Обреченные на жизнь. Глава 2 часть 3

Предыдущая часть

3.

Их встречали всем миром. На подъезде к городу по рации Валера передал, что требуется помочь с перевозкой грузов - с прицепленными к снегоходам салазками ехать пришлось медленно и аккуратно.

- Живой! Я ночи не спала! Живой! – Эльмира повисла у Рината на шее, как только он заглушил двигатель снегохода.

- Тише, тише ты. – смущенно бормотал Ринат. – Живой я. Да что со мной случится? Все, малыш. Все. Я грязный весь.

Эльмира немного успокоилась и посмотрела ему прямо в глаза:

- Здравствуй, радость моя.

Ринат рассмеялся:

- Так бы сразу и начала. Все со мной в порядке. Вот, гостей привез. – он указал на испуганно озирающуюся по сторонам девочку, которая продолжала сидеть на его снегоходе. – Поласковее с ней. Ей столько пришлось перенести.

- Здравствуй. Меня зовут Эльмира. А тебя? – она присела перед девочкой и широко улыбалась.

- Таня. – смущенно ответила она и постаралась побыстрее скрыться за спиной Рината.

- Боится еще. Юля! – окликнул он женщину в белом платке. – Возьми детей под свое крыло. Помыть там, одеть по-человечески и накормить обязательно.

- Хорошо Ринат. Пойдемте со мной. – позвала она детей за собой. Таня еще сильнее вцепилась в ногу Рината и не желала уходить.

- Танечка, не бойся. Здесь никто тебя обижать не будет. Я тебе обещаю. Это тетя Юля. Она даст тебе и брату новую одежду, помоет и покормит. А потом я к тебе приду, хорошо?

Девочка в ответ отрицательно покачала головой и обиженно выпятила губу. Через несколько минут совместных убеждений они все-таки уговорили пойти детей с воспитательницей.

- Теперь пойдем. - сказал Ринат, беря свою девушку за руку. – Хочу в душ, поесть и поспать.

Ближе к вечеру они вдвоем пошли проведать детей. На время их поместили в отдельный бокс для карантина. Ринат взял с собой пару шоколадных батончиков и попросил Эльмиру прихватить банку компота. Дети сидели на кровати, взявшись за руки. Таня с радостью встретила Рината, бросившись к нему и обняв за ноги.

- Вот и ты ребенком обзавелся. – улыбнулась Эльмира.

- Как дела? Тетя Юля вам понравилась? – спросил Ринат, присаживаясь на стул.

- Да. Она добрая. Тетя Люда злая, а тетя Юля вот добрая.

- Что за Люда? У нас нет такой среди воспитателей. – спросила Эльмира.

- Это оттуда. Я тебе рассказывал.

- Бедные дети. – грустно протянула она, глядя на то, как дети едят компот и шоколадки.

В девятнадцать часов всех, кто участвовал в рейде, собрали на заседание. Майор поблагодарил всех за отлично выполненную работу. Особенно за привезенное оружие и боеприпасы. Он достал из одного из ящиков новенький пистолет-пулемет «Бизон».

- Вот и главный подарок от наших соседей. Теперь вопрос об организации связи. Организовать радиосвязь не получится – не хватит мощностей и специалистов. Есть мысли по этому поводу?

- А если по кабелю ЭЦ? – через минуту молчания предложил командир одного из поисковых отрядов, бывший машинист тепловоза.

- Конкретнее?

- Вдоль путей. Да и транспорт можно организовать. Два паровоза есть. Мы смотрели – они абсолютно не пострадали.

- Ты про снег не забыл? Да и пути разрушены. – грустно заметил Самсонов.

- Пути можно восстановить. Тем более у нас целая бригада монтеров пути есть. Лишь бы техника кое-какая была. А снег не проблема – снегоочистительный поезд и ротор всегда на дальних путях стоял, не думаю, что ему причинен серьезный вред. Путеремонтная техника у нас и там, на участке, где мы работали, стоит, и парк ремонтных служб довольно далеко от станции. Бомбили-то район вокзала. Виталий, согласен? – закончил он, обращаясь к немолодому полному бригадиру ремонтников. Тот в ответ молча кивнул.

- Мысль говоришь, конечно, Денис Николаевич. Но не будет ли это пустой тратой сил и времени? А топливо? Где его столько найти? Ведь бандиты наверняка попробуют или атаковать локомотив на путях, либо диверсию организовать. – вставил свое слово Валера.

- Угля для паровозов на первое время и на местных складах хватит. Можно локомотивы укрепить и сделать что-то вроде бронепоезда. Наварить стальных листов, установить пару пулеметов и прикрепить с десяток бойцов. Насчет диверсий – дозоры на дрезине вперед пускать, для разведки.

- Людей у нас мало. – заметил Валера.

- Мало. Но работу лучше начинать сейчас. Люди будут. Сейчас договариваемся о перевозке людей из того села. Там больше сотни выживших.

- Мы что-то пропустили? – Миша вопросительно оглядел присутствующих.

- Вы еще не знаете? – начал Галеев, подходя к карте на стене. – Когда вы в Ижевске были, третий поисковый отряд дошел до этого села. Там детей много, почти сорок ребятишек – из летних лагерей. Надо решить вопрос о переходе их сюда и размещении. Денис Николаевич, тебе задание: разработай конкретные предложения по организации сообщения по железной дороге. Виталий Геннадьевич – вы поможете. Вы все-таки понимаете в этом. Что за ротор, например, я понятия не имею. Разведка может быть свободной. Остальные останьтесь.

- Еще сотня человек! – воскликнул Миша, когда они вышли из кабинета, где проходило заседание. – Где их всех размещать?

