— Егорка, мать твою, какого хрена здесь делаешь? — Один из бойцов закинул автомат на плечо и жестом приказал остальным опустить оружие. 

— Ильдар! — Сержант широко улыбнулся, он узнал своего приятеля, лейтенанта Рафикова, командира бронебаса. 

— Ты откуда такой взъерошенный? — засмеялся Ильдар, показывая на бритую, наголо голову Егора. — А где Антоха? Прячется? 

— Он погиб! 

— Садись в транспорт! Уходим! — скомандовал лейтенант, он сразу стал серьезным. Бойцы запрыгнули в машину, Егор последовал за ними. Бронебас, раньше был простым рейсовым автобусом марки Мерседес, но умельцы на базе, превратили его в боевое оружие. Стекла сняли, на их место приварили стальные листы с бойницами, оставили лишь небольшое остекление водителю. При остановках стекло закрывали стальные жалюзи. Колеса также защищала толстая пластина из стали. На крыше, стояла пулеметная турель. Внутри вдоль стенок стояло 15 кресел, в конце салона было некое подобие склада еды и боеприпасов. 

— Поехали! — скомандовал Ильдар, и бронебас тронулся с места, набирая скорость. Сержант поздоровался с бойцами, не считая его и лейтенанта, в транспорте находилось 13 человек, один из них лежал, накрытый простыней в конце салона. 

— Что с ним? — спросил Егор. 

— Тварь какая-то укусила, и парень в кому впал, еле дышит. Вообще поездка неудачная, один ушел по нужде и пропал, второго укусили! Шайтан, — выругался Ильдар. 

— А где были? 

— В Ульяновской области, искали людские поселения. Сержант, что у вас случилось? И Егор, уже третий раз за последние сутки, рассказал про все, что произошло, пропустив лишь встречу с Феофаном. 

— Да, потрепало тебя. Пацаны, давайте помянем Антоху. 

— Рафиков достал железную флягу со спиртом и разлил всем бойцам. Некоторые знали Антона, некоторые слышали о нем, все выпили, молча, и расселись по местам. 

— Командир, подъезжаем к карантинному посту. — Крикнул водитель. 

— Ну что парни, приехали. — Устало улыбнулся Рафиков. 

— Всем оставаться на местах, не выходить до специального разрешения. — Вещал голос дежурного из громкоговорителя. В автобус зашел пробоотборщик в костюме высокой защиты, взял пробу воздуха и измерил уровень радиации. 

— Команда бронебаса, выход разрешаю, — громыхнул голос из динамика. Бойцы вышли из салона и направились к карантинному бараку. Бойца, впавшего в кому на носилках вынесли медики. Весь карантинный блокпост был одет в защитные костюмы. Егор зашел в барак и раздевшись догола сдал личные вещи, форму и оружие на санитарную обработку. Все вещи и техника, побывавшие вне базы тщательно обрабатывались. Сержант направился в душ, прохладный кафель остужал уставшие от долгой ходьбы ноги. 

Егор долго стоял под горячими струями душа, вместе с пылью, вода смывала усталость и напряжение. Парень жалел, что на время расстался с нательным крестиком, но порядок есть порядок. Вымытого Егора ждало нательное белье и тапки, запаянные в целлофан, сложенные стопкой и маленькая записка «Комната номер 18». Одевшись, он вышел в коридор, и найдя нужную комнату зашел в нее. Щелкнул автоматический замок и дверь закрылась. 

Егор улегся на кровать, он ненавидел процедуру карантина. Лежать 48 часов без дела и ждать когда придут медики, чтобы взять очередной анализ. В этот раз все было не как обычно. Все анализы взяли за 3 часа. Через 12 часов пришел офицер медик и приказал собираться и выдал карантинное удостоверение. Егор пошел за одеждой. Переодевшись в чистую, отстиранную и обработанную одежду, он сдал нательное белье и тапки в камеру пропарки. 

— Распишись в получении, — толстая, краснолицая кладовщица протянула ему бланк получения, — личные вещи и оружие отправлены в казарму. Сержант направился к выходу из барака. 

— Счастливо! — Махнул он рукой дежурному. 

— Громов, срочно к Тарасюку! Сержант вышел из барака и направился к КПП на границе 2-ого круга защиты. Четырех метровый забор из железобетонных плит и вышки с пулеметами защищали базу от нападения. 

— Карантинное с собой? — Спросил угрюмый солдат в черном берете. 

— На держи! 

