Вырождение (Глава I)

Я выкрутил вентиль газа, зажал ручку, и из дула огнемёта хлынула волна пламени. Ярко рыжий огонь пробежался вдоль серой стены вглубь тоннеля, нападая на тьму. Сквозь костюм химической защиты почувствовался теплота, постепенно переходящая в жар. Испепелённые остатки «грибов» шелухой опали на землю. Всё в очередной раз померкло во тьме. Я включил фонарик, установленный на шлеме. Так, здесь всё, дальше тоннель метро вне моей юрисдикции. Я вновь перекрыл вентиль газа. Остаётся переход между станциями отполировать, и я больше работой не обременённый.

Из узкого прохода тоннеля я вышел в просторный зал – станция метро. «Купаловская» - луч света осветил название. Внезапно, во тьме что-то промелькнуло, я нервно обвёл станцию фонариком. Вроде, никаких тварей не видно. Значит, показалось. Поскорей бы домой, а то одиночество со мной уже играет в иллюзии. Зря я Коляна Понимаева домой отправил, хотя тот после восьмого часа работы заныл. А я тут уже на тринадцатый час завис. Это только у меня карма такая себя не жалеть – уж больно хочется вернуть мир в старое русло. Я неловко вскарабкался на перрон, после чего устремился в переход посреди станции. Спустившись по лестнице, передо мной открылся такой вид – все стены и потолок были обляпаны огромными сплошными вздутиями инопланетного происхождения, в народе прозванные и грибами, и лишайниками, и плесенью. Под светом фонаря эти фиолетовые образования отдавали изумрудным блеском. Одна из опухолей, по-другому я никак не мог её назвать, особо привлекла моё внимание. Так раздулась, кажется, что в неё без проблем влезет десять футбольных мячей. Сейчас лопнем это безобразие. Я достал из-за пазухи специально сделанную для данной цели палку, метра полтора в длину. Встав поближе к стене, практически касаясь других грибов. Палкой со всего размаху шибанул по макушке опухоли. Моментально, с визгом, вышел из заточения воздух, без проблем отравляющий человека, а также вырвалась белая мука – споры. Фигурными зимними пушинками они легко и медленно осыпались на серые плиты пола. Таким же образом я поступил ещё с десятком пузырей. После чего вернулся на старт и приступил к планомерной процедуре – выжиганию дряни. Заплавились грибы, залопались мелкие пузырьки, постепенно почерневшие и преобразовавшиеся в уголь и пепел. После сорока минут работы переход стал чист. Но чист относительно, всё оставалось в чёрной пыли, саже. После чего я вышел посмотреть «Октябрьскую» и через неё вернуться домой. Вот тут действительно чисто: выразительные многогранные арки, высокие белёсые стены и никакого признака этой гадости. Стоп, опять промелькнуло. Мне кажется, но кто- то прячется за колонной. Носок ботинка явно выдаёт его. Хм, спрятал. Может мародёры? Я быстро убрал огнемёт к креплению на поясе, снял шлем, в нос сразу же ударило злововоние гари, словно подо мной жгли машинные покрышки. Достал пистолет Beretta 92 с прилепленным фонариком.

- Кто там!? Выходи! – бросил я слова в темноту.

Никто не ответил. Я сделал несколько показательных громких шагов, но безрезультатно. Шаг за шагом я спускался по лестнице из перехода на станцию. Напряжение возрастало. Тишина будто бы перерастала в гул. И тут-то нервы у неизвестного не выдержали. Он пулей рванул в противоположную от меня сторону.

- Стой! – крикнул я вдогонку.

Незнакомец бежал из всех ног, но простая банальность в виде не зашнурованных ботинок сыграли злую шутку. Только неизвестный попытался встать, как я выстрелил в воздух с криками: «Не двигайся!». Тот повиновался, оставшись лежать на бетонном полу. Я подошёл к человеку.

- Встать, руки в стороны. Лишнее движение – пристрелю.

Незнакомец выполнил приказ. Лица не рассмотреть – он в противогазе ГП-5. Высокий худощавый, байка, как на колу, висит.

- Покажи руки до локтя.

Хм, такие тонкие ручонки и ногти длинные, прямо как у девушки. Но самое главное – никаких признаков заражения. Что ж, значит, лицо исковеркано.

- Сними противогаз.

Незнакомец замешкался.

- Быстрее, - скомандовал я.