- Пока место есть. Если больница рассчитана на 150 койко-мест… Нас тут сейчас чуть больше сотни, потеснимся. – ответил ему Алексей.

- Я свою койку никому не отдам! – шутливо заметил Миша. – Пойдем Димона навестим. Обижается, наверное.

- Да что я? Лежачий, чтобы меня навещать? – Дима спускался к ним навстречу. Щека была закрыта повязкой.

- Ха! У тебя повязка немного с глаза сползла, товарищ пират! – усмехнулся Миша.

- Я тебе сейчас такую же прилеплю, будешь умничать. – Дима нахмурился и тут же широко улыбнулся. – Здорово! Рад вас видеть, герои-разведчики. С вас стол.

Сидя за скромно накрытым столиком в своей комнате, они рассказали Диме некоторые подробности своей поездки. Через час к ним зашел Марат, чье появление многих удивило.

- Даже брат родной навестить не зашел, сразу пьянствовать уселись.

- Нам сказал, что ты спишь.

- Ладно, ладно, спал. Ругаться больше не буду. Нет, мне нельзя. – категорически отказался Марат от предложенной Димой стопки. – Какие дальше планы, сталкеры?

Миша поморщился, влив в себя горькую жидкость, и громко выдохнул.

- Пока еще ничего не думали. Скорее всего, на перевозку людей нас бросят. А что? Были какие идеи?

- Я тут что подумал. Галеев путейцев нашел, так? И состав неподалеку стоял. Так?

- К чему клонишь, Марат? Не темни.

- До этого вы по дорогам рейды прокладывали. А что если пару рейдов вдоль путей отправить? Цистерны с топливом – раз. Рефрижераторные вагоны – два. Возможно техника, в том числе военная – три. Пассажирские поезда – четыре. – Марат загибал пальцы и с удовлетворением наблюдал за реакцией друзей. Дима хлопнул себя по колену:

- А ведь дело. Слушай, давайте выйдем к майору с предложением?

- Наверняка пока он не поддержит. Людей возить надо. И со связью с Ижевском что-то решать. Людей и так не хватает. – возразил ему Ринат.

- Погоди. Все правильно. Это делать надо. Но с людьми и милиция разберется. Толку от наших снегоходов будет мало. Железнодорожники свою тему пускай сами развивают. Понадобиться – поможем. А пока давайте маршрут обдумаем. – Дима загорелся предложением Марата.

- Ты чего так разухарился? - рассмеялся Миша. – Ты ж еще на излечении. Кто тебя отпустит?

- А кто спрашивать будет? Вы знаете, каково это, валяться на койке, чувствовать себя прекрасно, и не иметь возможности идти в экспедицию с вами. Вон, Марат. Я не знаю как ты еще держишься. Я бы выл от тоски на твоем месте.

- Меня никто не отпустил бы с вами. Не смотри на меня, Дима такими глазами. Харисов убит. Из офицеров МВД я один только остался. Кто мне позволит вместе с вами по рейдам носиться? Нет уж. Думал я про это, но майор мне запретил об этом даже заикаться. Так что, вы у нас разведчики, вам и флаги в руки. А нам, ментам, охранять покой граждан и государственную собственность

- Хорошо, что напомнил, брат. Я тут посмотрел в Ижевске и удивился. Если мы до сих пор считаемся частью государства, то почему не догадались флаг вывесить?

- Вот завтра на такой патриотической ноте и подойдем к майору. – закрыл тему Дима. – Мишка, давай по маленькой.

Утром Рината разбудило громкое хлопанье дверьми и металлический шум. Он открыл глаза и увидел уборщицу в темно-синем халате, которая мыла полы в их комнате. «Уже и уборщицы появились. Налаживается быт» - подумал он про себя. Увидев, что Ринат открыл глаза она начала ворчать:

- И ведь натопчут. И накурят. Чего в комнате-то курить? Лестницы вам мало? А еще разведчики. Вот в наши годы…

Дальше Ринат не слушал. Вчера они засиделись, и утро казалось ему не столь приятным. Он терпеливо дождался, пока уборщица вымоет полы, и подошел к столу. На столе он нашел полбанки яблочного компота и в несколько глотков выпил содержимое банки. Стало чуть легче. Он оглядел мутным взглядом комнату. От запаха белизны от только что вымытых полов мутило, поэтому Ринат приоткрыл форточку, несколько снежинок залетели в комнату и опустились на его лицо. Ринат блаженно вдохнул морозный воздух и поспешил закрыть форточку – простывать ему не хотелось. Холодная вода из крана еще больше оживила его. Он неторопливо оделся и посмотрел на пачку сигарет, лежащую на тумбочке возле кровати. Хотелось курить, но в то же время мысли о сигарете мутили. Он еще секунду посмотрел на пачку и в итоге положил ее в карман брюк. Он еще раз оглядел спящих друзей и вышел в коридор. Эльмира наверняка отсыпалась после ночной смены, поэтому Ринат не решился ее будить и стал бесцельно бродить по коридору. Уже через несколько минут это ему надоело, поэтому он вернулся в комнату и открыл шкаф с одеждой. Ринат облачился в свою стандартную походную одежду. Сразу же стало дурно от жары, и он поспешно спустился в оружейную комнату. Около входа в оружейку он немного постоял, но зайти не решился, чтобы не вызывать лишних вопросов. Ринат нащупал во внутреннем кармане трофейный «Макаров» и спокойно вышел на улицу, прихватив со стойки пару охотничьих лыж. В караулке два солдата приветливо помахали ему руками:

- Ты куда это с утра? – спросил один из них.