— Проходи! Егор миновал КПП и быстрым шагом направился в кабинет Тарасюка. 

— Товарищ полковник, разрешите войти? — Сержант заглянул в приоткрытую дверь. 

— А, Громов, заходи-заходи, присаживайся, — жестом показал на стул. Егора насторожило радушие Тарасюка, обычно он был вспыльчив и всегда орал на подчиненных. Прошел даже слух, что на одном из собраний он разбил морду Генералу Шерстневу, когда тот не лестно отозвался об одной из операций проведенных полковником. Лишь авторитет и протекция спасли его от трибунала. 

— Пиши объяснительную, как, что и где было, все мелочи, — Тарасюк дал парню ручку и листы бумаги. — А я сейчас вернусь. Егор изложил все на бумаге и стал ждать. Зашел офицер и Сержант вскочил. 

— Сиди уже, — усмехнулся Тарасюк. 

— Анатолий Сергеевич, вот написал, — парень подвинул листки. Офицер бегло просмотрел их и бросил в урну. 

— Не за этим я тебя вызвал, здесь документы о твоем переводе в спецотряд «Фантом». 

— Что это за отряд? — спросил Егор. 

— Отставить разговоры, все инструкции получишь на месте и еще, — полковник достал лист бумаги и протянул парню, — информация секретная, за разглашение смертная казнь. Расписывайся. Егор расписался и отдал документ, Тарасюк спрятал его в сейф. 

— Товарищ полковник, разрешите вопрос? 

— Валяй! 

— Почему именно я? 

— А потому что, Громов, приказы не обсуждают! Свободен. Егор встал и, отдав честь, собрался выйти. 

— Стой! Парень остановился. 

— Забыл тебе сказать, тебе присвоено звание лейтенанта, с утра в канцелярии заберешь документы и переводную. 

— Разрешите идти? 

— Да иди уже. 
Егор вышел из кабинета и пошел в казарму. Он ровным счетом ничего не понимал. Погода портилась. Тучи заволокли небо, и резко стало темно.
-Только бы не накрыло.- Почувствовав холодные капли, начинающегося дождя, Сержант ускорил шаг.
-Здорово, Егор!- дежурный по казарме протянул руку. Егор крепко пожал, протянутую руку, и поспешил дальше. Ни сил, ни желания постоять, и потрепаться с дежурным у него не было, хотя тот явно на это рассчитывал.
Сержант хотел лишь одного, упасть на койку и заснуть, хоть на время сна, забыть обо всем что произошло. В помещении было тихо, лишь два бойца, сидя на верхней полке нар, играли в нарды, увлеченные, они даже не обратили на Егора внимания. Парень подошел к кровати, на которой спал Антон и с размаху упал на нее и накрыл голову подушкой.
-Братан, прости меня! – Егор закусил подушку, чтобы не разрыдаться от бессилия и безысходности.
-Эй, дядя, хватит мне подушку слюнявить! – легкий толчок в спину, заставил Сержанта прийти в себя. Над кроватью возвышался, высокий, наглого вида парень. Он явно был не в духе.
-Я че должен еще раз повторить, задницу с моей койки убери, - незнакомец начал выходить из себя. 
-С твоей койки? Ты че охренел? Это кровать моего погибшего друга! – Егор встал и оттолкнул парня от кровати.
-Мертвым койки не положены,- усмехнулся пацан и, изловчившись, завалился на кровать - Вали отсюда, шизик, иди, проспись.
-Ах ты, сука - прошипел Сержант и резко ударил лежащего на боку противника. Парень не ожидал нападения и даже не успел закрыться, и мощный удар ботинком в грудь скинул его с кровати. Сержант, перепрыгнул через койку, как озверевший накинулся на лежащего противника, но видимо тот уже пришел в себя и резко вскочив, заехал Егору встречным в нос, брызнула кровь, и озверевшие от ее вида парни начали молотить друг друга, даже не защищаясь от ударов. Цель была лишь одна, сделать больнее другому, победить любой ценой.  
- Пацаны, Егор с “новеньким” дерётся! – во весь голос заорал один из вошедших в казарму бойцов. И вся казарма наполнилась топотом ботинок, спешащих увидеть кровавое зрелище. Парни оказались на импровизированной арене, окруженные своими сослуживцами.
-Сержант, вали его! – орали одни.
-Давай ”новичок”, ломай его! – у новенького обнаружились свои болельщики.
Лица дерущихся, превратились в кашу, замешанную на поте и крови. Оба шатались и еле стояли на ногах от усталости и боли, но никто не хотел быть побежденным, и драка длилась бы вечно, если бы в казарму не влетел капитан, вызванный дежурным, и не растолкал дерущихся.
-Вы че совсем ох…? Да я вас под трибунал обоих отдам, молокососы. – Капитан покраснел и брызгал слюной, как из брандспойта – А вы козлы, какого хрена стоите? Зрелищ захотелось? Всем присутствующим три наряда вне очереди.
Егор и новенький встали по стойке “смирно”, ярость уже прошла и теперь пришла боль, много боли. Болели разбитые носы и рассеченные брови, отбитые органы и разбитые, друг об друга кулаки. Парни ели держались.
-Дежурный, вызывай санитаров! – заорал капитан – После медицинского осмотра обоих в карцер. В одну камеру.
-Есть! – дежурный метнулся исполнять приказ.
-Остальным драить пол, приду и лично проверю. – Капитан еще раз оглядел всех и направился к выходу из казармы.
Егор чувствовал, как сознание покидает его.
-Держись, только держись! – мысленно уговаривал он себя. Он не хотел упасть первым и проиграть.
Парни простояли еще секунд тридцать, пытаясь сохранить сознание и борясь с болью, но потом одновременно упали на заляпанный кровью и грязью пол.
-Победила дружба. – Горько заметил один из бойцов.
Прибежали санитары и, осмотрев Егора и его спарринг партнера, уложили их на носилки и унесли в лазарет.
Обработав раны и вколов ударную дозу обезболивающего, санитары отнесли побитых парней в карцер. Как доктора не уговаривали капитана оставить бойцов в лазарете, он не соглашался и был до конца тверд в своем решении.
-Пускай посидят вместе, подумают, если к утру не убьют друг друга, значит, подружатся.- Усмехнулся капитан.
Карцер представлял собой небольшое помещение с бетонными стенами и полом, под потолком висела слабенькая лампочка, дававшая минимум света. К стене, железными цепями были прикреплены деревянные нары, голое дерево, никаких матрасов. В углу стояло ведро, запах исходивший от него, говорил сам за себя.
Санитары уложили парней на нары, и вышли, охранник закрыл снаружи дверь на засов и парни остались вдвоем в этом холодном, каменном мешке. Им было плевать на все, их одолел глубокий сон, хорошо действовало успокоительное.