Честно говоря, не хочется этому упырю в лицо смотреть, но этого требуют правила. Руки, лицо – малейший признак заражения, пуля в лоб, а если чист, то предлагаешь вступить в нашу группировку. И тут меня ошарашило, под маской противогаза прятался не монстр, а девушка. Бледное личико с щурившимися от света зелёными глазами взглянула на меня, в них нет злобы, в них жуткий страх от того, что какой-то мужик в костюме химической защиты с баллоном топлива для огнемёта за плечами сейчас целится пистолетом ей в лоб. Быть такого не может, обычный нормальный человек! Последнего мы встречали месяц назад, и тот оказался бандитом. Я внимательно обвёл взглядом её высокий лоб, блестящие глаза, слегка румяные щёки, тонкие губы, роскошную шею… стоп, царапины.

- Откуда царапины?

На вид, двадцатипятилетняя, девушка сделала шаг назад, будто приготовилась к побегу.

- Стой! – по старой привычке вырвалось у меня.

Тут же я решил исправиться словом «Прости», но получилось глупо и нелепо. К чёрту эти царапины, если монстры нападают, то уж засандалят своими клыками и когтями по самое не балуй. Я отцепил фонарик от пистолета, последний вернул в кобуру.

- Пойдём со мной. Там, откуда я пришел, живут обычные люди – такие, как ты, как я.

Я попытался взять девушку за руку, но она, поняв, что к чему, сделала несколько шагов назад.

- Не бойся, всё будет отлично – пища, кров, безопасность.

Сказав это, я просто стал ждать знака или ответа. Какие же длинные красивые, кажется, что само солнце передало им свою энергию. Вдоволь налюбовавшись её красотой, я понял, что эти нелепые гляделки продолжаются минут пять. Ответа так и не последовало. Может, молчание – знак согласия? Оперевшись на внутренние рассуждения я произнёс:

-Держись за мной, тут недалеко.

После этого я быстрым движением развернулся и двинулся к выходу из метро. Постоянно оглядывался назад. Девушка держалась за мной, хоть и излишне осторожничала, держась на расстоянии десяти метров. Ну и то хорошо. Я вышел из метро. Луна тусклым светом обозревала прекрасный город Минск. Точнее, когда-то бывший прекрасным. Теперь зараза повсюду, и такие, как я, борются с плесенью, проклятьем, явившимся из глубин самой Вселенной. Чьё это произведение уродства, кто хозяин этой дряни, почему мы стали целью? Быть может, человечеству этого уже никогда не узнать…

На Октябрьской площади, прямо перед самым Дворцом Республики митусились чёрные тени монстров, напоминавших, по очертаниям, собак. На всякий случай надо девушку предупредить.

- Эй, тут монстры шастают, не шуми сильно.

Хотя кому я говорю, сам тут громыхаю тяжеленными сапогами, а от девушки ни слуху, ни духу. Это ещё кому тут не шуметь. Я усмехнулся от собственной же сказанной глупости. Дорога домой протянулась по проспекту Независимости, среди тёмных очертаний построек, разбитых опустевших витрин, прямиком в ТЦ «Столица». Девушка держалась прежней дистанции, но после того, как в небе стали летать чёрные силуэты, она приблизилась и стала идти по пятам.

- Как тебя зовут?

А в ответ - тишина. Такое ощущение сам с собой разговариваю. Ну ладно, может девушка до сих пор в шоке, а может немая. Не, вряд ли, первый вариант более подходящий. В таком вот немом одиночестве я, точнее мы, добрались до главного входа. Я постучал в жестяную стену.

- Острый, ты? – откликнулся голос оттуда.

- Да-да, он самый.

Заслон со скрежетом откатился.

- Заходь, стахановец, - и заметив мою спутницу, добавил, - Опаньки! А это кто?

- Я встретил на «Октябрьской», выжившая.

Олег подозрительно посмотрел на неё, а потом на меня.

- И никаких признаков заразы, - невозмутимо добавил я.

- Ёшкин, ну даёшь, ты иди домой, а я отведу барышню в лабораторию для тщательного осмотра. Что-то она сильно подозрительно выглядит.

- Да ладно тебе, нормальная она!

- Хорошо, будь по-твоему, но от Ивана Прокоповича ей не отвертеться.

Я хохотнул:

- Согласен, - после чего обратился к девушке, - Не бойся, теперь ты в безопасности. И добро пожаловать.