- Да тут погуляю. Не беспокойтесь, далеко не уйду. А то, сколько здесь уже обитаю, ни разу толком не посмотрел, что же с городом случилось.

- Ну, ты далеко не заходи. Мало ли что? Или оружие хотя бы попроси, чтобы выдали.

- Да я тут рядом, если что нож всегда при себе. – Ринат похлопал по висящему в ножнах на боку ножу.

- Давай, аккуратнее. – сказал на прощание один из солдат, открывая ворота.

Ринат не спеша, покатил на лыжах по занесенной снегом улице. Ветер бросал в глаза острые иглы снежинок, а из-за холодного ветра перехватывало дыхание. Ринат опустил очки на глаза и постоял, пока не успокоилось дыхание. Глубоко вздохнув, он поехал дальше. Кровь стучала по вискам молоточками, причиняя боль, но Ринат решил для себя, что не остановится, пока не сгонит остатки вчерашнего застолья. Неожиданно сам для себя он остановился, будто упершись в невидимую стену. Оглядевшись, он увидел, что стоит в своем дворе, который окружали три панельные пятиэтажки. Ринат стоял перед торчащей из-под снега верхушкой детских качелей. Желтая краска местами облупилась, обнажив, слой синей краски. Ринат прикоснулся к заржавевшим петлям. Качели стояли тут с тех самых пор, как он себя помнил. Здесь они в детстве крутили «на спор» «солнышко», чуть левее виднелся конек маленького деревянного домика, на чердаке которого они устраивали «штабы» и даже дрались за то, кто будет в нем дежурить – ведь даже вдвоем там умещались с трудом. Ринат направил свои лыжи к своему подъезду. Странно, но до сих пор он даже не думал о том, чтобы посетить свою родную квартиру. Старая разбитая деревянная дверь была как всегда нараспашку.

- А ведь должны были еще в том году железные двери поставить. - грустно сказал вслух Ринат. Сняв лыжи, он, согнувшись, пролез в наполовину занесенный снегом дверной проем. Так же, согнувшись, он поднялся на площадку первого этажа, где оставил лыжи. По пути на свой третий этаж, он машинально заглянул в почтовый ящик. В заполненном снегом ящике он нашел два письма и газету с рекламой очередного супермаркета бытовой техники. Все это он положил в боковой карман полушубка. Вот и они – знакомы до боли двери квартиры. Белая кнопка звонка, чуть обшарпанная дверная ручка. Ринат, сам не зная почему, позвонил в дверь. В тишине подъезда он ожидал услышать птичью трель, которую издавал каждый третий звонок в его подъезде, но в ответ была лишь тишина. Ринат прислушался к окружающей тишине и вынул из внутреннего кармана связку ключей. Он не стал выбрасывать ключи от квартиры, просто прикрепил к уже имеющейся связки ключи от их комнаты. Ринат ногами отбросил снег, который скопился у двери через разбитое окно в подъезде и открыл дверь. По неизвестной причине квартира не оказалась открытой, хотя милиция должна было это сделать, потому что в квартире был сейф с охотничьим оружием. Он осторожно прошел по темному коридору и сразу направился в свою комнату. Пластиковые окна выстояли при взрыве, к тому же они выходили на противоположную от эпицентра сторону. Комната оставалась практически такой же, как тогда, когда он ее покинул. Те же обои, увешанные плакатами. Хотя Ринат давно собирался их содрать и переклеить обои. Стол, на котором стоял компьютер, кресло, две кровати… Марат к тому времени уже не жил вместе с ними – с Альбиной они снимали квартиру. Ринат прошел к своей кровати и сел. Из кармана он достал письма. Первое было от родственников из Уфы, которые приглашали их в гости. В эру мобильных телефонов и смс они предпочитали писать длинные письма. Его двоюродный брат служил в это время на границе с Китаем, поэтому тетя с дядей очень переживали, потому что по телевизору говорили о растущей напряженности на границе. Они писали, что собираются съездить к нему в часть и посмотреть, где он служит. Ринат вспомнил разговоры с Валерой и другими выжившими, которые говорили о том, что в последний год в мире постоянно нагнеталась тревожная обстановка. Сначала Грузия пыталась захватить Южную Осетию. Потом бойня в Севастополе, когда украинская власть приказала расстрелять очередную антиНАТОвскую демонстрацию. Тогда всю неделю по всем каналам показывали тела десятков убитых участников демонстрации и их противников. Только случай помог избежать тогда начала гражданской войны. Обострилась ситуация между Пакистаном и Индией, где дело стало доходить до открытых столкновений на приграничных территориях. На Тибете вспыхнуло восстание, китайские войска почему-то вразрез всякой логике стали концентрироваться у границ с Россией. Китайское правительство никак не комментировало свои действия, поэтому те же меры стала предпринимать Россия. Это все происходило на постоянном фоне борьбы с международным терроризмом, который чрезвычайно активизировался. Непрекращающаяся война на Ближнем Востоке вновь вспыхнула пожаром, куда были вовлечены практически все страны. Цены на нефть взлетели до невиданных высот, Европу и США сотрясал страшный экономический кризис, что послужило причиной американского вторжения в Иран, где, как и ожидалась, история с Ираком повторилась с точностью до наоборот. Следом за тем, как американская армия была изгнана с территории Ирана, его войска вступили на территорию Ирака. Уже открыто назывались даты начала ядерной войны между Ираном и Израилем…

Ринат вспоминал эти события последнего года и не мог понять. Кто же все-таки не выдержал и первым нажал на кнопку, решив разрушить мир? Безумный, страшный, нерациональный и непонятный, но их мир. Чьи власти плюнули на судьбу своих народов, только ради одной цели: чтобы уничтожить другие народы? США, которые таким образом громко хлопнули дверью, поняв, что мирового гегемона из них не получилось? И что в ближайшие несколько десятков лет им придется решать внутренние экономические проблемы, забыв о внешней политике? Китай, который начал мобилизацию своей многомиллионной армии с неизвестно какой целью? Россия, пытаясь упредить противников, которые так активно мешали ей превратиться по-настоящему мощное государство? Европа, задыхающаяся в пожарах национальных волнений и разрываемая террористами и националистами? Очередной грандиозный план террористов? Или цепная реакция после взлета ракет и самолетов с ядерным оружием в Иране, Израиле, Пакистане или Индии? А может и Корея, о которой все забыли в последнее время?