Егор стоял в небольшом помещении, заставленном какими-то мониторами и пультами. На стульях, спиной к нему сидело три человека в военной форме. На рукаве одного из них Сержант увидел нашивку, двуглавый орел, сжимающий меч в одной лапе и две стрелы в другой.
-Тринадцатый готов к стрельбе, жду подтверждение кодов запуска.- Один из людей доложил о готовности по телефону.
-Альфа, сигма, четыре, шесть, ипсилон, семь, девять, омега.- Второй продиктовал коды третьему.
-Ввел! - доложил третий.
Первый и третий сняли с шеи ключи и синхронно вставили их в отверстия на пультах.
-Запуск разрешен, запуск разрешен.- Холодным, неживым голосом известили динамики.
-Михалыч, ты понимаешь, что это конец?- первый обернулся к третьему.
-Это приказ, наш последний приказ, мы обязаны его исполнить.- И рука третьего потянулась к мигающей кнопке, с надписью запуск.
-Нет, не делайте этого, остановите! – Егор кричал так, что голосовые связки рвались и заливали кровью глотку. Он пытался сдвинуться с места, но тело не слушалось его.
-Прощайте, мужики!
-Прощайте!
Рука военного опустилась на кнопку, и вся комната задрожала и как будто пошла мелкой рябью.
Картинка резко сменилась. Егор не мог понять, куда делась комната с военными. Он огляделся. Он находился в школьном кабинете. Вокруг за партами сидели дети и что-то усердно писали в тетрадях. 
-Шестое мая, две тысячи семнадцатого года. Контрольная работа. – Прочитал Егор на доске.
Учительница в больших очках ходила по классу и следила за тем, чтобы дети не списывали друг у друга. Тишина стояла гробовая, лишь большая, зеленая муха летала по комнате и громко жужжала. Тишину класса разорвал протяжный вой сирены. Дети встрепенулись и заерзали на своих стульях. 
-Все быстро на улицу – Голова старшеклассника высунулась в приоткрытую дверь и позвала всех.
Дети, побросав тетрадки и ручки, поспешили из класса, учительница тщетно пыталась призвать всех к порядку. Егор поспешил за остальными и, миновав коридор, оказался на улице. Похоже, вся школа собралась во дворе и все застыли, подняв головы вверх и не шевелясь, наблюдали за десятками ракет, устремляющимися в небо и разрывая его, как нож портного голубой бархат.
И тут, яркая вспышка ослепила всех. И Егор увидел, как десятки людей, в одно мгновение превратились в живые факелы.
-Проснись, проснись же ты, наконец. – Парень почувствовал, как кто-то сильно трясет его за плечи. Он открыл глаза и увидел, страшное существо, с заплывшими, в больших кровоподтеках лицо. И тут ощущение реальности вернулось к нему, а за ней пришла боль избитого тела. Боль отрезвила, и он окончательно пришел в себя. Сержант понял, что страшное лицо, это всего лишь новенький, с которым они подрались, а сам Егор лежит на жестких, деревянных нарах карцера. Егор поднялся и потер виски. 
-Ну, неужели, продрал, наконец, глаза. Орал, как резанный. – “Новенький” изобразил некое подобие улыбки, но тут же скривился от боли и ухватился за бок.
-Сон плохой приснился. – Буркнул Егор, он не хотел разговаривать с парнем.
-Тебе снился ТОТ день? Я Прав?
-Откуда ты знаешь? – удивился Сержант.
-Мне тоже он снился. Комната запуска баллистических ракет и школа.
-Ни чего себе, вот это блин мистика. – Егор не понимал, как такое может быть.
В воздухе повисла неловкая тишина. Парни смотрели друг на друга изучающе. Злость и агрессия куда-то улетучились, и если бы кто-нибудь видел их со стороны, то подумал бы, что в карцере сидят два приятеля, по которым проехал каток. 
- Леха! - новенький протянул руку, разорвав тишину. Егор, немного поколебавшись, пожал протянутую руку. 
- Егор! - сквозь зубы процедил он. И замолчал. Каждое слово давалось ему с трудом и болью отзывалось по всему телу. 
- Ну, вот и познакомились! Надеюсь, больше не налетишь на меня? - широко улыбнулся Леха. 
- Да пошел ты! - огрызнулся Егор и закрыл глаза. Больше он с сокамерником не разговаривал.
Ближе к утру пришел Тарасюк и забрал Сержанта, а Леха так и остался досиживать положенные ему за драку пятнадцать суток карцера.