Олег подхватил незнакомку под руку, за что был откинут в сторону.

- Ну ладно, леди, прошу прощения, грубоват маленько, - сказал прохвост Олег, - Идём за мной.

Прежде, чем скрыться из виду, на этаже ниже, девушка бросила на меня свой взгляд, полный грусти и печали, будто кто-то мучил и издевался над ней.

«Столица». Подземный торговый центр – монумент величия и роскоши города Минска. Десятки модных бутиков и магазинов, кафе. С инопланетным вторжением стал прибежищем выживших, организованный генералом Блинцовым с остатками военных сил. Магазины превратились в квартиры, склады, лаборатории. «Столица» стала оплотом и надеждой на счастливое будущее для более двухсот человек. Мой дом располагался рядом с главным ходом. Стеклянные витрины в моей «квартире» были заменены на шторы. Внутри стандартно: матрас, электрическая плитка, тумбочка. Отличием от других домов, в квартире изобилировал ярко-жёлтый цвет – стены, пол. Я скинул огнемёт и костюм химической защиты. Надо бы в оружейную отнести, но мне как-то не охота – оружейная находится на нижнем этаже на обратной стороне «Столицы». Я быстренько слопал упаковку паштета с хлебом, после чего увалился спать.

***

Проснулся я ближе к вечеру. Если быть точным, в 18:26. Проснуться проснулся, а встать, откровенно, поленился. Я просто вспоминал встречу с таинственной незнакомкой. И уже подумывал о романтических встречах наедине. Валялся с такими мыслями я так более получаса. Но всё-таки харе бездельничать, нужно прогуляться. До часа любознателей, кружка такого, оставался час. Тем не менее, зайду к Саше. Только я шагнул из квартиры, как меня окликнул Олег, тот самый, который встречал меня утром.

- Андрюха, с тебя консерва.

- Чего? – недоуменно спросил я.

- Ты же кинул свой огнемёт, не отнёс в оружейную, так тебя по громкой связи вызывал зав.склада, матюкался на чём свет стоит. Я, короче, зашёл, а ты дрыхнешь, как ни в чём и не бывало. Так я будить не стал, вместо тебя отнёс.

- Спасибо, с меня причитается.

- Консерва-консерва, дорогой.

- Хорошо, заходи ко мне как-нибудь.

- Окей, замётано.

В одном большом магазине нижнего уровня основали школу. Единственным учителем по теории являлся Александр Павлович Синицын, не до конца дипломированный педагог, т.е. студент четвёртого курса педагогического университета. Странно, почему сейчас в школе дети сидят? Я подошёл поближе к шторе и, отодвинув, шепнул:

- Саша.

Увидев меня, он обрадовался.

- Подождите немного, дети, - после чего вышел из школы.

- Андрей, спасай.

- Что случилось?

- Подмени меня, я вернусь как только, так сразу. План на столе, - выпалив свои слова, он рванул в сторону своего дома.

Ну вот и вляпался. Вдохнув полной грудью, с важным видом я зашёл в школу. Двенадцать детей разных возрастов удивлённо кинули свои взгляды в мою сторону.

- Александр Павлович отлучился на пару минут, я за него.

- А как Вас зовут? – спросила девочка лет четырнадцати.

- Андрей Викторович. Так, на чём вы остановились?

- Александр Павлович хотел нас отпустить, - по классу прошёл смешок.

- Не катит, такого приказа не поступало.

На листе бумаги формата А4 было написано заглавие «История вторжения инопланетян». Усевшись за учительскую парту, я начал:

- Итак, слушайте и конспектируйте. 8 февраля 2013 года из глубин Вселенной на планету Марс прилетели микроорганизмы инопланетного происхождения. За три года появились первые лишайники. Количество особей их увеличивалось в геометрической прогрессии. К 1 января 2019г. общая покрытая площадь стала примерно равной двадцати процентам. Постепенно начались глобальные климатические изменения, циклоны и антициклоны, воссоздалась атмосфера с процентным содержанием кислорода – 16,7%. Мировой океан планеты перешёл из твёрдого состояния в жидкое и частично - газообразное. После чего началась самая настоящая эволюция, ускоренная, по сравнению с нашей планетой, в сотни тысяч раз. Возникло подобие земной жизни – растения, животные, грибы, микроорганизмы. Но 12 ноября 2022 года произошёл огромный взрыв, происхождение которого неизвестно, и с планеты в разных направлениях устремились теже самые организмы, которые когда-то пришли на Марс, однако с очень большой коррективой. На нашей планете уже есть жизнь, а микроорганизмы изменят живые организмы под себя, то есть заставляют мутировать. Действия нашей группы направлены на сохранение чистоты земной природы и исходит из теории Ивана Прокоповича Воронова. Подробно теория будет рассматриваться в следующей четверти. А в кратце, её суть заключается в том, чтобы сохранить естественное биологическое разнообразие планеты Земля путём полного ликвидирования инопланетных сущностей: заражённых, мутантов и инопланетных существ появившихся в результате ускоренной эволюции…