Ринат сидел, все больше запутываясь в собственных рассуждениях. Он отвлекся от своих мыслей и посмотрел на комнату. Все то же, почти… Да, все было в его комнате как и раньше, за одним исключением – теперь это была мертвая комната в мертвом городе. И тут его осенила одна мысль. А что если это не люди, а кто-то свыше решил за них. Решил, что хватит человечеству жить во грехе и нарушать все писаные и неписаные законы. Решил, что на этот раз карой будет не водный, а огненный потоп, созданный руками самого человека…

Ринат откинулся спиной к стене, и закрыл руками глаза. Затем вскрыл следующее письмо. Посмотрев конверт, он узнал знакомый почерк. Ринат быстро перечитал его. Его девушка бросила его тогда, в тот самый день. Решила сделать это тихо, оставив письмо в почтовом ящике. Она собиралась уезжать в столицу, и ей уже не нужен был он, обычный рядовой клерк. Ее ждали успех, карьера и процветание. Все то, о чем он даже не задумывался для себя и для нее. Она даже не извинялась, заканчивая письмо стандартным «Прощай» и «Целую». Ринат усмехнулся, глядя в эти строки. Он представил себя, прочитай он это письмо, если бы ничего не случилось. Сначала непонимание, затем пустота и боль, потом попытки заглушить эти чувства в разгульной жизни… Все как обычно у других людей. Сейчас он лишь улыбался, глядя на несколько десятков строк, исписанных ровным почерком. Ринат бережно сложил этот осколок так и не состоявшегося его в той, непрожитой жизни, и убрал конверт обратно в карман. Он достал из шкафа с одеждой припасенные ко дню рождения несколько бутылок дорогого коньяка и открыл одну из них. Ринат налил его в кружку, которую так и никто не убрал в тот день со стола в его комнате, наполнил его из бутылки.

- Прощай. – сказал он громко и залпом выпил содержимое кружки. Он не прощался с той, чье письмо лежало у него в кармане, он прощался с собой. С тем, кем он не стал, с тем, чего не достиг, с тем, что не произошло в его жизни. Он налили еще одну кружку и, так же залпом, выпил ее. С бутылкой в руках он вышел из комнаты и остановился посреди коридора. От выпитого он быстро опьянел и бессмысленно оглядывал заиндевевшие стены. Неожиданно его взгляд упал на полку в коридоре, где стоял телефон, и куда обычно складывали ключи. Под телефонным аппаратом лежал лист бумаги. Подойдя ближе, он увидел, что он исписан до боли знакомым почерком. Негнущимися пальцами он взял этот листок, выдранный из тетради, и быстро прошел к себе в комнату, где было светлее.

Сынок. Я надеюсь, ты вернешься после того, как все закончится, и я выброшу эту записку до твоего возвращения. Если же ты читаешь, то знай нас с отцом либо нет в живых, либо нас эвакуировали. Как же хорошо, что вы выбрали такое время для похода и теперь далеко от всего этого. Надеюсь, что с тобой и Маратом все будет хорошо. Люблю вас обоих. Мама.

Ринат еще и еще раз читал эти строки и почувствовал, что внутри него что-то оборвалось. Он встал и прошел в родительскую спальню. На столике рядом с кроватью стояло несколько фотографий в стеклянных рамках. Он взял одну из них. Черно-белая фотография, на которой они все вчетвером. Ринат с Маратом, еще маленькие, сидят на коленях у родителей и смотрят куда-то мимо объектива. Родители же счастливо улыбаются. Ринат несколько минут пристально смотрел в запечатленные на фотографии лица и осторожно вынул фотографию из рамки. Больше находиться здесь он не мог. Он резко встал и направился к выходу. В своей комнате он убрал в рюкзак, который всегда был с ним, бутылки с коньком, положил туда свой ноутбук, надеясь, что он еще работает, диски с музыкой и некоторые теплые вещи. Все в рюкзак не уместилось, поэтому остальное он сложил в большую спортивную сумку. Наконец он достал из сейфа оружие и патроны. Напоследок он остановился на пороге квартиры и тихо выдохнул:

- Прощайте все.

Почти спустившись вниз, он услышал негромкие голоса на улице. Ринат поставил сумку на ступеньки и вынул пистолет из кармана. Осторожно, стараясь не хрустеть снегом, он спустился к дверям подъезда. У самых дверей он еще раз прислушался. Кто-то, переговариваясь, шел по направлению к подъезду. Ринат вжался в угол к стене и направил дуло в сторону входа. Когда неизвестные подошли ближе, он с удивлением узнал голос Миши. Ринат вышел на улицу, на ходу убирая пистолет в карман.

- Вот он! Ты, Ринат, предупредил бы хоть! Там такая паника поднялась.

- С чего бы это? – Ринат угрюмо посмотрел на возбужденного Мишу.