 




  
   








Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 25
Комментарии

Небольшой рестайлинг.Что-то добавил, что-то убрал. Пишите комменты, если че буду исправлять дальше.

_______________

НИЧЕГО ЛИЧНОГО

вот те первый комент:

"ГДЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ?!"

_____________________________________________________

Автор благодарит алфавит за любезно предоставленные буквы.

На компе))))))))))))))шлифуется

_______________

НИЧЕГО ЛИЧНОГО

2 part1zan

Это на гражданке за драку 15 суток .

Если сержант бьет младшего по званию это превышение должностных полномочий до 2-х лет дисбата ( по нормам ПА шрафная рота/взвод - народу то маловато), на оборот т.е. солдат нанес первый удар сержанту , это нарушение субординации статья другая наказание до 2-х лет дисбата .

Вообще у Лехи одна сплошная дырка на всю голову , не успел прибыть в казарму и напал на старшего по званию .

Только одно опровдание если сей Леха не успел принять присягу , но в этом случае следует статья за хулиганку (что в ПА может и не применяться) .

По крайней мере п-к Тарасюк должен был-бы Егору "мозги промыть" как следует .... а не так по "дружески" как следует делее .

У вас получился просто блестящий рассказ. Прослушав несколько рас на КПК через читалку я подумал о фильме на рассказ. Вы с лёгкостью сможете стать известным сценаристом. Ваш талант моим бы сценаристом.

Это гораздо интереснее тупого Метро-2033, жду продолжения

Позволю себе немного критики. Во-первых, стиль изложения заметно прогрессировал в сравнении с начальными главами. Во-вторых, впечатление сильно портит обилие повторов и, зачастую, излишне академичная речь Егора. Она звучит не как спонтанная беседа, а как декламация.

_______________________

Живи ярко. Умри достойно.

Я так понимаю, что впереди нас ожидает еще много интересных кусочков проды? Давай зема, жду с нетерпеньем!

Быстрей бы продолжение, а хейтеры- мудьё, так же Метро 2033 имеетвозможность на жизнь, но это уже совсем другой коммент)

Быстрый вход