Далее было написано «Не для записи», что я тоже по случайности прочитал.

- … У многих из Вас, родители скептически относятся к конфликту с инопланетянами, вплоть до скорого вымирания человека, как вида - Homo sapiens. Но могу заверить Вас в обратном, совместными усилиями Ивана Прокоповича и генерала Блинцова был составлен комплекс мер для осуществления очищения естественного биоразнообразия. Этот план уже действует и приносит существенные результаты. Количество лишайника за последний месяц уменьшился в десять раз, что является очень высоким показателем. Опасной мутированной фауны уменьшилось в три раза. В общем, всей мутированной фауны, уменьшилось в полтора раза. Количество ликвидированных заражённых: более четырёх тысяч…

Более четырёх тысяч человек заражённых инопланетных микроорганизмов стало убито. Блинцов активно пропагандирует, что заражённые - уже не люди. Но они совершенно не похожи на зомби из фильмов ужасов при сравнении поведения. Они не плотоядные твари, а всё те же разумные и мыслящие существа. Вот только микроорганизмы меняют внешность вплоть до полной неузнаваемости, а также изменение внутреннего строения. К сожалению, сегодняшний уровень науки не позволяет «изучить» природу и принцип появления уродств, происходящие на генетическом уровне, что исключает лечение заражённых.

- … Каждый день надежда превращается в крепкую уверенность в завтрашнем дне!

Я отвёл взгляд от листа.

- Вот вроде бы и всё.

- Можно идти? - сказал кто-то из класса.

- Ну да, все свободны.

После этого дети буквально вылетели из класса, являющимся, по совместительству, и школой. Спустя пять минут пришёл Саша.

- Уже отпустил, - сказал он.

- Ну там же прочесть – минут пять.

- Эх ты, я такой материал на целый урок растянул бы.

- Вот поэтому ты и учитель.

- Угу, - согласился Александр.

- Саш, и куда ты пропадал?

- Да плитку забыл выключить, и по дороге обратно задержал Блинцов.

- А ему-то что понадобилось?

Учитель обернулся и, убедившись в отсутствии лишних ушей и глаз, начал.

- Андрей, понимаешь, генерал целиком и полностью против нашего кружка. Говорит, что мы подрываем его авторитет и приносим сомнение в народ.

- Понимаю, и что делать будем?

- Да разве против него попрёшь? Придётся расформироваться, и расформироваться немедленно.

- Вот ведь блин.

- Да, обидно, давай сейчас полчаса посидим, а потом разойдёмся.

- Хорошо, - сказал я, садясь за парту, будто ученик.

- Первым делом хочу спросить: что за девушку ты привёл? Уже по всей «Столице» слухи разошлись.

- Да, ночью, когда я работал, на Октябрьской встретил.

- И? – Саша посмотрел на меня вопросительно.

- Что «И»? – не понял я.

- Как зовут, откуда?

- Не знаю, она не разговаривала, я её сильно напугал.

- Это как?

- Банально, принял за мародёра, хотел застрелить, а она… бедняжка.

- Ясно. А я утром со спец. отрядом ходил на окраину города. Состояние некоторых домов более чем плачевно – от фундамента до крыши покрыты плесенью. Мутанты, в общем, не агрессивны, но размеры их просто поражают воображение.

- Ого, - удивился я.

- Всё страшнее становится. Далеко от мармеладно-ванильной пропаганды, утверждённой самим Блинцовым.

- Так ведь воодушевление на борьбу тоже нужно.

Во взгляде Саши читалось: «Ты что несёшь, дурень?», а вслух:

- Нужно-то нужно, вот только опасность от этого меньше не становится.

- Но…

- Острогин, срочно подойди ко мне, - прошиб голос генерала из динамиков.

Попрощавшись только взглядом, я пошёл к Блинцову.