- Дозорные сообщили, что замечены небольшие группы людей на севере и северо-западе от города. Да и ты пропал неизвестно куда. Думаешь много радости с бодуна по городу бегать, тебя искать?

- Ладно вам. Я домой заходил. – он протянул остатки коньяка другу.

- Нет, спасибо. Нам еще к майору с предложением выходить. Помнишь?

Ринат передал друзьям сумку и быстро одел лыжи.

- Как вам лыжный кросс после застолья? – усмехнулся Ринат.

- На базе поговорим. – сердито ответил Алексей. – Еще раз такое повторится – я тебя лично напою, а с утра марафон заставлю бегать.

- Ладно вам. Пошли.

Они не спеша, направились в сторону больницы.

- Распустились! Ты знаешь, как это называется? Самовольное оставление части. – майор Галеев был в бешенстве. Ринат еще никогда не видел его таким злым. – Распустились! Элита, мать вашу! Сталкеры! Придумали же! Завтра же спороть все свои нашивки и впредь действовать строго по уставу. Я из вас эту дурь вышибу. Удумали тут мне!

- Товарищ майор. – вставил свое слово Валера, присутствовавший при экзекуции. – Парень домой ходил. Пределов города не покидал. Может не стоит…

- Я знаю, что стоит, а что не стоит, капитан. Предупредить нельзя было? Расслабились. Слишком много вольностей ты, капитан, своим подчиненным позволяешь. В этом и твоя вина есть.

- Товарищ майор! Но ведь мы не в тюрьме. Ведь не было приказа о том, что без приказа территорию не оставлять. – Ринат прямо уставился на майора.

- Будет тебе приказ! И отстранение от рейдов до конца зимы тебе будет! И направление на уборку санузлов тебе будет! Ты понял меня? – Майор смотрел на Рината бешеными глазами.

- Я все равно считаю, что вы не правы. Я не нарушал никаких приказов. Можете считать время моего отсутствия временем нахождения в рейде.

- Ты что себе позволяешь, салага? В каком рейде? Где результаты?

- В сумке у входа. Теплые вещи, некоторые медикаменты и так далее. Плюс два охотничьих ружья, карабин и около ста пятидесяти патронов.

- Иди отсюда. – обреченно махнул рукой майор. – Черт с вами. Оружие сдашь, как положено. Ты знаешь.

- Подожди. – сказал он в спину Ринату. Он обернулся.

- Слушаю, товарищ майор.

- Ты слышал, что замечены неизвестные на границе города. Так вот мне не хотелось бы, чтобы вы так глупо попались в лапы бандитов, если это действительно они. Я все понимаю, но в следующий раз без оружия пределов данной территории не покидать. Все понятно?

- Так точно. Разрешите идти?

- Иди.

- Чего он так на тебя орал? – спросил Алексей, когда Ринат вышел из кабинета.

- За самоволку. Обещал, что приравняет нас ко всем и заставит строем ходить.

- Вот попали! – Миша сел на скамью, обитую клеенкой.

- Нормально все. – успокоил его Ринат. – Вроде отошел он к концу разговора. Сейчас подождем, что Валера скажет.

- Если у меня нашивку сдерут, я тебе знаешь, что устрою? – Миша косо посмотрел на Рината.

- Успокойся ты. Ничего не сдерут. Тут неизвестные вокруг бродят, вот он и злой. При другом раскладе он бы даже вызывать не стал. Что, я один что ли домой ходил? Леш, согласен?

- Правда твоя. – Алексей откинулся на скамейке. – Подождем.

Чуть позже к ним присоединился Дима. Он убедил, наконец, медперсонал в том, что он вполне работоспособен и предстал перед ними в отстиранной и отглаженной форме. Они все вопросительно уставились на Валеру, когда тот вышел из кабинета.

- Нормально все, нормально. – сходу успокоил он собравшихся. – Вы только этого ждали?

- Нет. У нас предложение. – начал Дима и вкратце объяснил суть предложения.

- Ладно, пойдем. - позвал с собой группу Валера.

- Что-то случилось? – Галеев оторвал взгляд от каких-то бумаг.

- Тут ребята с идеей. По-моему вполне дельной.

- Выкладывайте. – Галеев скрестил руки на груди и с любопытством посмотрел на ребят.

Дима развернул на столе карту и вооружившись карандашом начал объяснять.

- Как только речь зашла о восстановлении железнодорожного сообщения у нас, а точнее у Марата возникла идея. Станция у нас узловая, так? Железнодорожные пути ведут во все направления. А что если организовать одной из групп поиск не вдоль автомобильных дорог, а вдоль железных? Станций по пути не меньше, чем по любому шоссе деревень, а составы, что стоят со дня начала войны, мы думаем, до сих пор там. Плюс, возможно, что есть выжившие из пассажирских поездов. Раз бригада монтеров выжила, то наверняка есть и другие. Такова, в общем, суть нашего предложения. Группа готова выступать через день.

- Резво вы. А железнодорожникам и тем, кто перевозкой детей будет заниматься, кто поможет? Сейчас каждый человек на счету. Плюс эти непонятные группы вокруг. Я, конечно отправил несколько бойцов Самсонова за языком, но они пока не вернулись. До выяснения ситуации я бы не хотел лишать нас четырех уже опытных солдат. – заметил Галеев.

- Спасибо, товарищ майор, за опытных солдат. Мы и не собираемся выдвигаться сейчас же. Готовы подождать до выяснения обстановки. Что касается помощи, то мы думаем, что хотя бы одна группа должна продолжать заниматься поисковыми работами. – Дима выпрямился и внимательно смотрел на майора.

- Я согласен с ними. – сказал Валера. – Мы не должны останавливать поиски. Тем более их легкие снегоходы не сильно помогут в перевозке. Тут аэросани из гаража – самое то будет.

- Да ты вечно за своих готов вступиться. – усмехнулся Галеев. – Ладно. План одобряю. Ваш первый маршрут?

Глаза Димы блеснули и он с жаром начал:

- Идти на север и восток, мы не видим пока смысла. Варианты: на юг, к Набережным Челнам. По этой ветке постоянно цистерны с топливом перевозят. Или на запад. Конкретная цель – Сосновка или Вятские Поляны.

- Так далеко еще ни разу не ходили. – Галеев с интересом разглядывал карту Димы, с различными пометками. – Поляны понятно – там оружейный завод. А Сосновка? Там что?

- Мы не уверены, но там по-моему катера производили. – сказал Ринат.

- А на что нам катера? Потопа боитесь?

- Катер на воздушной подушке. – Дима с улыбкой посмотрел на майора.

- И? – не понял он.

- По снегу он вполне спокойно может идти. Если я не ошибаюсь.

Валера удивленно присвистнул. Галеев ошарашено смотрел на Диму.

- Как это ты додумался? – через минуту молчания спросил он.

- Фильм вспомнил. Там Джеки Чан на таком по городу рассекал. Только там он огромный был, но, я думаю, есть и поменьше. – рассмеялся Дима.

- Ладно. Сначала аппарат добыть надо. Ты ведь не знаешь, выпускались они там или нет, а там посмотрим. План ваш мне ясен. Детали обсудим после возвращения разведки. Можете быть свободны.

- Нет, ты видел его лицо, когда он про катер услышал? – Дима до сих пор был в возбужденном состоянии.

- А ты бы как отреагировал. В следующий раз еще Казанский вертолетный предложи посетить. – отреагировал Алексей.

- А что за сарказм? – не понял Дима.

- А то. Заводы наверняка попали под удар. – невесело заметил Алексей.

- Про Ижевск тоже говорили, что выгорел дотла. Да ты ж посмотри. Не только люди, но и некоторые склады с оружием целыми остались. Ладно, хоть они попали в большинстве своем вовремя в те руки. Так что иллюзий питать не будем, но надеяться на удачу стоит.

Ринат разбирал свои вещи по полкам шкафа, когда в комнату влетел Миша.

- Разведка вернулась! Галеев объявил сбор всех с оружием.

Все вскочили со своих мест и быстро оделись. Через десять минут они уже вышли во двор.

- Опа! Наша элита идет! – раздался смешок из строя военных поисковиков Самсонова.

- Слышь, Кедр, я тебе не показывал, как прикольно окурок в зрачке шипит? – огрызнулся Миша. Взаимный обмен любезностями происходил между ними постоянно, когда группы собирали вместе, однако он никогда не переходил в серьезную ссору. Люди понимали, что это всего лишь издержки негласной конкуренции между отрядами, и уже привыкли к таким диалогам.

- Тихо. Майор идет. – кто-то заставил прекратить их обычный ритуал выяснения отношений.

Галеев в армейском бушлате внимательно оглядел собравшихся.

- В связи с появлением в окрестностях города незаконных вооруженных формирований приказываю ввести режим повышенной боевой готовности. Усилить дозоры на границах города и в его черте. Поисковым группам приказываю организовать разведку местности. Территорию базы покидать только с согласия непосредственного командира и с моего одобрения. Разойтись по местам. Командирам подразделений и поисковым отрядам в полном составе пройти в конференц-зал для получения конкретных задач. Разойтись.

Дима тихо выругался.

- Путешествие отменяется. – заметил Миша и глубоко вздохнул. – Пошли, ребята. Получим задачу.

Через полчаса они уже были готовы к выходу. Им предстояло пройти по периметру весь лес, что примыкал к территории больницы. Лес был небольшим, но время уже близилось к ночи, поэтому их снабдили приборами ночного видения. Ввязываться в бой разрешено было только в случае крайней необходимости. Две другие группы выдвинулись к южной оконечности города и вдоль железнодорожной линии к северу. Пожелав друг другу удачи, они вышли с территории больницы.

Слабая метель скрывала их силуэты в белых маскхалатах от посторонних глаз. Бесшумно они двигались вдоль опушки леса, чуть углубившись в него. Сразу за лесом начиналось поле, кое-где разбавленное одинокими деревьями и небольшими рощицами. Через час они остановились у одной из уходящих вглубь леса просек.

- А непривычно на лыжах-то. – недовольно отметил Дима.

- Тебе бы все на санках кататься. – Миша затянулся сигаретой.

- Пошли дальше. А то с такими темпами до утра не обойдем. – Алексей поправил висящую на груди СВД с зачехленной оптикой. В поездках длинный ствол очень мешал, поэтому в рейды они обычно брали автоматы, но здесь он не изменил своему излюбленному оружию со снайперским прицелом. Через какое-то время они остановились у края старого шоссе.

- Помните, сколько там шашлыка было съедено? – спросил Ринат, указывая на довольно крупный, по сравнению с остальными, островок с деревьями посреди поля. Остальные положительно отозвались.

- Смотрите! – сказал Алексей. Все посмотрели в ту сторону. По полю цепочкой шли несколько человек. Из-за метели и быстро наступающих сумерек их было трудно разглядеть, но все же Ринат насчитал не меньше восьми. Неизвестные скрылись в той самой роще, про которую они только что говорили. С противоположной стороны от точки входа в лес они не появились.