- Острогин! Ты совсем ошалел, что за монстра ты притащил!?

- Какого монстра?

- Такого, заражённую провёл к нам, она вся гнилая.

- Как так? Я же сам проверил: руки, лицо.

- Тьфу ты, забери урода, верни и застрели. Ясно?

- Ладно.

- Не ладно, а так точно.

- Так точно! А где…

- В лаборатории, - оборвал генерал.

Я зашёл в лабораторию, находившуюся по соседству с кабинетом Блинцова. На кушетке сидела девушка, всё такая же чистая, без малейшего признака заражения. Может, генерал что-то напутал? Ко мне подошёл шестидесятилетний профессор Воронов.

- Андрей, вот взгляни, - он достал из кармана фотографию девушки, сделанную через тепловизор.

Сквозь красное тело, в области груди и шеи, проходили белые вытянутые пятна. Это означало, что инопланетные существа в ней.

- Откровенно говоря, я совсем не понимаю, почему не проявились внешние уродства. Возможно, какой-то новый вид заразы. По-сути, она не гнилая, а червивая, исходя из моей же теории. Даже в шею забрались твари, именно по этой причине заражённая не может разговаривать. Отведи её подальше, и утилизируй.

- Ясно.

Подавать виду, зная истину, было крайне тяжело. Тем не менее, я натянул фальшивую наигранную улыбку на лицо. Я подошёл к девушке, протянул руку, зная, что она обойдётся и без моей помощи.

- Пойдём, не бойся, - стараясь не сбиться, и не сфальшивить говорил я.

Незнакомка осторожно и медленно взяла меня за руку, и такого от неё я никак не ожидал. Странное чувство – одновременно соединяются в едином потоке и наслаждение от того, что бархатная ручонка девушки оказалась в твоей, и страх от того, что твари проникнут в мой организм, рванув прямо через кожу, превратят в чёрную смердящую гниль нутро тела. Какое чувство всё-таки доминировало? Скорее они находились в равновесии и компенсировали друг друга. Вскоре мы подошли к выходу из торгового центра, я быстро забежал к себе в квартиру, чтобы переодеться в костюм. Что сочинить - куда мы идём? Я ничего не мог придумать, поэтому подбадривал на всём пути простыми словами, что осталось совсем чуть-чуть и мы у цели. Но у подступов к Октябрьской она всё поняла. Я достал пистолет, снял предохранитель, нацелился. Девушка упала на колени и зарыдала. Разум резало, что же я тварю? Передо мной человек, зачем убивать, если можно отпустить, ведь никто кроме нас двоих не будет знать. Но возвращаться с полной обоймой означает провал задания. Опустив ствол в землю, я выстрелил. Девушка в ужасе дрогнула и закрыла глаза. По щекам текли слёзы. Ничего не ожидая, я ушёл. Из головы не уходил её образ: беззащитной и несчастной.

А дома тишина и покой. К чёрту! В эти дни мой внутренний мир перевернулся. Я тут в тепле и защите, а она там, в чужом опасном мире. Теперь при любой работе по очистке поверхности от заразы, я брал немного продовольственных запасов, якобы для себя. Выполнял на скорую руку работу. А потом отправлялся к ней. Казалось, что лаской я приручал дикого, но чертовски прекрасного, зверя. Поначалу - немые гляделки по пять минут, позже я рассказывал ей истории: и смешные, и грустные, читая ответную реакцию по её лицу. С помощью клочка бумаги и ручки я узнал имя незнакомки – Катя.

И в один день, сначала показавшийся обычным, произошло то, чего я никогда не мог ожидать перевернувшее мою жизнь в корень. После возращения от Кати меня схватили. Блинцов обвинил меня в предательстве. А измена – расстрел. За мной в тот день проследили, и всё тайное стало явным. Со знакомства с Катей прошло-то всего девять дней. И вот я иду по улице без оружия и костюма защиты, а по левую и правую сторону от меня солдаты из спец. отряда Блинцова. А в разуме – равнодушие, я делал так, как я хотел, и я ни капли не сожалею о произошедшем. Мы зашли в какой-то двор: серый и неуютный.