- Двинули? – шепотом спросил Миша и увидев молчаливые кивки первым вышел в поле. Они рассыпались и цепью тихо подходили к месту.

- Ринат, Дима – вы по центру. Леха слева, я справа. На глаза им не попадаться. – послышался голос Миши в динамике. Метель еще больше усилилась, что было только на руку. Осторожно раздвигая ветви кустарника, они пробирались вглубь рощи. Неожиданно шедший чуть впереди Дима упал на снег, делая движение, чтобы Ринат последовал его примеру. Ринат незамедлительно послушал его.

- Что такое? – шепотом спросил он Диму, когда подполз ближе. Тот в ответ указал на растущий в десяти метрах впереди дуб. Сначала Ринат ничего не заметил, однако, приглядевшись внимательнее, он увидел что-то вроде помоста, на котором стоял человек. Ринат тихо выругался и зашептал в микрофон:

- Миша! Не двигайся. Наблюдатель на большом дереве. Смотрит в твою сторону. Пока вроде не заметил.

- Спасибо. - услышал он в ответ. – Уходим, ребята.

Ринат с Димой ползком начали выбираться. Короткие сумерки уже сменились темнотой. Ринат полз первым. Вдруг прямо перед ним выросли чьи-то ноги, и сверху раздался сиплый голос:

- Оп-па! Стоять! Стволы в сторону! На колени!

Ринат медленно поднялся на колени и исподлобья взглянул на неожиданно возникшего противника. Здоровый мужчина в белом маскхалате водил стволом автомата от Димы к Ринату и обратно.

- Во, попали! – Дима выругался…

- Везет нам на эти «стоять» и «лежать». – со вздохом сказал Ринат, осторожно двигая руками, пытаясь ослабить веревку, которой были стянуты руки.

- Только на этот раз все сложнее будет. Блин, база в двух километрах, а мы связанные сидим. И ведь посмотри, как устроились. Давно видать тут торчат. – в тон Ринату ответил Дима.

Ринат снова огляделся. Их поместили в какой-то гибрид шалаша и иглу. Каркас из жердей снаружи был обложен снежными блоками. На удивление внутри было тепло, даже пар изо рта не шел. У противоположной от входа стене горела свечка, еле освещая помещение. Он глубоко вздохнул и откинулся на изодранное ватное одеяло, которое им бросили вместо подстилки. Через какое-то время полог, закрывающий вход откинулся и в их «камеру» бросили Мишу. Его лицо было разбито в кровь. Он приподнялся на локте, сплюнул кровью на пол и злобно выругался в сторону входа. В это время послышалась стрельба, и все напряженно прислушались.

- Леха. Его СВД. – шепотом сказал Миша, оглядев лица друзей. Стрельба продолжалась еще какое-то время и затихла так же внезапно, как и началась. Все растерянно смотрели друг на друга, не зная, что сказать. Стены из снега заглушали голоса снаружи, но по тону разговора и доносящимся ругательствам было ясно, что Алексей ушел.

- Еще бы! – ехидно усмехнулся Дима. – КМС по лыжному спорту. Эти бараны его хрен догонят.

- Надеюсь, наши скоро будут здесь. – сказал Ринат и посмотрел в сторону входа. Полог вновь одернулся и внутрь вошел человек в маскхалате и шерстяной маске.

- Принеси что-нибудь присесть. – крикнул он на улицу. Ему тут же принесли раскладной стул. Человек сел на стул и медленно сказал:

- Вам, я думаю, понятно, что ваше положение не располагает к героизму. Так что прошу отвечать четко, ясно, а главное, правильно. Ваши жизни зависят от ваших ответов. Ясно? По глазам вижу, что ясно.

- А где вопросы-то? – нарушил минутное молчание Миша.

- Я предпочитаю говорить с каждым из вас по отдельности.

- Понятно. – угрюмо ответил Миша. – А чего ждешь?

Незнакомец промолчал. Чья-то голова показалась в проходе:

- Первого требует. Я покараулю.

- Я думаю, первым ты, болтун, пойдешь. – указал он на Мишу. – Поднимайся.

Когда Мишу увели, место на стульчике занял молодой парень с автоматом в руках. Он нервничал, поэтому все попытки говорить пресекал резким окриком. Оставив все попытки начать разговор, Ринат снова уставился в потолок. Следующим на допрос забрали Диму, Ринат остался в одиночестве. Потянулись томительные минуты ожидания. Сначала он переживал за Мишу, но понял, что того не вернули только потому, что они могли договориться между собой. Он внимательно посмотрел на своего охранника. Тот изучал переплетения жердей на потолке. Мысль о побеге мелькнула в его голове, но он тут же оставил ее: даже если получится развязать веревки и отнять автомат у охранника, то покинуть пределов этого непонятного лагеря он не сможет. Если уж их так легко взяли, то значит, их заметили еще на подходе. Он еще раз с тоской посмотрел на оружие охранника. Тут заметил его взгляд и настороженно поправил автомат:

- Даже не думай. И пяти метров не пройдешь. – злобно сказал охранник, подтвердив подозрения. В этот момент раздалась команда, чтобы выводили последнего. Ринат понял, что речь идет о нем, и неуклюже поднялся на ноги. Потолок был низкий, поэтому пришлось согнуться. Выйдя на улицу, он попытался оглянуться, но конвоир резким движением заставил его вновь пригнуться. Метель продолжала бушевать. Его проводили до такого же укрытия и втолкнули внутрь. Яркий свет фонаря ударил ему в лицо. «Как на допросе где-нибудь…» - закончить мысль он не успел. Конвоир грубо усадил его на скамейку и удалился.

- Отвечать четко и по существу. Помни, от точности и правдивости твоих ответов зависит твоя никому не нужная жизнь. – голос был спокойный, но жесткий.

- Кто вы? – спросил Ринат, пытаясь разглядеть тех, кто сидел напротив. То, что их было несколько, он не сомневался.

- Имя? – его вопрос оставили без внимания. Ринат назвался.

- Дата и место рождения?

Ринат ответил и на этот вопрос. Следующий вопрос обескуражил его:

- С какого времени состоишь в банде?

«Значит не бандиты» - отметил он про себя и вслух сказал:

- В банде не состою. Являюсь военнослужащим Российской армии. Звание – рядовой.

- Хе! – раздалось с той стороны. Что бы это значило, Ринат не понял.

- Сколько вас в городе?

- Я не склонен отвечать на данный вопрос, не узнав, кто спрашивает. – твердо ответил Ринат, однако колени подрагивали от волнения и страха.

- Отказываешься?

- Просто не уполномочен. Можете сами все узнать, придите в город, члены временного штаба вам все расскажут. А я, простите, не стану отвечать.

- Геройствовать вздумал? – в голосе неизвестного сквозила сталь.

- Никак нет. – спина и ладони вспотели.

- Остальных заводи. – сказал он кому-то. Раздалось шипение рации и ответ. Когда ввели Мишу и Диму, кто-то сдвинул фонарь в сторону. Ринат увидел, что за столом действительно сидело трое человек. Он с облегчением отметил про себя, что на всех них была военная форма. Сидевший справа человек поднялся со стула и сказал.

- Мы склонны доверять вам, однако, не на сто процентов. Двое из вас остаются здесь в качестве заложников. Один идет обратно и приглашает сюда старшего по званию. Предпринимать агрессивные действия не советую. Кто идет?

Они переглянулись между собой. Дима сказал:

- Давай, Ринат, дуй к нашим.

Спорить он не стал. Ему развязали руки и вернули лыжи и рацию. Оружие возвращать не стали. Бросив последний взгляд на поляну, занятую неизвестным отрядом, он шагнул в метель. Дойдя до опушки леса, с которой они днем наблюдали за неизвестными, Ринат попытался связаться с Алексеем.

- Здесь я. – Алексей вышел из глубины леса. – Сбежал?

Следом за ним угадывались фигуры других бойцов.

- Нет, отпустили. Где Галеев?

Через десять минут Ринат вкратце объяснил ситуацию командиру.

- Что ж. На бандитов не похожи. Глянем на наших новых друзей?

- Товарищ майор, вы бы не ходили. Мало ли что? – заметил Самсонов.

- Не волнуйся. Старшим за меня остаешься ты. – сказал он Валере. Если что – атакуйте. Ринат, ты со мной.

Их новые знакомые действительно оказались военными. Их часть, которая стояла где-то под Кировом, была поднята по тревоге, но дальнейших приказов так и не поступило. Рината удивило то, что из целого батальона их здесь было всего тридцать семь человек. Оказалось, что большая часть солдат и офицеров просто-напросто дезертировала. Конечно, были и стычки с бандами и мародерами, но эти потери были гораздо ниже. С места дислокации им пришлось уйти опять же под нажимом бандитов.

- Марат! – обратился Ринат к своему брату. – Они по трассе шли?

- Да. Ты не беспокойся, железнодорожные маршруты в любом случае на вас остаются. Ты видел их технику? Вот бы нам хотя бы один такой вездеход! – мечтательно произнес Марат.

Ринат, конечно же, видел технику. Три больших вездехода, на широких гусеницах, которые легко шли по снегу, не проваливаясь. К тому же вооруженные пулеметами. Он молча кивнул в ответ брату. Действительно такая техника им бы очень пригодилась. Хотя Галеев и попросил их помочь с перевозкой людей, а гости согласились, все же военные не собирались надолго оставаться в городе.

- Только где же они их держали? В поле их не спрячешь – мы бы заметили. – Ринат искоса посмотрел на брата.

- Да у них солярка закончилась. Километрах в десяти от того места. Зарыли под снег да и пошли дальше на своем ходу.

Следующая часть

Ваша оценка: None Средний балл: 9.4 / голосов: 95
Комментарии

Класс!!! Жду продолжения. Так держать!!! +10

это 10!

давай почаще!

_____________________________________________________

Автор благодарит алфавит за любезно предоставленные буквы.

Автор там про СВД за спиной пишет... Никогда уважающий себя снайпер не будет носить СВД на ремне сбивается прицел, в армии на ремне тока на плацу перед генералами стоят в марш бросках наилучшем амортизатором выступают руки!!! Для снайпера прицел это глаза)))

Armatura если бы он держал СВД в руках как бы он тогда шел на лыжах? второй пары рук для палок нет :)

сюжет затягивает и прогрессирует, больше описывай местность, людей и ситуацию ;)

10!

они ходят без палок. лыжи то охотничьи, широкие.

Отлично!

Как я понял , посмотрев карту, в произведении описывается город Агрыз ?

ДА неплохо быдло бы карту нарисовать а то немного непонимаю

здрасте, а Самсоново разве не убили когда бандиты нападали из под живого щита???? или я не прав лень перечитывать)))

Нет, там Санникова убили, а не Самсонова

Ребята- не забывайте, что Алексей не профессионал и таких вещей знать не может.

Из всех рассказов этот понравился больше всего.10

Чем они дышат?

как чем воздухом!!!!!!!!! химия и радиация падает после 6 дней с момента взрыва или выброса, и фонит только у отдельных зданий или строений!

Быстрый вход