- Ну вот и всё, Острогин, добегался, - сказал один из них через переговорное устройство шлема. После этого снял предохранитель и без колебаний выстрелил. Резкая боль из живота мгновенно пронеслась через всё тело. На белом свитере показался разрыв, и проступило ярко-красное пятно. В глазах потемнело, земля начала уходить из-под ног. Я не удержался и рухнул на землю. Холод едва успевал подавлять необузданный жар в теле. Неужели всё? Конец моей жизни. Так элементарно, просто, и никакого героизма, я умирал врагом людей, предателем. Но даже выстрел не уничтожил меня, я всё ещё оставался в этом паршивом мире. Зачем? Знать бы ответ. Но лучше ещё одну пулю, в голову, чтобы наверняка прекратить мучения. Внезапно неподалёку заревел монстр.

- Артём, добивай его и бежим.

Прогремел выстрел. Пуля прошлифовала по самым рёбрам. Очередная волна адской боли прокатилась по всему телу. Глаза затенила серая полупрозрачная дымка, зрение размылось до элементарных обликов. Ещё одна секунда и веки полностью закрылись. Подходила к логическому завершению борьба за жизнь. И… всё, конец.

***

Глаза открылись. Я лежал там же, где и «умер». Я был без понятия сколько прошло время – то ли минута, то ли час, а может и сутки. Подо мной расползлась кровавая лужа. Неужто я мёртв, а это душа. Я попытался вспорхнуть к небесам, но вместо этого отозвались мышцы, одновременно отозвалась вся боль, будто она копилась всё это время и ждала, когда ударить. Всё-таки жив, всё-таки остался тут, в Аду. Своими действиями я отогнал какого-то мутанта: насекомое, размером со взрослую овчарку, и похожую чем-то на богомола с четырьмя лапами и целым выгнутым недифференцированным телом, без всяких приспособлений для полёта, с двумя сетчатыми глазами, челюсть, как таковая, отсутствовала, вместо неё была аккуратно свёрнута трубочка, как у бабочки. Боль заставила бездействовать и не сопротивляться угрозе. Поэтому мутант безбоязненно развернул трубочку проник в моё ранение. Пей кровушку, тварь, высуши меня, убей. Кожу, кости, мясо забирай себе, как дар, только душу отпусти на небеса, дай умереть. Но монстр и не подумал убивать меня. Вместо ощущения осушения возникло ощущение наполнения, будто нечто наоборот проникает в меня. Всё, что угодно, только не это! Во всплеске адреналина я облокотился за землю одной рукой, а другой схватился за шершавую защитную зелёную пластину мутанта. Монстр то ли от страха, то ли выполнив своё предназначение, ловко отскочил в сторону. На месте прикосновения на шкуре монстра заблестела изумрудная шкура, остался ровный отпечаток руки. А на моей ладони осталась едва заметная зелёная плёнка шелухи твари. А в теле – нечто, выходит, я теперь заражённый? Нет, быть этого не может! Но будто услышав мысли «оно» недовольно зашевелилось. Да, теперь я заражённый. Что теперь? Домой дороги нет, а других дорог для меня и не существует. Хотя, стоит отыскать Катю, это единственный призрачный шанс. Подумать оказалось намного легче, чем сказать и, тем более, сделать. Тем не менее, с третьей попытки, мне удался подъём на ноги, после чего я медленно побрёл на станцию метро «Октябрьская»…

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 17
Комментарии

Очередное чудо из-под моего пера. Огромное спасибо Peacemaker за редакцию и советы. Читаем, оцениваем, комментим.

_________________________________________________

Don't fear the end of the world. Fear what happens next.

В целом отлично, но хотелось бы узнать описание катастрофы в глобальном масштабе. И еще я не совсем понял, зачем убивать зараженных, если они полностью сохранили рассудок не лучше ли их использовать?

Прикольно! А продолжение будет? Или это мутант,который заразил главного героя и есть Катя? *_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*_*

"StrelokT3" пишет:
зачем убивать зараженных, если они полностью сохранили рассудок не лучше ли их использовать?

У каждого свои заморочки, я про генерала

"Алина" пишет:
А продолжение будет?

будет, уже скоро

"Алина" пишет:
мутант,который заразил главного героя и есть Катя?

нет, мутант - есть мутант, а девушка - есть девушка

_________________________________________________

Don't fear the end of the world. Fear what happens next.

"Алина" пишет: А продолжение будет?

будет, уже скоро"

Ну так что, ожидать продолжение или смысла уже нет?

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Как ни странно, стоит. Работа идёт, хоть и ужасно медленно.

_________________________________________________

Don't fear the end of the world. Fear what happens next.

Быстрый вход